Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Р.М.Мельников. Полуброненосный фрегат «Память Азова» 1885-1925 гг.

Под флагом наследника

23 августа 1890 г., спешно закончив последние приготовления, но так и не справившись с перегрузкой, "Память Азова" вышел в свое первое плавание. Кораблю предстояло обогнуть Европу, пройти в Севастополь, где принять на борт наследника, и затем следовать на восток вокруг Азии. Европа из культурной программы цесаревича почему-то (видимо, чтобы уберечь его от утомления и чрезмерных впечатлений) была исключена.

Сразу же по входу в Бискайский залив корабль попал в жестокий шторм, на деле проверивший качество постройки. По признанию офицеров, он стал чуть ли не самым суровым испытанием во всей дальнейшей его службе.

На переходе в Пирей вместе с "Владимиром Мономахом" "Память Азова" обнаружил "вялость качки". Для повышения остойчивости по ходатайству командующего отрядом контр-адмирала Басаргина решили снять и оставить на берегу вместе с шлюпбалками оба минных катера. Еще до этого (на пути от Плимута до Мальты) перегруженный фрегат благополучно выдержал шторм; никаких повреждений по корпусу не обнаружилось, а потери ограничились смытыми носовыми украшениями (его впоследствии заменили более простым накладным) и клеенкой настила с балкона. "Вообще фрегат оказался крепок и обладает довольно хорошими мореходными качества ми в полном грузу, но все-таки короток для форсирования большой океанской волны", -писал командир корабля капитан 1 ранга Н.Н. Ломен. "Превосходно, безостановочно и при всяком состоянии моря" действовали на крейсере главные машины производства Балтийского завода; они ни разу не потребовали остановки в девятисуточном переходе от Плимута до Мальты и в течение 16ч при половине работавших котлов уверенно выдерживали 14-узловую скорость.

Но вместо Черного моря кораблю, пришедшему 22 сентября в Пирей, предписали совершить обратный путь в австрийский порт Триест. По приходе в Грецию была продолжена дальнейшая "разгрузка" крейсера. Решили снять и доставить во Владивосток коммерческим пароходом оба 50-футовых минных катера. За ними последовали их шлюпбалки и ряд других "необязательных устройств" - всего 43 тонны.

В Триесте 19 октября и приняли прибывшего поездом из Вены наследника. Плавание в Черном море (планировался уход из Греции 28 сентября, а уход из Севастополя 16 октября 1890 г.) не состоялось. Турки, видимо, уже даже ради наследника не соглашались нарушить неприкосновенность проливов, как это для плавания великого князя Алексея было сделано в 1867 г., когда в Батум пропустили фрегат "Александр Невский". Возможно, что император, предвидя отказ, не пожелал обращаться с просьбой к султану.

В Пирее состоялось по-родственному теплая встреча "Памяти Азова" с его крестной - королевой эллинов Ольгой, прибывшей на корабль с королем Георгом. В число офицеров фрегата был включен принц Георгий Греческий. В Средиземном море за фрегатом следовали назначенный постоянным конвоиром крейсер "Владимир Мономах" и временно присоединенный стационар в греческих водах канонерская лодка "Запорожец". Лодка состояла в отряде до прихода в Суэц.

Своего рода первым этапом путешествия наследника можно считать неспроста, видимо, совпавшее с ним плавание парусно-паровой яхты "Тамара". Ее в путь 16 августа 1890 г. провожали прибывший из Александрии наследник, состоящий в экипаже "Памяти Азова" великий князь Георгий Александрович (1871-1899) и великие князья Георгий, Александр и Сергей Михайловичи. Владелец яхты великий князь Александр Михайлович, приняв в Севастополе великого князя Сергея Михайловича, предложил плавание вслед за отрядом наследника. После проводов в Кронштадте и первой встречи с "Памятью Азова" в Плимуте 1 сентября 1890 г. корабли на пять месяцев расстались, чтобы выполнить каждый свою культурную стратегическую программу. Они во многом были схожи: приемы, обеды, парады, достопримечательности, охота. И пока наследник в Индии, трусливо стреляя из укрытий, истреблял слонов и прочую тропическую живность, вкушал угощения и обозревал храмы, офицеры корабля пополняли секретные сведения о лоциях окрестных вод и укреплениях британской империи. Особенно полезным был разведывательный бросок, который под прикрытием отряда наследника и под видом туристского путешествия в воды Малаккского архипелага совершила яхта "Тамара". Покинув Цейлон 9 ноября 1890 г., яхта перешла к о. Суматра и, проведя в этих водах почти три месяца, вернулась на Цейлон для встречи с отрядом "Памяти Азова".

