Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

P.M. Мельников. Минные крейсера России (1886-1917 гг)

Воспроизводство проекта Шихау - "Гридень"

Последний корабль серии - "Гридень" (в древней Руси гридни - княжеские дружинники, телохранители князя) строился (и корпус и машины) в Николаевском казенном адмиралтействе. Корабль был зачислен в списки флота 21 декабря 1891 г. - то есть почти вслед за зачисленными 7 декабря того же года "Воеводой" и "Посадником". О каком-либо учете опыта работ речи не было.

По сообщению из ГУКиС 22 января 1891 г. Главному командиру флота и портов Черного и Каспийского морей, строить новый корабль следовало не делая никаких изменений в чертежах "Казарского". Уже в феврале последовал приказ по Николаевской портовой конторе "приступить немедленно к работам", но лишь в мае после составления сметы и ведомостей заказа материалов выдали первый наряд на подготовительные работы. В июне после обычной процедуры вызова контрагентов заключили контракт с заводом Южно-Русского Днепровского металлургического общества на поставку 140 т судостроительной стали, приступили к разбивке корпуса на плазе. 19 ноября начались работы на стапеле.

В отличие от "Казарского", построенного по налаженной технологии на специализированном заводе (325 тыс. руб.) "Гридень" по смете должен был стоить 528,2 тыс руб. (261, тыс. руб. - корпус; 300 тыс. руб. механизмы, 25 тыс. руб. - вооружение и снабжение). Строителем по корпусу назначили старшего судостроителя И.Е. Федорова (1844-?), с 1890 г. занимавшего должность старшего судостроителя в Николаевском порту. В 1888-1890 гг. строил в Петербурге канонерскую лодку "Грозящий", затем был переведен на должность и.д. Главного корабельного инженера Николаевского порта.

Сталь для механизмов заказали Брянскому заводу, для снятия эскизов с механизмов "Казарского" крейсер оставили зимовать в Адмиралтействе. Работами по механизмам руководил главный инженер-механик Николаевского порта флагманский инженер-механик (это звание соответствовало, как и у И.Б. Федорова, чину полковника) Абрамович. Спуск корабля планировался на апрель 1893 г.

В соответствии со спецификацией и чертежами постройку корпуса начали 19 ноября 1891 г. По состоянию на 1 мая в корпус за истекший месяц было употреблено 157 пудов металла, а всего с начала постройки 1243 пудов. Готовность корпуса соответственно с 18,11% возросла до 19,67%. К 1 июня 1892 г. готовность поднялась до 23,1%.

4 сентября 1892 г. с молебном, выдачей священнику двух полуимпериалов по положению 1854 г. (и в присутствии генерал-адмирала Алексея Александровича) состоялась официальная закладка "Гридня". Этот формальный акт совершался уже по прошествии некоторого времени от фактического начала работ, когда их направление и организация уже стабилизировались, а участвующим в церемонии ответственным лицам было что продемонстрировать на стапеле.

Случалось, ради удобств этих ответственных лиц закладку задерживали, чтобы в один день совместить церемонию на двух кораблях. Так было и с "Гриднем". Его закладывали уже в 30% готовности корпуса, тогда как одновременно с ним закладывавшийся на том же Адмиралтействе броненосец "Три Святителя" имел готовность 13%.

Сохранившаяся в коллекции ЦВММ посеребренная латунная доска (размером 11,5x8,1 см) с закрушенными углами изображала на лицевой стороне силуэт корабля и надпись: "стальной одновинтовой с машиной в 3500 индикаторных сил (мощность и на этот раз округлили с 3300 л.с. - P.M.) минный крейсер "Гридень". Заложен Сент. 4 дня 1892 г. в Николаевском-Адмиралтействе в присутствии: Его Императорского Высочества Великого Князя Генерал-Адмирала Алексея Александровича". На оборотной стороне перечислены (без единого знака препинания) ответственные лица и участники церемоний: "Генерал Адмирал Его Императорское Высочество Великий Князь Алексей Александрович Управляющий Морским министерством Адмирал Чихачев Главный Командир Черноморского флота и портов Черного моря Вице Адмирал Копытов Председатель Морского Технического Комитета Вице Адмирал Пилкин Капитан над Николаевским портом Контр Адмирал Шамшин Главный Инспектор Кораблестроения Самойлов Главный Корабельный Инженер Старший Судостроитель Торопов Строитель Корабельный Инженер Старший Судостроитель Федоров".

Такого же рода содержание имели две доски - одна из серебра, другая латунная посеребренная (размером 13x9 см), посвященные броненосцу "Три Святителя". Разными были только силуэты кораблей, текст о их характеристиках и, понятно, фамилии строителей. Незначительно различалось правописание ("Каталог закладных досок...", Л., 1974, с. 79-80, 152).

