Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

А.М.Васильев. Линейные корабли типа «Марат»

Модернизация трех линкоров. Судьба линкора «Фрунзе»

Вопрос о модернизации находящихся в строю линкоров стал в середине 1920-х годов предметом оживленной дискуссии среди наших военно-морских специалистов, весьма озабоченных тем, что эти корабли не только морально устарели, но и изначально обладали рядом серьезных недостатков. Данной проблеме было посвящено «Особое совещание», созванное в НТКМ 10 марта 1927 года начальником ВМС РККА Р.А.Муклевичем. Основной доклад на нем сделал В.П.Римский-Корсаков, один из наиболее авторитетных специалистов того времени. Он отметил, что наши линкоры проектировались и строились исходя из опыта Русско-японской войны и в наибольшей степени воплотили в себе идеи, являвшиеся следствием Цусимы.

Так, почти сплошное бронирование бортов защищало линкоры от фугасных снарядов, но было совершенно недостаточным против 305-мм бронебойных снарядов. Бортовая 225-мм броня пробивалась ими со всех дистанций до 130 кб, то есть до предельной дальности стрельбы 305-мм орудий главного калибра самих линкоров. Любое попадание в 76-мм крыши башен или в их неподвижную броню (75—150 мм) могло вывести башню из строя или вызвать взрыв ее погреба. Совершенно неудовлетворительным было и горизонтальное бронирование (палубы — 37,5+25 мм), пробивавшееся 305-мм бронебойным снарядом с дистанций 90—100 кб и больших. Не защищало оно и от попаданий 305-мм фугасных снарядов в верхнюю палубу, при которых могли образоваться мощные осколки, пробивающие корпус до днища.

В.П. Римский-Корсаков делал вывод о необходимости, с одной стороны, усиления бронирования одной из палуб до 75 мм, а с другой — увеличения дальности стрельбы орудий главного калибра; последнее могло быть, по его мнению, достигнуто прежде всего за счет использования облегченных снарядов со специальными баллистическими наконечниками, что позволило бы повысить дальность стрельбы до 175 кб (у считавшихся основными вероятными противниками английских линкоров с 381-мм орудиями она оценивалась в 150 кб). Другим, более технически сложным путем повышения дальности стрельбы (теоретически до 162 кб обычным снарядом и до 240 кб облегченным) являлось увеличение угла возвышения орудий главного калибра с 25° до 45°, что требовало модернизации башен. Реализация этих мероприятий должна была сопровождаться повышением в 1,5—2 раза скорострельности орудий главного калибра, применением новых дальномеров с увеличением высоты их установки, а также внедрением новых приборов управления стрельбой (ПУС). Обязательным считалось также оснащение каждого линкора двумя гидросамолетами.

Большие нарекания вызывала и артиллерия противоминного калибра: казематные 120-мм орудия с дальностью стрельбы до 75 кб считались уже малоэффективными при отражении торпедных атак эсминцев, к тому же из-за их низкого расположения наводчики не видели на таких дистанциях свои цели; кроме того, носовые орудия заливались даже на небольшом волнении. Поэтому В.П.Римский-Корсаков предлагал заменить всю казематную артиллерию двухорудийными 100-мм башнями. Требовалось и усиление зенитной артиллерии, однако все это носило характер пожеланий, так как нужных артиллерийских систем в наличии не было.

Как о деле первоочередном и решенном на совещании говорилось о переводе котлов на жидкое топливо. При этом, однако, вследствие ликвидации угольных ям усугублялась слабость бортовой противоминной защиты кораблей. Выходом из положения могла бы стать установка булей, но это приводило к нежелательному снижению скорости хода.

Для повышения мореходности наших линкоров требовалось увеличение высоты надводного борта в носу. Кроме того, необходимо было внедрить противохимическую защиту, обновить прожекторное устройство, средства радиосвязи и многое другое. Реализация всех этих мероприятий потребовала бы затрат более 40 млн. руб. на каждый линкор, а получение таких средств считалось в то время маловероятным. Поэтому Р.А.Муклевич, отметив в заключительном слове безусловную необходимость модернизации линкоров, поручил НТКМ проработать как максимальный, так и минимально необходимый ее варианты с обязательным переходом на нефтяное отопление котлов и сохранением скорости не ниже 22 уз.

Вся дальнейшая эпопея с модернизацией наших линкоров представляла собой растянутую на долгие годы цепь непрерывных компромиссов между тем, что надо было сделать, и тем, что сделать было можно, исходя из экономических и производственных возможностей. Так, 5 августа 1927 года Реввоенсовет СССР (РВСС) постановил: ремонт и модернизацию линкоров начать с восстановления линкора «Фрунзе», однако уже 17 декабря 1928 года СТО это решение отменил. Первым модернизацию проходил «Марат», потом «Октябрьская революция», за ней — «Парижская коммуна».

Разработку технической документации по модернизации линкоров вело конструкторское бюро Балтийского завода.

Модернизация линейного корабля «Марат»

Конкретные предложения по объему модернизации были разработаны в конце 1927 года, а осенью 1928 года корабль был поставлен к стенке Балтийского завода (заказ С-1101). Первоначально предполагалось завершить все работы в мае 1930 года, но вскоре срок их окончания был перенесен на май 1931 года. Это объяснялось, в частности, тем, что корабль пришел на завод еще до того, как был готов проект его модернизации — хотели сэкономить время за счет периода организационной неразберихи и выполнения демонтажных работ. Позже, в марте 1931 года, начальник Технического управления А.К.Сивков в докладе начальнику ВМС РККА Р.А.Муклевичу оправдывался так: «...с проектами дело было скверно. Это, конечно, вредительство, но постановку корабля в ремонт без проектов в той обстановке все же следует считать правильной, так как иначе мы бы не получили линкора и в 1933 году».

