Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

А.М.Васильев. Линейные корабли типа «Марат»

Послевоенные будни и финал

Линейный корабль «Петропавловск»

Восстановить «Петропавловск» предполагалось сначала в прежнем виде. Все связанные с этим вопросы поручалось рассмотреть комиссии, назначенной приказом наркома ВМФ. Командование КБФ предложило вместо не подлежащей восстановлению 1-й башни использовать башню с линкора «Фрунзе», которую перед войной переоборудовали для береговой обороны (индекс МБ-3-12Ф), но не успели установить. Против вторичного переоборудования башни возражало ГУК, поэтому уже в апреле 1944 года командующий КБФ адмирал В.Ф.Трибуц высказался уже за восстановление корабля в качестве учебно-боевого, с тремя башнями, без казематных орудий, но с усиленной зенитной артиллерией.

24 июня 1944 года начальник Главного управления кораблестроения (ГУК) Н.В.Исаченков доложил заместителю наркома ВМФ Л.М.Галлеру, что комиссия проработала два варианта восстановления линкора: без использования и с использованием корпуса «Фрунзе». В обоих вариантах вместо разрушенной башни № 1 предусматривалось использование с соответствующей переделкой башни МБ-3-12Ф. Некоторые члены комиссии по своей инициативе предложили 3-й вариант, одобренный командующим КБФ — с использованием носовой части «Фрунзе», тремя башнями, заменой казематной артиллерии на 130-мм двухорудийные башенные установки. Наиболее приемлемым Н.В.Исаченков счел именно этот вариант; его же выбрало для реализации и совещание, состоявшееся 4 августа 1944 года.

2 октября 1944 года начальник артиллерийского управления Наркомата ВМФ контр-адмирал В.А.Егоров утвердил подготовленные Артиллерийским НИИ «Предварительные ТТЗ на артвооружение ЛК "Петропавловск"», в соответствии с которым оно должно было включать: 3x3 305-мм башенные установки (3-я башня должна быть перенесена на место разрушенной) с углами возвышения от -5 до +40°; 8x2130-мм универсальных башенных установок (на месте прежней 3-й башни); 6x2 85-мм зенитных башенных установок 92-К; 16x2 37-мм зенитных автоматов В-11. На корабле предписывалось разместить два КДП (для управления огнем главного калибра), шесть СПН, а также многочисленные РЛС: импортные (общего обнаружения типа 281В, Sg-a, М-1 и другие) и находившиеся в разработке отечественные (стрельбовые типа «Сириус-Б» для главного калибра, две типа «Якорь» для 130-мм орудий, три типа «Клюз» для зенитных автоматов).

Эти требования, наряду с частными заданиями других управлений Наркомата ВМФ, и составили в совокупности ТТЗ на восстановление корабля.

Наркомат судостроительной промышленности 19 октября 1944 года поручил выполнение проекта 27 восстановления «Петропавловска» КБ завода № 189. Главным конструктором проекта был назначен А.Г.Соколов, а его заместителем Ф.Е.Бесполов, фактически и возглавивший разработку эскизного проекта, которая велась группами инженеров А.Е.Ефимова и Н.П.Пегова общей численностью около 40 человек.

В эскизном проекте разрабатывались три варианта: 1-й — основной (с тремя башнями) и два дополнительных — 2-й (с двумя башнями) и 3-й (с тремя башнями и с блистерами), появление которых было обусловлено необходимостью изыскания путей повышения остойчивости корабля. В процессе проектирования было установлено, что за счет небольших переделок (замены топочного устройства на принятое в проекте 1) от 16 уцелевших на корабле котлов путем их форсировки можно получить пар «в количестве, достаточном для обеспечения полной мощности турбин». Это позволяло за счет упразднения двух носовых котельных отделений снизить не менее чем на 350 т полученную в проекте перегрузку (1000 т), отказаться от носовой дымовой трубы и облегчить размещение необходимых помещений. 11 января 1945 года начальник ГУК Н.В.Исаченков утвердил, по докладу заместителя начальника НТК Л.А.Коршунова, этот вариант.

Тем не менее располагаемые площади палуб оказались меньше требующихся. Новая комплектация корабля личным составом достигла 1730 человек, то есть экипаж увеличивался на 20%, а площади жилых и бытовых помещений остались неизменными. В кубриках всех трех наших линкоров койки стояли в 3—4 яруса при высоте твиндеков 2,25 м. В некоторых кубриках на одну нижнюю койку приходилось по 1 м2 площади палубы, в проекте 27 эти недостатки усугубились.

Если в 1-м варианте при полном водоизмещении 27 245 т поперечная метацентрическая высота составляла всего 1,24 м, то во 2-м и 3-м вариантах она возросла до 1,46 и 1,99 м соответственно при полном водоизмещении 26 000 и 30140 т. При этом дальность плавания 14,2-уз ходом в 3-м варианте возросла с 2600 до 3680 миль, а скорость снизилась с 23 до 22,2 уз.

