Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Лидеры типа «Ленинград»

«Харьков»

Предвоенные годы лидера «Харьков» прошли в учениях, плановых ремонтах. В начале июня 1941 года «Харьков» в составе эскадры принимал участие в учениях по отработке взаимодействия флота с войсками приморских флангов армии. За сутки до начала войны он вернулся в Севастополь и стал на свое штатное место в бухте.

Уже 23 июня лидер в составе группы кораблей участвовал в обеспечении минных постановок, а 24 июня вместе с 3-м дивизионом эсминцев ОЛС выходил для прикрытия побережья Крыма от ожидавшегося набега румынских миноносцев.

25 июня «Харьков» (головной в составе ударной группы кораблей) в 20.10 с командиром ударной группы капитаном 2 ранга Романовым на борту вышел из Севастополя для нанесения удара по Констанце.

Рано утром 26 июня, разворачиваясь на заданный курс и увеличив ход при пересечении линии румынского минного заграждения, «Харьков» потерял параваны. После выхода в точку поворота на боевой курс 55° он с дистанции 130 кбт открыл огонь из главного калибра. Первый залп преднамеренно был дан с недолетом 3 кбт, чтобы по полученным всплескам проверить правильность направления огня, поскольку из-за предрассветной дымки отмечалась плохая видимость гори-, зонта. Убедившись в точности наводки, со второго залпа перешли на поражение. Лидер стрелял пятиорудийными залпами через каждые 10с. На берегу вспыхнули пожары. За десять минут оба лидера сделали 35 залпов и выпустили 350 130-мм снарядов.

После открытия противником ответного огня в 5.10 командир ударной группы дал сигнал по УКВ: «Начать отход. Дым», продублировав его белой ракетой с левого борта. «Харьков» лег на курс отхода и, увеличив скорость до 30 узлов, пошел в кильватер лидеру «Москва» противоартиллерийским зигзагом, стараясь не выходить из поставленной головным кораблем дымовой завесы.

Затем, как мы уже знаем, произошла трагедия. Мощный взрыв разломил «Москву» пополам, а рядом с «Харьковым» начали рваться 280-мм снаряды немецкой береговой батареи «Тирпиц». Одновременно корабль был атакован румынскими истребителями. Пришлось прекратить спасательные работы и немедленно уходить.

В 5.28 произошло накрытие лидера. Один снаряд разорвался в 10 м справа по носу, произведя сильнейший гидродинамический удар по корпусу, а потоки воды от взрыва обрушились на мостик. Второй снаряд упал за кормой. Корабль, достигнувший было 20-узловой скорости, стал резко ее снижать до 6 узлов: вследствие нарушения циркуляции воды из-за форсирования хода в котле № 1 лопнула водогрейная трубка.

В 5.36 котел № 1 полностью вышел из строя; его нагрузку приняли котлы № 2 и № 3. В то же время из-за близких разрывов снарядов в третьем котельном отделении произошел сброс регулятора турбовентилятора, и скорость «Харькова» снизилась еще больше. Воздушные атаки продолжались — последовал налет двух бомбардировщиков: одна бомба упала в 3 кбт по носу корабля, а вторая — по корме.

Тяжелое положение вынудило командира ударной группы послать радиограмму на флагманский крейсер: «Обстрелял нефтебаки, нуждаюсь в помощи». На помощь лидерам командиром группы прикрытия был послан эсминец «Сообразительный». В 5.50 Романов был вынужден послать на «Ворошилов» вторую радиограмму с просьбой о помощи.

Наконец «Харькову» удалось выйти из-под артобстрела батареи «Тирпиц». В тот момент дистанция от берега достигла 19 миль, от места гибели «Москвы» — 5 миль. Но авиация противника все еще преследовала лидер — при очередном налете двух бомбардировщиков один из них был сбит зенитной артиллерией. В 5.58 в котле № 2 лопнули 3 трубки в малом пучке, и скорость хода вновь упала до 5 — 6 узлов. Движение корабля обеспечивал теперь лишь котел № 3. С вводом в строй турбовентилятора правого борта котла № 3 скорость хода удалось довести до 14 узлов. Около 6 часов командир БЧ-5 приказал заглушить трубки у медленно остывавшего котла № 1 и ввести его в действие.