Роскошно изданное описание этого плавания "23 000 миль на яхте "Тамара" о путешествии великих князей Александра и Сергея Михайловичей в 1890-1891 гг." (С.Пб, 1892г.), составленное доктором Г.И. Радде (1831-?), иллюстрированное академиком Самокишем (1860-1944), являло собой обширное собрание красочных впечатлений путешественников, но и в них проскальзывали замечания об особенностях театра. В частности, указывалось на явную неточность морских карт, выпускавшихся британским адмиралтейством. Это не мог не заметить великий князь Александр Михайлович, уже знакомый с театром во время плавания на корвете "Рында". Надо думать, что в архивных документах может обнаружиться более конкурентный "стратегический" отчет о плавании "Тамары" и о перспективах базирования в Малаккском архипелаге русских крейсеров. Проблема крейсерской войны продолжала оставаться актуальной, и сюжеты фантастической повести А.Г. Конкевича "Крейсер "Русская Надежда" (С.Пб, 1887 г.) вполне еще могли осуществиться наяву с участием "Памяти Азова" и его предшествовавших и последующих собратьев.

Обстоятельства плавания, как они виделись с бота конвоира "Владимира Мономаха", во многом отображают письма (к жене) его командира капитана 1 ранга Ф.В. Дубасова (1845-1912), опубликованные в Морском сборнике за 1916г. (№№ 6, 7, 10). Немало сказано состоявшим тогда у него старшим офицером Г.Ф. Цывинским (1855-1938, Вильно) в его самой, может быть , значительный книге эмигрантских мемуаров "50 лет в императорском флоте" (Рига, 1921 г.). Свиту возглавлял "главный руководитель", обеспеченный доверием государя, генерал-майор князь В. А. Баратынский

Отрядом, находясь на "Памяти Азова", командовал флаг-капитан императорской свиты контр-адмирал В.Г. Басаргин (1838-1893). Его опыт неоднократных тихоокеанских плаваний должен был обеспечить полную безопасность. Ему же в продолжение неслыханно долгого, рассчитанного на 7 месяцев (приход во Владивосток 26 мая 1891 г.) путешествия пришлось нести тяжкий груз ответственности за сохранность драгоценной наследнической жизни -- будь то восхождения на египетские пирамиды, 42-х дневное постижение Индии, охоты на слонов и аллигаторов, приемы у коронованных особ Азии и Японии и т. д.

Разбираться пришлось и с невыносимой обстановкой, которую на "Владимире Мономахе" сумел создать его командир, рафинированный интеллектуал и сноб (как это видно из его писем), Ф.В. Дубасов. Изгнание с корабля едва ли не половины оказавшихся неугодными офицеров, замена еще ранее нескольких старших офицеров заставили адмирала принять решение и о замене самого командира. Но прибывшего ему на смену в Бомбее капитана 1 ранга С.Ф. Бауера (1841-1896) пришлось поместить на "Владимире Мономахе" (место на "Памяти Азова" заняла свита наследника) в должности флаг-капитана при адмирале. Было принято неудобным менять командира в присутствии наследника и на виду иностранных командиров. Уже во Владивостоке С.Ф. Бауер оказался полезным для смены заболевшего командира "Памяти Азова" (Цывинский, с. 98). Дубасова же назначили командиром броненосца "Петр Великий" и в том же 1891 г. батареей "Не тронь меня". Флаг-офицером при В.Г. Басаргине был также плававший на "Памяти Азова" лейтенант Н.А. Кроун (1858-1904), один из будущих героев войны с Японией 1904-1905 г.

