Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Р.М.Мельников. Полуброненосный фрегат «Память Азова» 1885-1925 гг.

Главный часовой Тихого океана

С наступлением разрядки в обстановке, корабли начали покидать Чифу. 29 июня "Память Азова" под флагом вице-адмирала С.П. Тыртова (он оставался начальником соединенных эскадр до 14 января 1896 г.) ушел во Владивосток. Обеспечив немалую долю победы в Чифу, корабль начал долгую, как никогда в русском флоте, службу по охране интересов России в Тихом океане.

Неприветливо, словно за что-то гневаясь, или, может быть, просто призывая к бдительности, как из века в век испытывал он являвшиеся в его воды корабли, встретил океан "Память Азова" на его новой службе. После долгой стоянки во Владивостоке и плаваний в окрестных водах 14 октября "Память Азова" ушел на зимовку в Японию. В очередном донесении в Петербург адмирал писал: "18 октября 1895 года в 4 час. дня вышел из Хакодате на крейсере "Память Азова". На следующий день ветер посвежел до 9 баллов, дождь прекратился, но пасмурность продолжалась. Волна была очень велика и так как попутная, то беспокойная: боковые размахи доходили до 30°, так что мне вспомнился мой старый "Гайдамак", где впрочем, последствия качки были менее ощутительны, т. е. ничего не летало: здесь же мы летали вместе со стульями, а об остальном и говорить нечего".

Без малого шесть лет продолжалась бессменная вахта "Памяти Азова", ставшего главным часовым флота в Тихом океане. Десятки, может быть, и сотни тысяч миль пройдены были на пространстве бескрайнего театра, десятки штормовых дней в изнурительных походах, многие месяцы томительных похожих одна на другую якорных стоянок запечатлены на скрупулезно заполнявшихся страницах главной летописи корабля — накопившихся один за другим вахтенных журналах. Четыре начальника эскадры и четыре командира прошли по палубам корабля за время его тихоокеанской вахты.

С 24 января 1895 г. по 1 января 1896 г. флотом в Тихом океане командовал начальник соединенных эскадр вице-адмирал С.П. Тыртов. Свой флаг он спустил 14 января 1896 г. у Шанхая. С 1 января 1896 г. по 31 августа 1897 г. начальником эскадры Тихого океана состоял контр-адмирал (с 28 апреля 1897 г. вице-адмирал) Е.И. Алексеев, с 31 августа 1897г. по 31 июля 1899 г. контр-адмирал Дубасов, с 31 июля 1899 г. по 28 июля 1900 г. вице-адмирал Я.А. Гильдебрандт (1842-1915 г.). Г.П. Чухнин 1 января 1896 г. был произведен в контр-адмиралы с назначением младшим флагманом эскадры Тихого океана. Но еще до 10 января он продолжал командовать крейсером и только 11 января поднял свой адмиральский флаг на канонерской лодке "Отважный" (А. Беломор, с. 58-59).

17 января он перенес флаг на броненосец "Император Николай 1", 9 апреля адмирал с лодками "Гремящий", "Манчжур" вышел в Киао-Чао, где с присоединившимся "Бобром" провел тщательный осмотр бухты, которую предполагали арендовать у Китая. Проведя в пути обстоятельные учения и маневры, Г.П. Чухнин с отрядом на броненосце "Император Николай 1"(канонерская лодка "Манчжур", минные крейсера "Всадник" и "Гайдамак", миноносцы "Уссури" и "Сунгари") 5 мая 1896 г. прибыл во Владивосток. 20 октября адмирал спустил флаг на броненосце и вступил в должность командира Владивостокского порта (А. Беломор, с. 60). После Г.П. Чухнина командирами "Памяти Азова" были: в 1896-1898 гг. капитан 1 ранга А.А. Вирениус (1850-1919); в 1898-1901 гг. — капитан 1 ранга А.Г. фон Нидермиллер (1851-1937, Берлин, составил издание в 1930 г. в Риге воспоминаний "От Севастополя до Цусимы, 1866-1906 гг.), в 1901 -1905 гг. капитан 1 ранга Ф.Ф. Сильман 1, в 1905-1906 гг. капитан 1 ранга А.Г. Лозинский (1857-1906).