Подобную работу обычно осуществляют в охлажденном котле, но в экстремальных условиях ремонт пришлось производить в горячем. Работа по заглушке трубок со стороны парового коллектора была выполнена за 5 минут, а со стороны водяного коллектора — за 8. В целом ремонтные работы на первом котле были выполнены за два с половиной часа вместо положенных 10—16. Теперь лидер «Харьков» мог дать больший ход.

В половине седьмого, пока шли ремонтные работы, началась новая атака авиации противника. Лидер успел отвернуть влево, и бомбы легли в 5 кбт за кормой корабля.

В 6.43 вышел из строя турбовентилятор левого борта котла № 3, и вновь ход упал до 5 узлов. В это время «Харьков», прошедший чуть более 8 миль от места гибели «Москвы», подвергся атаке неопознанной подводной лодки. Сигнальщики обнаружили справа по курсовому углу 70° в 25 — 30 кбт воздушный пузырь и след торпеды, идущей на лидер. Пришлось резко отвернуть, и торпеда прошла в полутора кабельтовых за кормой. В свою очередь, артиллеристы лидера обстреляли предполагаемое место нахождения лодки ныряющими снарядами.

Ровно в 7.00 с эсминца «Сообразительный», подошедшего наконец для охранения поврежденного корабля, заметили след второй торпеды по курсовому углу 50° правого борта. Эсминец вовремя отвернул вправо, и торпеда прошла слева по борту. Через пять минут с эсминца обнаружили след третьей торпеды, шедшей вдоль правого борта «Сообразительного» в направлении «Харькова». На лидер передали семафором сигнал, и тот вовремя отвернул вправо. Эсминец прошел над местом залпа и сбросил две серии глубинных бомб. Лодка (предположительно это была Щ-206) затонула (На потопление Щ-206 претендуют также румынские миноносец «Налука» и два торпедных катера, атаковавшие 9 июля 1941 года неизвестную подводную лодку и якобы наблюдавшие явные признаки ее гибели. Кроме того, в начале июля в районе Констанцы был зафиксирован сильный взрыв на минном заграждении), а «Харьков» и «Сообразительный», отражая атаки бомбардировщиков, взяли курс на Севастополь.

В 8.14 на лидере ввели в действие котел № 1, и корабль под двумя котлами развил скорость в 26 узлов. В полдень к охранению Харькова» присоединился эсминец «Смышленый». Спустя час все три корабля подвернись последней атаке вражеского бомбардировщика, длившейся 20 минут. Она закончилась безрезультатно: в момент сброса бомб Харьков» и оба эсминца совершили поворот «все вдруг» и бомбы упали в стороне. Далее корабли шли, меняя курсы и скорость, и в 21.30 прибыли в Севастополь.

События войны не давали времени для отдыха. Интенсивный ремонт в базе — и лидер «Харьков» снова в строю. Уже 20 июля он вместе с эсминцем «Бодрый» выходили в район острова Фидониси (Змеиный) для прикрытия отхода Дунайской военной флотилии из устья Дуная в Одессу.

Эксплуатация размагничивающих устройств системы ЛФТИ показала, что живучесть бортовых кабелей, несмотря на их защиту металлическими кожухами, совершенно недостаточна. Все чаще лидер возвращался из боевых походов с оборванными размагничивающими обмотками. С помощью группы ученых ЛФТИ, прибывшей из Ленинграда в Севастополь, к 1 августа 1941 года на нем закончили монтаж размагничивающих устройств.

Во время обороны Одессы «Харьков» совершал рейсы с грузом боеприпасов, поддерживал действия сухопутных частей. Всего за период с 25 августа по 8 сентября лидер 66 раз открывал огонь по позициям врага. 15 сентября он обеспечивал переход 18 судов с эвакуируемыми войсками из Одессы в Севастополь.

