Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Лидеры типа «Ленинград»

«Ленинград»

Полноценная боевая учеба и служба лидера «Ленинград» началась в июле 1938 года. В конце июля 1939-го он принял участие в учениях флота на Балтике: из Кронштадта в составе эскадры выходил в Балтийское море до шведского острова Готланд, где вместе с другими кораблями отрабатывал задачи взаимодействия. 31 июля 1939 года его поставили на капитальный ремонт, поскольку во время похода на скорости 18 узлов у котла № 2 стали лопаться трубки. В ходе ремонта на лидере сменили 732 трубки — старые оказались дефектными и недобросовестно смонтированными.

С началом советско-финляндской войны в ноябре 1939 года «Ленинград» включили в состав группы кораблей эскадры Балтийского флота. С 10 декабря 1939 по 2 января 1940 года лидер совершил два выхода в море для обстрела батарей на островах Тиуринсари и Сааренпя. Из-за плохой видимости выполнить поставленные задачи ему не удалось, зато корпус корабля, действовавшего во льдах Финского залива, получил серьезную деформацию. Некоторые вмятины корпуса были высотой в 2 и шириной в 6 м, а стрела прогиба достигала 50 см. От сильного сдавливания во многих местах разошлись швы наружной обшивки и топливных цистерн. В таком состоянии лидер был поставлен в ремонт.

По окончании ремонта 31 мая 1941 года корабль вышел на ходовые испытания. И в первом же выходе опять начали лопаться трубки котлов. Снова пришлось возвращаться на завод. Всего же с момента окончания Финской войны и до 22 июня 1941 года «Ленинград» 9 раз вставал в док для клепки расползавшихся листов подводной части корпуса, смены котлов и изъеденных кавитацией гребных винтов.

Начало Великой Отечественной войны застало лидер «Ленинград» в Таллине. С 23 июня по 3 июля 1941 года его привлекали к минным постановкам на линии Ханко — Осмуссар. Корабль выставил около 400 мин заграждения.

В начале июля в Таллине на лидере установили временную систему размагничивающих устройств. При очередном заходе корабля в Кронштадт рабочие Морского завода провели средний ремонт его пушек главного калибра.

Уже через два месяца с начала войны «Ленинград» снова нуждался в ремонте. Котельная установка работала на износ — из-за некачественных трубок приходилось отключать котлы № 1 и № 2. Но о длительной постановке в док не могло быть и речи — немецкая сухопутная армия практически окружила Таллин, где сосредоточились основные силы Балтийского флота. Флот помогал сухопутному фронту чем мог — например, 10 августа 35 человек из экипажа лидера «Ленинград» были посланы на передовую.

Все крупные корабли, в том числе и «Ленинград», с 22 августа были включены в систему обороны города в качестве сил артиллерийской поддержки. Уже на следующий день орудия лидера, маневрировавшего на больших ходах на Таллинском рейде и уклонявшегося от атак самолетов, подавили огонь нескольких батарей и рассеяли резервы противника на участках прорыва. 24 августа огнем с лидера «Ленинград» и крейсера «Киров» была разрушена переправа в районе мыса Йыгису через реку Кейла-Йыги, уничтожено и повреждено 20 неприятельских танков (Здесь и далее результативность огня кораблей КБФ при стрельбе по берегу приводится весьма приблизительно, так как базируется лишь на рапортах корректировочных постов).

Когда стало ясно, что Таллин не удержать, поступил приказ комфлота — 28 августа начать эвакуацию войск и переход сил флота в Кронштадт. Все корабли распределили по нескольким группам; лидер «Ленинград» включили в первую, для прикрытия с кормы крейсера «Киров».

Переход пришлось совершать через множественные плотные минные поля. С наступлением темноты, когда подорвался на мине и затонул эсминец «Яков Свердлов», шедший с левого борта «Кирова», командующий флотом В.Ф.Трибуц приказал «Ленинграду» занять место погибшего эсминца. Но при попытке лидера в темноте выполнить приказ его параваны захватили по мине. Создалась угрожающая обстановка. Не имея возможности маневрировать в такой ситуации, командир корабля распорядился обрубить параваны и задним ходом вывел «Ленинград» из опасной зоны. В момент постановки новых параванов по лидеру, стоявшему без хода, с мыса Юминда открыла огонь батарея противника. Артиллеристы «Ленинграда» тут же ответили и заставили ее замолчать.

