Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

А.С. Павлов. Гремучие змеи океанов

Как рождались "Гремучие змеи"

Советские военно-морские специалисты, изучая и анализируя опыт второй мировой войны, пришли к однозначному решению: с развитием авиации альтернативой авианосцам могут быть только подводные лодки, представляющие серьезную угрозу в океане для любого противника, решая при этом большинство задач, включая и реальное устрашение. Этот вывод подкрепился созданием в нашей стране атомоходов, которые воплощали в себе концентрацию мощи и силы, скрытности и маневра. В 1955 году Н. Хрущев заявлял: "Только подводные лодки, вооруженные управляемыми ракетами, наилучшим способом отвечают требованиям, предъявляемым к морским операциям". Через некоторое время и к нам пришло осознание того, что без надежного воздушного прикрытия и обеспечения даже подводные лодки (особенно с ракетами, которые стартовали из надводного положения) при возросших возможностях ПЛО теряют свои преимущества и превращаются из грозного противника в обычную мишень. Но это мы с вами знаем сейчас, а тогда возможности атомных подводных лодок намного превышали возможности противолодочных средств и новые корабли представляли собой очень серьезную угрозу. Все было логично.

С позиций сегодняшнего дня очевиден тот недостаток, что в отличие от США, где в управлении кораблестроения ВМС (затем Командование систем кораблестроения) сосредотачивалось исследование, проектирование, строительство и испытания всех кораблей основных классов, у нас в стране функционировала система самостоятельных конструкторских бюро. Поскольку о настоящем конкурентном подходе к проектированию кораблей не было речи, приходилось распределять нагрузку на них поровну. В июне 1958 года был объявлен конкурс между КБ на создание четырех проектов лодок второго поколения По трем проектам (в том числе и 670) конкурс выиграло СКВ-143. Пришлось Министерству махнуть рукой на результаты конкурса и раздавать "сестрам по серьгам" - ЦКБ-18 дали в качестве направления атомные ракетоносцы стратегического назначения, СКБ-143 стало специализироваться на атомных торпедных лодках, а подключившееся к конкурсу сормовское СКБ-1 12 "Судопроект" стало заниматься атомоходами с крылатыми ракетами. Причем специализация последнего определилась не сразу: вначале предполагалось 670 проект строить как атомную малую торпедную лодку.

У СКБ-143 была логичная и верная идея в одном базовом корпусе спроектировать корабли различного назначения, как в Америке, где методом врезки ракетного отсеко в корпус АПЛ типа "Скипджек" получился "Джордж Вашингтон". На это Минсудпром, в чьем ведении были КБ, не пошел, поэтому естественно, отсутствие настоящей конкуренции и параллельность в работе разных КБ непременно должна была привести, с универсализацией оружия, к появлению сходных по назначению и возможностям, но разных по конструкции проектов со всеми вытекающими отсюда неудобствами. Мало того, ЦКБ-18 наряду со стратегическими ракетоносцами стало разрабатывать и дизельные торпедные лодки, ЦКБ-16 занималось проектами лодок и с баллистическими, и с крылатыми ракетами, а СКБ-112 начало создавать атомные торпедные лодки. Все перемешалось, и специализации в итоге не получилось.

Но тогда другого пути, скорее всего, не было: военно-политические структуры, а с ними вместе и судостроительная промышленность СССР с огромным напряжением шли к паритету с США. Стратегические ракетоносцы были нужны — это ясно. Вопросы противолодочной обороны на путях патрулирования лодок США решались торпедными лодками — тоже логично. И, наконец, целый тип атомоходов предназначался для борьбы с мощными авианосными соединениями при помощи крылатых ракет — и здесь другого варианта не предвиделось при отсутствии у нас крупных ударных ракетных кораблей и тем более авианосцев. Дело упиралось лишь в количество лодок. Именно поэтому размещение заказов на атомоходы в Горьком следует считать мерой вынужденной, а последующее сворачивание производства — явлением закономерным. Хотя были и плюсы — так, упрощало строительство то обстоятельство, что в Горьком располагался завод по изготовлению атомных реакторов (директор В.Д. Максименко) и вообще все контрагенты были намного ближе к верфи, нежели в Северодвинске или, скажем, в Комсомольске на Амуре. Ну, и на случай атомной войны "лишняя" верфь в глубине страны не помешает.

С другой стороны, отсутствие эффективных средств и методов борьбы с подводными атомоходами и ракетами в начале 60-х годов породили у наших специалистов переоценку возможностей не только ракетно-ядерного оружия, но и средств их доставки. Считалось, что АУГ или крупный конвой вероятного противника можно будет уничтожить одной подводной лодкой или группой самолетов-ракетоносцев, без какого-либо обеспечения или прикрытия. Но когда в военных научных исследованиях стали прорабатываться способы ведения боя против условного противника, обладающего "непробиваемой" обороной, стало понятно, что все не так просто, боевая устойчивость АУГ значительно выше, чем считалось, и что ПЛА с ракетами надводного старта вряд ли смогут выполнить свою основную задачу в первом эшелоне. К тому времени американцы уже начали менять концепцию обороны - вместо охраны одиночных судов и конвоев переходить к контролю над морем. Они даже планировали поставить условие топить (в мирное время) любую невсплывшую обнаруженную подводную лодку, но это настолько нарушало Женевские соглашения о свободе мореплавания, что, конечно же, не "прошло".

