Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Подводные лодки типа «С»

Описание конструкции

По архитектуре субмарины IX и IX-бис серий представляли собой полуторакорпусные подводные лодки смешанной конструкции, у которых прочный корпус был клепаным, а легкий — сварным. Причем в процессе серийной постройки доля сварных конструкций все увеличивалась: начиная с С-21 изготовление прочного корпуса также выполнялось по этой технологии.

«Эска» имела семь отсеков; три из них являлись отсеками-убежищами и отделялись сферическими водонепроницаемыми переборками, рассчитанными на давление 10 атмосфер (такая компоновка корпуса в отечественном флоте применялась впервые). Конструкцию прочного корпуса отличала высокая технологичность — главным образом, за счет отказа от разноса стыков и пазов и упрощенной формы цилиндрических и конических секций. Прочная рубка была овальной, благодаря чему уменьшалась ее ширина и, соответственно, сопротивление воды при движении под водой.

Над прочным корпусом возвышалась проницаемая (то есть заполнявшаяся забортной водой через шпигаты) надстройка. Палубные цистерны не предусматривались, Девять цистерн главного балласта объединялись в носовую (4 шт.), среднюю (2 шт.) и кормовую (3 шт.) группы. Цистерны (уравнительная и быстрого погружения) были вынесены за пределы прочного корпуса, причем первая разделялась на две части, Внутри прочного корпуса располагались лишь дифферентные цистерны.

Система всплытия подлодки при своей простоте отличалась высокой эффективностью. Балластные цистерны осушались не насосами, а отработанными газами дизелей или сжатым воздухом системы аварийного продувания. Запас сжатого воздуха хранился в 14 баллонах емкостью по 410 л, расположенных в проницаемой надстройке.

Все цистерны главного балласта, кроме кормовой, оснащались кингстонами оригинальной схемы. Кингстоны имели пневматический привод и были выполнены в виде уравновешенных захлопок, у которых одна часть входила внутрь балластной цистерны, а другая — наружу. Такая конструкция показала себя вполне эффективной, но она обладала недостатком: выступавшие за пределы легкого корпуса захлопки создавали дополнительное сопротивление, что вынуждало плавать под водой с закрытыми кингстонами. Частично этот недостаток компенсировали специальные трубы, уравнивающие давление в цистерне с забортным.

Главные двигатели надводного хода на лодках С-1 и С-2 — шестицилиндровые четырехтактные бескомпрессорные реверсивные дизели M6V49/48 немецкой фирмы MAN. Они оснащались системой механического наддува и развивали мощность 2000 л.с. при 465 об/мин. На субмаринах серии IX-бис применялись восьмицилиндровые четырехтактные нереверсивные дизели 1Д производства Коломенского завода. Они имели такую же мощность при чуть больших оборотах (470 об/ мин), но оснащались более прогрессивной системой газотурбинного наддува по патенту Бюхи. Монтаж отечественных двигателей потребовал существенных переделок: диаметр газоотвода пришлось увеличить с 360 до 420 мм, полностью изменили топливную, масляную, водяную и воздушную дизельные системы. Кроме того, во избежание попадания забортной воды на горячие лопатки газовой турбины агрегата наддува, в газоотводной трубе лодок серии IX-бис установили специальную управляемую захлопку.

Главные электродвигатели на всех «эсках» были отечественного производства - двухякорные электромоторы ПГ72/35 Ленинградского завода «Электросила» мощностью по 550 л.с. при 275 об/мин. На линии вала устанавливались фрикционные разобщительные муфты типа «Бамаг».

Аккумуляторная батарея включала в себя 124 элемента 38-МАК-760 немецкой фирмы АРА (IX серия) либо элементы типа «С» отечественного производства (IX-бис), приборов для сжигания водорода в проекте фирмы «Дешимаг» не предусматривалось (в то время у немцев их не было вообще), но все серийные «зеки» оснастили отечественными приборами К-5.

Весьма удачными по конструкции оказались аккумуляторные ямы, расположенные во втором и четвертом отсеках. Принятый в нашем флоте центральный проход отсутствовал — вместо него применялись специальные подвесные тележки, перемещаясь на которых, электрик мог дотянуться рукой до любого аккумулятора. Такое решение позволило уменьшить объем аккумуляторных ям и за счет этой экономии улучшить комфортабельность находившихся выше жилых помещений.