Проект 27 предполагалось завершить к 1 июня 1945 года. Рассмотрение проекта центральным аппаратом ВМФ намечалось на сентябрь—октябрь.

Результаты рассмотрения проекта нарушили все эти планы. 24 июля крупнейший специалист ВМФ в области теории корабля инженер-контр-адмирал В.Г.Власов препроводил начальнику НТК инженер-контр-адмиралу Н.В.Алексееву докладную записку, в которой аргументированно доказывалась недостаточность остойчивости линкора проекта 27. Сходные соображения содержались, наряду с другими замечаниями, и в заключении НТК по проекту 27, утвержденном его начальником 20 августа 1945 года. Для повышения остойчивости НТК предлагал установить були, обеспечивающие доведение метацентрической высоты при стандартном водоизмещении до 1,63 м и до 1,99 м при полном (вместо соответственно 0,66 м и 1,24 м в 1-м варианте проекта).

14 февраля 1946 года работы по «Петропавловску» решением Оперативного бюро Совнаркома СССР были по настоянию НКСП исключены из плана судоремонта на 1946 год. 4 марта ГУК доложило начальнику Главного штаба ВМС о нецелесообразности полного восстановления «Петропавловска» по проекту 27 и предложило восстановить его в качестве учебно-артиллерийского корабля, однако и такая менее сложная работа не была принята Министерством судостроительной промышленности.

31 октября 1946 года главком ВМС Н.Г.Кузнецов в докладе И.В.Сталину, Н.А.Булганину и А.М.Василевскому просил разрешения не проводить капитальный ремонт ряда старых кораблей, включая «Петропавловск», а через год (4 ноября 1947 года) командующий 8-м (Северо-Балтийским) флотом контр-адмирал Ф.В.Зозуля в своем докладе главкому ВМС адмиралу И.С.Юмашеву предложил сдать «Петропавловск» на слом. По докладу И.С.Юмашева 29 июня 1948 года министр вооруженных сил Н.А.Булганин принял решение не восстанавливать «Петропавловск», но содержать в строю «в течение 1948—49 гг. в том состоянии, в каком он сейчас находится, используя его для учебных целей».

Между тем после законченного еще в мае 1945 года отделения от корпуса поврежденной носовой части по 38 шп. ниже его основной плоскости остались фрагменты деформированных конструкций, увеличивающие осадку до 12 м. Они были удалены с помощью подводных взрывов только перед самой постановкой корабля в док, где он находился с 25 ноября 1947 по 22 апреля 1948 года. В доке были обрезаны все поврежденные конструкции в районе 38—57 шп., а поперечная переборка на 57 шпангоуте забетонирована (толщина слоя бетона 1 м), чем была надежно обеспечена ее водонепроницаемость. Прочие фильтровавшие воду соединения были зачеканены или заварены.

Приказом главкома ВМС от 29 июля 1948 года корабль был зачислен в отряд учебных кораблей, а 28 ноября 1950 года переклассифицирован в «несамоходное учебно-артиллерийское судно» и переименован в «Волхов». 22 сентября 1951 года его было приказано числить «несамоходным учебным кораблем» 85-й бригады (с декабря 1951 года — 28-й дивизии) учебных кораблей Кронштадтской военно-морской крепости.

Вооружение корабля в 1951 году кроме трех башен главного калибра включало 3x1 76,2-мм артустановки типа 34-К, 6x1 37-мм автоматов 70-К и 6x1 12,7-мм пулеметов ДШК, а экипаж составлял 351 человек, в том числе 25 офицеров, 96 мичманов и глав-старшин. Корабль интенсивно использовался для практики и экскурсий учеников учебных отрядов, курсантов и студентов. Он был исключен из состава ВМС 4 сентября 1953 года, однако, по некоторым данным, был разобран только в начале 1960-х годов.

Линейный корабль «Октябрьская Революция»

В 1944—1945 годах на «Октябрьской революции» началась установка радиолокационных станций, полученных по ленд-лизу от союзников. При этом были сняты два из трех установленных в 1943 году (взамен четырех 90-см дуговых) 60-см боевых прожекторов МПРЭ-60-3 (с лампами накаливания). К концу 1947 году на линкоре были установлены американская РЛС обнаружения надводных целей SG-1 (дальность обнаружения линкора 230 кб, эсминца — 160 кб, катера — 50 кб) и английские: РЛС обнаружения воздушных (до 100 миль) и надводных целей типа 281, артиллерийская РЛС типа 284 (с антенной на крыше КДП), а также радиолокационная аппаратура опознавания. В 1953—1954 годах эти станции были заменены на отечественные того же назначения, соответственно, типов «Риф» (с антенной на топе фок-мачты) и «Гюйс-2», сопряженные с аппаратурой опознавания типа «Факел-М». В этот же период были обновлены и средства радиосвязи, а также штурманское вооружение.

