Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Лидеры типа «Ленинград»

«Минск»

После вступления в состав Балтийского флота в феврале 1939 года лидер «Минск» сразу же включился в отработку задач во время весенне-летних учений. Несмотря на малый срок сплаванности, экипаж лидера показал хорошую выучку и завоевал первый приз за меткость в торпедных стрельбах. Минно-торпедной боевой части было вручено переходящее Красное знамя Военного Совета КБФ, а старшина минно-торпедной группы Угольков получил премию Военного Совета флота.

В конце июня 1939 года «Минск» участвовал в большом походе Балтфлота. 30 августа он возглавил бригаду из шести эсминцев, вышедших в Копорский залив на учения, где отрабатывались маневрирование на малых и больших ходах, повороты, противовоздушная защита.

1 сентября, с началом Второй мировой войны лидер экстренно возвратился в Кронштадт, где встал под погрузку боезапаса, топлива, продовольствия и воды по нормам военного времени. 18 сентября он выводил в Финский залив эсминцы на поиск подводных лодок.

В преддверии войны с Финляндией 15 ноября приказом командующего Балтийским флотом «Минск» экстренно вызвали из Таллина в Кронштадт и 5 декабря включили в отряд особого назначения КБФ по занятию островов в Финском заливе.

Вечером 10 декабря лидер в составе отряда кораблей вышел для разведки огневых точек на острове Бьёрке. При подходе отряда к цели открыла огонь финская батарея. Первый же снаряд упал в 40 м впереди «Минска», второй — за кормой (классическая «вилка»). Не дожидаясь попаданий, лидер открыл ответный огонь. Выявив огневые точки врага и выпустив по ним несколько снарядов главного калибра, он ушел в базу.

С 18 декабря по 3 января, несмотря на сложные погодные условия (7-балльный шторм), «Минск» выходил к островам Бьёрке, Пуккио и Саренпя для обстрела финских батарей. Однако тяжелая ледовая обстановка заставила командование прекратить эти операции и вернуть корабль в незамерзающий порт Либава.

В течение июня — июля 1940 года «Минск», базируясь на Либаву, проходил боевую подготовку: много раз выходил в Финский залив и Балтийское море, принимал участие в учениях в районе Рижского залива.

18 июля по приказу командующего флотом лидер прибыл в Ригу и встал у правого берега Западной Двины напротив дворца президента Латвии. Присутствие крупного военного корабля в столице способствовало тому, что 21 июля была образована Латвийская советская республика, вошедшая в состав СССР. Выполнив свою задачу, 25 июля лидер вернулся в базу. Там он встал на ремонт, который продолжался 35 дней, после чего ушел в конце августа в Финский залив, где начались крупные учения Балтийского флота. «Минск» участвовал в отработке задач по постановке минных заграждений.

В августе, во время перехода «Минска» из Кронштадта в Таллин в условиях тяжелого шторма при следовании со скоростью 30 узлов против носовой волны и ветре 8 — 9 баллов на палубе лидера в районе полубака образовались гофры. Корабль вынужден был вернуться в Ленинград и встать на длительный капитальный ремонт на заводе № 189. Этот случай послужил поводом к срочному формированию комиссии под председательством директора ЦНИИ-45 В.И.Першина для проведения подробного анализа этого и подобных случаев с лидерами и эсминцами и разработки рекомендаций по повышению прочности на действие удара волны носовых частей лидеров проектов 1 и 38 и эсминцев проекта 7. По мнению специалистов института, прочность корпусов кораблей после подкрепления носовой части должна была повыситься не менее чем вдвое.

Всю зиму 1940/41 года на «Минске» шли ремонтные работы, в которых принимала участие большая часть личного состава. Весной на корабле были опробованы механизмы, а вскоре начались учебные походы. 17 июня лидер в составе эскадры перешел из Кронштадта в новую главную базу флота — Таллин. Здесь его и застала война. «Минск» был включен в отряд кораблей, сформированный для постановки минных заграждений в устье Финского залива. Его оснастили временными размагничивающими устройствами, и с 23 июня он несколько раз выходил в море для постановки мин на линии Ханко — Осмуссар. 3 июля лидер ставил мины к западу от острова Найссар.