Придя 3 декабря в Аден, застали на рейде крейсер "Адмирал Корнилов". Он здесь поджидал отряд наследника, чтобы принять участие в его конвоировании. Крейсер был первым в Тихоокеанской эскадре, которая, как говорится, была готова (или получили такое предписание) "разбиться в лепешку", лишь бы путешествию наследника придать побольше помпы, блеска и пышности. Корабль, отслужив, как полагается, срок своей командировки на Дальнем Востоке, возвращался на родину, но был привлечен теперь для несения придворной службы.

Только 21 октября покинув Коломбо, "Адмирал Корнилов" теперь возвращался обратно на восток уже в составе отряда наследника. О расходах, которые ложились на флот этой бессмысленной прогулкой, и не думали. Ослепительная роскошная идея - эскадра встречает наследника на западной границе своих вод— напрочь затмила постоянно съедавшие ведомство, но сколь неуместные в придворной службе заботы об экономии.

И "Адмирал Корнилов", только покинувший Бомбей, должен был теперь снова "прогуляться" в этот порт из Адена. Цесаревича развлекали и в море. 6 декабря, на третий день по выходу из лишенного красот природы и достопримечательностей Адена, отпраздновали тезоименитство наследника. С "Адмирала Корнилова" и "Владимира Мономаха" приняли поздравительные сигналы. Ночью, следуя в строе клина, корабли в честь наследника были роскошно иллюминированы электрическими лампами. "Адмирал Корнилов" эффектно осветил линию берега и рангоут, и "Владимир Мономах" нес на фок-мачте вензель наследника. За все цесаревич благодарил сигналом "о изъявлении своего особого удовольствия". 11 декабря корабли отдали якоря на Бомбейском рейде. Окружение цесаревича приступило к 42-дневной программе развлечений наследника в Индии.

Непредвиденные изменения в составе отряда внесла болезнь состоявшего в экипаже "Памяти Азова" в чине мичмана великого князя Георгия Александровича. У него держалась постоянно высокая температура, и русские и английские врачи обнаружили у него явные признаки туберкулеза, который во влажном тропическом климате мог опасно обостриться. Г.Ф. Цывинский пояснял, что даже не рок, а собственная беспечность подтолкнула мичмана к постигшему его несчастью: сначала проводы после бала на "Азове" приглянувшейся итальянки на катере по холодному рейду в легком сюртуке, а затем -сон у открытого окна в ледяном сквозняке поезда после поездки к пирамидам в Египте. Рушились, и как вскоре выяснилось, непоправимо все мечты о блестящей карьере этого одного из достойнейших представителей дома Романовых. Император приказал немедленно вернуть больного в Россию, и мичман Георгий Александрович, который при иных обстоятельствах мог бы поменяться судьбами с наследником, в невыразимо подавленном состоянии, но не желая покинуть корабль, с которым успел сродниться, оставался на "Памяти Азова" (Цывинский, с. 93-98). Наследник же, пышущий здоровьем, немедленно отправился в путешествие по Индии.

Свои приключения он прервал только 18 января 1891 г., чтобы проститься с братом. Горечь прощания с полюбившимся великому князю кораблем на отряде пытались скрасить особенно пышными проводами и императорско-адмиральскими почестями. К трапу "Памяти Азова" для переправы на "Адмирал Корнилов" для мичмана Георгия подали катер, на котором гребцами были офицеры фрегата, а на руле сам командир Ломен. (Цывинский, с. 104). В тот же день 23 января 1891 г. проститься с великим князем на "Адмирал Корнилов" прибыли старший брат цесаревич и принц Георгий Греческий. При их съезде с корабля после прощания команда "Адмирала Корнилова" была послана по реям. При проходе корабля мимо "Памяти Азова" на нем был поднят сигнал: "Наследник желает счастливого плавания". По реям были посланы команды всех трех оставшихся крейсеров и всех иностранных кораблей (Морской Сборник, 1891, № 5). Тягостные предчувствия владели всеми на русских кораблях, с которых, не отрываясь следили за уходившим за горизонт "Адмиралом Корниловым". Так разошлись каждый навстречу своей судьбе два ближайших к престолу брата-наследника: один — чтобы медленно угасать в уединении имения Аббас-Туман, другой — к непонятно за какие заслуги уготованной ему императорской короне. Вместе со свитой он по окончании путешествия по Индии был принят на борт "Памяти Азова".

