Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

В.Я. Крестьянинов. Морская минная война у Порт-Артура.

Развитие сил и средств минной войны к началу XX века

Минное оружие. Прообразом морских и речных мин являлись брандеры: небольшие суда, наполненные порохом или горючими веществами. Брандеры пли пускались по ветру или течению на флот противника, или в бою пытались подойти вплотную к вражеским кораблям, после чего подрывался пороховой заряд, или поджигались горючие материалы. Устройства с взрывчатыми или горючими веществами пускались по течению рек против кораблей, мостов. В 1769 г. русские направили по течению Днестра плавающую мину для разрушения турецкого моста близ Хотина. Для воспламенения подобных мин применялись фитили или курок кремниевого ружья. Во время войны за независимость североамериканских колоний от Англии изобретатель Бушнелль пытался прикреплять мины к днищу корабля. В 1777 г. он пустил по течению реки Делавар мины против английских кораблей, стоявших на рейде Филадельфии. Течение пронесло взрывные устройства мимо противника, стоявшего ближе к берегу. Наряду с плывующей по течению миной появляется идея неподвижной, невидимой па поверхности мины. Над автономными минами параллельно работали изобретатели нескольких стран. В XIX веке подводные мины называли "адскими машинами".

Много времени посвятил проектированию мин известный изобретатель Роберт Фультон. В августе 1801 г. во Франции с помощью подводного взрывного устройства им была потоплена небольшая шхуна. Впоследствии он разработал несколько проектов якорных мин и продемонстрировал их в Англии. 15 октября 1805 г. в присутствии большого числа зрителей и высших чинов Адмиралтейства был взорван подводной миной бриг "Доротея". Адмиралтейство предложило изобретателю большую сумму, чтобы он никому не передавал и не открывал секрета, так как лорды справедливо полагали, что это оружие может принести больше пользы противникам, чем сильнейшему в мире флоту Великобритании. Тем не менее, в 1811 г. англичане использовали мины для блокады американских портов. Сам Фультон, уехавший в Америку, предложил несколько своих изобретений североамериканскому флоту. Среди новинок была якорная мина, имевшая 100-фунтовый заряд пороха в медном корпусе и ударный взрыватель.

В 1807 г. русский полковник Фитцум предложил проект якорной мины и произвел в Кронштадте подрыв с помощью длинного шланга, начиненного порохом. Первые опыты применения электрического тока для воспламенения зарядов взрывчатого вещества под водой па-чаты в России русским ученым П.Л. Шиллингом в 1812 г.. Через десять лет он произвел подрыв фугаса с помощью гальванической батареи. 21 марта 1834 г. начальник инженеров гвардейского корпуса генерал-майор К.А. Шильдер продемонстрировал императору Николаю I на Обводном канале подрыв сооружения на льду с помощью управляемой электричеством подводной мины. Этот способ применялся в России для уничтожения ледяных заторов на реках, для очищения от льда кронштадтских гаваней.

В 1840 г. академик Б.С. Якоби предложил автономную мину, имевшую два типа взрывателей: ртутный и шариковый, которые замыкали электрическую цепь мины при ударе и наклоне корпуса.

Во время прусско-датской войны 1848-1851 гг. минное заграждение было выставлено для защиты Кильской бухты. Сведении о наличии минной опасности оказалось достаточно, и более сильный датский флот не предпринял никаких действий против Киля. Во время Крымской войны в русские военное и морское ведомства поступило большое количество различных предложений проектов якорных и донных мни. В кампаниях 1854 и 1855 гг. мины выставлялись для обороны Кронштадта, Ревеля, Свеаборга, Динамюнде. Керчи. Подводными фугасами (донные мины) были заграждены устья Дуная, Днепровского и Бугского лиманов. Минные заграждения Свеаборга насчитывали 44 гальванических и 950 пиротехнических (ударных) мин. Всего за 1854-1855 гг. под Кронштадтом выставили 1865 мин - 474 конструкции Якоби и 1391 - Нобеля. В таких масштабах минное оружие применялось впервые. В районе Порккала-Удд испытывались мины русских изобретателей Давыдова и Воплярского - "винто-взрывы". Вражеский корабль наматывал па свой винт сеть или трос, которые были прикреплены к мине."

