Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Большие охотники за подводными лодками проекта 122а/122бис

Боевая служба больших охотников проекта 122А

Балтика. Как уже говорилось, большие охотники проектов 122 и 122а изначально создавались с учетом пограничной и сторожевой службы в мирное время. И первые, головные корабли серии ОХТ-1 и ОХТ-2 в конце 1940 г. вошли в состав погранохраны НКВД Прибалтийского округа и стали числиться ПСКР 3 ранга. К сожалению, подробностей их службы найти не удалось. Известно лишь, что в январе 1941 г. их переименовали соответственно в «Топаз» и «Коралл», а 22 июня 2-й Балтийский отряд пограничных судов на основании распоряжения наркома Военно-Морского Флота был передан в подчинение КБФ. Охотники вошли в состав отдельных дивизионов базовых СКР. Боевой путь «Топаза» оказался недолгим: в августе 1941 г. он погиб во время Таллинского перехода.

Каспийская флотилия. К августу 1942 г. произошло пополнение корабельного состава флотилии пришедшими из Зеленодольска вновь построенными БО: «Артиллерист», «Минер» и «Торпедист». Позднее в ее состав вошли: «Боцман», «Зенитчик», «Дальномерщик», «Прожекторист», «Наводчик» и «Огнеметчик».

8 августа 1942 г. решением НК ВМФ Каспийская флотилия была объявлена действующей. Основной ее задачей явилось обеспечение народно-хозяйственных и оперативных военных перевозок морем. Суда с нефтепродуктами, следовавшие из Баку и Красноводска, конвоировались до двенадцатифутового рейда Астраханского порта. Главной помехой судоходству была авиация противника. БО, на которых усилили зенитное вооружение, привлекались к конвоированию танкеров. На их долю выпало несколько боевых эпизодов.

27 октября 1942 г. танкер «Агмалы оглы» (водоизмещение 800 т) доставил из Баку на Астраханский рейд горючее. В это время налетели самолеты противника. Одна из бомб угодила в мостик танкера, начался пожар. Неуправляемое судно село на мель. В этот критический момент на помощь терпящему бедствие танкеру подоспели военные корабли — БО «Артиллерист» и «Минер», плавучие зенитные батареи. Огнем своих пушек и пулеметов рассеяли вражескую авиацию, уничтожив при этом один бомбардировщик. Затем началось спасение танкера, а «Артиллерист» и «Минер» с 29 по 31 октября несли охрану поврежденного судна и вели работы по снятию его с мели.

Месяц спустя, 31 октября, «Минер» нес дозор на двенадцатифутовом рейде. В 16.15 сигнальщик Н.А.Агабеков доложил о появлении семи Ю-88. Они шли со стороны заходящего солнца, маскируясь в его лучах. Командир корабля старший лейтенант В.Д.Юрченко приказал открыть артиллерийский огонь. Первые же залпы расстроили порядок самолетов, но, развернувшись, они начали пикировать с разных сторон на стоявшую рядом баржу с горючим. Вокруг нее стали разрываться бомбы.

Орудия и пулеметы «Минера» вели яростный огонь. Когда ведущий «Юнкере» избрал своей целью большой охотник и вошел в пике, «Минер» вовремя отвернул вправо. Пять бомб упали в стороне от корабля, подняв огромные столбы воды. Выйти из пике самолет не смог: пулеметы пронизали его очередями, он задымил и упал в море. Остальные бомбардировщики беспорядочно сбросили остатки смертоносного груза в воду и поспешили скрыться.

15 ноября БО «Артиллерист» вместе с двумя плавучими зенитными батареями конвоировал танкер «Кулибеков», на буксире последнего были землесос и два мотобота. Четыре Ю-88 атаковали танкер, который от близких разрывов бомб получил серьезные повреждения и начал погружаться. На помощь подошел «Артиллерист». С тонущего судна было снято 43 человека. При отражении воздушной атаки удалось подбить два самолета противника.

