Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

В.Я. Крестьянинов. Морская минная война у Порт-Артура.

Противоминное охранение кораблей, отрядов и эскадры при выходах из Порт-Артура.

Постоянное подновление японцами минных заграждений на внешнем рейде Порт-Артура вызывало необходимость кроме систематических противоминных действий на выходных фарватерах осуществлять контрольный поиск мин перед выходом эскадры отрядов и одиночных кораблей, а также выполнять проводку за тралами. После 31 марта и до окончания обороны ни один корабль I ранга не выходил за пределы рейда без противоминного охранения. При этом приходилось решать много проблем, ошибки исправлять на ходу. С прибли- жением фронта осады обстановка ухудшалась, трудности нарастали. Первая попытка проводки за тралами выполнена 1 мая. Затем, как это уже было описано выше, в мае "Амур" с кораблями охранения несколько раз выходил на минные постановки.

Приказ Наместника
Его Императорского Величества на Дальнем Востоке
Г. Мукден, 18 июля 1904 г.

№ 502

"На основании Высочайше предоставленной мне власти по званию Главнокомандующего флотом, награждаю за храбрость и мужество при постановке минного заграждения 1 мая на пути маневрирования японского флота: Минного транспорта "Амур":

Старшего офицера, капитана 2 ранга Евгения Одинцова - орденом св.Владимира 4-й степени с мечами и бантом; минного офицера лейтенанта Павла Волкова - орденом св.Владимира 4-й степени с мечами и бантом; временного минного офицера, лейтенанта Сергея Мяснова - орденом ев Анны 3-й степени с мечами и бантом; вахтенного начальника, лейтенанта Николая Мяснико-ва - орденом ев Анны 4-й степени с надписью "за храбрость"; штурманского офицера, лейтенанта Бориса Давыдова - орденом ев Анны 4-й степени с мечами и бантом; и.д. ревизора, мичмана Павла Будзко - орденом ев Анны 4-й степени с надписью "за храбрость"; вахтенного начальника мичмана барона Фитингофа - орденом ев Анны 4-й степени с надписью "за храбрость". Судовых механиков: помощника старшего инженер-механика Владимира Смета-нина - орденом ев Анны 3-й степени с мечами и бантом; младшего инженер-механика Алексея Фрейлихмана - орденом св. Станислава 3 степени с мечами и бантом"

Наместник генерал-адъютант Алексеев

Гибель нескольких японских кораблей па минах заставила противника предпринять усиленное заграждение минами рейда, чтобы парализовать действия нашего флота, особенно ввиду предполагавшегося захвата Кпнджоу. И в значительной степени это удалось.В телеграмме 13 мая из Порт-Артура Вптгефт докладывал: "К сожалению, пока не будет очищен вполне безопасный проход от набросанных японцами мни. немыслимо предпринять что-либо большими судами"."*

26 мая лейтенант Б.М. Страховский подал по команде обстоятельную записку по вопросам противоминного охранения кораблей эскадры на переходе морем. Он отмечал, что длина минрепов японских мин достигает 60 саженей и район моря, где могут находиться мины, весьма обширен. Страховский предлагал использовать для противоминных действий все имевшиеся в то время плавсредства. Это семь паровых грунтоотвозных шаланд (№№ 4. 12, 14, 22. 23. 34. 25); 9 портовых баркасов (№№ 3 и 4. "Квантуй", "Ординарец". "Дальний". "Та-лненван" №№ 1 и 2. "Работник" и "Сибиряк"); пять пароходом ("Инкоу", "Богатырь". "Зея", "Бурея". "Новик") - всего 21 единица. Кроме того, в ремонте находилась паровая шаланда № 12бис и паровые баркасы № 2 и 6. Достраивались баркасы "Владимир" № 1 и 2.