На Черном морс русскими выставлены три минных заграждения из 100 мин. На Дунае применялись плавающие мины, изобретенные офицерами Боресковым и Бальцовым. В конце войны принята па вооружение донная мина Давыдова.

28 мая 1855 г. английский пароходофреглт "Merlin". на борту которого находились французский командующий адмирал Пено и командиры союзных кораблей, направился на рекогносцировку северных подступов к острову Котлии. Его сопровождали паровой корвет "D Assas" и пароходы "Driver" и "Firefly". В 2,5 милях от берега "Merlin " дважды подорвался на минах. Корпус получил сильнейшее сотрясение и потек, но пробоина была незначительной и была успешно заделана. Причиной сравнительно легких повреждений явился слабый заряд мин. Нобель добился соглашения с Инженерным департаментом Военного ведомства об изготовлении мин его конструкции с зарядом всего пять фунтов пороха. По договору с изобретателем все подорвавшиеся и потопленные суда противника переходили в собственность Нобеля со всеми "принадлежностями, вооружением и имуществом".

Другие русские мины в начале войны имели также недостаточный заряд в 10-15 фунтов пороха, но затем вес порохового заряда был доведен до 35 фунтов, а па Дунае закладывались мины с полутора пудовым и большими по весу зарядами. На реке Буг у Николаева поручик Борееков установил па фарватере фугас (донную гальваническую мину) в 52 пуда, установив его впереди минного заграждения.

Минные заграждения у Кронштадта явились одной из главных причин, заставивших огромный флот союзников отказаться от атаки русской морской крепости, прикрывавшей столицу империи. Таким образом, мины уже в середине XIX века стали играть важную роль в войне па море и влиять на стратегическую обстановку на театре военных действий.

Австрийцы применяли мины в воине с Францией в 1859 г. В значительно более широких масштабах минное оружие применялось во время Гражданской войны в Североамериканских штатах. От мин различных типов и конструкций повреждено 39 кораблей северных штатов.

Немцы выставили оборонительные минные заграждения против французского флота в войну 1870-1871 гг. Адмирал Тирпиц вспоминал об этом впоследствии: "Наши минные заграждения беспокоили нас больше, нежели врага; во время волнения мины отрывались и носились по рейду. Много месяцев подряд я еженощно нес вахту на носу "Кенига Вильгельма", высматривая наши собственные мины, что при плохой видимости, обычной для поздней осени, могло принести столько же пользы, сколько свешивавшееся с бушприта бревно, предназначенное для траления мин".

В 1876 г. немецкий инженер Герц изобрел якорную мину, снаряженную пироксилином. Значительное количество его мин приобрело русское правительство. Сфероконический железный корпус вмещал заряд пироксилина в 56 кг. Глубина места постановки достигала 40 м. На верхней полусфере размещалось пять свинцовых колпаков, внутри которых находились стеклянные ампулы с кислотой. При ударе корпуса корабля о мину свинцовый колпак сминался, раздавливал ампулу, и кислота выливалась в угольно-цинковую электрическую батарею, становясь электролитом. Ток поступал на электродетонатор, и происходил взрыв. Схема работала очень надежно.

Во время русско-турецкой воины 1877-1878 гг. турецкий флот на Черном море и на Дунае значительно превосходил небольшие военно-морские силы русских. Для обороны портов, побережья и обеспечения переправ русской армии было выставлено значительное по тем временам количество мни: у Одессы - 610; у Севастополя - 275; у Очакова -310; на Дунае- 415." В результате была обеспечена переправа армии через Дунай, действия сильной флотилии противника были парализованы. 28 сентября на мине подорвалась и затонула турецкая канонерская лодка "Сунна".

На Черном море оборонительные заграждения начали ставиться до начала войны в конце 1876 г. Всего у Севастополя, Одессы, Балаклавы и Очакова выставлено 1218 мин, в том числе 1175 якорных гальванических, 35 мин Герца и 10 донных гальванических фугасов.

