Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

P.M.Мельников. Первые русские миноносцы

38. Морской устав, статья десятая

Регламентируя порядок службы и обязанности служащих на флоте, статья десятая во всех неоднократно менявшихся изданиях Морского устава, от 1885 до 1914 года, сохраняла свою формулировку неизменной. И звучала она так: "Все чины флота во всякое время и при всех обстоятельствах должны вести себя так, чтобы поддерживать честь русского имени и достоинства русского флага". И для тех, кто всерьез веровал в воинскую честь и служил по долгу совести, статья десятая была высшим кодексом чести.

Люди партии траления, как показывает история, ни в чем не отступили от этого кодекса. Каким-то чудом, пройдя сквозь постигшую флот разруху 1917 года и все последовавшие потрясения, дошел до нас вахтенный журнал тральщика N 9, бывшего тральщика N 10, бывшего миноносца N 255, бывшего миноносца "Геленджик". Судя по записям в журнале, бытовало и название "миноносец- тральщик". И, наверное, убедительнее, чем документы блестяще организованных линкоров, крейсеров, подводных лодок и заградителей о порядке службы и дисциплине говорит этот вахтенный журнал малого корабля.

Существенно и то, что командовал им даже не офицер, как непременно было бы в доцусимском флоте, а достигший своей службой высокого доверия рулевой кондуктор Мацко. Как в старое доброе время, под неусыпным надзором придирчивого начальства, когда флот не знал еще ни позора цусимских "генерал- адъютантов", ни диких матросских мятежей, неторопливо и основательно, по всей, веками установленной форме повествовал журнал о жизни корабля.

Временной отрезок, отраженный в этом журнале, составляют дни от 1 января по 9 июня 1916г. По этим записям, корабль с 29 апреля 1914г. состоял во внутреннем плавании и находился "в составе 2-го отделения Рейдовой партии траления мин заграждения Севастопольского порта под брейд-вымпелом начальника названной партии".

На 1 января 19.6г. начальником рейдовой партии состоял лейтенант Скрябин, начальником 2-го отделения лейтенант Перфильев, заведующим судами, не назначенными в ранги, подпоручик по адмиралтейству Кондратьев. Командиром тральщика и был рулевой кондуктор Мацко.

В 8 час. утра 1 января 1916 г., последнего года, прожитого флотом без начавших разрушать его и всю Россию революционных потрясений, подняли праздничные стеньговые флаги. 13 января проводили в боевой поход "Императрицу Марию" под флагом командующего флотом. 30 января открывали бон для возвращавшейся с моря бригады линейных кораблей: "Евстафия", " Пантелеймона" (оба под флагами контр-адмиралов), "Иоанна Златоуста". Весь день, до 17 час. 30 мин., когда бон наконец закрыли, возвращались с моря группы кораблей, обеспечивавших выход флота.

В 11 час. 40 мин. пришли с моря крейсер "Память Меркурия" с четырьмя эсминцами 2 дивизиона и двумя 4 дивизиона. В 11 час. 50 мин. Вернулись суда охраны рейдов "Колхида", "Буг", "Коршун", в 12 час. — тральщики "Россия", "Трувор", "Витязь", "Веста", в 12 час. 10 мин. — тральщики NN 33, 35, 41,44,в 12час. 50 мин.—NN 11, 12,13,14, 16, 18, 19, в 13 час. — тральщики "Альбатрос", "Баклан" и N6, в 14 час. 45 мин. —тральщики NN 7 и 65.

В воскресенье 31 января ворота бонного заграждения открыли в 6 час утра. В 9 час. приняли семафор с "Георгия Победоносца": "Ожидаются крейсер "Алмаз", посыльное судно "Александр Михайлович" (тот самый пароход РОПиТ, который менее чем за сутки до нападения на Одессу и Севастополь дал радио о том, что на высоте Амастро он встретил "Гебена", идущего с двумя миноносцами курсом на Керемпе). На траверзе Херсонесского монастыря встретили "Александра Михайловича", спустя 40 мин. — крейсер "Алмаз", эсминец "Живой", подводную лодку "Морж".

Преодолевая почти штормовое волнение, пришли к мысу Феолент. Встреченный транспорт "Эммануэль" отвели к Херсонесскому маяку и, получив с маяка семафорное приказание начальника охраны рейдов, повели транспорт в Балаклавскую бухту. Среди стоявших здесь кораблей застали подводные лодки "Карась", "Лосось", "Судак". Флот, как огромный могучий организм, вел напряженную боевую жизнь.

Корабли постоянно находились у Босфора, осуществляя блокаду турецких берегов, особенно Угольного района, поддерживали наступление армии на Трапезонд, не теряли надежду когда-нибудь да изловить продолжавшего досаждать "дядю" "Гебена" и почти всегда неотступно сопровождавшего его "племянника" (так на флоте называли эту назойливую пару " диверсантов") "Бреслау"—"Мидили".

Замечательно активной была и удачливая служба, которая на совсем другом поприще выпала на долю более молодого сверстника "Геленджика" — миноносца N 256 или посыльного судна "Летчик". Так, не давая потеряться изначальному имени своего корабля, еще в 1914г. записывал его в вахтенном журнале командир штабс-капитан по адмиралтейству Г.Г. Шинкаренко (он же Павлов). История этого корабля — еще одно свидетельство величия русского флота и немалая реклама строившему миноносец заводу Крейтона в Або. Пришедший в Черное море из Балтики, он отлично отслужил в качестве миноносца, и все же лучшая часть его биографии пришлась на мировую войну.