Участие в церемонии Великого князя Генерал-адмирала позволяло, в условиях Черноморского флота, с особым вниманием рассмотреть проект и внести в него необходимые усовершенствования. Присутствие всех высших чинов кораблестроения, пунктуально перечисленных на оборотной стороне закладной доски, участие Главного командира, Главного корабельного инженера Николаевского порта, Главного инспектора кораблестроения и председателя МТК могло повернуть судьбу проекта в сторону более рациональных и перспективных решений.

Но парадно-официозный настрой - в тот же день предстояла еще более торжественная закладка начатого постройкой 2 августа 1891 г. в том же Адмиралтействе броненосца "Три Святителя" - не располагали Великого князя к так всегда удручавшей его мысленной деятельности. Возможно, что при ограниченном творческом ресурсе Главного начальника флота и морского ведомства, как пышно именовалась должность Великого князя Генерал-адмирала, представители Черноморского флота побоялись обременять его избытком инициатив, и без того значительных в связи с проектом "Трех Святителей".

Проект этого корабля адмирал Н.В. Копытов задумал основательно усовершенствовать и этой работой был всецело поглощен строитель корабля С.К. Ратник. Потому, возможно, Савелий Ксавериевич и не решился, или не получил разрешение Главного командира нарушить мыслительную девственность Великого князя напоминанием о своем еще в 1888 г. предложенном проекте бронированного двухвинтового 406-тонного миноносца и об опыте плававшего в Черном море двухвинтового "Капитана Сакена" - он мог бы, благо дело происходило в одном городе и в одном Адмиралтействе, напомнить строителю "Гридня". Вполне было реально, соединив усилия двух инженеров, предложить двухвинтовой, более скоростной, сильно вооруженный и более отвечающий своему времени, усовершенствованной корабль.

Возможно, в обширнейшем фонде Николаевского порта может еще обнаружится инициативный проект какого-либо одного или обоих этих инженеров. Поиск этот в архиве останется, увы, полезным лишь для их биографий. Известно, что всесторонне отработанный, по заданию Н.В. Копытова, инициативный проект усовершенствований "Трех Святителей" уже в январе 1892 г. был отклонен с непробиваемой формулировкой: чертежи броненосца были-де "Утверждены Государем Императором". Уже приближавшийся тогда к уровню своей некомпетентности, и вполне овладев бюрократической мудростью коридоров и кабинетов власти Главного Адмиралтейства, адмирал К.П. Пилкин мог таким же образом отреагировать и на попытки усовершенствовать "Гридень".

Ничем помочь делу не мог и государь император. Его личные наблюдения (о которых только в 1948 г. решился рассказать В.К. Витгефт) над поведением "Воеводы" и "Посадника" еще не состоялись, а о столь плачевной мореходности "Казарского" доложить было некому. Плохие бояре не позволили хорошему царю принять правильное решение. Все продолжалось заведенным порядком. 31 октября 1893 г. состоялся спуск корабля на воду. Задержку вызвали обычные неувязки казенного судостроения и целый ряд конструктивных изменений и переделок выполнявшихся по указанию МТК, Управляющего морским министерством и Главного командира. Одна лишь начатая в октябре 1894 г. переделка носовой части для улучшения мореходности по опыту "Посадника", "Всадника" и "Гайдамака", стоила 650 руб. Работы эти, судя по сведениям о состоявшейся в 1895 г. такой же переделке всех балтийских собратьев корабля, включали в частности, демонтаж в носовой части уже установленного планширя, стальной и деревянной обшивки настилов палуб, шпиля (его ставили на палубу установленного заново полубака), клюзов и других дельных вещей. Заново менялось и все якорное устройство.

Оставив в стороне заботы И.А. Шестакова о задуманных им первых минных крейсерах, ("Лейтенант Ильин" восхитительным видом своей высокобортности наводил страх на королеву эллинов), преемники адмирала, пойдя на поводу у фирмы Шихау, напрочь отказались от требований мореходности, а на опыт "Казарского" предпочли закрыть глаза. Уроки "Посадника" и "Воеводы" тоже сочли несущественными. Переделки "Всадника" и "Гайдамака" на последующие типы распространять не предполагали и "Гридень" по распоряжению другого доброго адмирала Н.М. Чихачева начали строить опять по образцу "Казарского". Никто даже на шаг вперед не пытался предвидеть развитие событий. И потому, "не повернув головы кочан", несмотря па все уроки ни в какую немореходного "Казарского", "Гридень" начали строить по его образцу, а затем, получив новую установку, с той же уверенной деловитостью начали переделывать под "Посадник". Все же прочие инициативы с прежней самоуверенностью отметали.