Попыток провести сколь-либо серьезную модернизацию «Октябрьской революции» не предпринималось. К концу 1944 года КБ Балтийского завода разработало проект «зенитного довооружения» корабля, в котором, однако, не предусматривалась установка каких-либо радиолокационных средств. В июне—июле 1945 года обследовавшая техническое состояние линкора комиссия составила проект ТТЗ на его модернизацию. Предлагалось: довести углы возвышения орудий главного калибра до 45°, заменить 120-мм казематные орудия спаренными универсальными 130-мм башенными артустановками, а одноствольные 37-мм автоматы 70-К — спаренными В-11, в дополнение к англо-американским РЛС общего обнаружения оснастить его находившимися в ранней стадии разработки отечественными артиллерийскими РЛС: «Сириус-Б» — для управления огнем главного калибра, «Якорь»—для 130-мм и «Клюз»—для 37-мм калибров. При этом корабль для сохранения остойчивости и обеспечения подводной защиты должен был получить були. Последствий эти предложения не имели.

В мае 1946 года Техническим управлением ВМФ был разработан согласованный с Главным штабом ВМФ перечень кораблей, капитальный ремонт которых признавался нецелесообразным. Возглавлял этот список линкор «Октябрьская революция». Его, как и другие попавшие в данный перечень корабли, предполагалось поддерживать в строю текущими ремонтами до полного износа. Тем не менее финансируемые флотом проектные проработки модернизации линкора велись и в начале 1950-х годов.

В 1942—1947 годах корабль практически не плавал, хотя и состоял с марта 1946 года в эскадре Северо-Балтийского флота, и только с 1948 года пройденные «Октябрьской революцией» за одну кампанию мили стали исчисляться сотнями и тысячами. В январе 1951 года линкор развил скорость 19,6 уз.

Усиление зенитного вооружения, послевоенная установка радиолокационных систем, обновление средств радиосвязи и навигации привели к существенному увеличению численности экипажа корабля. На 1 июня 1951 года она достигла 1815 чел. (из них 74 офицера, 307 мичманов и главстаршин, 1434 старшин и матросов), то есть возросла по сравнению с 22 июня 1941 года в 1,26 раза. Наиболее острой являлась ситуация с размещением старшин и рядовых. Так, в 30 штатных кубриках команды было всего 869 спальных мест, еще 197 мест развертывалось в казематах и на палубах, а остальные — в помещениях кормовых шпилей, демонтированных торпедных аппаратов и других отсеках. Столь же неблагоприятным было и положение с санитарно-гигиеническими помещениями.

С начала 1950-х годов началось постепенное разоружение корабля. В 1950 году были демонтированы параваны, в декабре 1954 года сняты все 120-мм орудия, а в феврале 1955 года — 12,7-мм пулеметы. Еще 13 октября 1951 года линкор перевели в 85-ю бригаду учебных кораблей, но преобразовали в учебный линкор только 24 июля 1954 года. С марта 1956 года корабль находился в подчинении Кронштадтской военно-морской крепости. В соответствии с директивой начальника штаба Ленинградского военно-морского района от 10 апреля 1956 года, вышедшей во исполнение постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 февраля того же года, линейный корабль «Октябрьская революция» вывели из боевого состава ВМФ и передали в Отдел фондового имущества для разборки на металл. 31 октября 1956 года корабль спустил Военно-морской флаг, а на следующий день был отбуксирован из Кронштадта в Ленинград и поставлен у дамбы судоразделочной базы Главвторчермета на Турухтанных островах, где и завершил свою жизнь, прослужив Родине почти 42 года.

Линейный корабль «Севастополь»

«Севастополь» уже с лета 1945 года проводил интенсивную боевую подготовку. В1948 году он был внесен в список кораблей, не подлежащих капитальному ремонту, поддержание которых в строю до полного износа должно было обеспечиваться лишь текущими ремонтами. Как и на «Октябрьской революции», на нем в ходе регулярных ремонтов устанавливались сначала англо-американские, а затем отечественные РЛС, обновлялась зенитная артиллерия, а также некоторые другие боевые и технические средства.

15 мая 1954 года линкор был включен в состав 46-й дивизии учебных кораблей Черноморского флота и 24 июля переклассифицирован в учебный линкор. Во исполнение упоминавшегося постановления от 17 февраля 1956 года приказом главкома ВМФ от 18 августа 1956 года «Севастополь» был исключен из состава ВМФ и сдан в Отдел фондового имущества. Последний советский линкор спустил флаг 30 января 1957 года и завершил свою жизнь на судоразделочной базе Главвторчермета в Инкермане.