23 августа по запросу командования сухопутным фронтом лидер подавлял своим огнем вражеские батареи в районе Таллина. Утром 27 августа лидер вновь открыл огонь по берегу, откуда следовали ответные залпы. Снаряд одного из них попал в корму «Минска», повредив одно орудие главного калибра. Однако в течение нескольких часов повреждения были устранены.

Согласно приказу об эвакуации эскадры из Таллина в Кронштадт «Минск» был включен во вторую группу — в отряд прикрытия. Около 7 часов утра 28 августа на корабль перешел командир отряда прикрытия начальник штаба КБФ контр-адмирал Ю.А.Пантелеев.

Весь день «Минск» вел контрбатарейную стрельбу с одиночными немецкими батареями. Наконец в 17.05 началось движение 12-узловым ходом отряда прикрытия. Лидер шел с поставленными параванами. При прохождении «Минска» мимо острова Аэгна оттуда открыли огонь немецкие батареи, а в 19.00 в небе появились самолеты люфтваффе. Одновременно с севера показалось звено немецких торпедных катеров, которые были отогнаны артиллерийским огнем.

После 19 часов с левого борта лидера в течение часа проплыли 12 мин, от которых корабль удачно уклонился. И вдруг, в 21.40 в точке с координатами 59° 51' 6" с.ш. и 25° 58' в.д. «Минск», шедший со скоростью 14 узлов, подорвался на мине.

Подтянутая параваном мина взорвалась в 12 м от правого борта, в районе 60 — 70-го шпангоутов. На корабль обрушилась огромная масса воды, ломая палубные надстройки. В корпусе образовалась пробоина площадью около 2,5 м2, сам корпус сильно деформировало. Машины встали, руль заклинило, вышли из строя телефоны группы управления, гидравлическое управление рулем, штурманские приборы, погас свет. Путевой магнитный компас сорвался с карданного подвеса, вышел из строя и гирокомпас. Через пробоину и разошедшиеся в результате взрыва швы затопило все помещения ниже жилой палубы: рефрижераторные машины, 1, 2, 3 и 4-й артпогреба, кингстонную выгородку, помещение гирокомпаса, кладовую сухой провизии и порожние нефтяные цистерны в районе 16 — 95-го шпангоутов. Через неплотности люков артиллерийских погребов и помещения гирокомпаса вода стала поступать в 1 -и и 2-й кубрики и в первое котельное отделение. Появился крен на правый борт и дифферент на нос.

Экипаж с большим трудом приостановил распространение воды в 1-й и 4-й погреба. С помощью временной антенны удалось передать радиограмму командующему флотом на «Киров»: «Подорвался на мине. Принял шестьсот тонн воды. В помощи пока не нуждаюсь». Вскоре крен прекратился. Лидер немного выпрямился и перестал садиться носом. Но поврежденные взрывом машины запустить никак не удавалось. Руль не действовал, и его с большим трудом установили в нейтральное положение. Управление рулем перенесли на запасной кормовой мостик. Машины не работали, и корабль начал дрейфовать на минное поле.

В темноте, без хода, с вышедшими из строя навигационными приборами оставаться на минном поле было опасно. Решили взять лидер на буксир единственного оставшегося рядом эсминца «Скорый». К несчастью, как только завели буксир и эсминец дал ход, он тут же подорвался на мине и мгновенно затонул. С «Минска» спустили шлюпки для спасения оказавшихся в воде моряков. Всего взяли на борт более ста человек. Чтобы снова не снесло на минное поле, пришлось отдать якоря.

К двум часам ночи 29 августа на лидере смогли запустить машины, восстановили электрическое освещение и осушили 2-й и 4-й погреба. Из затопленного 3-го погреба личный состав БЧ-2 выгрузил зенитный боезапас. С правого борта установили новый параван. С подходом «Ленинграда» «Минск» с поврежденным навигационным оборудованием снялся с якоря и встал ему в кильватер. Шли со скоростью 12—15 узлов. Начались воздушные налеты: бомбы падали в 10 — 20 м от лидеров, — а маневрировать с параванами было крайне трудно. В 10.10 одна из бомб упала между лидерами, осыпав «Минск» градом осколков.