Заслушивание в НТКМ проекта модернизации линкора, разработанного КБ Балтийского завода по указаниям Технического управления, состоялось лишь 28 апреля 1929 года. Проект предусматривал перевод котлов со смешанного на чисто нефтяное отопление, причем из двух возможных вариантов — замены прежних 25 котлов на 12 более производительных (с линейных крейсеров типа «Измаил») либо переоборудования старых котлов с уменьшением их числа до 22 — был выбран второй, менее рациональный технически, но зато более дешевый (затраты соответственно 3,2 и 2,7 млн. руб.). Проектом предусматривались также переделка мачт, установка в носовой части ограждения для предотвращения ее заливаемости на волнении, повышение скорострельности орудий главного калибра, усиление зенитной артиллерии (установка четырех 37-мм орудий на крыше боевой рубки и на кормовом мостике), совершенствование средств связи, противохимической защиты и другие работы. В соответствии с проектом стандартное водоизмещение модернизированного линкора должно было составить 24 260 т, полное - 26 906 т, а скорость хода — 22,2 уз.

Наиболее серьезные работы были выполнены по механической части. Перевод котлов на жидкое топливо позволил отказаться от трех малых котлов (паропроизводительность по 10,4 т/ч), что позволило освободить от механического оборудования носовое котельное отделение. Во всех оставленных 22 котлах (паропроизводительность при смешанном отоплении по 11,5 т/ч, а при нефтяном не менее чем в 1,4 раза больше) сменили водогрейные трубки, прежние поршневые котельные вентиляторы были заменены турбовентиляторами, все три котельных отделения были поделены пополам поперечными переборками (на 51,5, 69,5 и 80,5 шпангоутах), что улучшило непотопляемость корабля. Прошли капитальный ремонт главные турбины, при этом были демонтированы не оправдавшие себя турбины крейсерского хода, размещавшиеся в среднем турбинном отделении. Вспомогательные механизмы заменили новыми с недостроенных линейных крейсеров типа «Измаил». Были отремонтированы все трубопроводы и системы. В результате суммарная мощность главной энергетической установки достигла 56 800 л.с. (вместо прежних 42000л.с.), а при форсировке — 61110 л.с. Вместо 1700 т угля и 750 т мазута корабль стал принимать до 2000 т жидкого топлива, что обеспечило дальность плавания 2310 миль при скорости 14 уз. На заводских ходовых испытаниях 8 мая 1931 года линкор при мощности на валах 56 800 л.с. развил и легко поддерживал скорость 23,8 уз, что ранее достигалось в исключительных случаях.

Определенные изменения получили и корпусные конструкции. В носовой части установили спроектированную с учетом опыта «Парижской коммуны» увеличивающую высоту надводного борта наделку в виде полубака, в твиндеке которого (высота над верхней палубой 1,5 м в диаметральной плоскости и 1,2 м у бортов) были размещены плотницкая мастерская и аппаратура для постановки дымовых завес. Это потребовало снятия в районе 0— 13 шп. 76-мм брони верхнего пояса. На 14 шп. между палубой полубака и средней палубой был установлен 100-мм броневой траверз. На верхней палубе разместили волнолом той же высоты, что и носовая наделка. Были изготовлены и новые якорные клюзы. По всему корпусу сменили и переклепали пришедшие в негодность листы наружной обшивки, переборок, палуб и платформ (всего было заменено более 200 тыс. заклепок).

Значительные изменения претерпели надстройки и мачты, так, стержневую фок-мачту заменили башенноподобной, конструктивно оформленной в виде цилиндрической трубы, к которой присоединялись многочисленные площадки. Изменилась и носовая дымовая труба (ее верхний срез во избежание задымливания постов на фок-мачте был смещен в корму), что привело к появлению характерного для наших модернизированных линкоров силуэта.

В бывшем носовом котельном отделении были размещены: в трюме — центральный штурманский пост и (по бортам) погреба 76,2-мм зенитного боезапаса; на платформе — пост энергетики и живучести, центральный артиллерийский пост, радиоцентр и пост гидроакустики; в вышележащих твиндеках — агрегатная средств радиосвязи, шифр-пост; зрительный зал (газоубежище). Ряд новых жилых и служебных помещений появился на средней и нижней палубах (мастерские, прачечная, баня команды, амбулатория, политкабинет и другие).

В 1928—1931 годах удалось модернизировать 305-мм башни МК-3-12 только в части скорострельности: при углах возвышения орудий от -3° до +15° она достигла 3 выст./мин, а при больших углах (до предельного 25°) составила 2 выст./мин (вместо прежних 1,8 на всех углах). С легким (масса 314 кг вместо 409,9 кг) снарядом образца 1928 года, имеющим улучшенную аэродинамическую форму, предельная дальность стрельбы возросла до 170 кб (со старым снарядом —130 кб).

На топе фок-мачты был установлен командно -дальномерный пост КДП2 - 6, который из-за выявившейся при испытаниях вибрации пришлось амортизировать. На крыше кормовой рубки собирались установить открытый 8-м дальномер; подобными встроенными дальномерами были оснащены и башни главного калибра. Кроме того, существенно усовершенствовали ПУС системы Н.К.Гейслера. На второй сверху площадке фок-мачты установили два дальномерных поста для управления огнем противоминного калибра. Из-за отсутствия новой материальной части зенитная артиллерия осталась прежней (по три 76,2-мм орудия системы Лендера на двух концевых башнях). По этому поводу начальник управления вооружения ВМС РККА в справке от 16 марта 1930 года отмечал: «...находящиеся на вооружении 3" орудия образца 1915 года, конечно, неудовлетворительны, но в данный момент ни мы, ни армия ничего лучшего не имеют...Получить что-либо от своих заводов в ближайшее время надежды нет».

