Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

В.Я. Крестьянинов. Морская минная война у Порт-Артура.

Заключение

В войне 1904 -1905 гг. у Порт-Артура обе стороны вели активную минную войну. Русский флот ставил минные заграждения вблизи своих берегов па протяжении от бухты Дипп до бухты Луиза. В первую очередь решалась задача прикрыть минами Талиенванский залив, чтобы затруднить противнику атаку порта Дальний, использование порта для высадки и снабжения войск. Эту задачу русские решили успешно. Ценой потери минного транспорта "'Енисей" и крейсера 2 ранга "Боярин" они добились того, что противник отказался от каких-либо действий в этом районе до подхода 1-й армии из Кореи, а высадку 2-й армии производил дальше от Порт-Артура и Дальнего. Даже после занятия берегов Талиенванского залива и Дальнего японскими войсками требовались серьезные затраты времени, сил и средств на ликвидацию минной опасности в этом районе. В первый месяц войны в Талиенванском заливе и ближайших бухтах выставлено 717 мин, или 62% всех мин. поставленных русским флотом у Порт-Артура.

Последующие русские минные постановки выполнялись с целью обороны побережья от обстрелов с моря позиций оборонявших крепость войск, недопущения десантов; нанесения потерь японскому флоту, несущему блокаду. Наибольшую часть мин поставили минные заградители специальной постройки "Енисей" и "Амур" (836 in 1158). Наличие в составе флота оригинального отечественного проекта кораблей для активных минных постановок безусловно является достижением русского кораблестроения.

В ходе минной войны русские морские офицеры проявили бесстрашие, героизм, изобретательность, инициативу. Японский флот па русских минах понес тяжелые потери: два из шести броненосцев ("Хатсусе" и "Яшима"), один из четырех лучших крейсеров ("Такасаго"). 4 канонерских лодки, 2 истребителя и 2 миноносца. Повреждены броненосец ("Асахи"). 2 крейсера, 3 миноносца и 2 вспомогательных судна. Ни артиллерийским огнем, пи торпедами русские моряки в этой войне не добились ничего подобного. Русские минные заграждения обеспечили устойчивость морского фронта обороны крепости Порт-Артур, прикрыли фланги войск, значительно затруднили противнику морскую блокаду.

Способ постановки мин, применявшийся в русском (как впрочем, и в других флотах того времени) был сложен. Якорь-тележка, значительно облегчившая минные постановки, была принята на вооружение вскоре после окончания войны. Средства навигации того времени не могли обеспечить высокую точность постановки, особенно в ночных условиях. Запаса мин было явно недостаточно. Возможности доставить мины из Владивостока и из центральной России до войны и до перерыва сообщений с Порт-Артуром не были использованы. В результате минный транспорт "Амур", израсходовав свой магазин мни. был по сути дела поставлен на прикол. Диаметр минрепа русских мин был слишком мал, и. много мин сорвало с якорей. Сильные течения дрейфовали мины, держащая сила якорей была недостаточна. Русские взрыватели отличались высокой надежностью, по заряд взрывчатого вещества не обеспечивал надежного поражения подводной части крупных кораблей. В результате броненосец "Асахи", крейсера "Чиода" и "Акаси" получили сравнительно легкие повреждения.

Русские мины инженерного ведомства были дистанционно управляемы с берега, но их постановка чрезвычайно сложна. Возможный район постановки ограничивался малыми глубинами и небольшим расстоянием от берега.

Японский флот активно использовал минное оружие с целью заблокировать русские корабли в Порт-Артуре и выставил в 1904 г. около 1300 мин. В связи с тем, что минные заграждения располагались па небольшой площади от Лунвантана до Ляотешана (около 40 кв.миль), плотность была очень высока - 32.5 мины на квадратную милю. Но. так как основные постановки производились на выходных створах и якорных стоянках, то на этих местах плотность была значительно выше. В основном заграждения ставились ночью небольшими линиями. 28 июля японские миноносцы разбрасывали плавующпе мины впереди по курсу русской эскадры. К началу военных действий русский флот не был подготовлен к ведению противоминных действий в больших масштабах. Минная угроза недооценивалась. Только катастрофа "Петропавловска" и подрыв "Победы" заставили заняться тралением всерьез. Противоминные действия русским флотом велись в исключительно трудных условиях: сложный в навигационном отношении район, противодействие противника, условия осажденной крепости, недостаток материальных средств, несовершенства противоминных средств, отсутствие опыта и прецедента в истории войны на морс. Русские моряки справились с труднейшей задачей, постоянно совершенствуя оружие и тактические приёмы, показывая образцы мужества и героизма.

Количество мин, уничтоженных в ходе противоминных действий, в разных источниках расходится в очень широких пределах: 293 в работе Денисова и 1000 в воспоминаниях контр-адмирала М.Ф. Лощинского. М.В. Иванов называет цифру 450 мин. причем имеет в виду только мины, уничтоженные тралящим караваном за время своего командования, не учитывая мин. вытраленных миноносцами, катерами. По данным контр-адмирала М.Ф. Лощинского с начала войны и до 28 июля уничтожено до 800 мин, а после возвращения эскадры и до окончания обороны еще более 200.

Траление производилось 198 раз. В основном тралились только выходные фарватеры и места якорных стоянок на рейде. Дважды эскадра вышла в море за тралами без потерь. 32 раза корабли и отряды выходили за тралами для содействия сухопутным войскам. Таким образом, благодаря проводимым противоминным действиям, японскому флоту не удалось полностью заблокировать минами русскую эскадру.