Страховский полагал, что иметь противоминное охранение только впереди головного корабля недостаточно. Действительно, при небольшой ширине протраленной полосы и значительной длине колонны охраняемых кораблей при малой точности навигационных средств существовала опасность подрыва концевых кораблей. При построении эскадры в кильватер при необходимости выхода из строя корабля в случае поломки приходилось рисковать на нспротраленпом пространстве. Лейтенант предлагал для предварительного протраливапия фарватера разделить все имевшиеся плавучие средства на два отряда и работать в две смены. Для противоминного охранения при выходе эскадры лейтенант предложил впереди каждой пары эскадренных броненосцев иметь один парный трал. Грунтоотвозные шаланды первой пары от мелкопоставленных мин должны прикрываться тралами паровых катеров. Крейсерский отряд, по его замыслу, для обеспечения большей свободы маневра должен следовать самостоятельно за тралами миноносцев, причем каждый крейсер, кроме концевого, должен прикрываться своим парным тралом. Контрадмиралу Вптгефту идея поместить тралящие суда между броненосцами не понравилась, и он отправил проект на отзыв капитану 1 ранга Рсйценштейну. Начальник отряда крейсеров отметил, что при предлагаемом построении линия кильватера эскадры растянется настолько, что последний броненосец будет отстоять от первого трала на пять миль. Представить такой строй в теории можно, но осуществить на практике невозможно, так как нет возможности обучить личный состав. В результате, после рассмотрения записки Страховского командование и штаб эскадры пришли к мнению, что при выходе эскадры в морс противоминное охранение должно следовать впереди флагманского корабля. Такой строй был разработан и был применен при выходах 10 июня и 28 июля.

2 июня траление продолжалось с успехом, взорвано четыре мины. 3 июня в третьем часу дня с Ляотешана были замечены в 14 милях два японских миноносца, около которых произошел взрыв. После этого один миноносец, вероятно, затонул. Всего вэтотденьзатралено 17 мин.

5 нюня по просьбе сухопутного командования для обстрела японских позиций вышли в море крейсер "Новик", канонерские лодки "Гремящий" и "Отважный", восемь миноносцев. Контр-адмирал Лощипскпн находил этот выход опасным в виду нахождения мин и присутствия на горизонте неприятельских судов. Внтгефт все-таки приказал идти под берегом, имея впереди миноносцы с тралами. В первой парс тралили "Скорый" и "Сторожевой", во второй - "Расторопный" и "Сердитый". Канонерская лодка "Бобр" охраняла тралящий караван па рейде.

В 9.45 в трале 1-й пары почти одновременно взорвались две мины. Вторая пара получила приказание держать ближе к берегу и продолжать тралить, а первая - убрать обрывки трала и принять новый с канонерской лодки "Отважный". В ожидании их готовности канонерские лодки и "Новик" в 10 часов встали ни якорь. В 10.15 взорвалась мина в трале втором пары в двух кабельтов от места взрыва первых двух. "Сторожевой" пришлось послать за тралами в Порт-Артур. Миноносец вернулся в 11.30, а затем пришел портовый баркас с тралами. В 13 часов корабли снялись с якорей и направились по назначению, по через 20 минут и результате зацепа за грунт лопнул трал у второй пары. Канонерские лодки обстреляли берег, занятый японскими войсками без корректировки и отряд повернул назад. От бухты Тахч до Порт-Артура возвращались за тралами.

5 июня выход крейсера "Новик", канонерских лодок "Гремящий" и "Отважный" обеспечивали две пары миноносцев с тралами. Японцы, располагая сведениями об окончании ремонта русских броненосцев, ожидали выхода эскадры. Кроме усиления интенсивности минных постановок, они начали противодействие тралению, атакуя тралящие корабли миноносцами. В связи с этим для охраны тральщиков русское командование уже в конце мая стало выделять канонерские лодки и миноносцы. В готовности оказать помощь находился дежурный крейсер. 24 п 25 мая траление прикрывала канонерская лодка "Гремящий". 9 июня они и 4 миноносца отразили атаку 2 истребителей и 6 малых неприятельских миноносцев на тралящий караван. Один японский миноносец получил повреждения.

Когда повреждения эскадренных броненосцев "Цесаревич", "Рствизан" и ""Победа" были исправлены, русская эскадра получила приказание прорываться по Владивосток. Траление выходного фарватера проводилось ежедневно. В штабе эскадры разрабатывалась организация выхода и ордер. Командование торопило контр-адмирала Внтгефта с выходом. Ему телеграфируют: "Дабы обезопасить выход эскадры, должны ей предшествовать пароходы". Адмирал 6 июня ответил главнокомандующему: "Враг не страшен. Задерживал выход без крайности, сомневаясь в безопасности от мин. В районе 10 миль мины ежедневно взрываются па всех направлениях: у Ляотешана перед "Амуром" пять, на новом выходном створе восемь, вчера в Тахэ перед лодками четыре, от взрыва на трале часто взрываются другие вблизи. Все судовые портовые катера, землесосы ежедневно тралят. Уничтожено более 50 тралов, один катер, одни землесос взорваны; убиты два матроса. Вылавливаем скоро сотую мину"."