В сентябре «Харьков» встал в Новороссийске на планово-предупредительный ремонт. Одновременно на нем был установлен первый на Черноморском флоте морской корабельный радиомаяк (МКР), связанный с работающим на него береговым радиомаяком направленного действия.

31 октября лидер «Харьков» вышел из Новороссийска и 1 ноября еще до рассвета прибыл в Севастополь. Днем при очередном налете авиации противника по левому борту и по носу стоявшего на бочке лидера взорвалось около десятка бомб, не причинив ему особого вреда. Но после этого корабли эскадры стали базироваться в портах Кавказского побережья; «Харькову» отвели место в Новороссийске.

С ноября 1941 по февраль 1942 года лидер использовался для перевозки в главную базу пополнения и боеприпасов. Кроме того, он привлекался для обстрела побережья, занятого неприятелем.

5 декабря после разгрузки в Севастополе «Харьков», стоя у стенки в бухте, произвел обстрел живой силы противника в районе села Аксу. При ответном обстреле в броневой щит первого орудия лидера попал снаряд. В результате орудие было выведено из строя, осколками повреждены надстройки, кают-компания, прицел орудия № 2. Командование базы решило отремонтировать корабль своими силами — его перевели в Корабельную бухту и поставили к артиллерийским мастерским. И даже во время ремонта он продолжал вести огонь из кормовых орудий.

21 декабря при входе в Севастополь «Харьков» подвергся атаке бомбардировщиков, а при подходе к боновым воротам он попал еще и под артиллерийский обстрел береговых батарей противника. Чтобы сбить прицел, лидер, не имея возможности отклоняться от фарватера, маневрировал с помощью резкого изменения хода. На скорости около 21 узла, подогнем тяжелых батарей он проскочил боновые ворота и лихо пришвартовался у артиллерийской пристани, не получив попаданий.

Затем «Харьков» вел обстрел резервов противника, скопившихся в районе станции Мекензиевы Горы, у кордона № 1, в Бельбеке и Дуванкое. За двое суток, которые корабль находился в главной базе (до 23 декабря), им было израсходовано 618 130-мм снарядов.

В ночь с 28 на 29 января 1942 года «Харьков» с войсками, боезапасом и продовольствием на борту прорвался в осажденный Севастополь. 30 января, 1 и 2 февраля, перед уходом в Новороссийск, «Харьков» снова вел огонь по позициям противника, а на переходе к Кавказскому побережью 4 февраля обстрелял вражеские позиции в Крыму. В ночь с 27 на 28 февраля лидер в составе ОЛС выходил для обстрела немецких войск у Феодосии.

6 марта «Харьков», принимавший маршевое пополнение, боезапас и продовольствие в Новороссийске, получил приказ срочно выйти в море для оказания помощи эсминцу «Смышленый», подорвавшемуся на мине в районе мыса Железный Рог (Керченский пролив). К моменту подхода лидера тяжело поврежденный эсминец своим ходом вышел с оборонительного минного поля. «Харькову» оставалось только возглавить отряд для следования в Новороссийск. Однако ночью из-за сильного ветра и огромных волн эсминец не смог управляться, и «Харьков» попытался взять его на буксир. «Смышленый» развернуло волнами и опрокинуло. С перевернувшегося эсминца стали скатываться глубинные бомбы и рваться в опасной близости от лидера. От сильных гидравлических ударов на нем стали выходить из строя механизмы и приборы: из нактоуза вылетел магнитный компас, у рулевого сорвало репитер с гирокомпаса.

Более двух часов «Харьков» маневрировал на месте гибели «Смышленого», но смог спасти лишь двух моряков. На одном из разворотов он на полном ходу врезался в гребень волны «девятого вала». Огромная масса воды прогнула палубу полубака, образовалась трещина. Вертикальные подпоры палубы в кают-компании оказались согнутыми в дугу. Пришлось изменить курс и вместо Новороссийска следовать в Поти только по волне, поскольку идти против волны было весьма рискованно.

В Поти произвели экстренный ремонт — откачали воду из помещений, выпрямили подпоры, восстановили поврежденную верхнюю палубу полубака, выровняли погнутые люки, двери и кранцы. Уже на следующий день лидер ушел в главную базу, доставив туда маршевое пополнение, боезапас и продовольствие. 8 и 9 марта «Харьков» вел артиллерийскую перестрелку с противником и подавил две вражеские батареи.