Всё же русский флот попсе на японских минах большие потери:
- погибли: эскадренный броненосец "Петропавловск", канонерская лодка "Гремящий", миноносцы "Выносливый" и "Стройный";
- повреждены: эскадренные броненосцы "Победа" и "Севастополь" (дважды), крейсер "Баян" и 3 миноносца.

Кроме причинения прямых потерь, японские активные минные заграждения сыграли важную оперативную роль. Потенциал русской эскадры в Порт-Артуре был существенно ограничен: она лишилась возможности внезапного выхода, прорыва, атаки отрядов и частей японского флота, не могла более эффективно воздействовать на позиции осаждающих войск и коммуникации противника. В гибели 1-й эскадры флота Тихого океана японское минное оружие сыграло далеко не последнюю роль. Без минной блокады вероятность прорыва русских во Владивосток значительно возрастала. Японские минные заграждения затрудняли обстрелы позиций осаждавших крепость войск. Без мин содействие приморским флангам оборонявшихся войск русскими кораблями могло быть более действенным. Если задаться вопросом, кто из противников добился большего успеха в минной войне? Прежде всего следует отметить разницу условий, в которых находились противоборствующие стороны. В начале русские действовали вблизи своей военно-морской базы, японцы - на большом удалении от своих портов и арсеналов. Затем Порт-Артур был блокирован и силы и средства русских минеров ограничились тем, что находилось в осажденном порту и крепости. Японцы же к этому времени развернули маневренную базу у островов Эллиот, освоили порт Дальний, то есть значительно превосходили по ресурсам силы и средства порт-артурцев. Начиная с июля вся территория порта простреливалась осадной артиллерией, так что готовить мины и ремонтировать тралы приходилось под обстрелом. Ограниченный запас мин не позволил усилить заградительную деятельность, а недостаток плавучих средств порта не дал интенсифицировать траление. В связи с этим следует признать, что условия работы русских минеров были более сложными, и это надо иметь в виду при сравнении результатов боевого применения минного и противоминного оружия.

Потери сторон на минах у Порт-Артура приведены в таблицах. В количественном отношении они почти равны. Одиннадцать русских кораблей и судов затонуло и девять повреждено. Японский флот потерял двенадцать единиц погибшими, восемь было повреждено. Однако по водоизмещению русские потеряли в два раза меньше боевых кораблей, чем японцы, зато имели в два раза больше поврежденных. Одна из главных причин этого в том. что русские корабли подрывались на внешнем рейде и в короткое время отбуксировывались в порт. Если бы русский броненосец получил на рейде такие же повреждения, как "Яшима", то был бы спасен. Этим же можно объяснить и большее количество погибших в японском флоте - почти на 300 человек.

Как уже отмечалось, японский флот на минах потерял два из шести броненосцев 1-го класса. Напомним, что только минным оружием русские нанесли противнику потери в кораблях 1 ранга и не только в этой войне XX века.

Русские потеряли только один эскадренный броненосец - "Петропавловск", но. как справедливо отмечали еще современники, гибель инициативного деятельного командующего имела далеко идущие последствия. Арифметическое соотношение потерь броненосцев 2:1 формально и не отражает сути дела. Удачная для японцев постановка мин "Кориу-мару" обезглавила русскую эскадру, кроме "Петропавловска" вывела из строя броненосец "Победа". В результате перед высадкой японских войск русские имели только два способных выйти в море броненосца ("Пересвет". "Полтава"), то есть адмирал Того практически решил задачу нейтрализации Порт-Артурской эскадры в самый ответственный момент. Последующие два подрыва броненосца "Севастополь" и один крейсера "Баян" также неблагоприятно сказывались на соотношении сил.

Гибель двух японских броненосцев сократила количественное превосходство противника, но не сказалась на изменении обстановки у Порт-Артура. Японский флот продолжал блокаду, русская эскадра оставалась в гавани.

На основании опыта противоминных действий у Порт-Артура в русском флоте были сделаны следующие выводы:
- необходимо продолжать работы по совершенствованию трального оружия, созданию новых образцов и типов:
- нужно иметь па всех флотах постоянные соединения противоминных кораблей и в мирное время отрабатывать организацию и способы борьбы с минами:
- ни один из существовавших и принимавших участие в противоминных действиях типов кораблей не отвечает в полной мере требованиям траления, в связи с чем необходимо строительство специальных противоминных кораблей-тральщиков.
Эти выводы были практически реализованы к началу первой мировой войны, причем во многих отношениях русский флот опережал уровень развития противоминных сил и средств крупнейших иностранных флотов. Морская минная война у Порт-Артура в 1904 г. убедительно показала мощь п возможности этого вила оружия. С обеих сторон на минах погибли корабли общим водоизмещением свыше 60 000 т. Опыт минных постановок и противоминных действий учли не только воюющие стороны, но и другие морские державы. Развитие минного и противоминного оружия ускорилось, появились тральщики специальной постройки, новые типы минных заградителей. Кораблестроители стали больше внимания уделять конструктивной защите подводной части кораблей от взрывов мин и торпед.

В то же время, стереотипы прежних лет продолжали оставаться как в общественном сознании, так и у моряков и кораблестроителей. Минное, а тем более противоминное оружие продолжало считаться второстепенным по сравнению с артиллерией и торпедами.