В ночь на 9 июня на рейде батареями крепости были обстреляны японские корабли, ставившие мины. Так как на следующий день планировался выход эскадры, командующий приказал протралить тщательно все места якорных стоянок па рейде и фарватер, после чего выставить корпуса учебных мин в качестве буев. Контр-адмирал М.Ф. Лощинскпй писал впоследствии, что "каждым ко- рабль должен был сам поставить свою вешку на рейде м своими же средствами это место протралить'"."" Миноносцы второго отряда произведи тренировку постановки тралов и маневрирования в строю для проводки эскадры за тралами. В 18 часов вечера 2 больших и 6 малых японских миноносца приблизились к тралящему каравану, но были отогнаны огнем канонерской лодки "Гремящий" и 4-мя нашими миноносцами.

Чтобы не допустить постановки мин на протраленном фарватере в ночь на 10 июня в морс вышли два минных крейсера и семь миноносцев 1-го отрада. Но выполнить поставленную задачу: не допустить неприятельские заградители на рейд - они не смогли. Ночью произошел бой. Часть японских миноносцев отвлекла внимание 1-го отряда, связав их боем, в то время как другие прорвались на рейд и произвели постановку мин. Береговые батареи, оповещенные о нахождении в морс наших кораблей, огня не открывали. По плану выхода, с рассветом 10 июня ич гавани должны выйти броненосцы и крейсера и встать на якоря на своих местах. Затем выходил тралящий караван, ставил тралы, и эскадра, построившись в походный ордер, должна начать движение по фарватеру. Выбрать другой вариант действий считалось невозможным, т.к. броненосцы могли выходить только в полную воду, приходившуюся в тот день на утренние часы. Тралящий караван выйти раньше броненосцев не мог по причине темного времени, как не мог и оставаться на ночь на рейде из-за опасности японских миноносцев.

В 4 час утра начался выход эскадры. Первым вышел пароход "Новик" для постановки учебных мин по кромке протраленного фарватера. На его мостике находился руководивший обвеховаписм командир канонерской лодки "Бобр" капитан 2 ранга В. В. Шельтннга. "Новик" шел по створу SO-NW 34", выставляя вместо буев корпуса учебных мин с колпаками. Охранения для судпа-всхостава предусмотрено не было и, отойдя по створу 6 миль, пароход встретил японские миноносцы. Сначала "Новик" застопорил ход, а после того, как японцы подошли на 30 кабельтовых, повернул назад.

Тем временем броненосцы и крейсера эскадры выходили на рейд и становились на якоря. Тралящий караван выходил после боевых кораблей, и ему требовалось время на постановку тралов и занятие места впереди эскадры. Вышедшие на рейд броненосцы и крейсера обнаружили на своих якорных местах плавающие мины. Получив доклад об обнаружении мин. Вптгсфт отдал приказание "послать катера и шлюпки с тралами вылавливать мины кругом своего судна". Траление дало неожиданные для командования русской эскадры результаты. На левой стороне от выхода на рейд за заграждением инженерного ведомства и внутри него нашли до 10 мин, в том числе вблизи "Цесаревича" банку из 4 мин, которые взорвались одновременно. Одна мина взорвалась в трале в 60 саженях за кормой крейсера "Диана".

В 12.40 на флагмане поднят сигнал об окончании траления корабельными катерами и шлюпками. Но еще требовалось время на выборку тралов, подход к своим кораблям и подъем на палубу. В 13.20 на кораблях отслужили молебен и зачитали приказ. В 13.40 вышедшему па рейд 1-му отряду миноносцев и минным крейсерам приказано было охранять тралящий караван. И только в 14.00 начата съемка главных сил эскадры, а в 14.45 снялся последний - крейсер "Паллада".