31 января на рейде Коломбо (о. Цейлон) застали целую английскую эскадру и яхту "Тамара". Салюты и визиты не прекращались весь день. Теплую встречу августейших соотечественников среди неописуемых красот южного океана и его природы украсили проявлявшие тогда к русским дружественные чувства представители английских морских сил в Индии. Их корвет "Turquoise" встретил русские корабли на подходе к Коломбо и, заняв место впереди "Памяти Азова", привел корабли в гавань.

Череда визитов, приемов, экскурсий прервалась захватывающим аттракционом, который был устроен в джунглях перед специально сооруженным павильоном их императорских высочеств с "Памяти Азова" и "Тамары". Сначала прирученные слоны, сокрушив участок джунглей, продемонстрировали свою фантастическую мощь и силу, а затем провели хорошо освоенную под руководством погонщиков ловлю диких слонов и водворение их в заранее сооруженный загон (Г.И. Родде, с. 220-222).

"Вечером 11/23 февраля великие князья давали второй обед в честь наследника цесаревича в украшенной и освещенной электричеством "Тамаре" под звуки музыки с "Памяти Азова". Лишь только замолк оркестр, как с английского корвета "Turquoise" отделились две большие шлюпки и, сияя венецианскими фонарями, стали приближаться к яхте. Множество других разнообразных небольших гондол, наполненных разодетыми дамами, уже ранее окружало "Тамару".

Вдруг с одной из первых лодок раздалась серенада. Прекрасный тенор пел по-английски итальянскую арию под аккомпанемент пианино, скрипки и флейты. Взрыв аплодисментов был наградой певцу, а наш оркестр отвечал на пение несколькими бравурными ариями. Даже необыкновенно говорливое море смолкло, как бы прислушиваясь к чудным мелодиям. Очарованною лежала неподвижно его гладкая поверхность, а луна задумчиво смотрела с неба, играя серебром на этой глади. Казалось, что вся природа нежилась и дремала в эту волшебную ночь, как дитя под звуки колыбельной песни, трогавшей душу. Тихо стало на "Тамаре" в час ночи. 12/24 февраля еще раз великие князья, пригласив нас, отправились на "Память Азова", чтобы откланяться, наследнику цесаревичу, и затем вернулись на "Тамару", уже готовую двинуться в путь в 10 часов утра.

Роскошный крейсер под флагом Государя Наследника, а за ним и "Владимир Мономах" вышли в море. Раздались салюты с английских судов; в ответ загремели им наши; неподвижно стояли на реях матросы-англичане, провожая Августейшего Гостя. Скоро свежий бриз развеял пороховой дым, окутывавший колоссы-корабли. Наша "Тамара" быстро, как птичка, промелькнула, обрезав нос "Мономаху", и несколько времени шла рядом с "Памятью Азова". Море едва колыхалось за нею. Все время между крейсером и яхтой велась, при помощи рупора, беседа, пока наконец на "Памяти Азова" не раздался сигнал к обеду. В час дня снова наша яхточка обменялась с крейсером и "Владимир Мономахом" сигналами и, круто повернув назад, взяла курс на NW 30" в Тутикорин, лежащий) на восточном плоском Коромандельском берегу Индии. Завтра ранним утром мы должны туда прийти. Долго-долго следили с "Тамары": за удалявшимися на восток кораблями, мощно разрезавшими воды Бенгальского залива.