В 21.40 на «Ленинград» поступило радиосообщение о подрыве на мине лидера «Минск», и он направился на помощь собрату. Рано утром 29 августа корабль подошел к поврежденному «Минску», у которого в результате взрыва мины все навигационные приборы вышли из строя. С рассветом оба лидера продолжили движение — головным «Ленинград», в кильватер ему «Минск». В пути рядом с «Ленинградом» обнаружили три плавающие мины, которые расстреляли огнем из 45-мм орудий.

Приходилось и неоднократно отбивать атаки самолетов противника. Чтобы не подвергать «Ленинград» опасности, было принято решение увеличить ход с 12 узлов до 27. 29 августа в 17.05 «Ленинград» отдал якорь на Большом Кронштадтском рейде.

В первых числах сентября лидер привлекался к постановке мин на Тыловой минной позиции, где он выставил более 80 мин в двух минных заграждениях. 17 сентября его включили в систему обороны города.

С 19 сентября начались массированные воздушные налеты вражеской авиации на Кронштадт и корабли, стоявшие в Морском канале. 21 сентября, воспользовавшись пасмурной погодой, немецкие летчики несколькими большими группами, общей численностью 180 самолетов, атаковали советские корабли. «Ленинград» избежал попаданий и пополнил Западную группу кораблей, размещенных в Торговом порту, поддерживавших части 8-й и 42-й армий.

Налеты люфтваффе и артиллерийские обстрелы города не прекращались. 22 сентября «Ленинград», находившийся на позиции в Лесной гавани Торгового порта, во время контрбатарейной стрельбы получил повреждения корпуса, механизмов и некоторых приборов от близкого взрыва одного из снарядов немецкой батареи. Лидер перевели в другое место — к Канонерскому острову. Но 12 октября во время ведения артиллерийского огня по неприятелю один из вражеских снарядов попал в лидер, другой разорвался у борта. Первым 8-дюймовым снарядом пробило корпус, через пробоину затопило топливную цистерну и цистерну питьевой воды. От осколков другого снаряда на палубе загорелся пороховой заряд, приготовленный для стрельбы главным калибром. Пожар, к счастью, удалось быстро ликвидировать. 14 октября «Ленинград» поставили на ремонт у стенки завода «Судомех».

В это же время было принято решение эвакуировать оставшийся на полуострове Ханко гарнизон — десятки тысяч обученных и обстрелянных бойцов, тысячи единиц оружия и комплектов обмундирования, сотни тонн боеприпасов, продовольствия. Эвакуация, рассчитанная на несколько этапов, началась 23 октября. 2 ноября, как только закончился ремонт, «Ленинград» был включен во второй отряд, которым командовал контр-адмирал М.З.Москаленко.

Первая попытка прорваться к Ханко 9 ноября окончилась безрезультатно — из-за сложной гидрометеорологической обстановки (сильного порывистого ветра, низкой облачности и высокой волны) отряду пришлось вернуться из района маяка Родшер к Гогланду.

11 ноября, с наступлением сумерек, отряд снова вышел к Ханко. Тральщики с трудом прокладывали путь. Погода еще более ухудшилась: усилился боковой северный ветер, поднялась волна, снизилась видимость. Из-за ветра и волн тральщики не смогли идти строем уступа и фактически шли в кильватер. Протраленная полоса сузилась до 60 м. Это почти сводило на нет все меры противоминного обеспечения идущих за тральщиками кораблей.

К северу от мыса Юминда, откуда до Ханко оставалось уже 65 миль, корабли вошли на минное поле — в тралах начали взрываться мины. Идущие впереди суда, не обращая внимания на взрывы, оторвались от лидера и транспорта «Жданов». В 22.30 в левом параван-охранителе «Ленинграда», вышедшего за пределы протраленной полосы, на расстоянии 10 м от борта взорвалась мина. Существенных повреждений он не получил и продолжал движение. Однако после полуночи, в 0.23 все в том же левом параване в 5 м от борта взорвалась еще одна мина.

На сей раз последствия оказались серьезными. Вышла из строя левая турбина, в обшивке корпуса (в машинном отделении, центральном артиллерийском посту и четвертом артпогребе) появились трещины, поступающая вода затопила семь нефтяных цистерн; вышли из строя лаг и гирокомпас.