Во время японо-китайской войны 1894-1895 гг. в большинстве китайских портах имелись запасы английских и германских мин заграждения. После взятия Порт-Артура японцы выловили около 60 мин и захватили полсотни в арсенале." К началу XX века минное оружие уже стало достаточно мощным средством морской войны. Одной из важнейших особенностей мин являлось то, что их мог применить слабый противник против сильнейшего флота и добиться значительных результатов. К 1904 г. на вооружении русского флота находились гальваноударные мины образцов 1877. 1888, 1893 и 1П98 гг., снаряженные пироксилином. Вес заряда доходил до 56 кг. Старые образцы имели сфероконическую форму. В 1889 г. на Дунае провели пробную постановку шаровых мни. В 1891 г. в русском флоте приняли шаровую форму корпуса. В 1898 г. на вооружение принята новая мина, имевшая шаровой корпус диаметром 0.78 м. Заряд состоял из 56 кг пироксилина. На верхней полусфере имелось пять свинцовых колпаков с ампулами с жидкостью Грине. При ударе о корпус корабля свинцовый колпак сминался. Для безопасного обращения с окончательно приготовленной миной служил соляной или сахарный предохранитель. При попадании в воду соль или сахар растворялись, цепь запала соединялась, и мина приходила в боевое состояние. Мину можно было ставить на глубинах до 100 м. Вес с якорем достигал 450 кг.

Эта мина была основным образцом, применявшимся русским флотом в русско-японской войне. Для обороны морских крепостей военное ведомство имело гальванические мины, управляемые по проводам с берега. В отечественной литературе сведения о минном оружии японского флота очень скупы. Известно, что мины имели ударный взрыватель Матиссепа, имевший очень простую конструкцию. При ударе или наклонении корпуса мины металлический шарик, находившийся на гибкой игле, касался расположенных вокруг пластин и замыкал цепь запала, происходил взрыв. Постановщики мин. Во время Крымской воины русские минные заграждения выставлялись с плотов, шлюпок, катеров и небольших паровых судов. В кампанию 1855 г. постановки мин у Кронштадта обеспечивал речной пароход "Рюрик". В конце 1860-х годов в России появились специальные плавучие средства для минных постановок в целях обороны Кронштадта и Керчи. Сначала они назывались минными киллекторами, затем минными судами. Это были баржи или небольшие пароходы. В специально оборудованных трюмах размещалось до 30 мин. Они поднимались и сбрасывались в воду с помощью кранов. В 1876-1878 гг. оборонительные заграждения на Черном море ставились со специально оборудованных пароходов "Инкерман", "Прут", "Сулин", "Батюшка" и других.

Идея активных минных постановок у берегов противника появилась с появлением достаточно надежных автономных мин. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. пароходы "Веста" и "Владимир" оборудованы для постановки мин. "Веста" имела па корме две поворотные минбалки, а "Владимир" - два выступавших за корму желоба. В ноябре 1877 г. К.П. Пилкин предложил выставить мины у входов в неприятельские порты. В связи с угрозой английского флота предполагалась постановка минного заграждения в проливе Босфор.

После войны вместо минбалок на кораблях стали устанавливать специальные кормовые стрелы. Впоследствии па вооружение кораблей флота приняли минные плотики черноморского образца. Они находились па кораблях 1-2-го рангов в разобранном виде. При необходимости собирались на палубе, спускались на воду. С помощью стрел па них грузились мины. Затем плотик буксировался корабельным паровым катером к месту постановки. Стрелы, минбалки, минные плотики позволяли осуществлять постановку мин на стопе или па скорости не более 3 уз.

Постановка мин осуществлялась по измеренной глубине. То есть сначала лотом измеряли глубину, затем отмеряли необходимое количество минрепа, закрепляли его, сматывали в бухту и приступали к постановке. В 1882 г. командир миноносца "Сухум" лейтенант Н.Н. Азаров предложил способ автоматической постановки, названный впоследствии штерто-грузовым. На якоре размещалась минрепная вьюшка со стопором - "щеколдой". К щеколде прикреплялся штерт с грузом. Мина с якорем сбрасывалась в воду. Корпус мины, имевший положительную плавучесть оставался на поверхности, а якорь с минрепной вьюшкой погружался. По мере погружения якоря минреп свободно разматывался до тех пор, пока груз не касался грунта. При этом натяжение штерта резко ослабевало, и щеколда стопорила вьюшку. После этого мина погружалась на углубление, равное длине штерта. Этот способ принят на вооружение и используется в минном оружии до настоящего времени.