Десятки, если не сотни раз, его экипаж с волнением наблюдал за полетами над морем гидроаэропланов, ведомых отчаянными морскими летчиками. И всегда вовремя приходили к ним на помощь действовавшие посменно "Летчик" и "Летучий", когда боевые повреждения, "скиснувший" мотор или заевший пулемет заставляли летчиков совершать на воду вынужденную или аварийную посадку.

Практически все время состоя в отдельном плавании, "Летчик" часто выполнял роли крейсера, посыльного судна, конвоира и спасателя. Вместе с гидроаропланами он отправлялся в море на поиски вражеских подводных лодок и не раз выходил на них в атаки. Из-за сдававшей со временем техники и столкновений с неосторожными транспортами терпел, случалось, аварии, повреждения, менял гребные винты и их лопасти, обновлял технику и вооружение, проходил неодократные ремонты и каждый раз возвращался в строй флота.

В апреле 1915 г. с корабля сняли носовой минный аппарат и заделали его трубу, еще раз (после 1908-1909 г.) сменили локомотивный котел, сдвинули на шпацию в корму , установили две 47-мм и вернули прежние две 37-мм пушки и поворотный минный аппарат диаметром 380 мм. Оборудовали радиостанцией, позднее установили и пулемет.

Такое вооружение имели и бывшие миноносцы NN 252 и 259 — "Учебный" и "Летучий". Бывший N 258 ("Поти") имел минный аппарат диаметром 45 см, одну 47-мм зенитную и две 37-мм пушки. 29 июня 1915г. совместно с крейсерами "Память Меркурия" и "Император Александр II" (такие корабли— носители гидросамолетов позднее стали называть гидрокрейсерами) и миноносцами 4-и 5-го дивизионов "Летчик" сопровождал в море дредноут "Императрица Мария", обеспечивал полеты авиации и охрану тралящей партии.

В июне 1915г. уже под командованием капитана по адмиралтейству А. А. Пичугина корабль совершил плавание в Феодосию и Новороссийск, откуда с миноносцем "Свирепый" конвоировал транспорт №100 по маршруту Туапсе, Сочи—Новый Афон, Батум—Ризе. Вернувшись в Севастополь, продолжил выходы в море для поиска вместе с самолетами немецких подводных лодок.

После ремонта в марте 1916 г., выдержав сильнейший шторм, совершил новый поход в Новороссийск и Батум. Дважды, развивая скорость до 18 уз., атаковывал обнаруженные подводные лодки. 7 апреля успел из всех четырех орудий выпустить 17 снарядов, заставивших лодку спешно погрузиться. По возвращении в Севастополь продолжил свою штатную деятельность. В июне-июле корабль в треугольнике Батум—Ризе—Трапезонд почти непрерывно выполняет разведочно-конвойную службу.

В сентябре "Летчик" становится в Поти на капитальный ремонт и приказом командующего флотом переводится из IV ранга в III. Его зачисляют в первый дивизион посыльных судов. Менялись названия и миноносцев, служивших в качестве тральщиков. По составленному 11 апреля 1916г. списку кораблей партии траления 67 тральщиков, не считая катеров, объединялись в 7 отделений.

Отделения 1,2,3 и 4 (бывшие морские и часть рейдовых тральщиков) базировались на Севастополь, 5-е отделение— на Одессу, 6-е — на Керчь, 7-е— на Севастополь. В 7-м отделении, включавшем 13 кораблей, числились тральщики Т75 ("миноносец N 7"), Т76 ("миноносец N 6"), Т77 ("миноносец N 7"), Т78 ("миноносец N 8"), Т79 ("миноносец N9"). Такой новой двойной, хотя и сбивавшей с толку нумерацией напоминали об их миноносном происхождении. Тральщик Т76 имел одну из 14 радиостанций, которыми была оснащена партия.

Во второй половине 1916г. тральщики еще раз изменили свои названия. Буква "Т" в наименовании была заменена цифрой "2", и названия кораблей в списках стали выглядеть совершенно по-современному: трехзначный номер и в скобках название, которое судно носило до превращения в тральщик. Так, прежний морской тральщик Т11 ("Дунай") стал тральщиком 211. По странности руководящего мышления (давние попытки В. Г. Энгельмана дать всем своим тральщикам единообразные названия морских птиц так и не увенчались успехом) без номеров оказались только самые "гражданские" по своему происхождению ветераны партии траления "Альбатрос" и "Баклан".

Им при создании партии как-то повезло сразу получить обыкновенные названия. Включенные вместе с ними в состав 7-го отделения (командир лейтенант Бирилев) бывшие миноносцы остались с номерами, рядом с которыми по спискам в скобках делалось пояснение о прошлом номере.

И не зная предыстории, становилось просто невозможно догадываться, что названный в списке тральщик N 275 ("миноносец N 5") в действительности является бывшим миноносцем N 273. что тральщик N 276 ("миноносец N 6") — это бывший миноносец N 270, тральщик N 277 ("миноносец N 7") — бывший миноносец N 271, тральщик N 278 ("миноносец N 8") — бывший миноносец N 258, тральщик N 279 ("миноносец N 9") — бывший миноносец N 255.