Медленно дышит океан под нарастающими легкими порывами северо-западного ветерка. Еще раз поднялись сигнальные флаги, и, несмотря на далекое расстояние, последний привет "Тамары" был повторен на крейсере, уже начавшем скрываться на горизонте."! (Доктор Радде, с. 224-226).

Нельзя не присоединиться всей душой к восторгам по поводу этой, изображенной доктором Радде, исполненной красот и великолепия картины. Хочется, как и автору с "Тамары", закончить этой сценой свое повествование и уверить себя, что дальнейшее путешествие наследника протекало счастливо и безмятежно. И остается лишь пожалеть, что для высшего блага наследника и всей России он не был отправлен на родину на борту "Тамары". Неописуемая роскошь и нега путешествия было бы так кстати сменить на более скромные, чем на "Памяти Азова", условия яхтенного плавания. Но безмерно людское холопство и самонадеянность.

Пышность безумного путешествия решили (любопытно было бы видеть мотивировку!) углубить присоединением в пути к отряду наследника всей Тихоокеанской эскадры. О таком именно присоединении эскадры в Сингапуре говорилось в отчете по Морскому ведомству за 1890-1893 г. (С-Пб, 1895, с. 36). Словно подгулявший купчик, ведомство бездумно разбрасывало деньги, которых флоту всегда не хватало на ремонт и боевую подготовку кораблей. Не считая двух канонерских лодок, в Сингапур для лицезрения наследника и почетного усиленного конвоирования "пригнали" из Нагасаки (через Манилу) и самый мощный тогда в Тихом океане крейсер "Адмирал Нахимов". Он пришел под флагом начальника эскадры вице-адмирала П.Н. Назимова (1829-?), который, заранее придя в Сингапур по получении известия о выходе отряда наследника с Цейлона, начал готовить торжественную встречу.

18 февраля с приходом на рейд "Памяти Азова" (флаг наследника) и следовавшего за ним "Владимира Мономаха" все корабли — и русские, и иностранные (по приглашению адмирала) — окутались дымом громоподобного салюта из 25 выстрелов, послали по реям команды и прокричали пятикратное "ура". Соединение отряда с эскадрой означало, как практически замечал Ф.В. Дубасов, "низложение" Басаргина и прочие чиновно-бюрократические преобразования. Структуру отряда нарушили, его начальника превратили в младшего флагмана эскадры и с "Памяти Азова" "выселили" на "Мономах" (где и был поднят флаг адмирала), а капитана 1 ранга Бауера "выселили" с "Мономаха" на "Нахимов", где он стал флаг-капитаном при начальнике эскадры.

Заступаться за своего адмирала, чтобы сохранить отряд в неприкосновенности, наследник не стал. Новым для него развлечением стали состоявшиеся 18 и 19 февраля смотры "Адмиралу Нахимову" и лодкам "Манчжур" и "Кореец". 19 февраля на "Памяти Азова" наследник дал обед командирам трех фрегатов эскадры, после чего адмирал Назимов перебрался на "Память Азова" под флаг наследника. Как замечал Ф.В. Дубасов, хотя "Нахимов", а тем более лодки, не значатся особенной внушительностью, но так как в общем нас здесь пять судов, то эта парадная встреча и соединение эскадр не лишены были некоторого блеска, который, кажется, очень неприятен англичанам" (Морской Сборник, 1916, №6, с. 41).

Понятно, конечно, что эта игра мелких амбиций, получившая у офицеров название "показывать из-за угла кулак Англии", не могла оправдать расходов по "прогону" "Адмирала Нахимова" из Японии до Сингапура, а затем, сопровождая наследника обратно на север, чтобы уже в июне того же года снова отправиться на юг, для возвращения в Россию. 23 февраля три крейсера пришли в Батавию. На кораблях не без основания предполагают, что это было сделано (с возвращением назад) ради устройства для наследника праздника перехода через экватор.