Появление штерто-грузового способа значительно упростило постановку мин и позволило увеличить скорость корабля-постановщика. Это дало возможность создать новый класс кораблей - минный заградитель. В 1889 г. военное ведомство подняло вопрос о постройке для Черного моря двух минных транспортов. В 1892 г. в состав Черноморского флота вошли построенные в Швеции минные транспорты "Буг" и "Дунай". Проектное водоизмещение составляло 1360 т, скорость 14 узлов. Каждый корабль имел па борту по 425 мни. В кампанию 1892 г. па транспортах испытывались различные способы постановки мин. Предпочтение отдали автоматической подаче по системе лейтенанта В. А. Степанова.

В соответствии с кораблестроительной программой 1895 г. на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге были построены два минных заградителя "Амур" и "Енисей". В связи с отсутствием класса заградителей в русском флоте в то время официально они именовались "минными транспортами", но в текущей переписке и в обиходе назвались "минными заградителями", "заграждателями", "заградителями". В отличие от своих предшественников они предназначались не только для оборонительных, но и активных минных постановок у берегов противника. Водоизмещение по спецификации составляло 2560 т. В трех погребах размещалось 450 мин. Подъем на палубу осуществлялся 12 электрическими лебедками. Поднятые из погребов мины и якоря подвешивались к рельсам, проложенным под верхней палубой. Передвижение к посту постановки в корме по проекту должно было осуществляться при помощи механической системы конструкции В.А. Степанова, приводимой в действие паровыми брашпилями. Для постановки мин и корме имелись два люка-лацпорта.

Общая протяженность рельсовых путей составляла 218 м. В проекте предусматривалось 14 переводных рельсовых стрелок. Порядок подачи мин регулировался светофорами. Однако в связи с тем. что в ходе эксплуатации черноморских минных транспортов "Буг" п "Дунай" выяснилась недостаточная надежность сложной системы Степанова, по предложению начальника Балтийского завода проект был переработан. Вместо механического привода конструкции Степанова приняли более простую и надежную ручную подачу. Теперь подвешенные к рельсам мины и якоря перекатывали от погребом к лацпортам матросы вручную. В связи с этим пришлось увеличить штатную численность команды, перепланировать внутренние жилые помещения. На испытаниях "Енисей" в 1901 г. развил максимальную скорость 18.1. а "Амур" - 17.9 узла. То есть оба транспорта имели скорость, равную новейшим броненосцам, и могли ходни, в составе эскадры, совершить значительные морские переходы и выставить в кратчайшее время у берегов противника заграждения из 900 мин. (Проектная дальность плавания составляла 3000 миль). Подобных кораблей не имел ни один флот мира. 15 августа 1901 г. транспорты вышли из Кронштадта на Дальний Восток, но далее следовали самостоятельно. На "Амуре" находилось 452. а на "Енисее" 424 мины. На Средиземном море корабли в течение месяца занимались боевой подготовкой, в том числе выполняли практические минные постановки. Оба транспорта прибыли в Порт-Артур в марте 1902 г., успешно завершив переход в 15000 миль. Состояние корпуса и механизмов было прекрасное. В связи с недостатком кораблей на Дальнем Востоке командование эскадры предполагало использован, их после израсходования запаса мни для крейсерской службы и как стационеры. Средства борьбы с минами. Гальванические мины. применявшиеся в XIX веке, требовали достаточно трудоемкого и сложного метода постановки. В то же время такое заграждение было легче снимать, так как располагалось оно вблизи берега, место известно очень точно, и каждую мину легко обнаружить по электрическим проводам. Значительно сложнее иметь дело с плавающими и автономными якорными минами.