К счастью, прямых попаданий удалось избежать, и 29 августа в 17.16 «Минск» стал на якорь на Большом Кронштадтском рейде. На следующий день его ввели в сухой док «Трех эсминцев». Через две недели лидер перешел к стенке Морского завода для последующего ремонта. 23 сентября только что отремонтированный «Минск» вышел своим ходом на Большой Кронштадтский рейд. Был яркий, солнечный день. С раннего утра на корабле шла покраска верхней палубы.

Но именно в этот день в 11.15 был совершен самый большой за всю войну воздушный напет на Кронштадт, в котором участвовало до 270 самолетов (По сообщениям наших наблюдательных постов. По немецким данным, в налете участвовало около 50 бомбардировщиков, а общее число самолетовылетов 23 сентября не превышало 150). От бомбежки пострадало много кораблей, скопившихся на рейдах и в гаванях базы.

Досталось и «Минску». Две бомбы весом по 50 кг попали в его кормовую часть: одна разорвалась на кормовой надстройке; вторая, пробив палубу, — внутри корабля. Еще одна бомба упала у левого борта в районе 3-го котельного отделения; ее взрывом повредило котел. Часть отсеков заполнилась водой. Корабль накренился на 8° на левый борт. Осколками было ранено несколько человек экипажа.

Дрейфуя по рейду, корабль сел кормой на мелководье вблизи берега. Началась борьба за живучесть. Однако слабая организация службы на лидере и вялые действия команды затянули эту работу до вечера. По окончании заделки пробоин и откачки воды буксиры отвели поврежденный корабль в Военную гавань Кронштадта, к Южной стенке. Машины лидера не работали, и с большим трудом удалось осушить лишь некоторые отсеки. Под пробоину подвели пластырь, но в 21.30 из-за потери плавучести и остойчивости «Минск», оборвав швартовы, повалился на борт и затонул на глубине 8,5 м и в 5 м от стенки, с креном 40°.

Осмотр затонувшего корабля выявил большие разрушения в кормовых надстройках и котельном кожухе. Оказались поврежденными паровой котел и топливные цистерны, в трубопроводах, в складчатых компенсаторах главного паропровода имелись пробоины. К счастью, машинные отделения почти не пострадали, главные турбины и вспомогательные механизмы остались целыми. Оценив состояние корабля, командование КБФ приняло решение поднять его до ледостава и после восстановления вернуть в строй.

Предложенный специалистами способ подъема «Минска» заключался в повороте его на ровный киль с помощью шести пар 70-тонных гиней, а также двух 80-тонных и одного 40-тонного понтонов. Затем следовала заделка пробоин и откачка воды. Первый этап подготовительных работ под водой начался 18 октября под руководством старшего лейтенанта Г.П.Титова.

Зимой 1941/42 года, несмотря на чудовищные трудности, вызванные блокадой и холодами, начался следующий этап по подъему корабля. Морской завод изготовил необходимые приспособления. 28 июня 1942 года приступили к проведению работ под водой. Прежде всего водолазы сняли с лидера все вооружение и боеприпасы. Затем к борту приварили кронштейны под остропку шестью парами гиней.

19 августа непосредственно приступили к подъему корабля: завели на корпус гини, остропили и подвели к корпусу понтоны. Ходовые концы гиней выбирались с помощью лебедок на берегу. 25 августа лидер был поднят, а затем введен в док «Трех эсминцев» Кронштадтского Морского завода.

Восстанавливать корабль поручили коллективу завода им А.А.Жданова (№ 189). Ремонт начали с корпуса. Небольшие отверстия заделывали заплатами на электросварке, а пробоины большого размера — стальными заглушками на заклепках. Выяснилось, что вытекшая через пробоины топливной системы нефть при нахождении корабля под водой осела на механизмах, трубопроводах, оборудовании, что обеспечило своеобразную консервацию. Однако нефтью была испорчена изоляция корпуса, кабелей, обстановка помещений.