Броненосцы и крейсера начали выход в 4 ч утра и к 8.00 уже были на внешнем рейде кроме задержавшейся "Паллады" (вышла в 10.50). Таким образом, выход эскадры с рейда задержался из-за минной опасности до 14 часов. За это время командующий японским флотом адмирал Того был оповещен о выходе русской эскадры и начал сосредоточение всех своих сил. Мины на рейде сделали невозможным внезапный выход.

Впереди эскадры шли с тяжелыми тралами шесть шаланд (№ 14, 12В, 4. 25, 24. 23) под командой лейтенанта М.В. Иванова 14-го. за ними с тралами пароходы "Новик" и "Инкоу" под командой капитана 2 ранга В.В. Шельтинга и миноносцы 2-го отряда (1-я пара "Сторожевой" и "Расторопный". 2-я пара "Скорый" и "Сердитый"). Минные крейсера "Всадник" п "Гайдамак" следовали с обеих сторон тралящего каравана. Семь миноносцев 1-го отряда также охраняли тральщики и вступили в бой с японскими миноносцами, приблизившимися на 30 каб. По нашим кораблям открыл огонь крейсер "Мацсусима". Тогда крейсер "Новик" вышел из строя и обогнав тралящий караваи, поддержал огнем паши миноносцы. Огонь открыл и шедший головным в кильватерной колонне эскадры крейсер "Диана". Японские миноносцы отошли. В 16.40. когда эскадра прошла восемь миль, тралящий караван был отпущен вместе со 2-м отрядом миноносцев. Встретив превосходящие силы японского флота, контр-адмирал Витгефт не решился вступить в бой и повернул назад. К 22 ч русская эскадра, отразив атаки миноносцев, вернулась на внешний рейд. Отлив и невозможность в тех условиях организовать ночную проводку за тралами вызвали необходимость постановки кораблей на якоря.

В 21.35 броненосец "Севастополь" опасно сблизился с впереди идущим "Пересветом", вышел из строя влево и подорвался на мине. Выход эскадры за тралами при условии противодействия противника был первым в истории военно-морского искусства. Без предварительных противоминных действий и проводки за тралами выход эскадры становился невозможным.

В 4.30 утра 11 июня контр-адмирал М.Ф. Лощинс-кий получил приказание с флагманского броненосца выслать на рейд минные катера с тралами. Но только в 5.25 на "Цесаревиче" получен ответ, что дна минных катера неисправны, два п бухте Тахэ и у Б. Волка в ночном дежурстве с миноносцами, а два принимают тралы у "Амура". Пришлось эскадре входить на внутренний рейд без тралон. Неудачный выход эскадры 10 нюня вызвал досаду русского верховного командования. Но главнокомандующий находился далеко от осажденного Порт-Артура п эскадры и мог только давать приказы и указания. В полученном В. К. Вптгсфтом 20 июня предписании в отношении мин говорилось следующее: ""7. Все внимание п всю энергию направлять па вылавливание мин на рейде и стремиться всеми силами и средствами сохранить выход безопасным для плавания".

Витгефт п без этих цепных указаний понимал важность борьбы с минной опасностью. На совещании 14 июня он сказал, что. несмотря на ежедневное траление в продолжение более месяца, вдень выхода все корабли подвергались явной опасности подрыва на вновь поставленных минах, "от постановки которых защитить себя пег физической возможности, и если пострадал всего один "Севастополь", а не взорвались при выходе и постановке на якорь "Цесаревич". "Пересвет", "Ас-кольд" и другие корабли, то это только по милости Божия". "Только бухта Тахэ и Голубиная пока под нашим контролем, туда проход ежедневно и протраливают, но. конечно, будут протраливать и выход в море па случай. Всех мин, взорванных, расстрелянных и взорвавшихся, уже 140. Для защиты же берегов против обстреливания уже ставятся минные банки, п много уже поставлено"."2 Участники совещания согласились, "что очистить рейд и держать его чистым для выхода больших судов в любой момент - немыслимо и неисполнимо при имесмых средствах п количестве миноносцев у неприятеля".