Онежская флотилия. Большой охотник за подводными лодками БО-107 («Марсовый») 22 июля 1943 г. вошел в качестве сторожевого корабля в состав Онежской военной флотилии, дислоцировавшейся на Вытегру. К осени линия фронта проходила по прежним оборонительным рубежам, противник продолжал удерживать западное побережье Онежского озера от города Повенец до реки Ошта. 10 октября корабли флотилии, в том числе БО «Марсовый», приняли участие в артиллерийском обстреле сооружений и плавучих средств противника в районе деревни Щелики. Командовал отрядом выделенных средств капитан 3 ранга Крохин. В 6.00 утра большой охотник и катера вышли из устья Вытегры на мыс Самбо, где они должны были стать на огневые позиции. Ветер был зюйд-вест 4 балла, волна — 3 балла, видимость— 30 кбт. Головным шел «Марсовый», имея ход 17,5 уз.

Прибыв в район, катера уменьшили ход до 13 уз. и начали маневрировать, ожидая сигнала для начала артиллерийского обстрела. Плавучих средств противника у пристани Щелики обнаружено не было.

В 6.56 корабли отряда получили приказ об открытии огня и начали пристрелку по видимым пристанским сооружениям в деревне Щелики. После первого залпа на пристани загорелись деревянные строения. Переменив огневую позицию, катера начали перезарядку установок реактивных снарядов.

Через 9 минут батареи противника открыли огонь. Осколками снаряда был поврежден торпедный катер ТКА-83. В 7.38 «Марсовый» начал перестрелку с вражескими батареями, стрелявшими с мыса Самбо и от деревни Щелики, стараясь отвлечь их огонь от наших торпедных катеров. Тогда батарея, стрелявшая с мыса Часовня, перенесла огонь на «Марсовый», двухорудийным залпом захватила его в «вилку» и повела стрельбу на поражение. Корабль, в свою очередь, усилил огонь по этой батарее, и она, выпустив 25 снарядов, замолчала. Продолжая маневрировать, «Марсовый» вышел из зоны обстрела.

Ветер свежел, доходя до 6 баллов, и волна значительно усиливалась. «Марсовый» подошел к ТКА-83 и взял его на буксир. В 8.30 с командного пункта поступил сигнал о прекращении обстрела и возвращении в базу.

Всего катера выпустили 96 снарядов, из них 38 реактивных. При этом были подавлены неприятельские батареи на мысе Самбо и в районе деревни Подщелье, сожжена пристань и разрушены пристанские сооружения в деревне Щелики.

Подводя итоги этой операции, командующий флотилией, в частности, указал: «Решение командира катера «Марсовый» взять на буксир поврежденный ТКА-83 под огнем противника являлось неверным, так как скопление катеров облегчало противнику вести по ним сосредоточенный огонь... Для постановки дымовой завесы дымаппаратура на катерах использовалась не полностью, а на «Марсовом» совсем не была заряжена».

25 — 26 октября большой охотник участвовал в высадке разведчиков на побережье, занятое противником. Операция прошла успешно. Этим были закончены боевые действия флотилии на озере в 1943 г. На зиму «Марсовый» остался в Онежском озере для обороны побережья от десантных и диверсионных сил противника.

К началу боевых действий флотилии в 1944 г. «Марсовый» входил в состав 4-го отряда сторожевых катеров. В начале июня он участвовал в составе отряда кораблей поддержки в разведке расположения огневых средств и батарей береговой обороны противника в районе мыс Самбо — мыс Сухой Нос. Корабль определял координаты стрелявших неприятельских батарей и держал связь со штабом флотилии.

Летом 1944 г. «Марсовый» принимал участие в боевых действиях по изгнанию противника с Онежского озера: 20 — 21 июня осуществлял разведку в связи с отходом неприятельских войск на правый берег реки Свирь, 25 июня участвовал в поиске плавсредств противника у бухт Шокша и Деревянская, 27 — 28 июня обеспечивал высадку десанта на западное побережье озера. В результате совместных стремительных действий Советской Армии и Онежской военной флотилии побережье Онежского озера было полностью очищено от противника.

Согласно циркуляру начальника Главного морского штаба от 7 июля сторожевой катер «Марсовый» надлежало передать в состав Черноморского флота. 8 июля он прибыл из Петрозаводска на Вытегру, через три дня отправился по Мариинской водной системе в Рыбинск, а затем — в город Сарепту.

Перевод больших охотников на Черное море. В ходе Великой Отечественной войны была выполнена операция по транспортировке пяти больших охотников проекта 122а с одного морского театра (Каспийского моря и Онежского озера) на другой (Черное море). Научно-техническое обеспечение работ осуществляло Управление кораблестроения ВМФ. Руководил переброской кораблей заместитель начальника Управления кораблестроения инженер-капитан 1 ранга Г.Ф.Козьмин. Вся операция по переводу кораблей длилась с октября 1943 по август 1944 г.

