Хирург широкого профиля

№ 24 от 17 июня 2015 г.

Хирург 1-го хирургического отделения Марина Герасимова в детстве не мечтала быть ни стюардессой, ни продавцом мороженого. Знала точно – станет врачом-хирургом. И её детской мечте суждено было сбыться. В свой День рождения она рассказывает читателям «ЕК» о себе и своей работе.

— Марина Владимировна, как вы пришли к врачебной профессии?
— Я родилась в 1968 году в посёлке Корф на Камчатке. В 16 лет семья переехала в Воскресенск. В 1988 году окончила Московское медицинское училище, а в 1995 году – Рязанский государственный медицинский университет по специальности «Лечебное дело». В 1996 году прошла интернатуру по хирургии. С 1995 года работала хирургом в Воскресенской районной больнице. С 2004 года работаю в Егорьевске. Делаю как плановые, так и экстренные операции.

— Были ли в вашей семье врачи?
— Один из моих прадедов был хирургом. Другой – врачом-психиатром. Довольно известным. По национальности он ассириец. Его труды печатались даже в Англии.

— Какие операции относятся к экстренным?
— Операции в связи с аппендицитами, перитонитами, кишечной непроходимостью, ущемлёнными грыжами. Операции по поводу травм живота и груди, а также повреждениями органов, связанных с ножевыми ранениями. Обычно это проникающие ранения в брюшную или плевральную полость. В таких случаях рана бывает с ровными, чёткими краями. Пострадавшие порой скрывают обстоятельства дела, говорят, что травма бытовая, что сам упал на нож. К тому же, таким ранениям сопутствует алкогольное отравление.

— Что вы относите к самым сложным случаям?
— Это ранения, полученные в результате автомобильных и мотоциклетных аварий. Среди них часто бывают сложные переломы костей таза, верхних и нижних конечностей, рёбер. Всё это, как правило, сопровождается сотрясением мозга. Каждый раз приходится решать, какую травму оперировать первой. От правильного решения последовательности операций зависит жизнь пострадавшего. К тому же, такие раны нередко загрязнены землей. Больные не подготовлены, вероятность инфекции высокая. Бывает, что к нам поступают больные с запущенным аппендицитом, кишечной непроходимостью и ущемлением грыжи. Развивается перитонит, имеющий летальность 40-50%. Поэтому, почувствовав любую боль в животе в сочетании с повышенной температурой, немедленно обращайтесь к врачу. Рвота и задержка стула также являются очень тревожными симптомами.

— Бывают ли смешные случаи в хирургической практике?

— Хирургия – не та область, где есть над чем смеяться, но случаи смешные, а порой анекдотичные, всё же бывают. Помню, как один пациент сбежал из больницы с дренажными трубками. Поймали его только в электричке Егорьевск-Москва.
Был ещё один случай – есть среди наших хирургов настоящий богатырь – Александр Васильевич Урусов. Спортсмен, очень внушительного вида. Как-то везли к нему на каталке больного. «Куда вы меня везёте?» – спросил тот. «К Урусову» – Услышав это, пациент вскочил с каталки и убежал.

— Присутствует ли в вашей работе элемент интуиции?
— Да, конечно. Она приходит после 10-15 лет работы. Предварительный диагноз, поставленный хирургом, обычно оказывается достоверным. Но успех зависит от многих факторов, в том числе и от послеоперационного восстановления. Конечно, важны и уход и лекарства, но по моим наблюдениям, в этой ситуации проявляется фактор, который я называю внутренний потенциал больного. Сюда входят и наследственность, и иммунитет, и образ жизни, и психологическая составляющая, и настрой.

— Как, по-вашему, справедлива ли пословица «В здоровом теле – здоровый дух»?

— Спрашивать это – всё равно, что выяснять, что появилось раньше – яйцо или курица? Любая хроническая болезнь меняет психику. Равно как и психика влияет на возникновение и течение соматических заболеваний. Это замкнутый круг. Например, в моей практике был случай, когда психиатр помог больной справиться с приступами хронического панкреатита.

— Какие операции не рискуют проводить в ЕЦРБ?
— Мы не берёмся оперировать, если нет условий для выхаживания больных. Например, нет возможности проводить плазмофорез, экстракорпоральную детоксикацию.

— Как вы оцениваете уровень хирургии в ЕЦРБ?
— В нашей больнице работает очень сильный коллектив хирургов и травматологов. Есть прекрасные диагносты. Вообще хочу сказать несколько слов об уровне русской и советской хирургии. Она всегда была сильна ручной работой. Ведь и само слово «хирургия» переводится с латыни как «рукодействие», «рукоделание».
Огромный шаг вперёд наша медицина сделала в годы Великой Отечественно войны, когда через фронтовые и эвакуационные госпитали прошли миллионы раненых. Часто врачи работали в экстренных ситуациях, например, на сортировке, когда за считанные секунды надо было определить, кого из раненых первым класть на операционный стол. Позднее люди с бесценным опытом военно-полевой хирургии стали преподавателями медицинских институтов и долгие годы передавали свои знания новым поколениям отечественных врачей.
За рубежом хирург – часто узкий специалист, специализирующийся на той или иной операции в соответствии с установленными стандартами. В России хирург – это, как правило, универсал.


Редакция «ЕК» сердечно поздравляет хирурга 1 категории Марину Владимировну ГЕРАСИМОВУ с Днём рождения, а весь коллектив ЕЦРБ с Днём медицинского работника.

Записал А. Марков. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *