Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

В.Я. Крестьянинов. Морская минная война у Порт-Артура.

Постановки мин пароходом "Богатырь", с миноносцев, баркасов, джонок и плотиков.

Кроме специально спроектированного и построенного транспорта "Амур", к постановкам во время осады Порт-Артура привлекались пароход "Богатырь", миноносцы, паровые катера, баркасы, китайские джонки и минные плотики.После выхода нз строя минного транспорта "Амур" было принято решение оборудовать для постановок мин пароход военного ведомства "Богатырь". При выходах в морс на нем поднимался военно-морской флаг, заведующим пароходом назначили минного офицера "Амура" лейтенанта П.А. Волкова. Приотовление мин и постановку обеспечивали переведенные с транспорта два минных квартирмейстера и восемь специалистов-минеров.

Сначала для постановки мин с парохода использовали три временные стрелы. Затем под руководством лейтенантов П.А. Волкова и Н.Н. Шрсйбсра произведено переоборудование. На корме срезали часть фальшборта, установили стойки и к ним прикрепили минные рельсы с "Амура". Пароход обшили старыми койками, выкрашенными и боевой цвет, так что наличие на борту мин не было заметно. Миноподъемность составляла 30 мин. Главным недостатком парохода являлась малая скорость - 8 узлов.

7 июня "Богатырь" вышел на дневную постановку между бухтой Десяти Кораблей и Ипчепзы. Так как минные рельсы еще не были установлены, постановку выполняли с буксируемого за кормой плотика. Из-за сильной зыби плотик раскачивало, мины ударялись о подзор, и несколько свинцовых колпаков было смято. Тем не менее, все 30 мины встали нормально, "что нужно отнести к прекрасной проверке их минными офицерами лейтенантами Щетининым и Басовым".'2' Обеспечивали постановку миноносцы "Сильный" и "Стройный". Около 12 ч дня "Богатырь" благополучно окончил постановку и затем вернулся в гавань. Затем пароход встал на переоборудование и до 22 июня в море не выходил. В этот день внимание японцев было отвлечено появлением в бухте Тахэ отрядом кораблей, обстрелявшим позиции противника. "Богатырь" вышел в 9.30 утра с лейтенантами С.Н. Тнмпревым и П.А. Волковым в бухту Луизы с охранением из миноносцев "Разящий" и "Решительный". Несмотря на светлое время суток, были успешно поставлены 20 мин для прикрытия от обстрелов с моря левого фланга русских поиск. Около 16 часов отряд вернулся в Порт-Артур. Корабли эскадры в это время часто выходили в морс для обстрела японских позиций на правом фланге. Чтобы обезопасить их от атак с моря, принято решение о постановке мин в бухте Тахэ. 25,26, 28 июня, 1. 15, 17 июля "Богатырь" походил вслед за канонерскими лодками и миноносцами, выжидая момент, чтобы скрытно выставить мины. Однако из-за постоянного присутствия противника и хорошей видимости, сделать это так и не удалось. Только 19 июля удалось поставить минное заграждение на правом фланге обороны. На этот раз "Богатырь" и миноносцы вышли в море в 19 ч. Пароход выставил 20 мин. а миноносцы впереди заграждения зигзагом - еще четыре мины.

После этого "Богатырь" стали использовать как минный склад и базу приготовления мин. Миноносцы подходили и швартовались к "Богатырю", или он к ним. Подача, совершаемая при помощи стрел, шла скоро и удобно. Недостаток мин на "Богатыре" пополнялся с берегового склада. На борту парохода всегда находился некоторый запас мин в полной готовности к подаче.

Постановки мин с миноносцев.

Японцы активно применяли миноносцы для постановки мин чуть ли не у самого входа в гавань. Русские, имея прекрасный заградитель, первое время обходились им, затем начиная с июня начали готовить и миноносцы к постановкам. Первое устройство оборудовали на миноносце "Бдительный", который 2 июля испытал его в морс. 8 июля сам Витгефт вышел на "Бесстрашном" па опытную постановку. Удачно прошло испытание на миноносце "Бойкий" 10 июля. Однако испытанные приспособления на указанных миноносцах позволяли ставить только по две мины. Как уже упоминалось. 19 июля по две мины выставили миноносцы "Бойкий" и "Бурный" у Лунвантана совместно с пароходом "Богатырь". Однако командование эскадры берегло миноносцы 1-го отряда. Поэтому начались работы по оборудованию миноносцев 2-го отряда.

Всего из десяти миноносцев постройки Невского завода в минных постановках участвовало четыре. Это объясняется тем, что "большинство командиров миноносцев не сочувствовали им".134 Миноносец "Скорый" под командой лейтенанта П.М. Плена выполнил четыре; "Решительный" под командой лейтенанта М.С. Рощаковского -три; "Сердитый" - две (одну под командой А.В. Колчака 1-го и одну под командой Дмитриева 1-го); "Стройный" под командой лейтенанта В. Кузьмина-Караваева - одну. Вес постановки одиночными миноносцами производились ночью. Время, когда светила луна, миноносцы стояли под берегом и с заходом ее выходили в море.

"Решительный". Первым из миноносцев 2-го отряда оборудован для постановки десяти мин "Решительный". "Особенно постарались в этом деле лейтенанты Шрейбер и Волков. Для своих опытов они взяли миноносец "Решительный", как имевший равную по высоте и корме палубу с более широкими обводами. По бортам были устроены деревянные полозья, положенные на поперечные брусья, за кормой полозья были согнуты под определенным углом. На них лежали мины с якорями, каждая на отдельных салазках. При опытах были случаи, когда салазки ударяли мину и мяли колпаки, хотя и были снабжены чугунными грузами. Для устранения этого пришлось поставить якорь и минула одной тележке. Из-за разницы уровня воды приходилось заранее рассчитывать время постановки, чтобы па такую глубину установить штерт груза. Рельсы и салазки из елового дерева смазывались салом, и тогда мину и якорь не представлялось затруднительным двигать".

Первая удачная постановка большого числа мин выполнена "Решительным" 22 июля. В 19.30 миноносец вышел из гавани, имея на палубе 10 сфероконических мин. Каждая мина и якорь находились на деревянных салазках. При постановке салазки по полозьям протаскивались в корму и сбрасывались за борт. На борту находилось восемь минеров с транспорта "Амур" во главе с лейтенантом П.А. Волковым. Перед выходом в море командиру сообщили с сигнальной станции Золотой горы, что на юге и юго-востоке видны два больших японских корабля и 13 миноносцев. "Решительный" в связи с этим пошел ходом в 5 узлов, чтобы дождаться темноты. В 9 милях от Порт-Артура, идя ходом в 12 узлов, обнаружили четыре миноносца, шедших мористее параллельным курсом с гакобортными огнями. Русский миноносец они не видели. Пройдя 11 миль и находясь почти у места постановки, в расстоянии 3-4 кабельтова обнаружили еще два миноносца без огней. ¦¦Решительный" с минами на борту не мог стрелять из кормовой пушки и торпедного аппарата.

Неравный бой с превосходящими силами противника и с минами на борту не оставлял никаких шансов. Тем пе менее, лейтенант М.С. Рощаковский, убедившись, что его пока не обнаружил противник, начал постановку на 6-узловом ходу. Удача благоприятствовала смельчакам, мины были поставлены успешно, и незамеченный противником миноносец ушел в бухту Тахэ, где под берегом дождался восхода луны и при ее свете вернулся в Порт-Артур. Командир миноносца ходатайствовал о награждении своего экипажа, минеров с "Амура" и лейтенанта Волкова, проверявшего мины и изобретателя данного способа постановки.

На следующую ночь миноносец поставил 10 мин к югу от Ляотешапа. На третью ночь, на 24-е июля "Решительный" имел на борту шаровые мины и поставил их к западу от Голубиной бухты у острова Айрон. Одна из мин после постановки взорвалась. Командир и экипаж получили опыт ночных минных постановок, а "Решительный" был в то время единственным миноносцем, оборудованным для постановок 10 мин. Тем не менее, командование эскадры из 2-го отряда миноносцев выбрало именно лейтенанта Рощаковского для выполнения особого задания. Он должен был прорваться в китайский порт Чпфу п передать телеграммы, извещавшие о выходе эскадры из Порт-Артура 28 июля, после чего интернироваться. Задачу он свою выполнил успешно, но затем "Решительный" был захвачен японцами, которые грубо нарушили нейтралитет Китая.

"Скорый". Вторым после М.С. Рощаковского энтузиастом был лейтенант П.М. Плен. Под его командой "Скорый" в августе и начале сентября сделал четыре выхода, имея па борту по 14-16 мин. Первая и вторая постановки выполнены у острова Кэп. третья - в Секау, четвертая в начале сентября у острова Aiipon.

В ночь с 5 на 6 августа "Скорый был послан для постановки мин около острова Кэп - в месте постоянного движения неприятельских миноносцев, канонерских лодок и тралящих пароходов. Миноносец вышел из бухты Белый Волк в полночь и направился к мест}' назначения; и около 2 ч ночи начал ставить мшил. Через 45 мин. поставив 14 мин между островом Кэп и бухтой Лунваптап. незамеченный, по-видимому, неприятелем. "Скорый" пошел обратно и около 3 ч ночи стал на якорь в бухте Белый Волк, а на рассвете перешел в гавань.

8 августа около 20 ч "Скорый" вышел из гавани в бухту Белый Волк, где остался до полуночи. Затем миноносец отправился к острову Кэп. Попытка поставить мины пе удалась вследствие ясной звездной ночи. Около 2 ч "Скорый" встретил японские миноносцы, но благополучно разошелся с ними и вернулся в гавань около 4 ч утра.

20 августа миноносец "Скорый" вышел из гавани около 20 ч и успешно поставил 16 мни между островом Кэп и бухтой Лунвантан в расстоянии двух миль от берега. Вернулся в Порт-Артур около 2 ч ночи. 21 августа истребитель 4-го отряда "Хаядорп" взорвался па мине, при взрыве корпус разломился пополам, погибло 20 человек. В связи с этим адмирал Того приказал блокирующим силам изменить позиции и принять меры против мим. Вероятнее всего "Хаядори" подорвался ца минах, поставленных "Скорым" накануне, так как ранее поставленные мины японцами регулярно вытраливались.

Ночью 3 сентября миноносец "Скорый" поставил 16 мин у острова Айроп. По японским данным, там 3 сентября подорвалась на мине и погибла канонерская лодка "Хайсн". Взрыв произошел в средней части с правого борта, и вода сразу хлынула в машинное отделение. Через 4-5 мни корабль затонул. Шлюпки, которые спускались, затонули при опрокидиванпп канонерской лодки. Погпо-лп 198 человек.

"Сердитый". Вечером 26 августа миноносец "Сердитый" под командой лейтенанта А.В. Колчака поставил 16 мни в 20,5 милях от Золотой горы. При постановке замечен взрыв какого-то предмета, похожего па бревно с ящиком наверху. Сначала показался огонь с красном вспышкой, а потом почувствовалось содрогание корпуса миноносца. Взрыв был слабый и никакого вреда пе причинил. Около 8 часов утра 28 августа в 10 милях от прохода наблюдался подрыв и гибель японского миноносца. По сторонам места взрыва были поставлены 2 джонки пол красными флагами и тралили пароходы. Японские данные этот случай пе подтверждают. В ночь с 27 на 28 сентября миноносец "Сердитый" под командованием лейтенанта С.Н. Дмитриева поставил 16 мин между северным мысом Малой Голубиной бухты и южным мысом бухты Луиза. Ход во время постановки был 7 узлов, время - 12 минут. В результате задержки из-за поломки салазок одной из мин произошел разрыв в линии.