22 июня Витгефт отправил па джонке через Чифу телеграмму главнокомандующему № 52. в которой писал: "Благоприятного момента, как указал опыт, выходу нет. хотя ежедневно тралит весь караван. Выход без потерн судов - случай помощи Божиен. Тралили проход, рейд два месяца. Защищать его от почти еженощного нового заграждения, безусловно, бессилен. Даже в проходах вдоль берега под батареями вылавливаю десятки мни".'" На совещании командиров и флагманов 4 июля контр-адмирал Витгефт поставил вопрос о возможности обеспечения безопасного выхода эскадры. После обсуждения в протоколе записали: "всякий уход сопряжен с риском потерять суда на минах... Тралящим судам в свежую погоду невозможно будет работать впереди эскадры".

После этого Витгефт отправил наместнику телеграмму № 68, в которой писал:

"- Ждать в продолжение 4 ч на течении выхода 10 судов в протраленном 200-саженном проходе, 
не став на якорь нельзя; 
- При свежей погоде или тумане выход среди затопленных брандеров и траление невозможны;... 
- В двухсотсаженном проходе с тралами впереди только кильватерный строй возможен...
Большие пароходы бесполезны, сидят меньше броненосцев, 
и течение относит суда согласно опыта более кабельтова в сторону. 
Свободное действие эскадры парализуется минным заграждением, загроможденностыо и узкостью прохода, 
необходимостью выхода в одну большую воду всем судам и подавляющим числом миноносцев неприятеля".

В телеграмме № 72 Витгефт снова писал о минной опасности: "Если в Крымскую кампанию был перевес неприятеля, то заграждение минами рейда дает ему это и теперь".1"' Тем временем положение крепости и эскадры продолжало ухудшаться. В период с 10 по 23 июня японские войска атаковали русские позиции на подступах к Порт-Артуру. Для оказания помощи в море выходили корабли эскадры. Каждый выход проводился за тралами миноносцев. "Караван" М. Иванова тралил фарватеры и рейд, а при выходе особо ценных кораблей также участвовал в проводке. Японские корабли продолжали ночные минные постановки, миноносцы обеспечивали тесную блокаду, а днем атаковывали тралящие суда. 13-го, 14, 20, 21, 22, июня, 1 и 27 июля на обстрел японских позиций выходили за тралами крейсер "Новик", канонерские лодки "Бобр", "Гиляк", "Отважный", "Гремящий" и миноносцы.

12 июня в 6.15 с Ляотешана наблюдали взрыв на мине и гибель миноносца. В японских источниках об этом ничего нет. 13 июня выходили в морс за тралящим караваном крейсер "Новик", канонерские лодки "Отважный", "Гремящий", "Бобр" и 14 миноносцев. В ночь на 14-е июня на рейде появились японские корабли, вероятно, с целью поставить мины. По ним открыли огонь дежурные корабли и береговые батареи. Днем в море за тралами двух пар миноносцев в морс вышли крейсер "Новик" и канонерские лодки. На месте, откуда ранее производились обстрелы японских позиций у мыса Лун-ваптаи, обнаружены мины. Проводка производилась за тралами и обратно.

17 июня около 16 ч восемь японских миноносцев обстреляли тралящий караваи с большой дистанции. Тралящие суда были поддержаны канонерской лодкой "Бобр", минным крейсером "Всадник" и шестью миноносцами. Открыли огонь и береговые батареи. 20-21 нюня выходили в море крейсер "Новик", канонерские лодки и до 13 миноносцев. 20 июня при прохождении миноносца "Бурный" взорвались две японские мины, но сам корабль не пострадал.

22 июня состоялся очередной выход русских крейсеров, канонерских лодок и миноносцев. В этот день на мине подорвался японский корабль "Каймон".

