Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Большие охотники за подводными лодками проекта 122а/122бис

Строительство

К постройке больших охотников привлекли речные судостроительные заводы «Ленинская кузница» (позже № 300) в Киеве и «Красный металлист» им. А.М.Горького (позже № 340) в г. Зеленодольске. Затем к ним добавились завод № 402 в г. Молотовске и завод № 199 в г.Комсомольск-на-Амуре. Накануне войны заказы на строительство БО выдали и Владивостокской верфи Главрыбсудстроя (бухта Диамид).

Закладка первых кораблей проекта 122 (ОХТ-1 и ОХТ-2) для НКВД состоялась в 1939 г. в Зеленодольске. Работы велись в судояме по старому «дедовскому» способу. Весной следующего года с началом паводка на Волге корабли всплывали, и достройка их производилась на плаву. Вероятно, они были вооружены одним 76-мм орудием, тремя 12,7-мм пулеметами ДШК, глубинными бомбами и бомбосбрасывателем. В том же 1940 г. их по внутренним водным системам перевели на Балтику и включили в состав вновь образованного Прибалтийского погранокруга.

Корабли проекта 122, заложенные в 1940 г. в Киеве, решили достраивать по проекту 122а. К июню 1941 г. их корпуса были спущены на воду, но начавшаяся Великая Отечественная война прервала достройку охотников. Из-за обострения обстановки на сухопутном фронте пробиться вниз по Днепру 11 недостроенным кораблям завода «Ленинская кузница», в том числе 4 БО, не удалось. По некоторым сведениям, их затопили свои командиры между Каховкой и Запорожьем. По другим данным, БО были затоплены экипажами уже в районе Херсона.

Кадрами и оборудованием эвакуированного завода «Ленинская кузница» усилили завод № 340. 28 августа 1941 г. вышел приказ наркома судостроительной промышленности об объединении заводов № 300 и № 340 в одно предприятие под условным наименованием завод № 340 НКСП.

План объединенного завода на IV квартал 1941 г. предусматривал сдачу флоту трех (заводские № 306, 307, 343) и закладку еще 12 больших охотников проекта 122а. Фактически зеленодольскому заводу удалось передать флоту только первые два корабля — «Артиллерист» и «Минер», вошедшие в состав Каспийской флотилии.

Приказом по НКСП № 260 от 14 августа 1941 г. молотовскому заводу № 402 был «спущен» план строительства 16 БО проекта 122а, причем пять кораблей необходимо было сдать в первом полугодии 1942 г., а семь — во втором. Первые чертежи БО начали поступать из горьковского ЦКБ-51 уже в августе. Однако строительство охотников налаживалось крайне медленно. Непрерывное изменение судостроительной программы лихорадило еще не вставший на ноги завод. К тому же вскоре выяснилось, что на предприятии нет опытных сварщиков для работы с тонколистовой (3 — 4 мм) сталью, да и сама возможность выполнения качественной сварки на открытых стапелях в зимних условиях (при морозах от - 25° до - 30°С) вызывала сомнения. Кроме того, чтобы исключить задержки с поставками металла, завод предложил применить для корпусов БО сталь, предназначенную для эсминцев, строительство которых уже не велось. Поскольку эта сталь относилась к классу плохо свариваемых, то возникла необходимость перехода на клепаную конструкцию обшивки.

Переход от сварной конструкции к клепаной, в принципе, вел к утяжелению корпуса. Поэтому уполномоченный Управления кораблестроения ВМФ в Молотовске потребовал представить расчеты по изменению нагрузки, прочности, остойчивости и ходкости корабля, подтверждающие, что изменения в проекте не приведут к снижению мореходных качеств и тактико-технических характеристик корабля. Речь шла, по существу, о расчетах по основным разделам проекта.

