Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

И.Ф. Цветков. Линейные корабли типа «Севастополь» (1907-1914 гг.). Часть I. Проектирование и строительство

Создание башенных установок

Проектирование и постройка башенных установок для русских линкоров — особая страница в истории корабельной артиллерии.

Еще при разработке основные элементов этих кораблей в апреле 1907 г. МГШ отмечал, что "минимум артиллерийской силы линейного корабля определяется силой противника, каковая в настоящее время считается как десять 12-дм (305-мм) пушек". Так как стремились создать более сильный корабль, чем у противника, естественным было желание увеличить число орудий главного калибра и количество башенных установок. Однако разместить на палубе корабля такое количество двухорудийных башен, обеспечить им оптимальные секторы обстрела на оба борта практически не представлялось возможным. При стрельбе всем бортом часть башен противоположного борта неизбежно оставалась в так называемом материальном резерве, т. е. не могла стрелять из-за наличия надстроек в средней части корабля. Так возникла идея создания трехорудийных башенных установок.

В России эта идея обрела реальность, когда Морское министерство решило увеличить количество 305-мм орудий до двенадцати. Непосредственным толчком к разработке трехорудийных башен послужило донесение русского военно-морского агента (атташе) в Германии от 21 июня 1907 г. "Во время последнего пребывания в Киле, — сообщал он, — из достоверных источников удалось установить, что новые германские броненосцы будут иметь по шестнадцать 12-дм (305-мм) орудий, расположенных в шести башенных установках, причем средние четыре башни будут иметь по три орудия, а носовые и кормовые — по два. Намеченное водоизмещение кораблей в 18 750-19 000 т остается без изменения." Копия этого донесения сразу же была направлена Металлическому заводу и сопровождена просьбой дать обоснованный отзыв, "представляют ли такие башни какие-либо преимущества в отношении веса установки, приходящегося на одну пушку, и в отношении быстроты заряжания".

В то время Металлический завод занимался проектированием и сооружением артиллерийских башен для 305-мм орудий длиной 40 калибров линейных кораблей типа "Андрей Первозванный". Одновременно завод по своей инициативе под руководством инженера Н.Д. Лесенко исследовал возможность размещения 305-мм пушек в трехорудийных башнях. Уже в начале августа 1907 г. была выслана в Морское министерство сравнительная таблица ориентировочных масс, приходящихся на одну пушку в двух- и трехорудийных башенных установках. Выигрыш в массе на одну пушку в трехорудийных башнях, по данным расчетов, составлял 15 %. Общая масса трехорудийной башенной установки, по сравнению с двухорудийной, увеличивалась на 25-30 %. Время заряжания при этом оставалось прежним.

В октябре 1907 г. Металлический завод по требованию МТК представил общий чертеж трехорудийной башни, на котором были показаны все наружные размеры и масса частей установки.

Для возможности выбора проекта, наиболее полно удовлетворявшего требованиям технических условий, в марте 1909 г. МТК объявил конкурс на создание башенной установки для строящихся линейных кораблей. Так, независимо от зарубежных разработок, началось создание трехорудийных башен в России. К участию в конкурсе были привлечены русские (Металлический, Путиловский, Обуховский, Николаевский) и лучшие заграничные заводы Виккерса (Англия), Круппа (Германия), "Шиейдер-Крезо" (Франция) и "Шкода" (Австро-Венгрия). Одновременно рассылались технические условия на проектирование башен, разработанные артиллерийским отделом МТК.

МГШ сразу же весьма критически отнесся к проведению конкурса. По его мнению, в технических условиях отсутствовало главное — критерий, по которому следовало оценивать качество проектов, не указывались также элементы установок, подлежащие усовершенствованию. МГШ считал, что основной критерий, по которому должен выбираться проект, — это скорострельность данной установки.

В технических условиях на проектирование говорилось, что "время, необходимое для заряжания всех орудий в пределах углов возвышения от —5° до +15° от залпа до залпа, не должно превосходить 40 с, считая, что на открывание и закрывание замка требуется 5 с. По словам одного из членов Морской исторической комиссии, работавшей в 20-х гг., А.Е. Колтовского, "такое задание... не только не заставляло двигаться вперед в усовершенствовании башенных установок, но даже не обязывало к использованию достигнутых техникою успехов, так как установки 12-д.м (305-мм) орудий кораблей "Андрей Первозванный" и "Иоанн Златоуст" давали возможность производить полное заряжание в течение 36 с". В английском флоте время открывания замка 305-мм орудий достигало 4 с. В МТК имелись об этом сведения, но, по-видимому, руководству артиллерийского отдела МТК было недосуг проанализировать и обобщить современные достижения техники. Несмотря на это, Металлический завод, как заявил ведущий конструктор башен Н.Д. Лесенко, брал на себя обязательства довести скорострельность башенных установок в своем проекте до двух залпов в минуту.