Для ускорения работ при восстановлении вспомогательного котла левого борта решили не перекладывать топку заново и не менять асбестовую изоляцию, а просушить его дровами, что позволило подготовить котел к приему пара в два раза быстрее. Уже 31 августа на корабле дали первый пар. Затем восстановили систему парового отопления, дизель-динамо, электроаппаратуру.

Осмотр турбин и оборудования машинно-котельного отделения подтвердил, что механизмы почти не имеют повреждений. Их очистили и промыли, ввели в действие котлы № 1 и № 2, вспомогательные механизмы. Вся работа по восстановлению лидера была выполнена за 60 рабочих суток.

Вечером 3 ноября с соблюдением светомаскировки «Минск» совершил несколько проходов по фарватеру до траверза форта Красная Горка. Его главная энергетическая установка работала нормально. 5 ноября 1942 года, после испытательного пробега до Шепелевского маяка и обратно на лидере вновь подняли военно-морской флаг.

Через четыре дня корабль был готов для перехода в Ленинград, представлявшего тогда довольно серьезное испытание, поскольку, следуя по Морскому каналу, временами приходилось идти на расстоянии менее 20 кбт от батарей противника, установленных на южном берегу Финского залива.

В ночь на 9 ноября «Минск» вместе с эсминцами «Славный» и «Грозящий» вышли из Кронштадта. Им были приданы 11 катеров-дымзавесчиков и подразделение самолетов для прикрытия с воздуха. Переход обеспечивали также 12-дюймовые орудия поврежденного линкора «Марат» и Кронштадтские форты, предназначенные для подавления немецких батарей. Мощные прожекторные установки должны были «бить» из Кронштадта параллельно открытой части Морского канала, чтобы мешать немцам вести прицельную стрельбу.

Правда, льды помешали катерам пробиться в район перехода, и кораблям пришлось идти без дымового прикрытия. Эсминцу «Славный», шедшему головным, удалось проскочить незамеченным. «Минск» же был обнаружен противником. Освещенный лучами прожекторов, лидер был обстрелян осветительными и фугасными снарядами. Маневрирование затруднял лед, но благодаря резким переменам скорости хода кораблю удалось избежать прямых попаданий. Глубокой ночью он вошел в Неву и стал на якорь у Петропавловской крепости.

С рассветом, когда лидер стал подниматься вверх по Неве, при проходе моста Свободы оказалось, что крылья ходового мостика «Минска» не проходили — они оказались шире разведенной части моста. Их на метр с обоих бортов пришлось отрезать автогеном, и лидер смог следовать дальше. (Позже, когда отремонтированный корабль покинул завод, эти конструкции, изготовленные отдельно, установили на ходовом мостике уже после того, как «Минск» прошел через разводной пролет.) Войдя в Большую Невку, лидер встал у завода «Русский дизель» для устранения дефектов, обнаруженных во время испытаний.

Здесь на корабле заменили изоляцию, штурманские и гидроакустические приборы, радиоаппаратуру, восстановили третий котел. Наконец, 22 июня 1943 года лидер «Минск» вновь стал полноценной боевой единицей эскадры КБФ.

19 июля корабль произвел первую после подъема флага артиллерийскую стрельбу по противнику из вновь установленных орудий

Б-13-2С. Уже 30 июля «Минск» занял огневую позицию у Невского лесопарка. Отсюда он вел обстрел позиций по противнику в районе Колпино, поддерживая своим огнем боевые действия частей Ленинградского фронта.

Летом 1944-го экипаж «Минска» успешно выполнил все задачи по боевой подготовке. Однако сам корабль все еще нуждался в доводке — сказывались некачественный ремонт, прошедший в блокадную зиму, и последствия артналетов. Лишь 28 августа после окончания восстановительных работ он отошел от стенки завода им. А.А.Жданова и перешел в Кронштадт. В апреле следующего года «Минск» вернулся в Ленинград, где его и застал День Победы.

Командирами корабля были капитан 3 ранга А.В.Волков (1939- 1940), капитан 2 ранга П.Н.Петунии (1940 — 7.10.1941), капитан 2 ранга С.И. Рабинович (январь 1942-сентябрь 1944), капитан 3 ранга Г.Н. Моторов (сентябрь 1944 - 1945).