23 июня в 14 часов вышли на рейд для охраны тралящего каравана минный крейсер "Всадник'", миноносцы "Бесстрашный". "Грозовой", "Бойкий". "Бдительный" и канонерская лодка "Гремящий", а в 15.15 тралящий караван начал тралить. В 17.25 батарея № 22 открыла огонь по приблизившимся к каравану двум японским миноносцам, а в 17.28 открыли огонь "Гремящий" и русские миноносцы. В ночь на 24 июня японские миноносцы приблизились к рейду, а в это время другой отряд ста22 вил мины у бухты Тахэ. Постановка была обнаружена дежурившими там миноносцами "Бойкий'", "Бдительный", "Грозовой". Около полуночи на миноносце "Бойкий" были услышаны звуки, похожие на отдачу цепного якорного каната. Через три-четыре минуты в темноте удалось разглядеть два миноносца, уходящих из бухты на зюйд-ост. Командир лейтенант И. И. Подъяпольский предположил, что японцы поставили мины, и снялся с якоря, чтобы подойти к "Бдительному" и "Грозовому" и предупредить их. Один из японских миноносцев скрылся в темноте па фоне берега. По второму "Бойкий" открыл огонь из 47-мм орудия. После шестого выстрела второй японский миноносец также перестал быть виден. На рассвете па месте, где наблюдались ночью японские миноносцы, обнаружили две шаровые мины, не вставшие на заданное углубление. По ним открыли огонь ш пулемета, винтовок и 47-мм пушек. Обе мины взорвались. Обнаруженную третью мину, стоявшую па большем углублении, расстрелять не удалось. Русские миноносцы направились в Порт-Артур, чтобы доложить о минах и по пути обнаружили еще несколько мин. В японской официальной истории об этом эпизоде не упоминается. Днем стоял туман, и вследствие ограниченной видимости тралящий караваи работал на фарватере вдоль берега по направлению к Ляотешану.

25 июня, кроме канонерских лодок и миноносцев для защиты тралящего каравана на рейд вышел крейсер "Диана". Три японских миноносца все же обстреляли тралящие суда: снаряд попал в угольную яму шаланды № 23, а две других были засыпаны осколками, но раненых не было. Японцы отогнаны огнем канонерских лодок "Гремящий" и "Отважный".

26 июня в проводке за тралами броненосца "Полтава" и крейсеров "Баян", "Паллада". "Диана", "Новик" и канонерских лодок участвовало шесть миноносцев и все шаланды. 28 июня по японским миноносцам, при близившимся к тральщикам, открыл огонь крейсер "Диана". 5 июля при защите тралящего каравана миноносцы "Боевой", "Бдительный". "Бесстрашный" вступили в бой с японскими миноносцами. На помощь вышли крейсер "Новик", канонерские лодки "Гремящий" и три миноносца.

В ночь на 27 июня четыре японских парохода, приспособленных для постановки мин, подошли к внешнему рейду Порт-Артура. Охранение заградителей осуществляли 2-й, 5-й отряды истребителей и 10-й, 20-й отряды миноносцев. Во время постановки мин японские корабли были обнаружены и обстреляны русскими береговыми батареями. Один из пароходов получил попадание снаряда в левый борт у ватерлинии.""

13 июля шесть миноносцев провели за тралами в бухту Тахэ крейсер "Новик" и три канонерские лодки, а шесть шаланд и два паровых катера "каравана" - крейсера "Баян", "Аскольд", "Паллада". "Новик" обстрелял японские пароходы и паровые катера, тралившие впереди своих крейсеров. На носу одного из них было видно приспособление для траления мин. Его огнем повреждены пароходы "Иосидагава мару" и "Увадзима мару". Миноносцы протралили место, с которого должны были стрелять канонерские лодки.

14 июля в бухту Тахэ для обстрела японских позиций выходили броненосец "Рствизан", четыре крейсера канонерские лодки. Огонь русских кораблей обеспечивал устойчивость правого фланга фронта обороны кре пости. Впереди с тралами следовали миноносцы 2-го отряда. Тралящий караван состоял из двух пар шаланд, прикрываемых от мелкопоставленных мин тремя парами легких тралов минных и паровых катеров. У одной шаланды трал запутался о якорный канат, поэтому третья пара в ордер не успела.