Провести расчеты поручили сотрудникам так называемого «двадцатого отдела». Этот отдел был организован из репрессированных известных кораблестроителей, находившихся в спецтюрьме г. Молотовска. Переработкой проекта занимался бывший помощник главного конструктора ЦКБ-2 (подводного судостроения) инженер-кораблестроитель А.Л.Константинов. Бывший начальник КБ Николаевского завода имени 61 коммунара Н.В.Гавриленко разработал очень сложный чертеж обтяжки наружной обшивки, учтя все особенности новой конструкции клепаного корпуса. Став в марте 1942 г. главным инженером специального КБ, он возглавил всю работу по обеспечению строительства охотников рабочей документацией.

Над проектом трудились заключенные кораблестроители П.А.Альбов, С.К.Бондаревский, М.С.Розенфланц, В.Л.Бродский, А.Н.Декаристо, А.Р.Эппель. Последний руководил разработкой всей технологической документации по монтажным работам. Критически изучив проектную документацию, он предложил изменить схему осушительной системы корабля с тем, чтобы, не снижая надежности, уменьшить ее вес.

Переработанный проект был представлен уже к 21 августа 1941 г. В итоге строительство первых восьми охотников в клепаном варианте было разрешено. В сентябре того же года были заложены первые четыре корабля. Главным строителем БО назначили заключенного В.Е.Фомина. Он почему-то решил из намеченных к постройке 15 кораблей форсировать работы сначала на головном (зав. № 140), а потом по очереди на всех остальных. Так, на одном корабле В.Е.Фомин сосредоточил шесть строителей, только мешавших друг другу.

Не помогло и категорическое указание наркома ВМФ Н.Г.Кузнецова во время его посещения Молотовска 30 и 31 октября 1941 г. о форсировании строительства охотников за подводными лодками. В отчете за второе полугодие 1941 г. уполномоченный УК ВМФ жаловался на директора завода № 402 Г.А.Задорожного, отмечая, что «с середины октября до половины декабря работы фактически не велись».

Тогда руководство завода поручило взяться за организацию корпусных работ С.К.Бондаревскому. Используя свой опыт, он умело организовал работу и добился того, что все 12 кораблей, порученных ему, строились гораздо быстрее, хотя уложиться в плановые сроки все равно не удалось. Постановлением ГКО от 15 июля 1943 г. годовую программу сдачи кораблей заводом № 402 сократили, оставив только четыре корабля. Однако и этот план завод не выполнил — всего четыре охотника только спустили на воду, не сдав флоту ни одного. На заводе хронически не хватало металла и квалифицированной рабочей силы; к станкам встали не имевшие опыта подростки. В итоге головной «Штурман» сдали на полтора года позже срока, а последующие «Механик» и «Кировец» — более чем на год и семь месяцев.

Из 12 охотников завода № 402 периода Великой Отечественной войны дольше всех строился головной «Штурман»— с октября 1941-го до 15 мая 1944-го. Быстрее всех — «Летчик» — 1 год 5 месяцев и 18 дней (однако в целом корабль сдали с опозданием в 7 месяцев). Меньше всех в достроечном периоде находился «Электрик» — ровно два месяца. На ходовых испытаниях больше, чем любой другой корабль серии, прошел «Кировец» — 1278 миль. Испытания его длились 39 дней — тоже дольше, чем у остальных. Возможно, это объясняется тем, что «Кировец» на одном из выходов в море повредил свои обтекатель и мечевое устройство.

Чтобы еще хоть как-то выиграть время, судостроителям разрешили проводить заводские ходовые и государственные испытания по единой программе. Решение Наркомата ВМФ по этому вопросу подписал адмирал Л.М.Галлер. Подобная практика в нашем кораблестроении получила название «совмещенных испытаний». Впоследствии к ним прибегали и после войны, и даже в относительно недавнем прошлом, но первым кораблем, сданным 23 июля 1944 г. на заводе № 402 подобным образом, стал БО-142 «Механик».