Новый 1896 г. корабль встречал в Нагасаки. Как говорилось в рапорте начальника эскадры С.П. Тыртова, "на праздник Рождества Христова по обыкновению на всех наших судах устроены были для команды елки и состоялись театральные представления при неизбежном участии старинного Царя Максимилиана".

27 января "Память Азова" перешел в Иокогаму. За время стоянки в Нагасаки в апреле водолазы корабля скребками очистили от ракушек обшивку у ватерлинии и гребные винты. Выборочная хроника плавания, составленная по публиковавшимся в "Морском сборнике" "Известиям о плавании судов за границей" (полную картину можно получить по записям в вахтенных журналах) выглядит следующим образом: 24 апреля крейсер пришел в Чифу, 13 мая — во Владивосток. Затем был в Амори, оттуда вышел во Владивосток. 16 октября ушел в крейсерство к берегам Кореи. С 3 по 20 ноября 1896 г. из-за давно уже проявлявшегося значительного обрастания корпуса ракушками с водорослями, отчего корабль терял почти 2 узла скорости, "Память Азова" ввели в док Нагасаки. Здесь подтвердилась странная, неподдающаяся объяснению аномалия. Защитная обшивка медными листами была буквально усеяна разными видами ракушек, устрицами, кораллами и другими наростами. Их и ранее "добывали" водолазы корабля, но открывшаяся картина почти сплошного обрастания (в корме его слой составлял 5V, дм) поставила корабельных специалистов в тупик. С таким коварным поведением медной обшивки, отказывавшейся защищать корпус от обрастания, никто еще не встречался. Обросли также и все бронзовые детали -кронштейны, дейдвудные трубы, гребные винты, штевни. Крейсер, правда, был до этого в доке с 12 по 21 февраля 1894 г., но на "Адмирале Корнилове", проплававшем без дока также более двух лет, обросла только бронза, собственно же медная обшивка была "совершенно чиста".

Заменив поврежденные листы, продолжили плавание и отправили корабль на станцию в Чемульпо. Здесь стояли с 11 декабря 1896 г. 30 марта 1897 г. на переходе Фузан-Иокогама "Память Азова" под флагом контрадмирала Ф.В. Дубасова провел испытания хода под одной машиной. Винт разобщили в 26 минут, под парами оставили два котла вместо трех. С 27 апреля стояли в Хакодате. 3 мая на переходе Хакодате-Владивосток при пробе полного хода произошло повреждение чугунной набивочной коробки цилиндра среднего давления.

По приходе во Владивосток 5 мая оказались необходимы и другие работы, включая перемену трубок холодильников и переборку главных деталей машин. Работы заняли все лето и осень. К этой хронике можно добавить сведения из писем Е.А. Трусова: 4-11 января 1897 г. стояли в Чемульпо, 18 апреля в Иокогаме, 30 апреля — в Хакодате, 27 мая, 14 -29 июня — во Владивостоке, 1 сентября и 12 сентября ("ждем инспекторского смотра") — Нагасаки, 18 декабря — Нагасаки.

20 сентября 1897 г. в доке Цесаревича Николая (тот, что закладывался наследником в 1891 г. и был открыт Г.П. Чухниным 7 октября 1897 г. —А. Беломор, с. 70) проверили состояние обшивки корабля и винторулевой группы. Оказалось, что обрастание в подводной части было значительно слабее прошлогоднего, но все же, в сравнении с обрастанием корпуса "Дмитрия Донского", оставалось "неравномерным". По какой-то странности все поставленные в Нагасаки медные листы совершенно не обросли и резко выделялись своей гладкой зеленоватой поверхностью от остальных". К рапорту об этом командира А. А. Вирениуса от 23 ноября 1897 г. с рейда Чемульпо прилагались фотографии и образцы листов: старого и нового. Командир высказывал предположение о разном влиянии химического состава листов на обрастание. Существенным был и износ обшивки по всему кораблю — края листов утончились, сделались хрупкими, "настоятельно необходимой" считал он замену всех листов подводной обшивки.