Интересными, но к сожалению неосуществимыми, были такие предложения командира и строителя корабля, как применение предварительного проверенного в действии в порту электрического рулевого привода. Но в МТК решили не перегружать единственную динамо-машину новым потребителем, да и паровая машинка уже полученная с завода Шихау, осталась бы без применения. Заменить не раз проявлявшие свою ненадежность огнетрубные котлы уже хорошо себя тогда зарекомендованными котлами Дю-Тампля (их мог изготовить Путиловский завод) еще в июне 1892 г. предлагал Главный командир Н.В. Копытов.

Но адмиралу ответили, что Н.М. Чихачев желает видеть "Гридень" точной копией построенного в Германии "Казарского", а новые котлы (они стоили дороже на 21000 руб.) пообещали разрешить установить на последующих кораблях. Непостижимы все-таки эта гениальная чиновная простота, убогий рыночный подход и стоическое равнодушие бюрократии к порученному ей делу. Никому, похоже, кроме Главного командира, не было дела до совершенствования проекта и приближение его к уровню современности. На Черноморском флоте экономили постоянно, отчего даже к концу XIX в. считалось нормальным скорости его броненосцев задавать в проектах меньшие, чем для балтийских. Добрый этот обычай, наглядно подтверждавший второстепенность и провинциальный статус черноморского театра, дожил до послецусимских времен, когда скорости первых дредноутов и первых турбинных эсминцев в сравнении с их балтийскими сверстниками сочли возможным уменьшить. Еще ранее, в описываемые здесь благословенно застойные 90-е годы, в МТК, несмотря на настояния Н.В. Копытова, отклонил многообещавший проект современного двухвинтового миноносца, разработанный инженером К.П. Боклевским (1862-1924) и предписал для постройки в Черном море избрать более дешевый проект (по образцу на этот раз французского) миноносца "Пернов". Не возымел действия и проект бронированного 406-тонного двухвинтового минного крейсера, который С.К. Ратник разработал еще в 1888 г., а в 1891 г. еще раз предложил МТК. А потому работы над последним черноморским крейсером продолжались прежним порядком.

В июне 1895 г. получили с завода Чадборна (Англия) машинный телеграф и после успешных швартовых испытаний совершили со скоростью до 18 уз первый поход. Заменив винт, поврежденный при очередном пробеге и доведя по требованию Н.В. Копытова вакуум в холодильнике до паспортного уровня "Казарского", в октябре перешли для сдаточных испытаний в Севастополь.

Как и в Николаеве работа машины не вызывала никаких нареканий, и в очередном пробеге на мерной миле 2 ноября 1894 г. при средней осадке 2,8 м "Гридень" показал скорость 22,5 узла т.е. большую чем "Казарский". "Это свидетельствует о тщательности постройки механизма и котлов, особой точности сборки и пригонки, что обязывает меня еще раз выразить полную признательность механикам и мастерам, в постройке участвовавшим, а указателям объявить мое спасибо", - говорилось в приказе Главного командира Н.В. Копытова.

Из числа николаевских мастеровых, внесших наибольший вклад в создание механизмов корабля, в документах сохранились имена указателя механической мастерской Ипполита Семенова, слесарей Василия Субботина, Михаила Бойко, Карпа Чернова, Павла Семенова и котельщика машинно-котельной мастерской Романа Савича. Они работали над машинами "Гридня" в течение всего цикла их создания. Этот золотой фонд рабочего класса, руководимый преданным своему делу инженером Абрамовичем, мог бы составить основу для формирования так остро необходимой, но все еще не удавшейся в России специализированной отрасли миноносного судостроения. Ее опыт мог бы помочь формированию такой отрасли и на Балтике. Но в МТК в силу все той же экономии и забот о сбережении "вертикали власти" не хотели позволить судостроению в Черном * море выйти на уровень новейших техники и технологии. Рывок в создании современных миноносцев и минных крейсеров, на который позволял рассчитывать успех сооружения в Николаеве минного крейсера "Гридень", не состоялся. "Гридень" остался все тем же, слегка усовершенствованным и уже шестым по счету воплощением так необъяснимо полюбившимся в Морском министерстве проекта Шихау.

Сделавшийся по воле Н.М. Чихачева по существу стандартным образцом минного крейсера, проект Ф. Шихау, даже после замечания императора Александра III продолжал сохранять свой довольно таки легкомысленный одновинтовой тип, с такой же легкомысленной артиллерией и вовсе не истребительской скоростью. Требовалось сделать навстречу прогрессу заметный шаг и этот шаг предстояло сделать "Абреку".