Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

P.M. Мельников. Минные крейсера России (1886-1917 гг)

В течение 1890 года, Техническим Комитетом рассмотрены следующие вопросы по означенному строению:

Весной 1888 года бывший командир крейсера "Лейтенант Ильин" капитан 2 ранга Бирилев представил Управляющему Морским министерством отчет о плавании крейсера в 1887 году и замечания о вооружении крейсера и его качествах.

Отчет капитана 2 ранга Бирилева, по приказанию Управляющего Морским министерством, был рассмотрен в особой комиссии под председательством контр-адмирала Казнакова. В отчете этом комиссия постановила:

"Присутствие на крейсере и значение поворотных аппаратов, при общем числе их, представляется совершенно излишним, так как трудно допустить, чтобы они могли действовать под разными углами на таком судне. Таково же мнение и вице-адмирала Пилкина, но величина угла, под которым должны быть поставлены выдвижные аппараты, должна быть определена опытом. То же самое относительно кормового аппарата, который, по мнению некоторых членов комиссии, бесполезен для судна, обладающего таким ходом, и может пригодиться ему только при одной из тех редких случайностей, на которые нельзя иметь ответа." Комиссия постановила снять с крейсера два бортовых и кормовой аппараты, заделав наглухо их порта. Мнение комиссии было утверждено резолюцией Управляющего Морским министерством "согласен". При снятии с крейсера "Лейтенант Ильин" двух поворотных бортовых аппаратов крейсер облегчался на 300. пудов, а от снятия кормового аппарата на 60 пудов. Кроме того, число мин Уайтхеда на крейсере уменьшилось бы шестью, что составляет облегчение на 150 пудов, а всего на 510 пудов.

1 февраля 1889 г. Технический комитет докладывал Управляющему Морским министерством о состоявшемся приказании снять аппараты с крейсера и просил оставить их на кампанию 1889 года, вследствие особого назначения его для производства минных опытов. Управляющий Морским министерством резолюцией на докладе от 31 января 1889 г. за № 203 разрешил не снимать с крейсера бортовых аппаратов до окончания кампании.

В кампанию 1889 года крейсер состоял в практической эскадре, и командующий в том году эскадрой вице-адмирал Копытов в своей докладной записке на имя Управляющего Морским министерством представил, что после снятия с него бортовых поворотных аппаратов полезно борта заделать и из пространства вырезов во внутреннем борту от них образовать угольные ямы, что увеличит район действия крейсера на 2 часа среднего хода, и устранит переноску угля на верхней палубе.

Предложение вице-адмирала Копытова было рассмотрено в Комитете, по журналу от 7 марта отчетного года за № 15, причем постановлено: Угольные ямы на местах портов между 33 и 40 шп., а также между 47 и 53, следует сделать, но чтобы не перегружать этим крейсер, и без того сидящий на 1О'/2 дюймов более, чем по чертежу. Необходимо иметь угольные ямы, начиная с носа только с 33 шп., а во внутренней стенке передних ям сделать двери. В этих ямах хранить судовое имущество, как-то мешки, лопаты, голики и вообще легкие предметы.

Угольные ямы будут начинаться с 33 шп. и идти не прерываясь к корме. Ввиду того, что с закрытием портов уничтожится удобная подача мин с воды к аппаратам и мины придется подавать через машинный люк верхней палубы, его необходимо увеличить по длине крейсера на 2 фута к носу, перерезав бимс на 76 шп., положив новые целые карленгсы, длиной 12 фут, между бимсами на шп. 80 и 74 и введя полубимс, по ширине люка, на шп. 75. Соответственно увеличенному вырезу в верхней палубе, переделать комингсы и имеемый светлый люк, а также сделать съемными три пиллерса: два в насосном и один в машинном отделениях.

Постановление Комитета утверждено Управляющим Морским министерством.

В 1890 году бортовые поворотные аппараты были сняты с крейсера и в августе месяце отправлены в Кронштадтский порт; кормовой же аппарат оставлен.