На корабле предусматривалось и авиационное вооружение: была установлена гидропланная лебедка с электроприводом, обеспечивающая возможность использования гидросамолета, как тогда говорили, «на стреле», то есть опускание его стрелой на воду для разбега и подъем с воды после полета. Гидросамолет-разведчик типа КР-1 размещался под стрелой на крыше 3-й башни. При модернизации корабль получил также новые радиоприемники, передатчики и гидроакустическую аппаратуру (шумопеленгатор). Кроме того, были значительно обновлены и усилены штурманское вооружение и средства внутрикорабельной связи.

Состав и мощность корабельных электростанций остались неизменными (четыре турбогенератора по 320 кВт, два дизель-генератора по 320 и два по120 кВт), однако прежние дизели, приводившие кормовые генераторы, были заменены новыми марки МАИ производства Коломенского завода. Было капитально отремонтировано все электрооборудование с заменой обмоток якорей электромоторов, части фидеров, кабелей, проводов и арматуры сети освещения. Кроме того сменили прожекторы с их преобразователями (новые типа МПЭС-90 имели дальность действия луча до 16 кб), а в носовой надстройке смонтировали пассажирский лифт. Корабль получил средства противохимической защиты: был герметизирован ряд помещений, установлены газофильтры, оборудованы дегазационная камера и посты санитарной обработки. В носу и корме установили дымаппаратуру.

Водоизмещение линкора порожнем после модернизации возросло на 377 т и достигло 21 947 т, метацентрическая высота при полном водоизмещении 25 890 т (оно оказалось меньшим, чем по проекту модернизации) оценивалась в 1,93 м. Общие затраты на ремонт и модернизацию корабля составили 16,7 млн.руб. (из них работы по корпусу, механизмам и электрооборудованию —12, по артиллерии — 2,78, по связи — 0,5 млн. руб.).

К весне 1931 года основной объем намеченных работ был выполнен, и 8 апреля на «Марате» подняли Военно-морской флаг, а 6 июня 1931 года обновленный линкор официально вошел в состав МСБМ. Начальник ВМС РККА Р.А.Муклевич докладывал по этому поводу наркому по военным и морским делам К.Е.Ворошилову: «Результаты (модернизации. — А.В.) следует признать весьма удачными... раньше ход был не более 23 уз, причем механики добивались этого в исключительных случаях и на очень короткое время. Теперь этот ход (23,4 уз) линкор может давать запросто. Артиллерийские переделки в башнях полностью себя оправдали. Скорострельность увеличилась почти вдвое, несомненно, что когда личный состав освоит новую технику, скорострельность будет еще выше. Новые средства центральной наводки запаздывают. Носовая наделка—новая вполне себя оправдала. Нос линкора на волнении совершенно сухой. Новые кормовые дизеля работают отлично...

На линкоре полностью достигнуты все улучшения, намеченные планом. Балтфлот в лице этого линкора получил огромное усиление своей боевой мощи».

После модернизации «Марат» ежегодно в периоды летних кампаний (обычно с мая по конец октября) участвовал во всех учениях и дальних походах флота, пройдя за 10 лет свыше 75 тыс. миль.

Не обошли корабль в мирное время и чрезвычайные происшествия. Так, 7 августа 1933 года из-за преждевременного открытия замка орудия после затяжного выстрела во 2-й башне вспыхнул пожар. Его возможные последствия —взрыв боезапаса и гибель корабля — были предотвращены затоплением погребов башни. Погибла вся прислуга башни (68 человек), но линкор был спасен и действия его командования были признаны правильными.15 октября 1933 года отремонтированная башня была введена в строй.

Вторым чрезвычайным происшествием стало столкновение с подводной лодки Б-3 (бывшая «Рысь») во время учений в Финском заливе 25 июля 1935 года. Вследствие ошибок командиров обоих кораблей вышедшая в учебную атаку на линкор подводная лодка была перерублена им почти пополам и затонула с экипажем в 55 человек (поднята 2 августа 1935 года спасательным судном «Коммуна»),

С 10 мая по 5 июня 1937 года «Марат» под командованием капитана 1 ранга В.И.Иванова совершил заграничный поход. 20 мая линкор участвовал в морском параде на Спидхедском рейде по случаю коронации английского короля Георга VI, показав при этом высокую морскую выучку. На обратном пути корабль нанес визиты в Клайпеду, Лиепаю и Таллин. Во время этого похода «Марат» прошел 3655 миль со средней скоростью 14 уз.