Празднество подготовили с большой выдумкой и с большим энтузиазмом провели по установившемуся в русском флоте классическому сценарию: явлением на корабль морского царя Нептуна, с огромной, фантастически наряженной и несообразно накрашенной свитой, включая неизменного брадобрея. Всем не прошедшим ранее экватор (кто проходил, -тем разрешалось откупиться) устроили столь же театрализованное бритье и последующее купание в сооруженном из парусины бассейне.

Все это в подробностях описывалось Г.Ф. Цывинским и Ф.В. Дубасовым. "Все остались чрезвычайно довольными этим праздником, и команда действительно наслаждалась им с совершенно детской радостью", — писал Ф.В. Дубасов. Наследника, правда, не искупали, его, как и принца Георга, оберегали также и от других неудобств корабельной жизни. Так на время погрузки угля в порту на "Память Азова" обе высокие особы перебирались на "Адмирал Нахимов".

В Батавии для наследника устроили охоту на крокодилов. 7 марта пришли в Бангкок, оттуда на яхте сиамского короля наследник был доставлен во дворец для продолжения программы развлечений, включая, конечно, ловлю слонов (их пригнали аж 287) и щедрую раздачу орденов для чинов свиты наследника (на него возложили знаки высшего государственного ордена Шокра-Кри). 15-19 марта стояли в Сайгоне. В город пришли, оставив глубокосидящий "Адмирал Нахимов" в устье реки Меконг. Шли большой скоростью против сильного течения под проводкой лоцмана. Узкая извилистая река пряталась в обильной зелени, и по временам казалось, что идущий1 впереди "Азов" катится по зеленому лугу, заросшему высокой густою травой и гаоляном", — писал Г.Ф. Цывинский (с. 111).

Как и в Сиаме (где король искал союза с Россией, чтобы сохранить независимость своего государства), прием в Сайгоне отличался особой сердечностью и торжественностью. Во всем чувствовалось уже скорое приближение союза России и Франции. "Вся набережная и прилегающие к ней улицы были заполнены народом и в воздухе гудело: "Vive la Russia!" (Г.Ф. Цывинский, с. 111).

23 марта, ощутив наконец переход от изнуряющей всех тропической жары к умеренному климату, вошли на рейд Гонконга. 29 марта продолжили плавание до Шанхая, на подходе к которому наследник пересел на пароход "Владивосток" для продолжения путешествия по Китаю. Две канонерские лодки провожали пароход в Ханкоу, а "Память Азова" с двумя другими крейсерами отправили в Нагасаки.

5 апреля 1891 г., до краев переполненный живностью тропиков и дарами растительного мира, с разгуливающими на палубе двумя слонятами и черной пантерой, увешанный клетками с заморской птицей, "Память Азова" входил на показавшийся всем сказочным видением нагасакский рейд. Петербургский журналист князь Ухтомский, обстоятельно (в отличие от наследника) описывавший все путешествия, включая и впечатления от бесподобных красот бомбейских природы и побережья, не находил слов для описания величественных берегов и узкого, ведущего в Нагасаки залива. К апрелю на рейд Нагасаки собралась едва ли не вся Тихоокеанская эскадра: "Память Азова", "Владимир Мономах", "Адмирал Нахимов", лодки "Манчжур", "Кореец", "Бобр", клипер "Джигит" и три парохода добровольного флота: "Петербург", "Владимир" и "Байкал".

Размах происшедшего культурного обмена ("полтораста офицеров сочеталось японским браком") был неописуем. Корабли осаждали сотни лодок, с которых предлагали самые экзотические товары. Невероятно увеличилась торговля на берегу. Прибыл весь состав посольства, и город стал почти русским.