"Стройный". В ночь с 3 на 4 октября миноносец "Стройный" под командой лейтенанта В. Кузьмина-Караваева 1-го поставил 18 мин у мыса Коллинсон (к северу от Голубиной бухты) па месте, где наблюдалось прохождение японских блокирующих сил. На борту находился минный офицер "Амура" лейтенант Павел Волков и К) минеров. Во время этой постановки скорость сбрасывания мин удвоилась и достигла 18 мин за 8 минут. Однако из-за неточного расчета времени прилива мины встали глубже, чем планировалось. Контр-адмирал М. Ф. Лощинский утверждал, что на минном заграждении, поставленном миноносцем "Стройный". 5 ноября взорвался японский пароход.

Во время одиночных постановок русские миноносцы имели скорость на переходе морем не более 14-16 узлов. Иначе из труб выбрасывало огненные факелы, которые демаскировали корабли. Постановку осуществляли обычно па 6 узлах. Минный интервал выдерживали 300 футов. Углубление мин в малую воду составляло 5-6 футов.

В связи с отсутствием необходимого взаимодействия между флотом и береговыми батареями, подчинявшимися армейскому командованию, офицеры перед выходом в морс на ночную постановку сами обходили батареи и предупреждали о времени и направлении движения. Таким способом добивались того, что в направлениях движения миноносцев не светили береговые прожектора и не открывался огонь.
Групповые постановки мин миноносцами.

Начальник минной обороны намеревался произвести постановку на путях, блокирующих японских кораблей, чтобы повторить успех 2 мая. Запаса мин на одиночном миноносце было мало, и началась подготовка совместной постановки отрядом миноносцев. Первая групповая постановка была осуществлена 23 июля у Ляоте-шана. По плану пять миноносцев ("Бесшумный", "Бойкий", "Бурный", "Сторожевой", "Разящий") должны были выставить по две мины. Второй отряд из восьми миноносцев должен был прикрывать первую группу во время постановки. Миноносцы прикрытия, в свою очередь, разделились на две группы. Одна должна была направиться в сторону бухты Тахэ и отвлечь внимание противника, вторая - осуществлять непосредственное прикрытие миноносцев-заградителей со стороны моря. Первым вышли на внешний рейд заградители и направились в заданный район к югу от Ляотешана. У миноносца "Бойкий" стал греться упорный подшипник, и он замедлил ход в 5 милях от Порт-Артура, в минной постановке он не участвовал. Остальные продолжали следовать по назначению.

В официальной истории сказано, что миноносцы прикрытия вступили в бой с миноносцами противника, чем отвлекли его внимание и обеспечили скрытную постановку средь бела дня восьми мин. Лейтенант A.M. Басов описывал это несколько иначе. Из миноносцев прикрытия "часть пошла по направлению к Тахз, часть по створу в морс. Но второй отряд при выходе значительно задержался, чем дал возможность японским миноносцам напасть на наши, уже начавшие ставить мины. Им пришлось продолжать работу под огнем неприятеля. О правильности постановки не могло быть и речи, и наши, побросав кое-как мины, поспешили уйти в Артур". Второй раз групповая постановка мин с миноносцев была предпринята 28 сентября у Лунвантана с целью прикрытия от обстрелов с моря позиций на правом фланге. Как и первая групповая постановка, она выполнена днем. В составе отряда прикрытия были два миноносца первого отряда - "Бдительный" и "Властный" и два второго отряда - "Сильный" и "Расторопный".

Миноносцы-постановщики "Сторожевой" и "Статный" имели по три мины на борту, "Сердитый" - две, а "Стройный" десять "фальшивых" - учебных мин для демонстративной постановки (с 9 миноносцев были поставлены 21 мина, из которых 10 было учебных, без пироксилина).

Крейсер "Акицусима" и 13 миноносцев противодействовали постановке, но не смогли ей помешать. Артиллерийский бой на дальних дистанциях "никому не причинил вреда". Вероятно, японцы полагали, что русские вышли в море для обстрела сухопутных позиций. Благоприятствовала постановке и туманная дождливая погода, и мины благополучно поставлены напротив бухты Лунвантаи в 6,5 миль от Крестовой горы. (По воспоминаниям Басова: "Подошли японские миноносцы, поддерживаемые крейсерами, и вместо Лунвантана нашим пришлось бросить мины в Тахэ".)