После окончания летних кампаний в зимние периоды линкор обычно проходил текущие ремонты, в последние предвоенные годы сочетавшиеся с частичным совершенствованием его вооружения и технических средств. С 1938 года началось постепенное обновление штурманского вооружения (установка нового эхолота, лага, гирокомпасов). В 1939 году было усилено бронирование крыш башен (с 76 мм до 152 мм), проведен капитальный ремонт их материальной части с заменой всех 12 стволов, несколько обновлено оборудование центральных артиллерийских постов. В 1940 году шесть открытых 76,2-мм зенитных орудий системы Лендера (на концевых башнях) заменили на такое же количество новых 76,2-мм артустановок 34-К с 12-мм броневыми щитами. Кроме того, на кормовых срезах разместили побортно еще две щитовые спаренные 76,2-мм артустановки 81-К, для чего пришлось снять два кормовых 120-мм орудия, в казематах которых были оборудованы погреба зенитного боезапаса. Управление огнем носовой и кормовой 76,2-мм зенитных батарей осуществлялось с помощью двух 3-м стереодальномеров и системы ПУАЗО «Планшет», установленных в 1932 году. В дальнейшем корабль получил шесть новейших по тому времени 37-мм автоматов 70-К (по три на носовом и кормовом мостиках), для выдачи целеуказания которым были установлены два 1,5-м стереодальномера, а также 13 12,7-мм пулеметов ДШК. К середине 1941 года полное водоизмещение корабля оценивалось в 26184 т, а метацентрическая высота—в 1,7 м. Экипаж включал 1286 чел.

Несмотря на все эти усовершенствования, «Марат» из-за отсутствия современной центральной наводки орудий главного калибра, конструктивной подводной защиты, а также слабости горизонтального бронирования и ветхости многих корпусных конструкций в конце 1940 года было решено модернизировать и капитально отремонтировать еще один раз. По «Плану проектных работ НК ВМФ на 1941 г.» ЦКБ-4 (до 1939 года — КБ-4 Балтийского завода) должно было выполнить проект модернизации корабля к октябрю 1941 года.

В предвоенный период «Марат» использовался также для отработки новых технических решений, которые должны были применяться на строившихся линкорах проекта 23типа «Советский Союз». Так, с 1938 года на нем испытывалась опытная система замещения котельного топлива морской водой. Наиболее важной опытной работой явились проводимые на «Марате» Ленинградским физико-техническим институтом (ЛФТИ) первые в мире исследования в области размагничивания крупного бронированного корабля. В октябре 1938 года на линкоре были уложены секционные системы обмоток, запитывавшиеся автономно от корабельной сети постоянного тока через реостаты, и проведены измерения магнитного поля корабля. Было установлено, что с помощью сравнительно несложных устройств оно может быть снижено в несколько десятков раз. В конце 1940 года на корабле начался монтаж стационарного размагничивающего устройства системы ЛФТИ, закончившийся в мае 1941 года. Его регулировку, испытания и приемку должна была проводить специальная межведомственная комиссия, прибывшая на борт корабля 19 июня 1941 года. На переходе в Таллин, где предполагалось проводить испытания, заметили неопознанные подводные лодки, и корабль вернулся в Кронштадт.

Модернизация линейного корабля «Октябрьская революция»

12 сентября 1931 года линкор стал к стенке Балтийского завода. Его модернизацию (типа проведенной на «Марате», но с учетом ее опыта) и капитальный ремонт предполагалось выполнить за три зимы (1931—1934 годы) таким образом, чтобы к началу каждой летней кампании корабль был бы боеспособен.

Работы на линкоре (зав. № С-1102) велись в соответствии с составленной в начале 1932 года КБ Балтийского завода спецификацией и заключались в следующем.

Прежние 25 котлов со смешанным отоплением были заменены на 12 более производительных (паропроизводительность 41,39 т/ч вместо 11,5 т/ч, параметры пара: давление 16 кгс/см2, температура 200°С) с нефтяным отоплением, которые предполагалось установить на линейные крейсеры типа «Измаил»; их разместили в шести котельных отделениях. Кроме того, как и на «Марате», были удалены не оправдавшие себя турбины крейсерского хода. Мощность на валах возросла при этом с 42 000 до 57 500 л.с. (при форсировании — до 60 600 л.с.), частота вращения гребных винтов увеличилась с 290 до 332 об/мин. Масса энергетической установки снизилась с 3259 до 2823 т, а занимаемый ею объем — с 10 475 до 7895 м3. Вместо прежних 1700 т угля и 750 т мазута корабль стал принимать до 2115 т мазута, при этом дальность плавания экономическим ходом 14,2 уз составила 2500 миль, а полным ходом —1225 миль (удельный расход топлива на этих режимах соответственно составлял 0,918 и 0,616 кг на 1 л.с./ч).

На испытаниях в 1934 году при водоизмещении 25 100 т «Октябрьская революция» развила 22,87 уз при максимальной мощности механизмов. Время, потребное для развития паров, составляло в зависимости от температуры воды от 60 до 80 мин, а «при условии спешности» — от 20 до 55 мин. Состав и мощность корабельной электростанции остались без изменений (четыре турбогенератора и два дизель-генератора по 320 кВт, три дизель-генератора по 120 кВт).

В целях повышения мореходности корабль, как и «Марат», получил носовую наделку в виде полубака (высота в диаметральной плоскости 1,5 м, протяженность около 20 м) с новыми клюзами, волноломом и другими устройствами. При этом наибольшая длина линкора возросла до 184,85 м, а высота борта на носовом перпендикуляре составила 15,76 м (относительная высота надводного борта — 3,7% от длины по ватерлинии при осадке 9,1 м). Как и на «Марате», в районе наделки был снят 76-мм верхний броневой пояс, а на 14 шп. установлен 50-мм траверз. В связи с сокращением объема помещений, занимаемых энергетической установкой, в частности, упразднением носового котельного отделения, была проведена перепланировка помещений и оборудованы новые посты (также по типу «Марата») и 23 новые каюты (на 36 мест). Поскольку при испытаниях «Марата» выявилась значительная вибрация командно-дальномерного поста (КДП) главного калибра, находящегося на топе фок-мачты, ее конструкцию изменили на более жесткую: вместо цилиндра основой мачты стал усеченный конус. Такое решение позволило оборудовать внутри фок-мачты ряд новых помещений, в частности, походные рубки командира корабля и флагмана. Кроме того, увеличили на один этаж высоту носовой боевой рубки (для этого использовали боевую рубку с бывшего линкора «Фрунзе»), усилили бронирование кожухов дымовых труб (между верхней и средней палубами) с 22 до 56 мм. В районе котельных отделений, от 64 до 86 шп., а также в районе 46—57 шп. побортно установили новые продольные переборки. Прочие переделки были в основном теми же, что и на «Марате» (улучшившая непотопляемость установка 11-мм поперечных переборок, разделивших каждое из трех котельных отделений на два отсека, и другие).