Корабль с трудом справлялся с откачкой воды. Через пробоины терялось драгоценное топливо. Самостоятельно, по мнению командира Г.М. Горбачева, корабль двигаться не мог. Лидер стал на якорь, чтобы устранить повреждения в машинном отделении. С ним остались транспорт «Жданов» и три катера МО.

В 1.01 Горбачев передал радиодонесение командиру отряда: «Дважды подорвался на минах. Пробоина в первом котельном отделении, провизионке, в центральном и гиропостах. Самостоятельно идти не могу, нуждаюсь в помощи. Стал на якорь». Командованием флота действия командира корабля были оценены как неправильные.

Получив радиограмму с лидера, Москаленко, находившийся на эсминце уже в 55 милях от Ханко, приказал всему отряду лечь на обратный курс и идти на помощь поврежденному кораблю. В 2.04 корабли повернули обратно. Дальше события развивались весьма драматично. Два тральщика, направлявшиеся для оказания помощи, от взрывов мин лишились трапов. К тому же они потеряли ориентировку и не смогли найти лидер.

Не имея сообщений от Москаленко и не дождавшись подхода отряда, Горбачев решил возвращаться к Гогланду самостоятельно. Он дал команду сняться с якоря, но поскольку лидер лишился навигационных приборов, приказал капитану «Жданова» идти головным. В 5 часов утра транспорт подорвался на мине и через 8 минут затонул. Всю команду, кроме одного человека, спасли морские охотники. Понимая, что теперь самостоятельно пробиться через минное поле невозможно, Горбачев снова приказал стать на якорь. Подошедший вскоре тральщик Т-211, определивший место «Ленинграда» по взрыву, встал головным и провел поврежденный корабль к Гогланду. При следовании кораблей в тралах у Т-211 взорвались три мины и одна — в параване у лидера. К середине дня 12 ноября отряд снова сосредоточился у Гогланда, на рейде Северной деревни. Здесь лидеру передали 100 т мазута, и в тот же день «Ленинград» и эсминец «Стойкий» получили разрешение уйти в Кронштадт.

В отчете по эвакуации военно-морской базы Ханко командованием флота была дана следующая оценка этому походу: «Из-за низких волевых качеств и неумения оценивать обстановку командир «Ленинграда» своими просьбами о помощи сорвал выполнение задачи, и отряд возвратился в бухту Суурикюля».

25 ноября «Ленинград» поставили на ремонт, в ходе которого специальным решением Военного Совета КБФ от 8 января 1942 года предписывалось смонтировать на «Ленинграде» в срок до 25 февраля 1942 года штатную систему размагничивания ЛФТИ.

Ремонт лидера проходил одновременно с модернизацией его систем. В частности, усиливалось зенитное вооружение, устанавливались размагничивающие устройства и защитная амортизация приборов, осуществлялось подкрепление корпуса.

На юте смонтировали одну 76-мм палубную зенитную систему 81-К с коробчатым щитом толщиной 8 мм, позаимствованную с линкора «Марат».

В суровых условиях блокады ремонт лидера длился всю зиму. А в мае 1942 года «Ленинград», включенный в артиллерийскую систему обороны города, вел огонь по позициям противника, занимая разные огневые точки на Неве.

Весь 1943 год корабль по плану, разработанному начальником Береговой обороны Балтийского флота контр-адмиралом И.И.Греном, участвовал в нанесении массированных артиллерийских ударов по узлам сопротивления врага в полосе наступления 55-й армии.

В январе 1944 года артиллерия лидера, занимавшего огневую позицию на Малой Невке у моста Строителей, активно содействовала снятию блокады. 10 июня корабль участвовал в мощном артобстреле позиций противника, действовавшего в полосе наступления 21-й армии Ленинградского фронта. До конца войны в море дальше Кронштадта лидер «Ленинград» не выходил ввиду минной опасности.

Командирами «Ленинграда» были капитан 3 ранга Ф. Тарасов (1932 - 1939), капитан 3 ранга С.Д. Солоухин (1939 - 1941), капитан 3 ранга Г.М. Горбачев (до ноября 1942), капитан 2 ранга Г.С. Абашвили (с декабря 1942 по сентябрь 1943), капитан 3 ранга Н.Н. Ротинов (сентябрь 1943 - 20.11.1943), капитан 2 ранга В.М. Климов (до 27.1.1945), капитан 3 ранга П.Т. Гребенчук (до апреля 1945 временно исполняющий должность) и капитан 2 ранга Е.П. Збрицкий.