Широкое применение мин и Гражданской войне 1861-1865 гг. вызвало большие потерн и кораблях, и л о заставило энергично искать средства борьбы с минной опасностью. С начала воины южане применяли дрейфующие мины. Чтобы уничтожить федеральную эскадру адмирала Ли. они пустили по течению реки Джеймс 80 дрейфующих мин; все они были выловлены северянами сетями и кошками.

В 1863 г. известному изобретателю капитану Эрпк-сону предложили изготовить приспособление для предохранения кораблей при входе в реки и для устранения искусственных препятствий. По проекту Эриксона в носовой части монитора "Patapsko" прикрепили плот, являвшийся продолжением форштевня. На конце располагался заряд в 700 фунтов пороха, погруженный па несколько метров под водой. Воздушная камера перед зарядом обеспечивала направленный взрыв вперед по курсу корабля. С таким приспособлением монитор мог двигаться скоростью до 3,5 узлов.

Другую конструкцию предложил адмирал Дюпон. Перед носом корабля с помощью стрел растягивалась есть с кошками. Для уничтожения донных мин южан па реках и на рейдах северяне использовали шлюпки, буксировавшие кошки. За шлюпками следовали канонерские лодки, буксировавшие по дну по два дрека.17 и только после этого по протраленному месту проходили броненосные корабли. С помощью кошек и дреков предполагалось оборвать электрические провода и обнаружить само наличие минного заграждения.

После окончания Гражданской войны в США опыт противоминных действий внимательно изучали в английском флоте и даже создали специальный комитет для разработки средств борьбы с минами. Этот комитет в 1870 г. провел в Чатаме опыты взрывания больших зарядов пироксилина для определения радиуса разрушения корпусов мни. Опыты показали, что заряд в 196 кг пироксилина, взорванный на глубине от 12 до 15 м, разрушает все мины на 37 м, а заряд в 250 кг - на 43 м. Для очистки прохода в одну милю и шириной в 65 м потребовалось бы 7 т взрывчатого вещества (при 250-кг зарядах). Не считая проводников, буйков, донная контрмина с зарядом в 250 кг весила 925 кг. Таким образом, этот способ был очень дорогим. Для уничтожения заграждения из гальванических мни, не защищенного береговыми батареями, англичане не нашли ничего лучшего американского опыта: буксировки кошек и дреков для обнаружения и подъема электрических кабелей. Для специальных минных шлюпок предназначался дрек весом 3,5 кг, для паровых катеров и баркасов -около 8 кг. Для подрыва обнаруженного минного кабеля предусматривалось использовать дрек с подрывным патроном с зарядом одного килограмма сухого пироксилина. Взрыв должен производиться дистанционно электрическим способом.

Для обнаружения минного заграждения из якорных мин разработан парный трал для шлюпок. Тралящая часть состояла из 25,4 мм пенькового троса длиной в 37 м, к концам и к средней части которого были прикреплены грузы в 3.2 кг на оттяжках к поплавкам. К каждому концу тралчасти крепился буксир 18 м. Впоследствии вместо крайних грузов стали крепить тральные патроны с зарядом по 9 кг пироксилина. При затравливании мины на шлюпках должны были перепускать тралящую часть до тех пор, пока минреп не нажимал на упорную скобу патрона и не вызывал взрыв. Опытным путем было установлено, что взрыв заряда на трале в 3 м ниже мины не только перебивал минреп, по и разрушал мину. Все эти приспособления были испытаны в 1878 г. па маневрах флота в Портсмуте и приняты на вооружение.