Из Астрахани и Вытегры в Сарепту под Сталинградом все корабли пришли своим ходом. Здесь на заводе № 264 (бывшая Красноармейская верфь) был переоборудован слип, с помощью которого БО были подняты на берег. По предварительному расчету, их вес не должен был превышать 157 т. При демонтаже и разгрузке с кораблей снимались артиллерийские системы, весь боезапас, дымовая аппаратура, химическое имущество, якорь и якорные цепи, мачта, топливо, все запасы и т.д. Заводка кораблей на кильблоки производилась вручную на пеньковых концах. После подъема на берег на трех тележках с кораблей снимались также руль и гребные винты. Дополнительно были проведены расчеты напряжений при общем изгибе в конструкциях корпуса от действия опорных реакций тележек, которые не превышали допускаемых. После погрузки на транспортер было установлено, что действительный вес БО (ввиду неполной разгрузки) превышал расчетный и находился в пределах 170 — 187 т.

Далее они были погружены на 240-тонные транспортеры и по железной дороге, которую для пропуска сверхгабаритных грузов пришлось специально переоборудовать, доставлены в Калач-на-Дону. На этой трассе, общей протяженностью 98 км, наиболее серьезным препятствием явился железнодорожный мост через реку Карповка, имеющий ферму с ездой понизу. Для проводки эшелона с БО потребовалось перестроить его для езды поверху. На остальном протяжении пути были выполнены сравнительно небольшие по трудоемкости работы по отнесению близко стоящих к пути устройств (семафоров, стрелочных будок, километровых столбов и т.п.). Продолжительность перевозки составляла 10 — 12 часов.

На берегу Дона была выбрана низина, затапливаемая весной, куда проложили разгрузочный тупик, подходящий непосредственно к урезу воды. На корабли с помощью железнодорожного крана установили артиллерийское вооружение и поставили в феврале 1944 г. один за другим «в кильватер» в расчете, что при половодье они всплывут. Однако вопреки долговременному прогнозу в тот год оказалось мало воды вследствие незначительного количества осадков и раннего таяния снега. Корабли до середины апреля не всплыли, и их пришлось поднимать на понтонах, переоборудованных из барж. Затем охотников на буксире перевели в Ростов-на-Дону, где и передали Черноморскому флоту. Через Азовское море и Керченский пролив корабли шли уже своим ходом.

Вторым путем БО специальными эшелонами доставлялись по железной дороге прямо до города Ейска на Азовском море. Продолжительность перевозки составила трое суток. Для спуска кораблей на воду в Ейском порту в мае — июне 1944 г. было сооружено специальное спусковое устройство, расположенное в восточной части мола на продолжении подъездного железнодорожного тупика хлебного причала. Спуск кораблей на воду был предусмотрен без перегрузки прямо на железнодорожных платформах, для чего в воду было уложено 110 м железнодорожного пути. В августе операция была успешно завершена.

Черноморский флот. 1 июля 1944 года в 5.00 большие охотники 2-го дивизиона (БО-102 «Минер», БО-103 «Торпедист», БО-101 «Артиллерист», БО-104 «Зенитчик», БО-105 «Боцман») вышли из Ейска в Тамань. Там к ним присоединился «Марсовый», который тоже вошел во 2-й Варненский дивизион больших охотников Черноморского флота.

28 августа БО-103 и БО-106 осуществляли охранение базовых тральщиков на переходе из Новороссийска в Севастополь. На следующий день эти охотники вместе с другими кораблями отряда вышли из Севастополя в Одессу, куда прибыли 30 августа в 9.30. На кораблях находился 331 матрос для захваченных румынских кораблей и 333 бойца 393-го отдельного батальона морской пехоты. После небольшого отдыха и мелкого ремонта 1 сентября большие охотники вышли из Одессы в Тендру и оттуда в Констанцу.