К 15 марта на лидере был проведен ремонт размагничивающих устройств и перенос трасс обмоток системы ЛФТИ с бортов на палубу для повышения их живучести. В дальнейшем за время боевой эксплуатации лидера отмечалась стабильность магнитного состояния корабля даже при близких взрывах авиабомб.

24, 27, 31 марта и 6 апреля «Харьков» вместе с другими кораблями и транспортными судами перевозил с Кавказского побережья в Севастополь грузы, орудия и другую технику. Он неоднократно обстреливал позиции противника, подвергаясь при этом ответным ударам артиллерии и авиации. 7 апреля при маневрировании в Севастопольской бухте у стенки лидер сильно ударился форштевнем о причал. В результате удара нижняя часть форштевня загнулась вправо, а обшивка корпуса получила повреждение. Буквально в течение ночи корпус отремонтировали. А за меткий огонь, в результате которого три немецкие батареи были подавлены, экипаж корабля получил благодарность командующего флотом.

Май 1942 года также оказался для «Харькова» весьма напряженным. С 9 по 15 мая по ночам он выходил из Поти в Феодосийский залив и к побережью Керченского пролива для обстрела вражеских войск. 18 мая на переходе из Новороссийска в Севастополь «Харьков» был атакован авиацией. Зенитчикам лидера удалось сбить два самолета, но из-за близких разрывов бомб корабль лишился управления. На большой части пера руля оказалась сорвана обшивка, а на правом винте оторвался обтекатель. В Новороссийске «Харьков» поставили в плавдок и в течение двух суток отремонтировали.

17 июня лидер с войсками отправился в свой привычный поход взяв курс на осажденный город-крепость. С целью оперативной маскировки вначале он шел в южном направлении, имитируя рейс в кавказский порт. На рассвете 18 июня «Харьков» повернул к Севастополю и тут же подвергся интенсивному налету люфтваффе. При 22-й по счету бомбежке в 6.50 одна из бомб взорвалась под кормой лидера. В 3-м котельном отделении возник пожар, затопило 5-й погреб, из-за поступления забортной воды в главных котлах повысилась соленость. Первая машина застопорилась, в расходных масляных цистернах обнаружилась соленость, вышли из строя 3-е и 4-е орудия главного калибра. Пожар удалось ликвидировать. Соленость устранили заменой лопнувших трубок в главном холодильнике. В румпельном отделении устранили повреждения гидравлики рулевого управления. После заделки разошедшихся швов в помещении 5-го артиллерийского погреба откачали воду. На запрос командира лидера было получено приказание начальника штаба идти в Поти под прикрытием лидера «Ташкент».

К началу августа 1942 года ОЛС ЧФ переформировали в бригаду крейсеров, при этом «Харьков» вошел в состав 1-го дивизиона эскадренных миноносцев.

2 августа в 17.18 лидер «Харьков» и крейсер «Молотов» вышли из Туапсе, имея задание совершить набеговую операцию на порт Феодосию и Двуякорную бухту. В 0.59 лидер открыл огонь по целям и за 5 минут выпустил 59 130-мм снарядов. В 1.13 обнаруженный противником отряд лег на курс отхода. Немецкие самолеты-торпедоносцы и итальянские торпедные катера MAS-568 и MAS-573 начали преследование. При атаке торпедного катера лидер накрыл его вторым залпом, а от выпущенной торпеды уклонился. Но крейсеру «Молотов» не повезло: в него попала торпеда, взрывом оторвало 20 м кормы вместе с рулем. К счастью, способность двигаться и управляться машинами крейсер не потерял и продолжал отходить 14-узловым ходом. Лидер сопровождал его до Поти. В этой операции им было отражено 10 атак торпедных катеров и столько же авианалетов. Израсходовав 868 зенитных снарядов, он сбил один самолет (совместно с крейсером) и еще один повредил.