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. применялись индивидуальные противоминные устройства. Турецкий адмирал Гобарт-паша, командовавший турецкой эскадрой, собираясь форсировать вход в Потн. приказал па конец бушприта навесить большую сеть из 12.7 мм троса с 0,3 м ячейками. Сеть должна была защищать носовую часть корабля. Нижняя кромка сети растягивалась толстым металлическим прутом, которым удерживался на известном расстоянии от форштевня прочными деревянными выстрелами; внутренние концы выстрелов упирались в крамболы. Приспособление могло подниматься под бушприт, концы же выстрелов отделялись от крамбола и поднимались на фор-марс. На одном русской канонерской лодке также было оборудовано противоминное устройство. На бакс поперек палубы лежал брус, концы которого выдавались за борт. В двойные стропки, надетые на эти концы, вставлялся небольшой шест, служивший рычагом. На концы рычага также надевались стропки: в нижнюю продевался конец большого шеста длиной в 12 м, а верхняя поддерживалась оттяжкой. Концы этих шестов соединялись цепью. Когда оттяжка от верхней стропки рычага вытягивалась, конец шеста приподнимался, если же оттяжка ослаблялась, то и конец шеста опускался. Погруженная в воду на 3 м при расстоянии от форштевня 6 м цепь должна была задевать и взрывать мины. При помощи этого приспособления канонерская лодка произвела минную разведку на фарватере Дуная от Рени до Силистрии.

В 1881 г. разработкой проектов тралов в русском флоте занимался командир миноносца "Сирена" лейтенант М.Н. Беклемишев. Он пытался совместить следующие требования: высокую прочность тралящей части, возможно большую ширину захвата с легкостью всей системы и способностью не задевать за неровности грунта и камни "обыкновенной формы". В результате теоретических разработок и практических опытов было предложено два варианта придонного парного трала: тяжелый для миноносцев м буксиров, и облегченный для паровых и гребных катеров.

Тяжелый трал состоял из 80 мм пенькового троса длиной 183 м, облегченный -из 57 мм троса длиной 137 м. На тралящих частях надевались чугунные цилиндрические грузы весом 1,5 кг с просверленными по осп отверстиями. При буксировке по грунту грузы вращались вокруг тралящей части, в результате трал меньше застревал при касании о камни. Для увеличения протраленной полосы концевые грузы делались тронного веса. При затраливании мины она буксировалась на мелкое место. Буксирующие тралы Беклемишева использовались в боевой подготовке, но оказались ненадежными из-за низкой прочности пенькового троса, обрывавшегося при частых зацепах за грунт.

В 1882 г. разработан и испытан сетевой трал для очистки фарватеров от плавающих мим. Он состоял из сети шириной в 3.75 м, длиной 18 м. К нижней шкаторине прикреплялся проволочный трос, а к верхней - ряд пробковых буйков. Вследствие малой скорости буксировки (одни узел) от применения этого трала отказались.

В том же году буксирующие парные тралы были усовершенствованы добавлением самозапирающихся гаков (захватов), расположенных в 8 м один от другого. В случае попадания мины в трал захват запирался и надежно удерживал минреп.

В 1882 г. на Черноморском флоте производились опыты подрыва мин пироксилиновыми ракетами. Ракеты имели запал с гремучей ртутью и ударник, действовавший под влиянием гидростатического давления при погружении ракеты в воду. Упругость пружины ударника рассчитывалась сообразно глубине, на которой требовался взрыв. Испытывались ракеты с зарядом в 8 и 18 кг и с дальностью полета 730 и 1280 м. Для пуска ракет использовался специальный станок - наклонный желоб па баке корабля или катера. Интересно, что к этой идее вернулись в советском флоте спустя почти сто лет.

В 1883 г. поручик Емельянов предложил для уничтожения мин специальные ножницы. Они крепились на шесте от обыкновенной шестовой мины. Конец шеста опускался на глубину 5 м. Между лезвиями ножниц укреплялся замыкатель, соединенный с батареей н электрическим звонком. Попадая в ножницы, минреп "звонил". Катер отрабатывал задний ход. а команда стягивала ножницы талями. Верхняя часть минрепа зажималась после обрезания ножницами, и мину можно было буксировать. В дальнейшем ножницы были приспособлены для буксировки по грунту для обрезания проводников мин. Еще одни противоминные ножницы предложил генерал Заботкин (аналогичные испытывались в английском флоте). На носу корабля оборудовалось противоминное устройство. Перед носом па углублении между стрел растягивался трос (брас). При встрече с миной она скользила по брасу и попадала в ножницы, обрезавшие минреп. Как и все подобные приспособления, оно было громоздко, ограничивало скорость корабля. Ширина и глубина захвата была мала для эффективного траления. Даже удачно "подрезанная" мина оказывалась в опасной близости от корабля. В русском флоте средства борьбы с минами испытывались на маневрах 1887-1891 гг. Тралы постоянно задевали за грунт, обрывались, механические противоминные устройства ломались. В связи с этим многие флотские специалисты пришли к выводу, что наиболее надежным средством борьбы с минами являются контрмины. В связи с этим опыты с ними проводились в русском флоте с перерывами с 1887 по 1904 гг.

