Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

P.M.Мельников. Первые русские миноносцы

16. "Адлер" и "Анакрия" — снова немецкие образцы.

Проникшись полным доверием к добротности качества, стабильности типов и неуклонно последовательной прогрессивной политике специализированной германской миноносной верфи Ф. Шихау и по-прежнему не надеясь на своих инженеров, управляющий Морским министерством И. А. Шестаков при посещении Эльбинга в июне 1888 г. в очередной (и уже последний в его правление флотом и Морским ведомством) раз указал на образцы для постройки в России "подобных судов". На сей раз такими, подлежащими заказу у Ф. Шихау образцами были признаны минный крейсер и два миноносца.

Минный крейсер, судя по характеристикам, принадлежал ко второй серии 350-тонных дивизионных миноносцев или "дивизионеров" водоизмещением по 350 т. Корабли этого специфически германского подкласса строились в Германии с 1886 г. и внешне повторяли конструктивный тип серийных миноносцев. Будучи крупнее и мореходнее, они обладали более мощными машинами и в походе отряда миноносцев (каждому отряду полагался "дивизионер") выполняли роль конвоира, спасателя, оперативной ремонтной базы и буксировщика. Ведя на буксире аварийный миноносец, "дивизионер" позволял всему отряду идти почти с прежней скоростью, а в бою, благодаря более мощному вооружению, мог взять на себя роль разведчика и лидера.

Весома была и ремонтная функция корабля. Как многозначительно подчеркивалось в справочнике "Военные флоты и морская справочная книжка на 1892 г.", замены различных повреждавшихся деталей механизмов и вооружения на миноносцах выполнялись легко и быстро благодаря "совершенной одинаковости миноносцев в отряде". Но И. А. Шестаков на подобные "мелочи" по-прежнему не хотел обращать внимание.

Из двух других заказанных кораблей один представлял первую серию 20-уз. 85-тонных миноносцев 1 класса (в дальнейшем S1 - S64), а другой — только что начатую вторую серию 100- тонных миноносцев (впоследствии S65 - S74), обещавших рекордную по тем временам 26-уз. скорость. Иными словами, вместо последовательного накопления собственного опыта, Россия в очередной раз брала на себя оплату расходов фирмы по созданию экспериментального рекордного корабля. Минный крейсер получил имя "Казарский", миноносец — "Анакрия", а сверхскоростной миноносец — "Адлер". Контракты на постройку этих кораблей, предназначавшихся для Черного моря, подписали 8 и 11 октября 1888г.

Огромный опыт — и, что особенно важно, тщательно обобщавшийся — системного проектирования и налаженной постройки позволил фирме с блеском решить задачу: "Анакрия" стала почти полным воспроизведением одного из освоенных производством миноносца.

Принципиальным отличием кораблей стало применение первого в русском флоте полноповоротного палубного минного аппарата. На "Адлере" их установили уже два.

Вместо парного расположения двух котлов, их установили в корму и в нос от машин, что существенно повысило живучесть энергетики. "Адлер" за счет увеличения водоизмещения до 120 т и применения двухвальной установки (по 1000 л. с. на вал), двух локомотивных котлов и в ущерб требованиям мореходности также, хотя и не без недоработок (вместо сентября 1889 г. сдача состоялась в апреле 1890 г.), достиг контрактной скорости 26,5 уз. Скорость "Анакрии" составила 21,1 уз.

Выйдя из Пиллау 21 мая, корабли пришли в Севастополь в середине июля 1890 г. Совместный поход миноносцев подтвердил ту очевидную, не требующую дорогостоящего заграничного заказа истину, что для легкого корабля достижение скоростных показателей всегда оборачивается во вред мореходности. 125-тонный "Адлер" страдал от волнения несравненно сильнее, чем 88-тонный "Анакрия". И оба, естественно, как это выяснилось еще при испытании "Батума", далеко не обладали той мореходностью, которая позволяла бы считать их полноценными эскадренными кораблями. Став лебединой песней адмирала Шестакова, эти заказанные за границей корабли практически ни в чем, кроме естественно выраставшей, в силу прогресса техники, скорости, не сдвинули дело миноносного судостроения с тех позиций, на которых оно находилось в начале правления адмирала. Это был флот увеличившихся в численности, но и умноживших свою разнотипность кораблей.

И все труднее было увидеть среди них тот оптимальный тип, который мог бы стать надежным подспорьем боевой эскадры.