Первоначальными планами, помимо реализованного на «Марате» повышения скорострельности 305-мм орудий до 2—3 выстр./мин, установки КДП и новых ПУС главного и противоминного калибров, предусматривалась установка четырех находившихся в разработке 37-мм зенитных автоматов 11-К, обеспечение базирования гидросамолета-разведчика (с размещением катапульты на 3-й башне), оснащение корабля параванами с усовершенствованными средствами их постановки, обновление средств радиосвязи (как на «Марате»), а также монтаж импортной пневмопочты.

При модернизации 1931—1934 годов корабль получил два поста КДП2-6 (Б-22 с дальномером ДМ-6 и стереотрубой СТ-5) для выдачи целеуказания главному калибру, а позже — и четыре КДП2-4 (Б-12 с дальномером ДМ-4 и стереотрубой СТ-3) для обеспечения противоминного калибра. В отличие от «Марата», 305-мм башни были оснащены также 6-м дальномерами ДМ-6. В дополнение к ПУС системы Н.К.Гейслера (образца 1909 года), ставшим запасными, были установлены ПУС образца 1932 года (система центральной наводки «Гора»). Предусматривались два центральных артиллерийских поста (носовой и кормовой), а также четыре поста управления огнем противоминного калибра (по числу батарей 120-мм орудий). Основной являлась система центральной наводки «Каземат» образца 1929 года, а прежняя (Н.К. Гейслера) стала аварийной.

Линкор вышел из модернизации с зенитным вооружением, включающим шесть 76,2-мм орудий системы Лендера (по три на концевых башнях) и четыре 45-мм полуавтомата 21-К (вследствие провала с разработкой 37-мм автомата 11-К), а также четыре счетверенных 7,62-мм пулемета. Для выдачи целеуказания зенитному оружию предусматривались два дальномера. Катапульты линкор не получил, а для спуска на воду и подъема с нее гидросамолета и катеров над 3-й башней установили громоздкие универсальные краны грузоподъемностью 20 т с большим вылетом, придавшие «Октябрьской революции» характерный силуэт.

Начатая в 1931 году модернизация линкора была завершена 4 августа 1934 года и велась, как и было запланировано, с перерывами для плаваний в летние кампании 1932 и 1933 годов. Такая «прерывистость» работ позволила выявить и устранить еще до окончания ремонта ряд недостатков, таких, например, как появление на больших скоростях значительной вибрации кормовой оконечности, сопровождавшейся образованием трещин в наружной обшивке. После модернизации 1934 года водоизмещение корабля составило: стандартное — 24 235 т (осадка — 8,71м, метацентрическая высота — 1,0 м), полное —- 26 690 т (осадка — 9,47 м, метацентрическая высота — 1,67 м). Стоимость капитального ремонта и модернизации «Октябрьской революции» составила 26,5 млн. руб. по судостроительной части и 13,5 млн. руб. по вооружению (на «Марате» — всего 16,7 млн. руб.).

В предвоенный период линкор ежегодно находился в кампании с начала мая по конец декабря, совершая в среднем по 7—9 выходов в море. С мая 1934 года по июнь 1941 года включительно он прошел 56 605 миль. В июне 1935 года у Демонстейской банки корабль сел на мель, временно потерял ход и повредил днище; доковый ремонт занял 25 сут. Устранение водотечности путем бетонирования привело к снижению запаса топлива на 100 т (полноценный доковый ремонт, восстановивший спецификационную емкость топливных цистерн, был выполнен в 1940 году и занял 55 сут).

Последние (в течении всего срока службы) испытания на мерной миле линкор прошел 10 июня 1938 года, развив скорость 22,48 уз при частоте вращения гребных винтов 320 об/мин. В зимнее время линкор проходил текущие ремонты, сопровождавшиеся частичным обновлением оборудования и вооружения. Так, в зиму 1938/39 года были сменены 12 изношенных стволов у 120-мм казематных орудий, а три дизеля фирмы Фельзера, приводившие 120-кВт электрогенераторы, заменили на два отечественных 38-В-8 мощностью по 500 л.с., при этом лишившийся приводного дизеля генератор был преобразован в унформер для получения переменного тока. На крыши башен были уложены 76-мм броневые листы массой по 7 т.