В 1895 - 1898 гг. Морской Технический комитет проводил конкурс на лучший проект уничтожения минных заграждений. К конкурсантам предъявлялись следующие требования:

  • Отыскать минное заграждение в морс.
  • Уничтожить заграждение или очистить проход для эскадры.
  • Обеспечить безопасное прохождение корабля через минное заграждение."
Лейтенант Данильченко с канонерской лодки "Терец" в рапорте от 12 февраля 1896 г. предложил "прибор для перерезания минрепов мин заграждения". Он представлял собой комбинацию резака с тральным патроном, которую называли "пиротехнически-механическими ножницами Данильченко".

Мичман барон А.О. Буксгевден предложил два способа. По первому подводная носовая часть корабля защищалась от мин цепью с автоматическими захватами, подвешенную на шестах сетевого противоторпедного заграждения. По второму способу та же цепь, подвешенная на телескопических шестах длиной 35 фут, буксировалась катерами и шлюпками. Другими конкурсантами предлагались захваты с электрическими звонками на динамометрах для подачи сигнала о затраливании мин, механические ножницы, контрмины, рейковые сети. Для миноносцев предлагалось даже сделать подводные иллюминаторы и прожекторы, с помощью которых наблюдатели должны были обнаруживать мины, а затем с помощью специальных ножниц перерезать минрепы.

После рассмотрения 11-ти проектов МТК принял решение 1-ой премии не присуждать, второй премии был удостоен проект мичмана А.О. Буксгевдена. Он получил 200 рублей премии, но Управляющий Морским министерством "признал ненужным испытывать на деле предложенный Буксгевденом трал". Третью премию получил капитан 2 ранга Р. Н. Вирен.

В 1898 г. на вооружение русского флота приняты три буксирующих трала: легкий, тяжелый и для миноносцев. Легкий предназначался для мелких шлюпок и имел тралящую часть из 19-мм стального троса длиной 73 м. К нему присоединялись четыре легких груза, ввязанных на расстоянии от 9 до 18 м один от другого.

Тяжелый трал для больших гребных шлюпок имел тралчасть из 63,5 мм троса длиной 183 м с двумя грузами по 4,5 кг на расстоянии 55 м от середины трала; между этими грузами через каждые 7,5 м ввязаны груза в 1,4 кг. Трал для миноносцев состоял из двух смычек стального троса длиной 137 м каждая, между ними находилась вертлюжная скоба. Расстояние между кораблями при тралении составляло 90-110 м, скорость 4-5 уз. При увеличении скорости буксировки трал проскакивал через мины.

Одновременно лейтенант К. Ф. Шульц предложил трал, буксируемый двумя паровыми катерами. Трал испытали в том же 1898 году. Тралящая часть трала Шульца длиной 91,5 м состояла из стального троса диаметром 12,7 и 19 мм. Шесть свинцовых грузов (крайние по 64 кг, четыре средних - по 32 кг). Поплавками служили 5- и 10-ведерные анкерки, к которым присоединялись оттяжки глубины 14 м из стального 12.7-мм троса. На одном конце оттяжек, размеченных через 1 м. были заделаны храпцы, и в зависимости от заданного углубления трала могли ввязываться на любую глубину. Два буксира длиной по 37 м изготовлялись из того же стального троса с заделанными храпцами на коренном конце. Трал собирался на одном корабле и буксировался к месту заграждения одним из паровых катеров; буксир для второго парового катера укладывался в бухту на последнем 10-ведерном анкерке. В 1901 г. на трале Шульца 10- и 5- ведерные анкерки заменили на 5- и 3- ведерные. Эти тралы имелись к началу войны в Порт-Артуре и Владивостоке, где из-за рельефа дна тралы М. Н. Беклемишева были неприменимы.

