Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

P.M.Мельников. Первые русские миноносцы

36. В составе бригады линейных кораблей.

Секретным приказом по морским силам и портам Черного моря N 4 от 29 апреля 1914г. (взамен ранее разосланного за тем же номером от 28 марта) объявлялось "временное распределение судов Черноморского флота по отрядам на 1914 г. начиная с 1 мая". В нем после перечисления состава дивизии линейных кораблей (в которой при резервной бригаде миноносец N 252), минной дивизии, полубригада крейсеров, дивизиона подводных лодок (при нем миноносец N 253), судов плавучей базы, охраны рейдов следовала "Тралящая партия Черноморского флота", за ней — Служба гидроавиации (при ней миноносцы N 256,259). Замыкал перечень предназначавшийся "для минных опытов" миноносец N 260.

Признанная наконец, как и на Балтике, общефлотским соединением, тралящая партия под командованием старшего лейтенанта Энгельмана имела два отделения. Морское , возглавляемое непосредственно начальником партии, включало передававшиеся безвозвратно для переоборудования в тральщики миноносцы NN 270,271,272,273. Рейдовое отделение (начальник лейтенант В. В. Скрябин) включало тральщики (так они и были названы в приказе) "Альбатрос", "Баклан", NN 8 и 10. При партии состояли катер "Чайка", минные катера и блокшив "Пендераклия".

Миноносцы передавались в партию траления на условиях их прежнего содержания в резервном дивизионе миноносцев—четыре месяца в кампании без зачисления на остальное время в вооруженный резерв. Состояние резерва, необходимое для поддержания боевой готовности, планировалось лишь в программе плавания будущего года. Пока же приходилось плавать исключительно за счет экономии, образовавшейся от некомплекта личного состава и средств, остававшихся неиспользованными из-за состоявшейся в мае 1913 г. сдачи к порту тральщика N 9.

Свои сложности создавали задержки с ремонтом и переоборудованием кораблей в перегруженных, как всегда, мастерских порта, а также предусмотренное тем же приказом командующего прикомандирование морского отделения партии траления к бригаде линейных кораблей.

Царизм продолжал делать роковые промахи в выборе командующих флотами и армиями... А люди "внизу", верные долгу и присяге, исполняли приказы поставленных над ними начальников. И вот в июне 1914 г. не закончивший переоборудование и ремонт миноносец N272 по предписанию начальника бригады линкоров отправляется в Евпаторию, а затем к устью реки Кача для посыльной службы при линейном корабле "Пантелеймон". Но осознание значения тральщиков было уже сильно на флоте, и А. А. Эбергард, как бывалый штабист, не мог идти против течения.

Пытаясь исправить ошибки прошлого (тральщики в МГШ явно недооценивали), он 6 июня 1914г. пишет об этой проблеме сменившему его начальнику Морского Генерального штаба. "Партия траления Севастопольского порта, обслуживая флот при выходах в море, не имеет судов, которые могли бы сопровождать флот в море, особенно при его подходах к неприятельским берегам". В то же время, подчеркивал командующий, в турецком и румынском флотах средства заграждений получили "значительное развитие".

Поэтому "до решения вопроса о постройке специальных морских тральщиков" необходимо превратить в тральщики не только уже переданные в партию траления миноносцы NN 270, 271, 272 и 273 (им предлагалось присвоить номера 5, 6, 7, 8), но также и миноносцы "Свирепый", "Сметливый", "Стремительный" и "Строгий" (им дать номера 1,2, 3,4), которые имеют лишь аппараты для устарелых 380-мм торпед. Для них надо, не теряя времени, заказать и полные комплекты тралового вооружения. Остальным же номерным миноносцам резервного дивизиона также следовало дать новые назначения, а сам дивизион расформировать.

Мотивируя это предложение, адмирал сделал характерное признание. Помимо довода о том, что эти миноносцы "крайне нужны как посыльные суда для особых назначений", он указывал на полную несостоятельность существования самой структуры резервного дивизиона как способа сохранения кораблей в исправности. Не имея постоянных экипажей или часто меняя их, корабли в дивизионе приходят "в весьма скверное состояние". Из-за этого на восстановление кораблей при подготовке к плаванию приходится тратить больше средств, чем "на содержание их в резерве с ответственными хозяевами".