В феврале 1940 года линкор встал в очередной ремонт. Наряду с проведением других работ было сменено 25% водогрейных трубок в котлах. Прежние шесть открытых 76,2-мм зенитных орудий системы Лендера заменили новыми 76,2-мм артустановками 34-К с 12-мм броневыми башнеподобными щитами. Корабль получил два поста (носовой и кормовой) управления огнем зенитного калибра с импортными приборами ПУАЗО «Вест-5» выпуска 1939 года. Однако зенитные орудия не имели силового дистанционного наведения и наводились прислугой с помощью системы Н.К.Гейслера («совмещения стрелок»). Весной 1941 года к ним, как и на «Марате», добавили две спаренные 76,2-мм артустановки 81-К, расположив их на кормовых срезах и сняв для этого два кормовых 120-мм казематных орудия. Кроме того, вместо малоэффективных 45-мм орудий 21-К (которые были сняты еще в 1937 году) и счетверенных пулеметов установили 12 новейших по тому времени 37-мм автоматов 70-К (по три на 2-й и 3-й башнях и по три на мостиках и крыльях фок- и грот-мачт), а также 12,7-мм пулеметы: 4x1, 2x2 ДШК и 2x412,7-мм Виккерса (последние — на кормовых срезах в корму от артустановок 81-К).

Резко возросший зенитный боезапас размещался в двух погребах снятых 120-мм орудий, а в двух других погребах — совместно со 120-мм боезапасом. К бортовым (на кормовых срезах) 76,2-мм артустановкам патроны от элеваторов подавались, как и на «Марате», по средней палубе вручную (по цепочке). Подача зенитных патронов из погребов на верхнюю палубу осуществлялась в железных ящиках электрическими элеваторами производительностью 10 (при ручном приводе — 4) ящиков в минуту, а с палубы на крыши башен — поштучно вручную (76,2-мм — по желобу с помощью конвейера, а 37-мм со скоростью 30 патронов в минуту — при участии четырех человек). На автоматные мостики патроны подавались в ящиках электрическими элеваторами верхнего уровня. Боезапас 120-мм орудий подавался из погребов парными (для снарядов и зарядов) элеваторами со скоростью 17 выстр./ мин (8 выстр./мин — при подаче вручную при участии двух человек). К началу войны боекомплект включал: 305-мм выстрелов — около 1200 в четырех погребах, 120-мм выстрелов — 2780 снарядов и 3380 зарядов в семи погребах, 76,2-мм патронов — около 2000,37-мм патронов — 33 800 (без кранцев первых выстрелов).

Кроме того, на корабле, как и на «Марате», находилось 12 450-мм торпед образца 1912 года (масса — 936 кг, из них 116 кг — боевое зарядное отделение, дальность хода 6000 м при скорости 28 уз) для четырех пневматических подводных торпедных аппаратов (их крышки располагались на 3,80 м ниже ватерлинии), торпедный погреб находился в районе 115—116 шп. Для управления торпедной стрельбой в носовой и кормовой минных рубках предусматривались четыре визира. Интересно отметить, что тренировки с этим морально устаревшим оружием проводились практически ежегодно с 1927 по 1939 год (всего было произведено 87 выстрелов, при этом потеряно семь торпед).В состав вооружения корабля входили также четыре паравана-охранителя типа Л-1, четыре — типа К-1 (приняты на вооружение в 1940 году) и два катерных контактных трала (полоса захвата у всех по 50—60 м). Отрабатывалась постановка параванов по паре в носу и в корме. Всего в периоды учений «Октябрьская революция» прошла с параванами 4256 миль (при скоростях до 18 уз). С мая 1940 года линкор имел четыре 90-см боевых прожектора системы Сперри (с вольтовой дугой высокой интенсивности, мощность 20,6 кВт), установленных на носовом и кормовом прожекторных мостиках (высота над ватерлинией соответственно 26 и 19 м).

На 22 июня 1941 года экипаж корабля включал 1443 человек (из них 67 — начальствующий состав, 228 — младший начальствующий состав).

Модернизация линейного корабля «Парижская коммуна»

5 ноября 1933 года линкор был передан Севастопольскому морскому заводу для проведения капитального ремонта и модернизации (зав. № 4103).

Оперативно-тактическое задание на модернизацию начальник ВМС РККА В.М.Орлов утвердил 3 марта 1933 года; составленное в его развитие недавно созданным Научным институтом военного кораблестроения (НИВК) тактико-техническое задание было выдано 7 апреля 1933 года. Разработка проекта велась КБ-4 Балтийского завода под руководством Б.Г.Чиликина. 3 марта 1934 года заместитель начальника ВМС И.М.Лудри представил наркому обороны К.Е.Ворошилову доклад, в котором значилось:

«...1. Капремонт ЛК «ПК» считать необходимым выполнить в основном аналогично ЛК «ОР», однако в целях усиления тактических свойств необходимо:

а) усилить горизонтальное бронирование средней палубы до 75 мм....

б)  усилить зенитную оборону ЛК путем установки 6 — 100-мм орудий (видимо, итальянских системы Минизини.—А.В.) вместо существующих 76-мм.

2.  Считаю целесообразным принять вариант непрерывного ремонта. В этом случае он будет закончен к 1.03.36. Шестимесячная готовность ЛК (к выходу в море. — А.В.) будет соблюдаться.

3.  Твердая стоимость еще не определена, но ориентировочно: по судостроительной части — около 32 млн. руб., по вооружению —16 млн. руб...»

28 марта К.Е. Ворошилов утвердил предложения И.М.Лудри.

Работы, выполненные на корабле по механической (замена 25 котлов на 12 с нефтяным отоплением), корпусной и электротехнической частям, соответствовали таковым на линкоре «Октябрьская революция». Наиболее важной дополнительной работой явилась замена 25-мм настила средней палубы (по длине — между 27 и 125 шп, то есть от 1-й до 4-й башни, а по ширине — между 37-мм броневыми продольными переборками) листами 75-мм цементированной брони (изготовленными в 1914—1916 годах для оставшихся недостроенными крейсеров типа «Адмирал Нахимов»). Теперь корабль мог выдерживать попадания 500-кг фугасных авиабомб, сбрасываемых пикирующими бомбардировщиками с высоты до 1000 м. Кроме того, для устранения вибрации подкрепили отдельные корпусные конструкции. Маломощные палубные вентиляторы заменили на шесть электровентиляторов производительностью по 25000 м3/ч, были установлены электрические лифты в теле фок-мачты и для обслуживания командного санитарного пункта, а также новые шлюпочные краны повышенной грузоподъемности.