Сегодня кажется абсолютно понятным, что нужно было как можно скорее уходить от надводного старта к подводному, но в начале 60-х все было иначе. Небольшой диалог (с начальником кафедры подводных лодок) из воспоминаний А.П. Михайловского: "...Надводный старт, а также необходимость управления крылатыми ракетами в полете, в сочетании с большой шумностью лодок делает их весьма уязвимыми, во всяком случае, на расстоянии двух сотен километров от атакуемого противника.

— Мы создали, к сожалению, не поколение "подводных авианосцев", а серию "ревущих коров", как называют эти лодки американцы говорил Хияйнен, — нужен старт из-под воды в сочетании со значительным увеличением дальности полета ракет и резким снижением уровней шумности лодок. Я понимаю, это большие деньги и ответственность конкретных людей, но иначе нам удачи не видать.

Далее Лев Петрович поведал о том, как доказывал все это в Генеральном штабе и перед руководством Военно-Морского флота, но натолкнулся на непонимание, более того - на резкое неприятие своих идей. Рассказывал, как его обвинили чуть ли не в очернительстве боевой мощи и славных традиций флота, как Главнокомандующий С.Г. Горшков перестал здороваться, а новый начальник Академии, адмирал А.Е. Орел стал предвзято относиться не только к нему лично, но и к подводной кафедре .

Но лучше поздно, чем никогда — С.Г. Горшков вскоре и сам пришел к подобным выводам и энергично взялся за реализацию новой тактики лодок.

К тому времени, когда решили строить атомные ракетоносцы в Сормово, уже имелся трагический и героический опыт, приобретенный в период освоения атомной энергетики на лодках первого поколения, но зато были разработаны АЭУ второго поколения, электрооборудование на переменном токе, новые технические средства, в 1961- 1962 г. проведены испытания ракеты "Аметист" с подводным стартом со специального стенда и переоборудованной дизельной лодки проекта 61 ЗА (позднее 61 ЗАД), пробы и ошибки в основном уже были пройдены. Из опыта службы стало понятно, что дальнейшее строительство подводных лодок первого поколения с крылатыми ракетами П-6 для надводного старта бесперспективно и нужны более скрытные корабли с подводным стартом ракет.

Решение именно такой задачи и было поручено СКБ-112. В качестве предметного прототипа для сормовцев послужила многоцелевая атомная подводная лодка проекта 661. Этот корабль, строившийся в Северодвинске с 1963 по 1969 год по чертежам ЦКБ-16, был во всех отношениях уникальным - здесь не разрешалось применять уже освоенные технические средства, оборудование, автоматику - только новое, только перспективное. Этим хотели, как бы обогнать время, создать максимально большой задел для крупносерийного строительства на многие годы вперед. Очень широкий шаг вперед удался лишь частично: к тому времени, когда лодка все же была построена, она, к сожалению, по части многих требований уже не удовлетворяла ВМФ — к тому же, вступали в строй менее дорогие, менее шумные лодки с подводным стартом ракет, проекта 670, созданные в Горьком.

Для ленинградских конструкторов было настоящим шоком то, что не их обладатель "голубой ленты", а Сормовский проект пойдет в серию и они повели массированную атаку в защиту своей лодки. Инициативные и альтернативные проработки, закулисная борьба — все это длилось несколько лет, в результате было решено не улучшать 661, а создавать новый, значительно более мощный подводный крейсер с ракетами "Гранит", ныне известный нам как проект 949...

Не обладающие суперхарактеристиками, не выделяющиеся гигантскими размерами, не получившие звучных юбилейных названий, лодки проекта 670 незаслуженно оттеснены на второй план, даже вполне героические походы и дела в период их напряженной службы оставались в тени. С 25 июля 1977 года их из крейсерских переклассифицировывали в большие, с изменением индекса на "Б", затем с января 1978 возвратили статус крейсерских, а в 1991-92 уже окончательно они низводятся до "больших" со всеми вытекающими последствиями — оплатой, престижем и т.д. В одночасье их вывели в отстой, списали — пройдет

совсем немного времени и может статься, что в славной истории Советского ВМФ им и места не останется... Не берусь назвать все фамилии, полностью раскрыть все тонкости конструкции и перипетии службы — задачей данного труда считаю краткое ознакомление с удачным проектом, с "гремучими змеями" морей и океанов, как их опасливо называли моряки флотов, противостоящих нам на морских дорогах в 70-е годы.

 

 

контрольные физика дипломы на заказ. дипломная на заказ в Москве