Начальник эскадры (на бланке значилось "командующий эскадрой в Тихом океане") 8 декабря 1897 г. рапорт командира, акты судовой комиссии, образцы медных листов и фотографии препроводил в МТК для изучения, как он писал, "особенностей процесса обрастания". Но специалисты МТК объяснения аномалии не нашли. На обстоятельном акте от 29 ноября 1896 г. о результатах докования в Нагасаки, полученном из Главного Морского штаба, 2 мая 1897 г. Э.С. Гуляев (1851-1919) написал: "отчет не указывает каких-либо неожиданных фактов. Большое обрастание и проникновение воды замечается более или менее и на других судах". Впрочем Э.Е. Гуляев предлагал и другим членам МТК ознакомиться с документами, для соображений в будущем, так как крейсер "Память Азова обшит медью.

Другой член МТК — прежний строитель крейсера Н.Е. Титов на препровожденном ему для рассмотрения рапорте командующего эскадрой от 8 декабря 1897 г. отозвался и вовсе бесстрастно: "Читал". Очевидно, что на требовавшиеся широкие эксперименты по влиянию зависимости степени обрастания медных и бронзовых изделий от их химического состава в МТК не решились. Не было тогда соответствующей научной и экспериментальной базы. О создании же ЦНИИ технологии, который мог бы решить проблему (и который появился только в СССР), и не мечталось. Не нашел нужным, также не имея на это средств, провести натурные эксперименты в условиях Владивостока или Порт-Артура, и начальник эскадры. Широкие исследования были тогда "не в обычае".

Смелость их проведения мог бы взять на себя имевший наклонность к науке С.О. Макаров. Но бюрократия предусмотрительно ограждала его от должностей, которые давали бы возможность проведения исследований и экспериментов. Ему не доверяли ни должности председателя МТК, ни начальника Тихоокеанской эскадры. Проблема обрастания медных и бронзовых изделий осталась нераскрытой. Впрочем одну более понятную проблему Ф.В. Дубасов все же решил, обращая внимание МТК на значительные расходы по восстановлению рангоута и его в общем-то сомнительную практическую ценность, начальник эскадры предлагал отказаться от парусов и заменить рангоут упрощенным и облегченным. В МТК, подумав, согласились.

10 апреля 1898 г. решили (с согласия управляющего П.П. Тыртова), "пользуясь случаем ремонта, удовлетворить ходатайство контр-адмирала Дубасова по вышеупомянутому облегчению рангоута". Тем временем 24 ноября 1897 г. "Память Азова" перешел на традиционную зимовку в Нагасаки. Так приходилось уходить от обрекавшего на бездействие ледового плена Владивостокского рейда.

Главным событием 1898 г. стало участие "Памяти Азова" в произошедшей по договору с Китаем передаче русскому флоту Порт-Артура. Первый русский отряд под командованием контр-адмирала М.А. Реунова (1841-?) в составе крейсеров "Адмирал Нахимов", "Адмирал Корнилов", канонерской лодки "Гремящий" пришел в Порт-Артур еще 5 декабря 1897 г. 9 декабря в Талиенван пришли крейсер "Дмитрий Донской" и канонерские лодки "Сивуч" и "Гремящий". 23 января пришли "Память Азова" (флаг начальника эскадры Ф.В. Дубасова) и присоединившийся к эскадре 9 апреля 1896 г. крейсер "Рюрик". 14 марта 1898 г. из Нагасаки пришли крейсера "Россия" и "Дмитрий Донской", 18 марта броненосцы "Наварин" и "Сисой Великий". Собрав в новоприобретенной базе главные силы эскадры, "Память Азова" вместе со своими кораблями приветствовал Андреевский флаг, который 16 марта на мачте Золотой Горы поднял великий князь Кирилл Владимирович, одновременно контр-адмирал М.А. Реунов поднял флаг в Талиенване.