Условия конкурса предписывали к 15 апреля 1909 г.представить в МТК проект трехорудийных башенных установок "со всеми общими чертежами одной из них, ее отдельных механизмов и устройств, с подробными расчетами действующих усилий и вызываемых ими напряжений, с ведомостями весов и подробным описанием проекта". Фактически как Металлический завод, так и другие заводы к разработке своих проектов приступили значительно раньше официального приглашения участвовать в конкурсе. Технические условия на проектирование и другие сведения были сообщены им задолго до объявления конкурса.

В соответствии с требованиями технических условий все чертежи должны были разрабатываться настолько подробно, чтобы при их рассмотрении не понадобилось представления дополнительных эскизных чертежей. Конкурирующие заводы обязывались нести полную ответственность за массовые и габаритные характеристики частей башенных установок, изготовляемых не только ими, но и другими предприятиями, в том числе поставлявшими комплектующие изделия. Вместе с чертежами башни представлялись чертежи подкреплений с подробными расчетами, подтверждавшими возможность установки спроектированных башен на корабле.

Одновременно заводы обязывались сообщить в ГУКиС цену и сроки готовности каждой башни для первого корабля, а также заявить цену на опытную башенную установку с обязательством изготовить и испытать ее на Охтинском полигоне под Петербургом и сдать в полном комплекте к 1 июня 1910 г. Броня для опытной башни должна была изготовляться заводом — строителем башни. При этом для удешевления и ускорения работ разрешалось броню вращающейся части башни, рубок командира и перископических приборов выполнять из чугунного литья, а крышу и подшивку — из железа или простой стали. Массовые характеристики брони из чугунного литья не должны были отличаться от характеристик брони корабельных башен.

Для рассмотрения проектов и их сравнительной оценки назначался срок один месяц. Морское министерство оставляло за собой право "воспользоваться из проектов других конкурирующих заводов всеми деталями устройств и механизмов, которые сочтет полезным для внесения их в проект, признанный лучшими. В свою очередь, тот завод, чей проект признавался наилучшим, был обязан включить в него все изменения, которые сочтет нужным внести МТК. Этот переработанный проект башни, одинаковый для всех кораблей, должен был содержать общие сборочные чертежи башенных установок" отдельных механизмов и устройств, а также снарядных и зарядных погребов, системы подачи боеприпасов.

Переработанный проект вновь представлялся на конкурс для заявления цен и сроков постройки башен для остальных трех кораблей. Эти документы высылались в ГУКиС к 15 июня 1909 г. Крайний срок доставки готовых башен на корабль и предъявления их к испытаниям стрельбой устанавливался не позже 1 июня 1912 г.

Для успешного проведения работ по расточке погонов заводы — изготовители башен указывали требования, которые следует соблюдать при клепке жестких барабанов на корабле.

После рассмотрения представленных на конкурс проектов трехорудийных башенных установок МТК в июне 1909 г. уведомил Металлический завод, что его проект признан лучшим.

Главным достоинством этого проекта являлись высокая скорострельность и хорошая точность горизонтального и вертикального наведения. Металлический завод сдержал свое обязательство и довел скорострельность трехорудийной башни до двух выстрелов в минуту. Этого удалось достичь благодаря удобной компоновке механизмов и устройств как внутри башен, так и в снарядном и зарядном погребах, малому времени открывания и закрывания замка орудия, удобной конструкции элеваторов и высокой скорости подачи боеприпасов. Важным новшеством, введенным заводом в механизмы вертикального и горизонтального наведения, был гидравлический регулятор скорости (муфта Дженни). Благодаря ему резко повысилась надежность работы электрической части механизмов наведения за счет отказа от многочисленных контактов и реле, с помощью которых ранее ступенчато изменялась частота вращения электродвигателей.

Тем не менее МТК сделал ряд замечаний по проекту башни, в соответствии с которыми Металлический завод внес изменения в чертежи. Червячная передача в механизме вертикального наведения была заменена зубчатым сектором, зарядные погреба расположили ниже снарядных. Завод изменил размещение постов вертикальной наводки, расположив их по одну и ту же сторону от пушек, броневые переборки между орудиями продолжил по всей длине башни, лебедки ручной подачи снабдил электродвигателями небольшой мощности. Угловые стыки броневых плит были закруглены по минимальным радиусам, чтобы контуры вращающихся частей башен имели форму, типичную для башен русского флота. Некоторые изменения были внесены в станки 305-мм орудий. В частности, уменьшено давление в компрессорах накатника и увеличена длина отката.

Внесенные в проект изменения вызвали увеличение массы башенной установки в общей сложности на 23 т. Эта перегрузка частично компенсировалась разностью между массой установки, заданной в технических условиях (780 т), и массой спроектированной башни (769,4 т). Оставшуюся перегрузку Металлический завод обязался устранить, снизив массу отдельных башенных деталей и механизмов.