Все эти работы, как и предусмотренное проектом совершенствование вооружения, должны были завершиться в начале 1936 года, однако весной 1935 года, в связи с наметившейся возможностью модернизации башен в части увеличения угла возвышения орудий главного калибра, срок окончания модернизации линкора решением наркома обороны перенесли на 1937 год.

Проект модернизации башен был разработан КБ Ленинградского металлического завода им. Сталина (главный конструктор Д.Е.Бриль). В результате ее проведения 305-мм трехорудийные башенные артиллерийские установки подверглись обширной модернизации, в результате которой увеличились предельные углы вертикального наведения до +40° и примерно на 25% повысилась скорострельность. Предельная дальность стрельбы штатным снарядом возрастала до 161 кб, специальным дальнобойным — до 241 кб, а отрабатывавшимся для боекомплекта нового 305-мм орудия Б-50 (разрабатывалось для тяжелых крейсеров проекта 69 типа «Кронштадт») — до 195 кб. Толщину брони крыш башен увеличили с 76 до 152 мм.

Прежние ПУС системы Н.К.Гейслера образца 1913 года подверглись существенной доработке: вместо одного центрального автомата стрельбы типа «Поллэн» (английской фирмы «Арго») в схему ввели два новых типа «АКУР» (английской фирмы «Виккерс»), а также приборы синхронной передачи данных центральной наводки ЦН-29 (это оборудование размещалось в носовом и кормовом центральных артиллерийских постах). На носовой и кормовой надстройках установили два КДП2-6 (Б-22 с 6-м дальномером ДМ-6 и стереотрубой СТ-5).

Такими же дальномерами были оснащены и башни главного калибра.

Схемы ПУС артиллерии противоминного калибра правого и левого бортов (тоже системы Н.К.Гейслера) также получили приборы ЦН-29 и по два КДП2-4 (Б-12 с дальномером ДМ-4, стереотрубой СТ-3). Вместо прежних 76,2-мм зенитных орудий Лендера над носовой и кормовой боевыми рубками установили по три новых 76,2-мм 34-К (намечавшееся ранее использование 100-мм орудий оказалось невозможным из-за их высоких массогабаритных характеристик), на носовой и кормовой башнях — по три 45-мм полуавтомата 21-К, а на площадках обеих мачт — по шесть 12,7-мм пулеметов ДШК. Для управления зенитным огнем установили два 3-м дальномера. Торпедное вооружение демонтировали. Были обновлены средства радиосвязи и кораблевождения, прожекторное устройство, установлены средства звукоподводной связи и дымовая аппаратура № 2. Катапульту сняли с корабля еще до начала модернизации и передали на достраивавшийся крейсер «Красный Кавказ»; другие элементы авиационного вооружения сохранялись до 1940 года. Приемный акт был подписан 9 января 1938 года, и 18 февраля на линкоре вновь подняли Военно-морской флаг.

В результате этого этапа модернизации нормальное водоизмещение «Парижской коммуны» составило 26 130 т, при этом метацентрическая высота равнялась 1,1 м, а при стандартном — едва достигала 0,8 м, что было явно недостаточно. Для повышения остойчивости и усиления подводной конструктивной защиты (ПКЗ) линкора еще 28 августа 1936 года В.М.Орлов получил у К.Е.Ворошилова санкцию на оснащение «Парижской коммуны» булями (блистерами). Однако из-за технической неготовности к реализации этого мероприятия и недопустимости длительного нахождения корабля вне строя установка блистеров была отложена.

В летние кампании 1938 и 1939 годов линкор проводил активную боевую подготовку. При этом в 1939 году за 396 ходовых часов он прошел 4203 мили, а в мае— августе участвовал в съемках кинофильма «Моряки».

3 ноября 1939 года «Парижскую коммуну» поставили в сухой док, а в феврале 1940 года на него навесили первую секцию блистеров. Их конструкция разрабатывалась КБ-4 Балтийского завода с учетом результатов проведенных осенью 1937 года на Черном море испытаний трех масштабных (1:5) отсеков ПКЗ и следующих основных требований заказчика:

центр торпедного взрыва на глубине 3,5 м должен быть отнесен не менее чем на 5,3 м от крайней продольной переборки погребов башен главного калибра;

остойчивость корабля с блистерами должна быть достаточной для предотвращения его гибели в результате подводного взрыва у поперечной переборки на 107 шп., при этом должна обеспечиваться возможность спрямления корабля; а при втором подводном взрыве в районе 75 шп. должна оставаться возможность борьбы за сохранение корабля на плаву;

устройство блистеров не должно увеличивать осадку корабля, по возможности она должна быть уменьшена примерно на 0,5 м, поскольку главный броневой пояс корабля вследствие его перегрузки слишком ушел в воду;

в конструкцию блистера должна быть введена броня, необходимая для локализации воздействия фугасных снарядов, способных нарушить положительное влияние блистеров на остойчивость.

Блистер принятой конструкции представлял собой наделку длиной 144 м, простирающуюся от 12,5 до 132 шп., нижняя его часть состояла из камеры расширения и пространства между внутренней переборкой и бортом корабля, заполняемого топливом или водой.