Обе операции показали трудность постановки мин днем и недостаточную тактическую подготовку таких действий. Во время обороны Порт-Артура мины ставились как одиночными русскими миноносцами, так и группами с соответствующим охранением. Первоначально миноносцы принимали по две мины, затем после специального дооборудования - от 10 ("Решительный") до 18 ("Стройный"). С июля по октябрь 1904 г. русские миноносцы сделали 12 выходов, поставили свыше 159 мин в виде небольших минных банок. Кроме непосредственного участия в постановках мин и их обеспечении, русские миноносцы пытались мешать противоминным действиям противника. 15 июля "Бесстрашный", "Бойкий" и "Властный" направились атаковать японский пароход, траливший мины у остропи Кэп, но вернулись из-за приближения четырех японских миноносцев.

Минные плотики и джонки.

После гибели броненосца "Петропавловск" выходы крупных кораблей русское командование считало рискованными. Но чтобы предотвратить возможность повторения бомбардировки японским флотом города и крепости из-за Ляотешана требовалось поставить мины в "мертвых углах" - зонах, не простреливаемых крепостной береговой артиллерией. Специально собранное совещание минных офицеров эскадры решило использовать для постановки мин портовые паровые баркасы. На четырех баркасах установили стрелы и разместили по 20 мин.

8 апреля баркасы под охраной миноносцев "Боевой" и "Внимательный" вышли в море. На головном баркасе № 1 находились лейтенант П.Н. Пелль и мичман Б.В. Давыдов. Об этой трагической постановке так рассказывает русская официальная история: "Шли с большою осторожностью, стараясь избежать мин. своих и неприятельских; пройдя за предел нашего минного заграждения, поставленного минной ротой, повернули ближе к берегу, предполагая, что японские мины, как рассчитанные ни большие суда, поставлены на больших глубинах, то есть мористее, обогнули риф Кай Янгшау и, приблизившись к Ляотешану, разошлись по местам. Поставили первую мину и тотчас же дали знать на маяк условным сигналом (красный флажок на шесте). Вследствие сильной толчеи от встречного течения и зыби с моря, у одной из мин во время постановки погнулся свинцовый колпак. Лейтенант Пелль сказал, что мина уже действует, но взрыв задерживается сахаром (вставленным в соляной контакт), и поэтому решил скорее поставить эту мину, рассчитывая на изоляцию сахаром), считавшуюся продолжительностью около 20 минут, а самим отойти тотчас же подальше. Так и сделали, по мина взорвалась через 5 или 6 минут в расстоянии около 200-225 саженей от баркаса, причем взрыв отразился на баркасе слабым сотрясением. Девятая из поставленных мин всплыла на поверхность, и, чтобы обезопасить ее и привести к баркасу, мичман Давыдов предложил пойти к ней на парусинке (шлюпке). После некоторого колебания лейтенант Пелль согласился. Охотниками с мичманом Б. Давыдовым вызвались идти минеры Блохин, Свирский и подручный Уткин. С трудом исполнив это опасное дело и взяв мину на буксир, мичман Давыдов уже возвращался на парусинке к баркасу, как вдруг раздался сильный взрыв, на корме баркаса показался столб золотисто-коричневого дыма, над которым во все стороны летели какие-то черные куски на большую высоту: когда дым рассеялся, баркас повернулся вертикально и пошел ко дну, кормой вниз. Мичман Давыдов, бросив мину, поспешил на парусинке к месту катастрофы. Портовый баркас "КвантуH" подходил туда же. Удалось спасти на парусинке 6 человек и на "Кваитуие" двух... Вокруг плавали трупы и несколько мин с вырванными колпаками. По словам двух спасшихся (минера Юдохина и подручного Войскобойникова, последний был почти без чувств извлечен из воды), выяснились следующие обстоятельства: с одной из мин повторился описанный выше случай, а именно - свинцовый колпак при качке баркаса согнулся о стрелу (спускали на коромысле Азарова); батарейка в мине действовала, но как и в первом случае, рассчитывали на изоляцию сахара, который перед постановкой был лично осмотрен лейтенантом Пелль и мичманом Давыдовым, но едва соляной разъединитель достиг воды - последовал взрыв. После этого печального случая остальные баркасы вернулись в Порт-Артур".'-' После гибели лейтенанта Пелля постановки мин с баркасов прекратили. Для прикрытия левого фланга русских войск, защищающих позицию у Кинджоу, был разработан план постановки мин с китайских джонок. Это рискованное предприятие поручили лейтенантам В. Тыркову 2-му и Н. Тыр-кову 3-му с 19-ю матросами-добровольцами. По железной дороге они доставили мины и необходимые материалы на станцию Инчсндзы. Оттуда на нанятых у китайцев подводах с опасным грузом добрались до берега, наняли джонку, поставили на ней мачту из телеграфного столба и установили стрелу с минного плотика. 8 мая выставлено заграждение из 15 мин, и отряд без потерь вернулся в Порт-Артур.