В ходе сентябрьского наступления противника на Новороссийск и Туапсе «Харьков» неоднократно привлекался для огневой поддержки сухопутных войск. Утром 1 сентября в составе отряда выходил в море для обстрела побережья Крыма, а на обратном пути в 22.30, маневрируя в Цемесской бухте с дистанции 100 кбт обстрелял скопление войск противника и боевой техники на подступах к Новороссийску. Правда, ожидаемый результат достигнут не был — стрельба велась по площадям со слишком большой дистанции (13 км). В ночь с 2 на 3 сентября «Харьков», стоя на якоре на рейде, обстрелял станицу Красномедведковскую. На этот раз результаты оказались успешнее. Противнику был нанесен значительный урон в живой силе и технике — уничтожено 6танков, 14орудий, 22 автомашины, около батальона пехоты. За две эти ночи лидер выпустил 399 снарядов.

14 октября противник возобновил мощное наступление на Северном Кавказе. В этот критический момент для ликвидации прорыва войск противника в районе Новороссийска «Харьков» и корабли эскадры ЧФ за пять дней октября срочно перебросили из Поти в Туапсе три гвардейские стрелковые бригады — всего около 10 тысяч бойцов с вооружением. Позже, 21 и 22 октября корабль привлекался для перевозки войск в Туапсе, а также для огневой поддержки войск в Новороссийске.

В осенне-зимний период 1942 года «Харьков» в составе отрядов надводных кораблей совершил три набега на коммуникации противника у западных берегов Черного моря. Так, 29 ноября — 2 декабря лидер в составе отряда кораблей произвел набег на остров Фидониси. 19 декабря он участвовал в ночном обстреле Ялты. При подходе на огневую позицию 20 декабря в 1.20 видимость в этом районе составляла 2 — 3 мили, и берег не просматривался. Лидер уменьшил скорость до 9 узлов и с расчетной дистанции 112 кбт открыл огонь по порту. Уточнив свое место, «Харьков» продолжил стрельбу методом «по невидимой цели» по площади с использованием центрального автомата стрельбы. За 9 минут им было выпущено 154 осколочно-фугасных снаряда главного калибра. Немецкие батареи открыли огонь с опозданием. В 16.30 «Харьков» вернулся в Батуми.

В январе на корабле проводился плановый ремонт. В ночь с 3 на 4 февраля 1943 года лидер «Харьков» в составе отряда выходил из Батуми в район Южная Озерейка — Станичка для артподготовки в районе высадки десанта. Подобная операция проводилась лидером в ночь на 14 февраля.

В течение лета 1943 года «Харьков» неоднократно привлекался к операциям по обстрелу вражеских позиций в Крыму и нарушению коммуникаций противника в Керченском проливе.

Но в октябре случилось непоправимое. Целью операции 6 октября явилось уничтожение немецких плавсредств и десантных кораблей, возвращавшихся из Керчи, а также обстрел портов Феодосии и Ялты. Для выполнения поставленной задачи выделялись лидер «Харьков», эсминцы «Беспощадный» и «Способный», восемь торпедных катеров и авиация ВВС флота.

С наступлением темноты 5 октября в 20.30 корабли вышли из Туапсе. Около часа ночи 6 октября «Харьков» с разрешения командира отряда начал движение к Ялте. В 2.30 на нем засекли самолет-разведчик противника, о чем было доложено командиру отряда Г.П.Негоде (брейд-вымпел — на «Беспощадном»). В 5.04 самолет сбросил осветительные бомбы.

Корабли меняли курсы, но скрыть истинное направление своего движения не могли, поскольку, как выяснилось, за их передвижением следила береговая радиолокационная служба врага.

В 6.30 «Харьков» с дистанции 70 кбт начал обстрел Ялты. За 16 минут он выпустил без корректировки по меньшей мере 104 130-мм осколочно-фугасных снаряда. Следуя вдоль берега, лидер сделал 32 выстрела и по Алуште, но, как оказалось, все снаряды легли с перелетом. По германским данным, в Ялте в результате обстрела несколько домов было повреждено, пострадало гражданское население, но войска урона не понесли. На огонь лидера ответили три 75-мм орудия 1-й батареи 101-го дивизиона, а затем шесть 155-мм орудий 1-й батареи 772-го дивизиона противника. В 7.15 «Харьков», маневрируя под огнем береговых батарей, стал отходить и присоединился к возвращавшимся эсминцам, шедшим курсом 110° со скоростью 24 узла.