В 1898 г. минному отряду дано задание на разработку постановки контрмин с плотов. В результате был разработан и принят па вооружение способ постановки контрмин. В конце 1903 г. лейтенант Шульц получил положительные результаты при испытании предложенного им запального приспособления. Оно действовало от давления, развиваемого взрывом соседней контрмины. Так был разрешен вопрос об одновременном взрывании контрмин без проводников. Последующие опыты показали, что контрмины с зарядом в 216 кг влажного пироксилина разрушали корпуса мин на 60 м. Ряд контрмин, сброшенных с промежутком 38 м, взрывался почти одновременно после того, как посредством бикфордова шнура взрывалась последняя сброшенная мина. Сто контрмин могли надежно очистить проход шириной 0.5 кабельтова и длиной в две мили. Контрминами и специальными устройствами для постановки с баркасов снабжена 2-я эскадра флота Тихого океана.

К началу русско-японской войны контрмины находились па вооружении многих флотов мира. Практический опыт не оправдал возлагавшихся на контрмины надежд. Масштабы и интенсивность применения минного оружия превзошли возможности взрывных средств того времени.

11 февраля 1904 г вице-адмирал С.О. Макаров неправил в Морской Технический комитет письмо с предложением оборудовать корабли особыми отводами в носовой части, которые взрывали бы мины, попавшиеся па пути корабля на безопасном расстоянии. Приспособление должно было состоять из пяти шестов, установленных наклонно под водой в носовой части корабля и соединенных стальными леерами. Длина шестов предполагалась до 10-12 м. 4 марта 1904 это предложение рассмотрели па заседании Комитета. Члены МТК высказали следующие замечания: не известен тип взрывателя японских мин, конструкция не гарантирует от "подныривания" мины под леер и тогда взрыв произойдет не в носовой части, а в более уязвимом и опасном для корабля месте; отсутствуют расчеты прочности конструкции, поэтому не определить скорость, с которой может двигаться корабль. МТК принял решение поручить корабельным инженерам Балтийского завода и Петербургского порта Оффенбергу и Египтеосу сделать примерный расчет размеров и веса устройства и определить предельную скорость корабля, при которой возможно его применение. Управляющий Морским Министерством адмирал Ф.К. Авелан на протоколе заседания Комитета наложил резолюцию: "для применения, насколько возможно, к вновь строящимся судам".24 Недостатками этого и подобных устройств являлись: сложность установки и уборки, ограничение скорости и маневренности корабля, низкая надежность. Эти устройства послужили прообразом фортралов и параванов-охранителей.

Заметность мин на небольшом углублении в прозрачной воде натолкнула на мысль использовать для их обнаружения воздушные шары и буксируемые воздушные змеи с наблюдателями. Опыты по обнаружению мин с воздушного шара проводились до войны на Черноморском флоте.

Прогресс развития минного оружия в XIX веке привёл к тому, что па вооружении военно-морских флотов находились уже довольно совершенные образцы якорных мин, и в то же время практически отсутствовали надежные средства борьбы с ними. Изобретатели многих стран работали над решением этой проблемы, выдвигалось большое количество проектов, многие из которых остались только на бумаге, другие не выдержали проверку практикой. Несмотря на опыт успешного применения мин в Крымской 1854-1856, Гражданской войне и Северной Америке, русско-турецкой 1877-1878 гг. и ряде других войн, недооценка минной опасности большинством высших военно-морских начальников сдерживала развитие противоминных средств.

Во второй половине Х1Х-на-чале XX века развитие средств борьбы с минами проходило по нескольким направлениям.

Проектировались и отрабатывались: буксируемые мягкие тралы: жесткие буксируемые, толкаемые и самоходные тралы: корабельные индивидуальные противоминные устройства: взрывные средства: средства поиска и обнаружения. В мирное время и в русском, и в иностранных флотах отсутствовали организация борьбы с минной опасностью и специальные плавучие средства. Считалось, что применение имеемых тралов и контрмин с катеров, шлюпок, минных плотиков и миноносцев достаточно для "вылавливания" мин.