Миноносцам, еще остававшимся в составе резервного дивизиона, А. А. Эбергард предлагал (в скобках рекомендуемое название) дать следующие назначения: N 252 ("Учебный")—для буксировки и работ у щитов артиллерийской школы, для сообщения Учебного отряда, стоящего в Казачьей бухте, с Севастополем и для постоянных посылок между "Синопом" и другими судами Учебного отряда". N 253 ("Подводник") — для буксировок щитов при стрельбе подводных лодок. NN 256 ("Летучий") и 259 ("Летчик") — для выходов в море конвоирами при полетах гидроаэропланов. N 260 ("Минный") — для непрерывных минных опытов и испытаний, производящихся по заданиям Минного отдела ГУК.

Но в ГМШ не спешили и для начала советовали (так как в официальной классификации тральщики все еще отсутствовали) перевести миноносцы в класс посыльных судов. И тогда, не дожидаясь приказа по Морскому ведомству (он состоялся только в 1915 г.), А. А. Эбергард произвел переименование собственным приказом (N 48 от 10 сентября 1914 г.). Миноносцы NN 273,270 и 271 переименовывались в тральщики NN 5,6,7. Тральщик N 10 (быв. N 255 - Р. М.) переименовывался в тральщик N 9. Миноносцам NN 252, 253, 256, 259, 260, переименовывавшимся в класс посыльных судов, давались названия "Учебный", "Подводник", "Летчик", "Летучий", "Минер".

Отданным в тот же день приказом N 49 посыльные суда "Учебный", "Подводник", "Минер", не освобождаясь от ранее сделанных назначений, перечислялись в состав охраны рейдов, которую вместе с еще 7 кораблями возглавлял линейный корабль (фактически штабной корабль) "Георгий Победоносец". "Летучий" и "Летчик" приписывались к службе гидроавиации Черноморского флота. Тральщики NN 5, 6, 7 входили в состав морского отделения партии траления. К нему, по-видимому, принадлежал и бывший миноносец N 272, почему-то выпавший из приказа командующего, о чем из ГМШ был даже сделан запрос. Судя по документам начальника партии он числился в ее составе наравне с тремя другими миноносцами.

Все они сохранили свои поворотные минные аппараты. Оставались в партии (в рейдовом отделении) и ветераны-тральщики NN 8 (быв. N 258) и 9 (быв. N 255) и минно-тральные пароходы "Альбатрос", "Баклан", а также моторный катер "Чайка" и минные катера А, Б, В (быв. NN 1,2,3). К этому составу партии, в котором она встретила войну, присоединились сразу 15 пароходов, принадлежавших МТиП, 3 частным владельцам и обществам. По приказу N 49 в морское отделение включались тральщики "Мария", "Ледорез", "Геркулес", "Смелый", "Дельфин", "Доброволец", "Успех", "Дмитрий Герой". В рейдовое отделение вошли тральщики "Петрел", "Кафа", "Пантикапей", "Данай". "Лидия", "Работник", "Гидра".

Судном-базой партии стал транспорт "Кача". Начальником партии и командиром транспорта-базы назначили старшего лейтенанта В. Г. Энгельмана, который 6 декабря 1914г. был, и еще раз "за отличие", произведен в капитаны 2 ранга. В доцусимское время это было едва ли возможно. Так с опозданием власти пытались наградить подлинных энтузиастов своего дела.

Став уже одним из крупных соединений флота, партия траления уверенно занимала в его структуре подобающее ей место, определенное новыми условиями надвигавшейся войны. На подготовленные В. Г. Энгельманом кадровые экипажи тральщиков вместе с повседневной проводкой флота за тралами по стратегическим фарватерам, их контрольными тралениями и другими видами работ (подчас в удалении от базы) легло и обучение личного состава новоприбывших кораблей, оснащение их техникой.

Они же в дальнейшем помогали флоту осваивать и тактику тралового обеспечения, и появлявшиеся средства индивидуальной защиты от мин с помощью фор-тралов— прообразов параванов.