Прибывший 16 апреля из Китая на "Памяти Азова" наследник приступил к освоению обширной программы приемов, чествований, экскурсий и других развлечений. 28 апреля особенно удался обед в японском ресторане, где, как записывал Ф.В. Дубасов, "собраны были все самые лучшие гейши Киото, вообще славящиеся по всей Японии как самые красивые, образованные и элегантные, и там мы превесело провели вечер почти до 12 часов". Наследник "был ужасно в духе, ужасно наслаждался, и все хохотали до упаду, как принц Георг дурачился с молодыми девчонками, и они его облепляли, как пчелы, и резвились, как котята". Наследник и наутро "не переставал восхищаться и вспоминать смешные эпизоды вчерашнего вечера". В восторгах ("как никогда" — писал Ф.В. Дубасов) прошел и завтрак близ Киото на оз. Бива (город Отсу, Оцу или Отцу) 29 апреля.

Тогда-то и пришло время возмездия. При возвращении на рикшах по узкой, запруженной толпой улочке в Отсу наследник, следуя за рикшами приставленного к нему принца Арисугава и его свиты, неожиданно получил удар саблей по голове от стоящего в оцеплении японского полицейского офицера. Наследник пытался укрыться в ближайшей на улице лавке, но при выходе подвергся нападению того же злоумышленника (такие подробности в своем письме передавал лейтенант с "Джигита" Е.А. Трусов). Достойно внимания то обстоятельство, что никто из свиты, включая и князя Баратынского, не встал грудью на защиту наследника. От гибели его спас принц Георг. Выскочив из своей коляски, он ударом трости по голове отвлек преследователя и помешал ему нанести второй удар. Переполох и паника в толпе и свите наследника были, конечно, неописуемы, но злодея успели обезоружить. Легкую рану черепа, не затронутого ударом сабли, удачно зашили, и Микадо лично отвез пострадавшего до Кобе, откуда он перебрался на "Память Азова".

С извинениями за поступок своего подданного Микадо на следующий день прибыл во главе отряда кораблей. Его встречали со всеми почестями, с салютами, расхождением людей по реям, криками "ура". Шесть салютов по 21 выстрел состоялось в тот день при встрече и обменах визитами.

Происшествие с наследником обернулось дождем орденов, которыми, стремясь задобрить русского императора, Микадо осыпал офицеров эскадры. Адмиралам прислали ордена Восходящего солнца 1-й степени со звездой, командирам трех крейсеров — Н.Н. Ломену, Ф.В. Дубасову и А.В Федотову (1839-?) — Восходящего солнца 2-й степени со звездой, их старшим офицерам "Памяти Азова" О. А. Энквисту (1849-1912), "Владимира Мономаха" — Г.Ф. Цывинскому и "Адмирала Нахимова" - - А.Р. Родионову (1849-?) -- Священных сокровищ 3-й степени, а Г.Ф. Цывинскому сверх того — еще и орден Восходящего солнца 4-степени. Командиры канонерских лодок получили орден Священного Сокровища 3-й степени, а штабные чины -Восходящего Солнца 4-й степени. Невзирая на повторную просьбу Микадо, император Александр III приказал путешествие прекратить и всей эскадре отправиться во Владивосток.

6 мая отпраздновали день рождения ("нашего флагмана" — Ф.В. Дубасов), устроили по этому поводу гонку шлюпок, разукрашенных роскошной электрической иллюминацией. 7 мая 1891 г. последним актом путешествия стал завтрак, устроенный наследником на "Памяти Азова" для Микадо.

Так завершилось путешествие, вошедшее в историю на редкость бесцельным и дорогим (42 дня стоянки двух крейсеров в Бомбее, семь месяцев без боевой подготовки), отмеченное знаками неблагополучия судьбы, ничего не принесшее наследнику в "образованности" и лишь умножившее число умерщвленных в Азии слонов, тигров и крокодилов. 11 мая во Владивосток пришли "Адмирал Нахимов" и "Владимир Мономах", 16 мая в сопровождении канонерских лодок пришел и "Память Азова" с наследником. 18 мая к эскадре присоединился клипер (крейсер 2 ранга) "Джигит", вышедший из Иокогамы.