Необходимо особо отметить, что в тех тяжелейших условиях, в которых оказался завод (недостроенные цеха, нехватка оборудования, острейший дефицит квалифицированной рабочей силы, холод в производственных и жилых помещениях) план строительства охотников не мог быть выполнен. И то, что заводчане, в том числе заключенные, сделали все, чтобы головной корабль (зав. № 140) был все-таки в апреле 1944 г. сдан флоту, а три следующих корабля — в июле, без всякой натяжки может быть названо трудовым подвигом коллектива. Еще в конце октября 1942 г. и.о.директора завода № 402 Я.В.Вердников и парторг Л.В.Городецкий направили наркому судостроительной промышленности И.И.Носенко письмо, в котором давалась высокая оценка работы восьми инженеров-заключенных и перечислялись конкретные вопросы, решенные с их помощью. В письме содержалась просьба ходатайствовать перед наркомом внутренних дел Л.П.Берией о досрочном освобождении перечисленных лиц. В те времена это был нравственный подвиг руководителей завода.

Иная ситуация сложилась на Дальнем Востоке, на заводе № 199 в Комсомольске-на-Амуре. В связи с началом войны директор завода А.Л.Токарев получил указание «сосредоточить рабочую силу на постройке эсминцев и охотников за подводными лодками». Однако ни одного БО заводу до конца войны сдать не удалось, хотя ряд других кораблей, включая два крейсера, все же были достроены. Объясняется это тем, что крейсера в основном были обеспечены довоенными кооперационными поставками. Для новых же кораблей, в том числе и проекта 122а, не хватало многих комплектующих элементов и механизмов. Головной большой охотник «Связист» завод № 199 сдал 13 января 1946 г. За ним последовали еще пять кораблей; шесть других в 1946 г. разобрали на стапеле. А владивостокская верфь Наркомрыбпрома, включенная в план по строительству БО, вообще так и не построила ни одного корабля проекта 122а.

Следует отметить, что все планы военного судостроения применительно к большим охотникам проекта 122а оказались нереальными. Согласно уточненной кораблестроительной программе на 1941 г., промышленность должна была сдать ВМФ четыре БО и заложить 56 единиц. В соответствии с предложениями НКВМФ и НКСП, в 1942 г. предполагалось ввести в строй 10 больших охотников за подводными лодками. А по утвержденному 2 мая 1942 г. плану военного судостроения к сдаче должно быть подготовлено уже 29 таких кораблей. На этот год предусматривалась закладка 43 БО. Но программа военного судостроения 1942 г. не была выполнена — в том числе и из-за срыва поставок судового оборудования заводами-контрагентами других наркоматов. Так, Управление кораблестроения ВМФ, в частности, отмечало: слабыми темпами налаживается производство пулеметов ДШК на тумбе (завод № 340). Выпуск дизелей 9Д Коломенским заводом для больших охотников из-за эвакуации на восток прерывался, и только в июне 1942 г. эвакуируемое оборудование начало поступать к месту монтажа.

Реализация плана военного судостроения в 1943 г. выглядела следующим образом: из запланированных к сдаче 20 охотников за подводными лодками флот получил лишь один корабль, а из 32, запланированных к закладке, были заложены два.

В 1944 г. в связи с изменением обстановки на морских театрах потребовалось усилить противолодочные средства. Согласно плану промышленность должна была сдать флоту 24 БО проекта 122а, в том числе Наркомрыбпромом — 1. Фактически же в 1944 г. флот получил 9 кораблей, а вместо предусмотренных планом 25 единиц удалось заложить лишь 10. В 1945 г. до окончания войны с Германией ВМФ были переданы 3 больших охотника типа «Артиллерист».

Всего за годы войны на четырех заводах были заложены 44 больших охотника проекта 122а, а с учетом шести зеленодольских, заложенных до 1941 г., общее число начатых постройкой кораблей этого типа равнялось 50 (не считая еще четырех, уничтоженных при оставлении Киева). За годы войны судостроительная промышленность достроила, построила вновь и передала ВМФ 15 больших охотников. К 1 января 1946 г. их число увеличилось до 23. Еще 13 кораблей проекта 122а вступили в строй в 1946 — 1947 гг., а остальные (в том числе строившиеся во Владивостоке) были разобраны на стапеле.