Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

P.M. Мельников. Минные крейсера России (1886-1917 гг)

от 15 января 1895 года

14 декабря в 8 час. 30 мин. утра, имея разведенные пары, одновременно с минным крейсером "Гайдамак", снялся с якоря и по выходе в Аденский залив держался малым ходом, дожидаясь окончания определения девиации крейсером "Память Азова". В 10 час. 30 мин., по его сигналу, вступил в кильватер. Ветер 0-3. состояние моря 4 балла. 16 декабря в 5 час. вечера прошли траверз восточной оконечности острова Сокотра и взяли курс SO 76°. По проходе острова Сокотра ветер стал свежеть и волнение увеличилось. При ветре N0-5 и состоянии моря 5 в 3 час. 30 мин. дня, по сигналу с "Памяти Азова", "Гайдамак" принял буксир для приемки угля, почему ход уменьшен до 4 узлов, которым и шли до окончания погрузки угля на "Гайдамак".

19 декабря в 4 час. утра, по сигналу с "Памяти Азова", ход увеличен до 9 '/2 узлов; в 8 час. утра, при тех же обстоятельствах погоды, в широте 71°42'N и долготе 60"40'О, по сигналу с "Памяти Азова", подошел для принятия буксира и приемки угля. Погрузка угля производилась в мешках, передаваемых по лееру, взятому за топ бизань-мачты "Памяти Азова" и за шпор фок-мачты "Всадника". Показания кренометра были 20-35°, число розмахов в минуту 26; в 4 час. 30 мин. дня окончили погрузку угля.

20 декабря состояние моря спокойное, а 21 декабря по чти штиль, с небольшой зыбью. К ночи зыбь увеличилась и в 1 час ветер от NO стал свежеть и достиг 6-7 бал., по временам с порывами до 8 бал. Размахи качки доходили до 45°, при числе розмахов-в минуту 32. Качка была настолько велика, что 23 де кабря не производилась варка пищи и был случай (несмотря на заведенные штормовые леера по тентовым стойкам вокруг все го крейсера), что матрос, вышедший снизу наверх, не рассчитав на могущий быть размах, едва не вылетел за борт, но, к счастью, был удержан другим матросом, шедшим за ним снизу наверх. Носовая возвышенная часть крейсера была все время обливае ма волной, которая часто попадала и на мостик.

По временам волной обливало крейсер за башней и даже иногда он черпал всем бортом поверх парусинного фальшборта, шнуровка которого от большого напора воды в нескольких местах лопнула. Вода, попавшая на палубу, некоторое время не успевала стекать за борт. Волны попадали в машину и в кают-компанию, так что машинный люк пришлось наглухо задраить. Таким образом, крещение крейсера было полное, и в общем можно заключить, что "Всадник" обладает хорошими морскими качествами. Перебой машины был значительный, и все время стоял машинист на ручке регистра.

В начале 11 час. вечера в широте 7°7'N и долготе 77°58'О "Гайдамак" сделал сигнал: "не могу управляться" и тотчас же отстал. Вслед за сим был уменьшен ход, и спустя некоторое время "Память Азова" повернул назад к "Гайдамаку". Через несколько минут огни у "Гайдамака" скрылись, и "Память Азова", подойдя приблизительно к месту нахождения "Гайдамака", сделал сигнал: "показать свои места", на что мною были показаны свои позывные. В исходе 11 часа с "Памяти Азова" был сделан сигнал: "идите осторожно". Имея прежний курс SO 80° (на Коломбо), я продолжал идти малым ходом, а около 11 час. 30 мин. скрылись огни "Памяти Азова". До 7 час. утра я продолжал идти малым ходом, а затем увеличил ход до 8 узлов. Состояние моря стало спокойнее лишь только после того, как открылся берег Цейлона.

24 декабря в 11 час. утра перед входом на рейд Коломбо отсалютовал нации, принял лоцмана и по его указанию стал на якорь. В исходе 7 час. вечера пришел крейсер "Память Азова"; а вслед за ним и "Гайдамак". Во время стоянки в Коломбо производил пересмотр машины, подшипников, чистку и чеканку котлов, а также осмотр вспомогательных механизмов.

5 января 1895 года, в 10 часов вечера, начал разводить пары в правом котле. 6 января, в 7 час. 45 мин. утра перед съемкой с якоря поднял сигнал крейсеру "Память Азова": "прошу по выходе в море взять меня на буксир". Следуя движению "Памяти Азова", в 8 час. утра снялся с якоря и по выходе с рейда принял буксиры, а в 10 час. был дан ход. В 8 час. вечера взяли курс на Acheen и по выходе в Бенгальский залив встретили NO-4, дошедший на следующий день до 6 бал.; состояние моря 4-5; розмахи доходили до 30°. Буксиры держали хорошо, но, вследствие бывших по временам очень сильных подергиваний, приходилось их поправлять.

10 января, в 7 час. утра, по сигналу с "Памяти Азова", поднял пары, а в исходе 9 час. отдал буксиры и дал малый ход. В 11 час. 40 мин. "Гайдамак" принял буксиры и увеличил ход до среднего.

14 января в 10 час. утра "Гайдамак" отдал буксиры и по сигналу вступил в кильватер "Памяти Азова". В 2 час. дня, подойдя к Сингапуру, принял лоцмана и по указанию его встал на якорь на рейде и прекратил пары.

Два перехода, сделанные крейсером от Адена до Сингапура (один в 12, а другой в 8 суток и при том в свежую погоду), были донельзя утомительны, так как сон, служащий отдохновением и необходимый при усиленной работе на судне во время переходов, при постоянно большой качке, весьма плох, и многие из чинов крейсера не спят, а только по временам дремлют. В бывшую большую качку, продолжавшуюся почти три ночи, никто из чинов крейсера не спал, все время были наверху и по возможности бодрствовали. На якоре после таких переходов приходится заниматься исключительно чисткой и приборкой на судне. Вследствие чрезмерного утомления всех чинов крейсера, а также продолжавшего дуть свежего NO муссона я счел нужным просить разрешения начальника эскадры Тихого океана о дальнейшем плавании малыми переходами, на что и получено его согласие.