Электрическая система была относительно простой (например, отсутствовали принятые на других наших подлодках распределительные и отсечные подстанции), но хорошо продуманной и надежной. Все отверстия для кабелей в переборках закрывались так называемыми кабельными коробками и заливались специальной мастикой, способной выдержать давление до 10 атм. В целях пожаробезопасности электрические предохранители были пробковыми и находились в герметичных футлярах с быстрооткрывающимся затвором.

Управление вертикальными и горизонтальными рулями было двойным — электрическим (системы Вард-Леонарда) и ручным. Электрические посты управления находились в центральном посту и в боевой рубке, ручные — в центральном посту и кормовом отсеке. Переход с электрического управления на ручное осуществлялся пневматическим приводом. Приборами — стабилизаторами глубины, сильно облегчавшими труд рулевого-горизонтальщика, наши лодки не оснащались. Уже в ходе войны флот получил 15 комплектов таких стабилизаторов типа «Спрут», но большинство из них досталось субмаринам типа «М».

Интересная особенность подводных лодок типа «С» - конструкция кормовой оконечности, так называемых волнорезов. Вместо принятых в то время поворотных щитов был установлен оригинальный барабан-обтекатель с нишами под кормовые торпедные аппараты. В походном положении ниши уходили в надстройку, благодаря чему корма приобретала плавные обводы. Перед выстрелом барабан поворачивался, открывая торпедные аппараты.

Торпедное вооружение — шесть 533-мм аппаратов: четыре носовых и два кормовых. Длина каждого — 7,7 м, толщина стенок трубы — 9 мм. Выстрел торпедой допускался с глубины до 15 — 17 м, после модернизации в послевоенное время - до 30 м. Накануне войны на «зеках» начали устанавливать систему беспузырной торпедной стрельбы (БТС), предусматривавшую выпуск воздуха из торпедной трубы не наружу, а внутрь прочного корпуса. Система БТС существенно повышала эффективность торпедной атаки, так как не демаскировала подлодку в момент выстрела (воздушный пузырь мог быть обнаружен неприятелем) и, кроме того, за счет наличия специальной торпедозаместительной цистерны исключала возможность выскакивания лодки на поверхность после торпедного залпа из всех аппаратов.

Из приборов управления торпедной стрельбой имелся лишь ночной прицел ЛН, жестко закрепленный на поручнях ограждения рубки. Разработанные в ходе войны автоматы торпедной стрельбы ТАС-Л предназначались лишь для подлодок типа «Л» и «К», да и те были приняты на вооружение только в послевоенное время.

Основным оружием «эсок» в годы Великой Отечественной войны были 533-мм двухрежимные парогазовые торпеды 53-38. Они имели длину 7,2 м, вес 1615 кг, вес боевой части 300 кг (Для торпеды 53-38У соответственно 7,45 м, 1725 кг и 400 кг). Дальность их хода составляла 4000 м при скорости 44,5 узла, второй режим - 8000 м при 34,5 узла или 10 000 м при 30,5 узла. Летом 1941 года на вооружение флота поступила новая скоростная торпеда 53-39 (длина 7,49 м, вес 1800 кг, вес заряда 317 кг, дальность хода 4000 м при скорости 51 узел), но из-за начавшейся войны массового производства этого грозного оружия организовать не удалось. Применение торпед 53-39 ограничилось 18 единицами. С конца 1942 года торпеды начали оснащать неконтактными взрывателями НВС (из 1559 торпед, выпущенных нашими подводниками за годы войны, 243 имели взрыватели НВС), однако те оказались склонными к самопроизвольному срабатыванию — особенно в условиях Севера. Да и в целом надежность отечественных торпед оставляла желать лучшего. Так, из 11 торпед, выпущенных подлодками в ходе советско-финской войны, 4 изменили курс или глубину движения.

В 1942 году на вооружение советского ВМФ приняли первую отечественную бесследную электрическую 533-мм торпеду ЭТ-80 (длина 7,49 м, вес 1800 кг, вес боевой части 400 кг). Дальность хода при скорости 29 узлов достигала 4000 м. В боевых действиях торпеды ЭТ-80 начали применяться лишь с 1944 года (выпущено 16 штук, все с лодок типа «С»), но по целому ряду причин они не принесли ожидаемого эффекта. Более широкому использованию электроторпед мешали отсутствие необходимой документации и предубеждение личного состава, основанное на фактах самопроизвольного взрыва их аккумуляторных батарей (в 1944 году два таких случая произошли в мастерской и один — на борту С-101).