Это заграждение, выставленное импровизированно на подручных средствах, при большом энтузиазме и смекалке небольшого отряда, так и не повлияло на ход борьбы за позицию при Кннджоу. Для поддержки войск своего правого фланга при атаке Кинджоусской позиции японцы направили отряд канонерских лодок. Чтобы обезопасить их от подрыва на минах, предусматривалось предварительное траление фарватера. Однако в связи с началом атаки японских войск канонерки не стали ожидать окончания траления и вошли в бухту, игнорируя минную опасность. Огонь канонерских лодок обеспечил прорыв здесь русской обороны, чем решил исход сражения. Русские отступили к Порт-Артуру, а японцы заняли порт Дальний и получили прекрасную возможность снабжать с моря свои войска.

После неудачных выходов минного транспорта "Амур" 5 и 6-го мая, когда из-за присутствия противника выполнить минные постановки не удалось, командование русской эскадры приняло решение использовать минные плотики, буксировавшиеся миноносцами. Опыт показал, что этот способ годится только для очень тихой погоды. Чрезвычайно трудно было при этом преодолевать противодействие противника в дневное время.

Так утром 7 мая команда минеров под руководством лейтенанта А.А. Сухомлина начала постановку мин с плотика в бухте Санатория. Работа шла успешно, но в 14 часов на горизонте появились четыре японских крейсера и открыли огонь. Успев поставить десять мин. русские благополучно ретировались. В тот же день другая команда под руководством лейтенантов Басова и Щетинина при содействии паровых катеров Военного ведомства под начальством подпоручика Никольского успешно поставила 20 мин в Голубиной бухте. Постановка производилась с китайской джонки, буксировавшейся ошвартованными у бортов двумя паровыми катерами. Мины ставились по измеренной глубине с контрольными буйками на очень сильном течении.

По приказанию контр-адмирала В. К. Витгефта для постановки банки у Лунвантана был подготовлен минный плотик с "Амура". Утром 26 мая японские блокирующие корабли удалились за линию горизонта. Миноносец "Сторожевой" вывел на буксире на рейд плотик с командой минеров под руководством лейтенанта Волкова. Впереди для "освещения горизонта" шел миноносец "Расторопный". Посередине пути между Порт-Артуром и бухтой Лунваптап были обнаружены японские корабли. Полоса тумана скрыла противника, и небольшой отряд продолжил путь. В бухте Лун-вантан береговой наблюдательный пост передал семафором, что за островом Кэп находятся 12 миноносцев противника. В это время подошел миноносец "Сердитый", которым командовал лейтенант А.В. Колчак. "Расторопный" и "Сердитый" направились в направлении противника. При их приближении шесть японских небольших номерных миноносцев ушли полным ходом. Воспользовавшись этим, с минного плотика выставили девять мин с различными углублениями для малых, средних и больших кораблей.

