Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Лидеры типа «Ленинград»

«Москва»

Лидер «Москва» уже в ноябре 1938 года был использован для выполнения дипломатической миссии. С 17 по 25 ноября на нем находилась советская делегация, прибывшая в Турцию для участия в похоронах президента Мустафы Кемаля (Ататюрка). В следующем году 19 — 23 октября «Москва» нанесла еще один визит в Турцию.

К 22 июня 1939 года была проведена реорганизация соединений надводных кораблей Черноморского флота: лидер «Москва» вошел в состав 3-го, а «Харьков» — 2-го дивизиона ОЛС.

Война застала «Москву» в Севастополе, куда она вернулась после состоявшихся в начале июня учений. 25 июня 1941 года, согласно приказу наркома ВМФ, Черноморский флот приступил к выполнению операции по нанесению удара по Констанце — порту и главной базе румынского флота. По плану, ударная группа кораблей на максимальной дистанции должна была открыть артогонь по берегу и идти в сторону Констанцы для вскрытия системы артиллерийской обороны вражеской базы, возможного разрушения портовых объектов, железнодорожного узла и нефтяных терминалов. Набег обеспечивала группа кораблей поддержки. Одновременно по аэродромам и нефтехранилищам должен был наноситься удар авиагруппой. Внезапность нанесения удара планировалось достичь быстротой развертывания сил.

Первоначально лидер «Москва» был включен в группу поддержки (крейсер «Ворошилов» — головной). В ударную группу входили лидер «Харьков» и эсминцы «Смышленый» и «Сообразительный». Руководство операцией возлагалось на командира ОЛС контр-адмирала Т.Д. Новикова.

Однако при выходе из Севастополя ударная группа была задержана и переформирована: в ее состав включили «Москву», а эсминцы вошли в группу поддержки. Лишь в девятом часу вечера лидеры «Харьков» и «Москва» смогли выйти из главной базы, и эта задержка сыграла роковую роль. На траверзе Херсонесского маяка оба лидера убрали параваны и со скоростью 28 узлов легли курсом 315° на Одессу (для обмана воздушной разведки противника). С наступлением темноты в 21.15 лидеры изменили курс и направились к Констанце.

В 1.47 26 июня корабли приблизились к границе опасной в минном отношении зоны и, сбавив ход до 24 узлов, поставили параван-охранители. Использование этих параванов, согласно инструкции, ограничивало скорость движения до 21 узла, однако лидеры запаздывали к назначенному планом времени и вынуждены были идти с более высокой скоростью.

Из-за превышения скорости хода в 4.26 лидер «Москва», шедший концевым, потерял правый параван в 23 милях от Констанцы (по счислению, на самом деле в 2 — 3 милях ближе, то есть находясь на румынском минном заграждении S-9). Поскольку в 4.58 шедший головным «Харьков» также потерял правый параван, по приказу командира ударной группы Романова «Москва» заняла место головного.

В условленное время — 5.00 — оба лидера повернули на курс 221° и увеличили ход до 26 узлов. Через две минуты корабли вышли в точку поворота на боевой курс и развили ход 28 узлов.

Лидер «Москва» открыл огонь главным калибром с третьим залпом «Харькова» — пятиорудийная стрельба со скорострельностью 10 с. Огонь велся без корректировки, но после первых же залпов на берегу взметнулось пламя большого пожара в районе нефтяных баков.

В 5.04 ответный огонь по лидерам открыли плохо различимые в утренней дымке на фоне берега румынские эсминцы «Реджина Мария» и «Мэрэшти», несшие дозорную службу. Румынские эсминцы медленно двигались на север, а их залпы, принятые на лидерах за огонь береговых батарей, ложились с недолетом.

В 5.06 на головном лидере заметили две орудийные вспышки 280-мм батареи «Тирпиц». Первый залп лег с перелетом в 10 кбт от «Москвы», второй двухорудийный — уже с перелетом в 5 кбт, а третий залп накрыл «Москву» с недолетом 1 — 1,5 кбт. С лидера «Харьков» на «Москву» поступил сигнал по УКВ об отходе.

«Москва», прекратив в 5.12 огонь и поставив дымзавесу, резко отвернула на курс отхода. Курс вел к южной кромке заграждения, и неожиданный отворот лидера сбил стрельбу противника. Считая опасность от артиллерийского огня большей, чем от мин, командир лидера А.Б.Тухов приказал увеличить ход до 30 узлов и уходить противоартиллерийским зигзагом. При маневрировании был потерян и левый параван. В кильватер «Москвы» противоартиллерийским зигзагом шел лидер «Харьков».