В море у острова Кэп наблюдался японский пароход с фортралом. По пути до бухты Тахэ было затралено две мины. Затем по пути к Лунвантану несколько мин попали в тралы минных катеров. Мощности машин не хватало для продолжения буксировки, и одни трал пришлось передать портовому пароходу "Талиенван". Когда последний дал ход, одна мина всплыла и тут же взорвалась, выведя трал из строя. При возвращении русских кораблей в гавань подорвалась па мине шаланда № 14 и с большим трудом была отбуксирована в гавань. Броненосный крейсер "Баян" подорвался на мине в проходе между крепостными минными заграждениями. По окончании траления шаланда № 14 встала на якорь и начала выборку трала. Вероятно, ее якорь зацепил минреп или якорь японской мины. При выборке якоря мина была подтянута к борту и взорвалась. Взрыв уничтожил только носовое отделение, переборка, разделяющая жилое командное помещение от грунтовых ящиков выдержала, хотя и потекла. Нос шаланды погрузился в воду. К поврежденному судну подошли па помощь портовые баркасы и шлюпки, завели буксиры. Под руководством прибывшего заведующего тралящим караваном лейтенанта М.В. Иванова шаланду отбуксировали на мель, затем привели в порт и впоследствии вытащили на берег.

На рейде при проходе буйков восточного минного заграждения сухопутного ведомства подорвался крейсер "Баян", но благополучно зашел в гавань. Подрыв на мине надолго вывел из строя единственный броненосный крейсер в Порт-Артуре и лишил его возможности участвовать в выходе эскадры в море 2S июля. После этого контр-адмирал Витгефт в ответ на просьбу Стесселя оказать содействие сухопутным войскам ответил: "ввиду того, что "Баян" сегодня взорвался на мине, и ... необходимо ранее протралить весь рейд, который вновь даже до бонов забросан минами. Их сегодня выловили 4, и, кроме того, один землесос взорвался на мине там же". В течение июня - начала июля тралящий караван протраливал на рейде якорное место для эскадры размером 50 х 3 каб., применяя строй уступа парами.

К 17 июля японские войска после упорных боев заняли передовые русские позиции, началось тесное обложение крепости. В ночь на 17 июля три японских миноносца подошли па 50-100 сажен к батарее № 8 на Тигровом полуострове. Днем, пользуясь туманом, японские миноносцы пытались подойти к рейду, вероятно, с целью постановки мин. По ним открыли огонь береговые батареи и заставили удалиться.

25 июля состоялась первая бомбардировка города и порта с суши. В ночь на 26 июля в морс виден горящий пароход, вблизи которого раздавались взрывы.

Днем 26 июля на обстрел японских позиций выходили крейсер "Новик" и 3 канонерские лодки за тралами миноносцев 2-го отряда. Во время проводки почти одновременно в трале первой пары миноносцев взорвались 2 мины и у второй одна. Вокруг обнаружено 6 плавающих мин. Крейсер "Новик" и канонерские лодки были вынуждены встать на якоря, чтобы дать возможность протралить фарватер. 27 июля за время перехода тех же кораблей до неприятельских позиций затралено 3 мины.

28 июля Порт-Артурская эскадра вышла для прорыва во Владивосток. При подготовке был учтен опыт выхода 10 июня. Флагманский штурман лейтенант Н.Н. Азарьев предлагал выходить в вечернюю полную воду, считая, что в этом случае будет шанс прорыва без боя. Контр-адмирал Витгефт назначил выход на время утреннего прилива, т. к. в темноте невозможно точно идти за тралами.

"С громадными усилиями, путем безостановочной работы с восхода до захода солнца, тралящий караван протралил рейд и проход для эскадры".121 На рассвете 28 июля тралящий караван вышел первым вместе с крейсером "Новик". Затем в течение 3,5 часа вышла на рейд вся эскадра. В 8.45 корабли начали движение. Впереди шли с тралами 6 миноносцев, 4 шаланды и пароходы "Новик" и "Инкоу". за ними в пароход "Богатырь", выставлявший по кромке протраленной полосы пустые корпуса мин на якорях. Скорость с тралами составляла 4-5 узлов. Госпитальный пароход "Монголия", задержавшийся с выходом, догнал эскадру, следуя вне протраленной полосы. По приказанию адмирала крейсер "Новик" вышел из строя и занял место впереди тральщиков, показывая им дорогу. Это решение было вызвано тем, что "Новик", единственный из кораблей эскадры определил девиацию компасов. Обгоняя эскадру, командир "Новика" капитан 2 ранга М. Шульц определил, что вследствие сильного течения концевые корабли кильватерной колонны идут вне протраленной полосы, о чём он сообщил сигналом. Эскадра прошла за тралами 10 миль, после чего тральщики вернулись в Порт-Артур.