13 июля на этом заграждении подорвался японский крейсер "Чиода". При взрыве погибло семь и ранено 27 человек. Крейсер получил креп и дифферент на нос, но смог своим ходом дойти до Дальнего.

С утра 2 июня под прикрытием полос тумана два минных плотика под командованием лейтенанта С.Н. Ти-мпрсва на буксире миноносцев "Боевой" и "Бесстрашный" вышли в Голубиную бухту и поставили минное заграждение. Минные заграждения в зоне досягаемости крепостных орудий защищались ими. Так. 22 июля японцы начали тралить пароходами заграждение у Лунвантаиа. но батарея № 22 отогнала их двумя выстрелами. 20 августа истребитель "Хаядори" в двух милях от Пинг-ту-тау взорвался на мине, причем корпус разломился пополам. Погибло 20 человек. 28 сентября подорвался на мине истребитель "Харусаме". Взрывом была разрушена кормовая часть и ранено 8 человек. Поврежденный истребитель был на буксире "Мурасаме" отведен в базу.

13 июля во время штурма Порт-Артура отряд канонерских лодок направлен для содействия правому флангу. В бухте Инчспзы тралили паровые катера с "Сайеп", "Хайсн", "Кагава-мару", миноносцы № 50 и 52. Свежая погода затрудняла траление и канлодки так и не смогли подойти на расстояние действительной стрельбы к русским позициям. Но наступление 3-й армии развивалось успешно, и японские канонерские лодки ушли в Дальний.

В августе для обеспечения штурма отряд канонерских лодок послан к правому флангу, и проводилось траление в бухтах Луиза и Голубиная. Русские береговые батареи противодействовали тралению, в котором участвовали вспомогательные канонерские лодки "Ехиме-мару". "Матагава-мару" и паровые катера с броненосных крейсеров "Ниссин" и "Касуга". 9 августа у "Ехимо-мару" взорвалась мина. Поврежден руль и винт, ранено три матроса. Ликвидировать минную опасность в этом районе японцам не удалось, и после подрыва "Ехнмс-мару" японские корабли блокировали Голубиную бухту, не приближаясь к опасному району.

5 сентября в 19.45 канонерская лодка "Хайсп" подорвалась на мине в 1,5 милях западнее острова Аиром. Взрыв произошел с правого борта. Вся жилая палуба заполнена паром, электричество погасло, и в темноте ничего не было видно. Через четыре минуты после взрына корабль резко накренился па правый борт и затем опрокинулся. Погиб командир капитан 2 ранга Асаба и 1У7 человек личного состава.

Последняя минная постановка выполнена русскими 23 октября. Ее осуществили минные катера броненосцев "Пересвет" и "Победа", которые под командой мичманов Поливанова и Б.П. Дудорова выставили с плотиков 12 мин в бухте Луиза. 13 октября японский броненосец "Асахи" подорвался на плавуюшей мине. По японским данным, повреждения с левого борта под ватерлинией было незначительно, и временная заделка пробоины произведена в маневренной базе. В связи с большим количеством плавающих мин и заграждениями русских, японские блокирующие корабли перс-стали подходить к Золотой горе ближе 20 миль. Японцы в этот период вели траление между островом Кэп и материком.

Японский флот в конце осады крепости продолжал нести потери от русских мин. В ночь с 19 на 20 октября подорвался на мине миноносец "Оборо". Его удалось отбуксировать в базу. Пропал без вести один машинист. 10 ноября миноносец № 66 подорвался на мине юго-восточнее Ляо-тешаня. Взрывом разрушило кормовую часть, ранен командир и погибло два матроса. Миноносец "Снрануи" взял на буксир поврежденный корабль и благополучно привел его в маневренную базу японского флота. Во время боев за гору Высокая японцы сделали попытку поддержать штурм огнем морской артиллерии. 17 ноября канонерская лодка "Сайен" вошла в Голубиную бухту для обстрела Высокой горы. В расстоянии одной мили от берега произошел подрыв на мине, через три минуты канонерская лодка затонула. Погибли командир капитан 2 ранга Тадзн-ма и 38 человек, удалось спастись ста девяноста шести. Когда командующий 3-й армией генерал Ноги узнал о гибели "Сайен", он 18 ноября послал телеграмму командующему Соединенным флотом адмиралу Того: "Я глубоко благодарен за ту помощь армии, которую оказывал отряд Соединенного флота, но армия не может более требовать помощи от судов, раз они сами подвергаются опасности, что же касается прекращения подвоза контрабанды, то хотя с самого начала было желательно совершенно прекратить доступ ее, но можно было бы довольствоваться только такими мерами, при которых драгоценные военные суда держались бы в безопасном районе".1'" В этот же день адмирал Того отозвал отряд канонерских лодок из бухты Луиза.