В Порт-Артуре, охраняя новую базу, "Память Азова" простоял всю весну и лето. Затем, с успокоением обстановки, возобновили стационарную, всегда облекавшуюся завесой секретности службу: "Идем, как всегда, неизвестно куда", — с досадой писал в свое время об этих скитаниях старший офицер (в 1895-1897 гг.) капитан 2 ранга Е.А. Трусов. Конец 1898 г.- начало 1899 г. провели в стоянках и походах между Порт-Артуром, Нагасаки и Владивостоком. Наступил период временной стабилизации обстановки. Оставив прежние планы приобретения базы в Киао-Чао или Мозампо, флот, невзирая на все крайние неудобства Порт-Артура (об этом без обиняков докладывал начальству Ф.П. Дубасов), должен был обживать это "устроенное" ему режимом Николая II прибежище. Эскадра понемногу пополнялась новыми кораблями. Теперь это были уже броненосцы.

Пришло время сдавать пост часового давно переслужившему свой срок "Памяти Азова". 28 ноября 1899 г. он был уже на пути из Владивостока в Нагасаки, 22 декабря вышел в Гонконг, 28 января 1900 г. шел из Коломбо в Перим. В феврале был в Пирее и Поросе. 30 марта вышел из Гибралтара в Портланд, 27 апреля из Киля в Либаву, а с открытием навигации "Память Азова" был в Кронштадте.

В ходе инспекционного смотра, по прибытии в Кронштадт, тщательно были рассмотрены условия службы на корабле нижних чинов. Этому были посвящены свыше 20 (Из 55) вопросов опросного листа, заполняемого в ходе смотра.

Матросская библиотека корабля насчитывала 270 книг, что несомненно, способствовало общему развитию матросов: в ходе многолетнего плавания число неграмотных на корабле сократилось с 38 (7 % состава) до 4 человек по его окончании. Не было на корабле (за прошедший календарный год) и судимых.

Но корабль был еще очень нужен флоту, и в том же 1900 г. решено было (вместе с "Императором Николаем I" , "Мининым" и "Адмиралом Нахимовым") перевооружить корабль, заменить котлы, освободив их от такого анахронизма, как магистральная труба водоотливной системы. (МТК, журнал по кораблестроению, от 30 ноября 1900 г. № 122).

Летом 1901 года крейсер в составе Учебного артиллерийского отряда принимает участие в показательных маневрах флота. Проведенные в Бьеркском архипелаге, они стали звездным часом в стремительной карьере З.П. Рожественского. В присутствии русского и германского императоров он провел "превосходные" стрельбы с дистанций 15-23 кабельтовых. Условия их были откровенно "тепличными" и говорили даже об ослабленных креплениях щитов. Но "бравый адмирал" покорил и очаровал простодушного Николая II.

Он уже более не сомневался, "в чьи руки можно доверить судьбу отечества в час испытаний". Этот час настал всего через три года. Отправившись "на маневры", блистательный царедворец только у Сингапура понял, что "идет на войну", и не имея мужества "потерять карьеру, но спасти флот", попытался исполнить "невозможный приказ" Петербурга. И в Цусимском проливе потерял всё, не спася ничего и никого, кроме себя.

С началом военных действий, крейсер даже был предварительно включен в состав 3-й эскадры Тихого океана, но его техническое состояние сделало невозможным участие в походе и Цусимском сражении. В том же 1904 году корабль встал на капитальный ремонт. В ходе его на Франко-Русском судостроительном заводе были заменены котлы и паротрубопроводы. Теперь котельная группа состояла из 18 котлов системы Бельвиля. Было установление оборудование для ведения с корабля минных поставок. Выйдя из капитального ремонта, корабль приступил в 1906 году к усиленной боевой подготовке. После тяжких потерь Русско-Японской войны каждый корабль имел для флота особое значение.

Со временем заменили три мачты на две, в 1904 г. закончили замену котлов на водотрубные Бельвиля. Планировали отправить корабль в 1905 г. на подкрепление эскадры З.П. Рожественского, но по счастью, если так только можно сказать, Цусима отменила эти планы. Корабль продолжал службу в составе учебно-минного отряда.