В 5.20 с обоих кораблей заметили след двух торпед, идущих прямо на «Москву». С «Харькова» передали на «Москву» приказание: «Буки («Больше ход»). Идти прямым курсом». Но через минуту в момент уклонения IT торпед вправо над «Москвой» поднялся столб воды, огня и дыма на тридцатиметровую высоту (выше мачт). Корабль остался без хода. Зенитное 76-мм орудие продолжало стрельбу по появившемуся самолету противника.

Сразу же после взрыва представилась следующая картина. Обшивка и набор корпуса в районе 1-го и 2-го котельных отделений с левого борта были разрушены. Корабль, шедший почти 30-узловой скоростью, стал разламываться у среза полубака. Надломленную в районе 1-го котельного отделения носовую часть (в месте скользящего шва) потоком воды развернуло форштевнем к корме. Уцелевшей обшивкой правого борта носовая часть еще удерживалась на поверхности, но быстро погружалась с креном на левый борт, так что был виден боковой киль. Мостик, первая дымовая труба и фок-мачта оказались в воде. Командир «Москвы» капитан-лейтенант А.Б.Тухов, оглушенный взрывом был сброшен в воду, замполит - батальонный комиссар Г.Т.Плющенко погиб.

Тонущая носовая часть увлекала за собой и кормовую, которая имела дифферент на нос и крен до 10° на правый борт. Корабль остался без движения, но машины еще работали, и левый винт некоторое время вращался в воздухе.

Дальше события на корабле развивались очень быстро. Сразу после взрыва на лидере погас свет. Командир носовой аварийной партии младший инженер-лейтенант Н.Т.Николаев, увидев сильную вспышку пламени при взрыве, приказал тушить пожар. Однако времени не оставалось, и люди, выныривая из затопленных помещений, выбирались из отсеков быстро тонущей носовой части уже по борту, как по палубе.

Через две минуты после взрыва носовая оконечность корпуса оторвалась и быстро затонула. Кормовая еще плавала на поверхности, и люди находились на боевых постах. Из поврежденной взрывом кормовой дымаппаратуры валил белый дым. Первое машинное отделение уже находилось под водой; давление пара быстро падало и в кормовом эшелоне. Командир БЧ-5 инженер-капитан-лейтенант В.М.Голубов приказал поставить подпоры на носовую переборку первого машинного отделения, одновременно продублировав приказание командиру кормовой аварийной партии главстаршине М.А.Лукину. Из третьего котельного отделения Голубову доложили, что воды в котле нет и горение выключено.

Погружение кормовой части быстро продолжалось, и помощник командира корабля старший лейтенант Л.И.Приваленков подал команду: «Покинуть корабль». Голубов отдал распоряжение спустить шлюпки, сбросить за борт пробковые матрацы и койки и передал по боевым постам приказание: «Всем наверх». Времени на остановку машин и турбовентиляторов уже не оставалось. Личный состав «Москвы» спешно покидал гибнущий корабль. Дифферент кормовой части достиг 40°, и она, встав вертикально, затонула через 8—10 минут после взрыва в точке с координатами 44°02' с.ш. и 28° 50' в.д. на глубине 40 — 45 м.

Существует несколько версий причин гибели лидера «Москва». Согласно одной из них (См., например: Платонов А.В. Гибель лидера «Москва». — «Цитадель», Спб, 1995, №1,с.40 —50) корабль, маневрировавший на румынском минном заграждении S-10, подорвался на мине. В соответствии с другой (Костриченко В.В. Набег на Констанцу. — «Очерки военно-морской истории», Харьков, 1996, № 2, с.46 — 52. По мнению редакции, эта версия представляется маловероятной) он получил торпеду с советской подводной лодки Щ-206. Ее командир — капитан-лейтенант И.А.Каракай — не знал о предстоящей операции против Констанцы и, приняв советские корабли за румынские, произвел двухторпедный залп.

На воде остались спасательные круги, матрацы, аварийный лес, дымовые шашки и единственная шлюпка, в которой разместилось 17 человек. Подошедший лидер «Харьков» остановился в 200 м и приступил к спасению экипажа «Москвы». Но из-за артобстрела и атаки авиации он был вынужден отказаться от этой попытки. К вечеру 14 румынских катеров и гидросамолеты подобрали из воды 69 человек (7 офицеров и 62 краснофлотца). Командир «Москвы» А.Б.Тухов в бессознательном состоянии попал в плен, но впоследствии бежал из концлагеря и сражался в рядах партизанского отряда «Буревестник» под Одессой, командуя взводом разведки. А.Б.Тухов геройски погиб в бою с противником 5 марта 1942 года близ села Головановск на Буге.

Так, первый бой лидера «Москва» в Великой Отечественной войне стал для него и последним.

Командирами корабля были капитан 3 ранга А.И. Зубков (с 10.8.1938), капитан 3 ранга В.Н. Ерошенко, капитан- лейтенант А.Б. Тухов (февраль 1941 - 26.6.1941).