27 ноября в 11 милях к югу от Энкаунтер-рок крейсер "Акаси'' подорвался на мине и получил большую пробоину в носовой части. Корабль погрузился носом и сильно накренился на правый борт. Спасательные работы затрудняло волнение и обледеневание палубы. Тем не менее распространение воды удалось остановить и выровнять крен. Подошедшие крейсера "Ицукусима" и "Хасидатс" оказали помощь и привели поврежденный корабль в Дальний. Через день произошла трагедия с другим японским крейсером, несшим блокадную службу у Порт-Артура. В ночь с 29 на 30 ноября крейсер "Такасаго" подорвался на мине. Взрыв произошел в носовой части с левого борта. Командир капитан 1 ранга Исибаси Хадзиме приказал пробить водяную тревогу и передать просьбу о помощи другим кораблям, в первую очередь, находившемуся поблизости крейсеру "Отова". Для обозначения своего места на "Такасаго" включили прожектора. Крейсер начал крениться на левый борт, и уже через несколько минут креп достиг 12". Попытки спрямить корабль не удались, и когда креп достиг 30", машины были остановлены, а машинна

я команда вызвана на верхнюю палубу. "Прокричав три раза "банзай", с военными песнями экипаж ожидал потопления крейсера".

Через 1 час 10 минут после подрыва "Такасаго" опрокинулся на левый борт и еще через 23 минуты затонул. Кроме 25 человек, бывших па шлюпке, всеь экипаж оказался в ледяной воде. В эту ночь дул сильный северо-восточный ветер со снегом, на расстоянии одного фута ничего нельзя было разглядеть. Во мраке сквозь снег, слепивший глаза, был виден только прожектор подошедшего на помощь крейсера "Отова". Получив по радио известие о подрыве "Такасаго'". "Отова" поспешил на помощь и, подойдя к месту трагедии, спустил шлюпки. Удалось спасти 163 человека, из которых шесть впоследствии умерли от переохлаждения. 275 человек погибли в волнах.

Морское минное оружие применялось русскими и па сухопутном фронте. Еще в мае по просьбе генерал-майора Р.И. Кондратенко послано на Кипчжоускую позицию 25 старых сфероконических мин для фугасов и три минера. Старые сфероконические мины зарывались в землю па сухопутных позициях в качестве фугасов.

К концу августа позиции осаждавших японских войск приблизились к городу. 4 сентября японцы подошли к Кумирненскому и Водопроводному редутам на 60 шагов. Осадные работы велись в мертвых зонах, не простреливаемых русской крепостной артиллерией. После того, как несколько вылазок осажденных не смогли помешать осадным работам, было реализовано предложение лейтенанта Н.Л. Подгурского. Корпус шаровой морской миной был наполнен шестью пудами пироксилина и четырьмя пудами железного лома. Тренога и колпаки взрывателей были срезаны, к запальному устройству подсоединен бикфордов шнур. Вечером 4 сентября эта "адская машина' была спущена с гласиса Кумирненского редута на японский окоп лично Подгурским и минером Буторипым. Раздался страшный взрыв. Впоследствии по проекту Подгурского стали изготавливаться более легкие минные шары. Они имели общий вес 4 пуда при заряде пироксилина в 2 пуда. Их с успехом применяли в ходе обороны.