В августе 1909 г. на Совещании по судостроению представитель завода А.Г. Дукельский предъявил расчеты стоимости трехорудийных башенных установок, а также расценки уже построенных башен для корабля "Андрей Первозванный". После обсуждения цена 1 млн. 175 тыс. руб. за одну башню, заявленная Металлическим заводом, была признана вполне обоснованной.

В соответствии с решением, принятым Совещанием 2 октября 1909 г., изготовление опытной башенной установки для Охтинского полигона отменялось. Металлический завод получал заказ на четыре башни для линейного корабля "Севастополь" по заявленной цене. Создание четырех башен для второго корабля — "Петропавловск" по чертежам Металлического завода поручалось Обуховскому заводу.

На изготовление оставшихся восьми башен по тем же чертежам объявлялся в июне 1910г. конкурс цен и сроков, на который приглашались Металлический, Обуховский, Путиловский и Николаевский заводы. В результате заказы на башенные установки для последних двух кораблей "Полтава" и "Гангут" по цене 1 млн. 60 тыс. руб. за одну башню были распределены в сентябре 1910г. между Металлическим и Путиловским заводами.

Разница в 460 тыс. руб. между стоимостью башенных установок для первого и второго кораблей фактически составила премию для Металлического завода за лучший конкурсный проект трехорудийной башни.

Договор Морского министерства с Металлическим заводом на постройку четырех башенных установок для линейного корабля "Севастополь" был заключен в августе 1910 г. Согласно ему, завод гарантировал, что масса каждой башни с орудиями, броней, всеми устройствами и механизмами не будет превышать 773 т.

Впервые в договоре предусматривались штрафы за избыточную массу до 60 тыс. руб. В связи с изменением сроков готовности корабля почти на год Металлический завод обязывался сборку башен закончить к 1 мая 1914 г. при условии, что корабль все время будет находиться на Балтийском заводе. Предварительно следовало полностью собрать одну из башенных установок в цехе завода и предъявить ее представителям Морского министерства, а для приближения к корабельным условиям сборку осуществлять, также впервые, со штатными орудиями, а не с болванками. Кроме того, завод должен в отличие от предыдущих заказов изготовлять детали и части башен в порядке, необходимом для их сборки на корабле. Как оказалось впоследствии, это требование договора имело огромное значение, именно благодаря ему удалось собрать башни на кораблях к осени 1914 г.

7 мая 1911 г. под председательством начальника артиллерийского отдела МТК генерал-майора А.Ф. Бринка было созвано совещание представителей Обуховского, Ижорского, Металлического и Путиловского заводов. Присутствовавший на совещании начальник Обуховского завода генерал-майор Р.К. Меллер гарантировал, что последнее, сорок восьмое, 305-мм орудие будет поставлено в июне 1913 г. Тогда, чтобы ускорить сроки их постройки, МТК предложил испытывать по три станка одновременно на трех заказанных Металлическому заводу платформах Морского полигона. Представители заводов согласились с этим предложением, а начальник Обуховского завода гарантировал соблюдение новых сроков.

В связи с началом первой мировой войны Металлическому заводу было предложено принять все меры, чтобы сдать башни для линкора "Севастополь" не позже 15 августа, а линкора "Полтава" — не позже 1 сентября 1914г. Для ускорения работ Морское министерство решило оставить только те взаимозамкнутости механизмов башни из предусмотренных проектом, которые предупреждают несчастные случаи с прислугой башни и крупные поломки, ведущие к выходу ее из строя. Этим разрешением воспользовались Обуховский и Путиловский заводы, а Металлический успел установить все штатные взаимозамкнутости (Взаимозамкнутость— система механической автоблокировки для предупреждения нарушений в очередности действий по боевому обслуживанию артиллерийской установки).

Чтобы еще более ускорить изготовление башен для линейных кораблей типа "Севастополь", заводам разрешалось с 24 июня 1914 г. снимать рабочих, занятых на сборке башенных установок строящихся линейных крейсеров типа "Бородино". 31 июля в виду военного времени Морское министерство потребовало от заводов полного прекращения работ по частным заказам и предложило принять "самые решительные меры для своевременного окончания работ по трехорудийным башенным установкам".

Как и предписывалось договором, первая башня, изготовленная Металлическим заводом, была собрана в цехе и подверглась всесторонним испытаниям в присутствии представителей Морского министерства. Эта башенная установка в течение долгого времени находилась на заводе в собранном виде. Все обнаруженные офицерами ГУК, флота и МГШ недостатки в ней были устранены. Таков был общий порядок проектирования, распределения заказов и внесения изменений в первоначальный проект башенной установи и для линкоров.