В результате стремительных ударов советских войск союзные Германии Румыния и Болгария оказались выведенными из войны. Гитлеровцы свои надводные корабли и часть подводных лодок затопили на рейде Варны, а три подводные лодки — у берегов Турции. Черное море оказалось полностью освобожденным от немецко-фашистских захватчиков. 5 ноября 1944 г. эскадра Черноморского флота вошла в Севастополь. В их числе были линкор «Севастополь», крейсер «Красный Крым» и эсминцы. Дополняли эту впечатляющую картину шесть больших охотников проекта 122а: «Артиллерист», «Минер», «Торпедист», «Зенитчик», «Боцман», «Марсовый».

Северный флот. В апреле 1944 г. в составе СФ появились первые БО. Как правило, новые корабли (при всех их очевидных недостатках) доверяли командирам, уже имевшим боевой опыт, — например, капитан-лейтенанту Н.К.Голубенцеву, принявшему в Молотовске БО «Летчик», и кавалеру ордена Красного Знамени капитан-лейтенанту Л.Т.Майстренко, принявшему «Пилот».

На Северном флоте большие охотники 122-го проекта занимались будничной военной работой, а ее хватало. Осваивать новые корабли, район плавания, благоустраиваться в базах было некогда, и это зачастую сказывалось на боевой службе. В связи с активизацией боевых действий вражеских ПЛ в Заполярье командование СФ усилило оборону морских коммуникаций. Были созданы Иоканьгская и Карская военно-морские базы, где базировалось несколько БО. Теперь суда сопровождались специальными противолодочными кораблями, имеющими на вооружении гидроакустическую аппаратуру и бомбометы.

БО-150 «Моторист» вошел в состав флота 4 ноября 1944 г., а 7 декабря уже задействован в противолодочных операциях севернее Кильдина. БО-141 «Кировец» был сдан в середине лета 1944 г., а в ноябре, как свидетельствуют архивы, шел в охранении конвоя ЮВ-5 без... якорей. Их он лишился «после длительных плаваний в Арктике».

Не всегда использование больших охотников было успешным. Так, БО-142 15 сентября 1944 г. участвовал в охранении конвоя ДВ-2. Но из-за плохой погоды (ветер 5 — 6 баллов, море 3 — 4 балла, пасмурно, температура +3°С) и неполадок в механизмах корабль с разрешения командира конвоя 16 сентября взял на обратный курс, на Диксон.

29 декабря БО-142 находился в охранении тральщиков Т-37 и Т-32. Плохая работа ГАС привела к тому, что Т-37 был торпедирован немецкой ПЛ, которая ушла из района безнаказанной.

21 апреля 1945 г. из порта Лиинахаммари вышел конвой ПК-9 в охранении эскорта в составе четырех эскадренных миноносцев, двух норвежских тральщиков, шести больших охотников и четырех торпедных катеров. Несмотря на сильное охранение, противник все же предпринял несколько атак подводными лодками в 12 милях севернее мыса Цып-Наволок. Сначала эсминец «Жесткий» совместно с большим охотником БОИ 31 атаковал обнаруженную подводную лодку и сорвал ее атаку. Затем около 7.00 эсминец «Дерзкий» и БО-131 атаковали другую подлодку глубинными бомбами и начали ее преследование. Бомбили до тех пор, пока конвой не прошел опасный район.

Ярких героических эпизодов на долю этих кораблей не выпало. В истории Великой Отечественной войны им досталась роль скромных, неказистых трудяг, которые старательно служили, как могли.

К началу 1960-х гг. охотников проекта 122а в нашем флоте оставались уже единицы. Моряки от этих слабовооруженных, маломореходных кораблей старались поскорее избавиться. Два или три последних уцелевших из серии 122а, говорят, были приняты от военных моряков для нужд... «Мурманрыбы». Рыбаки якобы нашли им применение в качестве промыслово-поисковых кораблей. Артиллерию, бомбометы, разумеется, убрали за ненадобностью, а вот акустические станции оставили. Так что не исключено, что последние большие охотники завода № 402 под конец своей морской жизни охотились за... косяками трески.

Тихоокеанский флот. До конца 1946 г. завод № 199 сдал Тихоокеанскому флоту шесть БО проекта 122а: «Связист», «Радист», «Сигнальщик», «Акустик», «Телеграфист» и «Гидроакустик». 1 декабря 1952 г. из этих кораблей была сформирована 145-я бригада охотников за подводными лодками под командованием капитана 1 ранга Е.М.Сидорова. В 1954 г. пять БО были переданы КНР (По некоторым данным, Китаю был передан и шестой корабль, БО-127 «Гидроакустик»).