19 мая стало днем единственно государственно значимых в путешествии наследника событием. Он совершил торжество закладки сибирской железной дороги, а затем — начатого в порту, первого на русском Дальнем Востоке, сухого дока. Занятная была подготовлена для цесаревича инсценировка. Как писал состоявший в числе представителей эскадры лейтенант с "Джигита" Е.А. Трусов (1855-1904), (в 1895-1897 г. старший офицер "Памяти Азова"): "Наследник на лошадях проехал за две версты, там отслуживши молебен, сел в привезенный уже царский вагон и в нем по набросанной в несколько недель железной дороге прибыл к месту, где назначено построить вокзал в городе. Тут опять было молебствие, и он вложил после него серебряную доску в основание фундамента, и при нем тут же забросали этот угол". За завтраком в прекрасно декорированном бараке наследник огласил телеграмму от императора о разрешении постройки прямой железной дороги через Сибирь.

В понедельник 20 мая на верхней палубе "Владимира Мономаха" с участием 170 приглашенных состоялся завтрак, за которым эскадра прощалась "с молодым флагманом, которого ужасно полюбили" (Ф.В. Дубасов). Честь приема наследника уступили "Мономаху", так как "Азов" (обиходное название корабля) был "уже осчастливлен пребыванием на нем Его высочества".

Спич, произнесенный Ф.В. Дубасовым в завершение плановых тостов, расстроил всех присутствовавших до слез и чрезвычайно тронул наследника. В речи подчеркивалось значение его путешествия на Дальний Восток, то есть "в ту сторону, куда лежит историческая дорога, по которой подвигается русский порт, и та особенно высокая честь и милостивое доверие, которое оказано флоту этим впервые совершенным им плаванием. "Счастье" этого путешествия и запечатленный в сердцах "тот простой и добрый привет", которым в продолжение семи месяцев наследник одарял каждого, Ф.В. Дубасов обещал не только сохранить, но и передать "следующему поколению моряков". Наследник же, выйдя из-за стола, крепко сжал руку оратора, сказал: "Я от всей души благодарю Вас за Ваши слова и никогда их не забуду".

И действительно, карьера Ф.В. Дубасова была обеспечена, хотя и не на самых высших должностях. Восторг наследника оказался недолговечным, и даже Н.Н. Ломен, избранный с воцарением Николая II на должность флаг-капитана, был через малое время заменен более "духовно близким" — умелым царедворцем и интриганом К.Д. Ниловым (1856-1919).

"В своем восторге от общения с наследником, который держал себя с нами так просто, как с товарищами", — писал и наблюдавший его (уже в кают-компании "Мономаха") лейтенант Е.А. Трусов. "Много раз за это время я был близко около него, и каждый раз все более и более мне нравился его симпатичный взгляд, и теперь, конечно, еще больше, такие добрые прелестные глаза редко встретишь". Каждому цесаревич обещал прислать из Хабаровска по своей фотографии, пока же для кают-компаний кораблей было подарено по большому снимку. Командирам и старшим офицерам с "Памяти Азова" наследник прислал в подарок чеканого золота чарки в древнерусском стиле, усыпанные драгоценными камнями, офицеры получили перстни, часы и запонки, лейтенанты с "Азова" — по золотому портсигару. Е.А. Трусову на "Джигите" достался роскошный перстень. В этой эйфории счастья несказанно близкого товарищеского, как всем казалось, общения с наследником престола немыслимо было представить, сколько лицемерия, лжи и коварства обнаружится вскоре за мнимой его любезностью и обходительностью. Никому не дано было предвидеть, сколь многим из соприкасавшихся с молодым императором государственных и военных деятелей предстоит испытать на себе горечь самого низкого предательства и сколь гибельной для судьбы страны окажется совершенно неподходящая для государя, неустойчивая и маниакально упрямая натура последнего из правящих Россией Романовых. Не мог и лейтенант Трусов предвидеть, что он в числе многих обречен на гибель в войне, состоявшейся и проигранной по вине того, кто в дни торжеств во Владивостоке в 1891 г. излучал столько обманчивых добра, приветливости и света.