Артиллерийское вооружение подлодок типа «С» — 100-мм артустановка Б-24-ПЛ и зенитный 45-мм полуавтомат 21-К. Первая представляла собой неуниверсальную пушку со скрепленным стволом, клиновым затвором, ручной подачей, досылкой и наведением. Максимальный угол возвышения ствола составлял 45°, вес снаряда 15,8 кг, начальная скорость снаряда 872 м/с, наибольшая дальность стрельбы 118,5 кбт, техническая скорострельность 12 выстр./мин. Общая масса артустановки равнялась 5,5 т, расчет - 5 человек.

Полуавтоматическая 45-мм артустановка 21-К являлась одной из самых распространенных систем советского ВМФ предвоенного времени. Она имела максимальный угол возвышения ствола 85°, досягаемость по высоте 6000 м, скорострельность до 25 — 30 выстр./мин. Вес снаряда составлял 1,41 кг, его начальная скорость - 760 м/с.

Прочная рубка подлодок типа «С» оснащалась двумя перископами - командирским ПА-7,5 и зенитным ПЗ-7,5. Необходимо отметить, что лодки XIV и XIII серий имели 8,5-метровые перископы, а последние «щуки» X серии — даже 9-метровые. Для подъема перископов служил гидравлический привод, более надежный и бесшумный по сравнению с применявшимся ранее пневматическим.

Средства связи на первых серийных «эсках» включали в себя радиопередатчики «Окунь» и «Щука», радиоприемники «Дозор» и «Метель», приемопередатчик (радиофон) «Рейд». Позже дополнительно установили радиопеленгатор «Бурун-М», а радиоприемники на части лодок заменили на «Вихрь» и «Пургу». В конце 1943 - начале 1944 годов некоторые «зеки» получили перископные антенны «ВАН-ПЗ», позволявшие принимать радиосообщения на перископной глубине. Кроме того, на всех кораблях имелись шумопеленгаторы «Марс» и приборы звуковой подводной связи «Сириус» или «Вега». В 1943 — 1944 годах все североморские «эски» (кроме С-15, С-16 и С-103), балтийская С-13 и, по некоторым данным, С-4 оснастили английскими гидролокаторами «Асдик» (в нашем флоте обозначались как «Дракон-129»). Первый отечественный гидролокатор «Тамир-5Л» предназначался для подлодок XVI серии, но его разработка была завершена лишь после войны, да и его характеристики заметно уступали тому же «Асдику». А вот установить на субмаринах радары в нашем флоте в годы войны даже не пытались.

Маневренные качества подводных лодок типа «С» считались вполне удовлетворительными. На полном ходу в надводном положении субмарина разворачивалась на 180° примерно за 3 мин; диаметр циркуляции при этом составлял 1,7 кбт. На экономическом ходу тот же маневр выполнялся за 4 мин (положение руля в обоих случаях - 30°). Под водой лодка разворачивалась на 180° при положении руля 15° на 6-узловой скорости за 9 мин, на 3-узловой скорости — за 12 мин; диаметр циркуляции при этом составлял соответственно 5 и 5,6 кбт (Данные испытаний подводной лодки С-101). Время перехода из крейсерского положения в позиционное занимало 25 с, из позиционного в боевое -15 — 20 с, из крейсерского в боевое — 48 — 50 с (для сравнения: германские лодки VII серии погружались из крейсерского в боевое за 25 — 28 с, отечественного типа «Л» и «Д» -за 120 с).

Подводные лодки серий IX и IX-бис оснащались сетепрорезателями нового типа, оказавшимися более эффективными, чем ранее применявшиеся в нашем флоте. В неопубликованных воспоминаниях видного кораблестроителя профессора С.А.Базилевского приводится любопытный факт: во время испытаний на Кронштадтском рейде одна из «эсок» случайно перерезала якорную цепь находившейся поблизости землечерпалки, причем командир подводного корабля даже не заметил этого! Однако уже в ходе войны выяснилось, что пила на форштевне может успешно перерезать лишь один горизонтальный стальной трос противолодочной сети, что было явно недостаточно для успешного преодоления заграждения. Поэтому в конце Великой Отечественной войны сетепрорезатели с лодок начали снимать.

Экипаж «эсок» по штату насчитывал 45 человек: 8 офицеров, 16 старшин и 21 рядовой. Позже на некоторых лодках численность экипажа увеличилась на 1 — 2 человека — главным образом, из-за необходимости иметь дополнительных операторов радио- и акустической аппаратуры.