В 8.10 появившиеся над соединением три советских истребителя сбили германский самолет-разведчик, летчики с него приводнились на парашютах. Корабли задержались на 20 минут для подъема их на борт. Этот маневр отвлек внимание верхней вахты от наблюдения за горизонтом. И как только корабли начали отход 28-узловым ходом, этим воспользовались 8 немецких пикирующих бомбардировщиков Ю-87 под прикрытием двух Me-109. И хотя советские истребители сбили один «Юнкерс» и один истребитель, другим самолетам, зашедшим со стороны солнца, удалось поразить лидер сразу тремя бомбами весом в 250 кг.

Одна из них попала в верхнюю палубу в районе 135-го шпангоута и, пробив корпус насквозь, взорвалась под килем. Еще по одной бомбе попало в первое и второе котельные отделения. Оба они, а также машинное отделение оказались затопленными, вода медленно поступала через поврежденную переборку на 141-м шпангоуте в третье котельное отделение. Таким образом, из главной силовой установки в строю остался турбозубчатый агрегат во втором машинном отделении и третий котел, давление в котором упало до 5 кг/см2. От ударных сотрясений вышли из строя мотопомпа во второй машине, дизель-генератор № 2, турбовентилятор № 6. Взрывом сорвало и выбросило за борт один 37-мм зенитный автомат; вышли из строя два зенитных пулемета. Лидер потерял ход, получил крен 9° на правый борт и дифферент на нос около 3 м. В этой обстановке было приказано «Способному» взять «Харьков» на буксир кормой вперед.

Теперь соединение двигалось в 90 милях от Кавказского побережья к западу от Туапсе со скоростью 6 узлов. Можно было бы, оценив обстановку, снять с лидера экипаж, а корабль затопить. Это приказание якобы и отдал командующий флотом. Но на соединении приказ не получили и продолжали движение. В 11.50 над кораблями появились 14 пикирующих бомбардировщиков Ю-87. Два из них атаковали «Харьков» и «Способный», остальные — «Беспощадный». И хотя к этому времени по вызову прибыло еще 9 наших истребителей, но отбить атаки люфтваффе они не смогли. «Харьков» новых повреждений не получил, но в «Беспощадный» попала авиабомба, разрушившая машинное отделение, а у «Способного» в результате бомбежки разошлись заклепочные швы.

После этого командир отряда отдал приказ «Способному» поочередно буксировать «Харьков» и «Беспощадный». В 14.00 на лидере ввели в строй третий котел, и корабль смог дать ход до 10 узлов под одной машиной. Но через 10 минут корабли снова подверглись атаке с воздуха группой в 20 — 25 «юнкерсов». В результате в 14.25 «Беспощадный» затонул.

В это время «Харьков» получил два прямых попадания в полубак, несколько бомб разорвались рядом с кораблем. Все носовые помещения до 75-го шпангоута оказались затоплены, от сильного сотрясения корпуса вышли из строя вспомогательные механизмы единственного оставшегося под парами котла, лидер стал погружаться носом с креном на правый борт. Каких-либо существенных мероприятий по борьбе за живучесть провести не успели, и в 15.37, до последнего момента ведя огонь из 130-мм орудия и одного зенитного автомата, «Харьков» скрылся под водой. Командир лидера П.И.Шевченко был спасен «Способным». Еще в течение двух часов эсминец спасал экипаж лидера. Но в 18.10 последовал очередной налет немецкой авиации, и через 20 минут эсминец погиб от взрыва собственных глубинных бомб.

Командирами лидера «Харьков» были капитан 3 (затем 2) ранга П.А.Мельников (август 1939 — июнь 1942) и капитан 3 ранга П.И.Шевченко (с июня 1942, погиб 6.10.1943).