Образованная устройством блистеров ПКЗ по расчету защищала от взрыва заряда с тротиловым эквивалентом 150—170 кг (что соответствовало заряду типовой 450-мм авиаторпеды тех лет), кроме того, такая защита локализовала воздействие подводных взрывов авиабомб вблизи корабля. К концу июня 1940 года установка заранее изготовленных Севморзаводом секций блистеров была закончена, и 9 июля линкор «Парижская коммуна» вывели из сухого дока.

Заключительный протокол по его приемке, подписанный 3 февраля 1941 года, заместитель наркома ВМФ Л.М.Галлер утвердил 5 февраля. В нем значилось: «В результате проведенных работ основные ТТЭ корабля изменились следующим образом: ...а) стандартное водоизмещение увеличилось с 25 070 до 27 060 т; б) полное... с 27190 до 30395т; в) метацентрическая высота увеличилась для стандартного водоизмещения на 0,79 м, а для полного на 0,6 м (более поздние подсчеты показали, что она возросла с 1,32 м до 2,03 м.—А.В.); г) средние осадки уменьшились при стандартном водоизмещении на 0,63 м, при полном ... на 0,34 м; д) скорость полного хода от установки блистеров уменьшилась незначительно — во всех режимах не более, чем на 0,48 уз (рост призматического коэффициента с 0,60 до 0,63 был благоприятным с точки зрения ходкости. —А.В.); е) дальность плавания изменилась незначительно...»

Общая стоимость модернизации линкора «Парижская коммуна» составила более 43,5 млн. руб. (по другим данным превысила 50 млн. руб.).

При модернизации не были удовлетворительно решены вопросы усиления средств ПВО линкора. Только в 1940 году удалось установить два комплекта МПУАЗО «СОМ» английской фирмы «Виккерс» и стабилизированные визирные посты СВП-1 (на площадках КДП главного калибра), но они плохо соответствовали своему назначению и, по имеющимся сведениям, были демонтированы еще до окончания войны.

Проект «зенитного перевооружения» корабля был завершен ЦКБ-4 в феврале 1941 года; в нем предусматривалось использование разрабатываемых (для крейсеров проекта 68 типа «Чапаев») четырех спаренных 100-мм артустановок Б-54 (по одному из вариантов их намечалось расположить в диаметральной плоскости на баке и юте). Реализован этот проект не был. В апреле 1941 года 45-мм полуавтоматы 21-К заменили на 12 одноствольных 37-мм автоматов 70-К (по три на крыше каждой из 305-мм башен).

Как и все другие наши линкоры, «Парижская коммуна» был оснащен четырьмя боевыми прожекторами с диаметром рефлектора 90 см, восемью параванами (типа К-1), а также паронефтяной аппаратурой (типа ДА-2Б) для постановки дымовых завес и морскими дымовыми шашками.

Совершенствование боевых и технических средств линкора сопровождалось ростом его экипажа, штатная численность которого в 1941 году достигла 1730 человек (вместо 1430 человек по первоначальному проекту модернизации). В сочетании с увеличением количества боевых постов это привело к ухудшению условий обитаемости (в некоторых кубриках на человека приходилось по 0,87 м2 площади, причем при наличии 3- и даже 4-ярусных коек).

Линейный корабль «Фрунзе»

Несмотря на включение работ по восстановлению и модернизации этого линкора в принятую в 1926 году шестилетнюю «Программу строительства Морских сил РККА» и наличие постановления РВСС от 5 августа 1927 года, согласно которому ремонт и модернизацию линкоров следовало начать именно с поврежденного пожаром «Фрунзе», эти работы из-за нехватки средств развертывались крайне медленно. Линкор предполагалось восстановить с модернизацией по типу планировавшейся для «Октябрьской революции». На это по смете 1928 года требовалось 25 млн. руб., но на 1928/29 операционный год был выделен всего 1 млн. руб., а 17 декабря 1928 г. при очередной корректировке шестилетней программы СТО исключил из нее работы по «Фрунзе», перенацелив высвободившиеся средства на новое кораблестроение.

Между тем после перевода «Парижской коммуны» на Черное море и постановки «Марата» на модернизацию руководство ВМС РККА снова подняло вопрос о «Фрунзе». В октябре 1930 года по указанию начальника ВМС Р.А.Муклевича НТКМ проработал три варианта восстановления этого корабля:

в виде плавучей батареи с 16 старыми котлами, обеспечивающими скорость 14 уз (стоимость — 14 млн. руб.);

восстановление в два этапа — сначала только с двумя башнями главного калибра и с половиной машинно-котельной установки (стоимость 11,7 млн. руб.) к маю 1932 года, а затем — полное по типу «Марата» (стоимость 7,4 млн. руб.);

превращение в линейный крейсер, имеющий скорость 27 уз, за счет установки котлов с недостроенного «Измаила» и новых импортных турбин (стоимость 24 млн. руб.).

Для реализации по предложению командования МСБМ рекомендовался второй вариант, однако в декабре 1930 года стало известно, что вследствие сокращения ассигнований на флот работы по «Фрунзе» в 1931 году не смогут быть даже начаты, в связи с чем начальник ВМС Р.А.Муклевич в январе 1931 года обратился к наркомвоенмору К.Е.Ворошилову с просьбой разрешить использование оборудования этого линкора для других кораблей (что фактически уже делалось), а корпус сдать на слом, но получил отказ. На вторичный запрос о судьбе «Фрунзе» в марте нарком снова ответил: «...пусть пока постоит». Между тем на корабле уже шел демонтаж двух средних башен для нужд береговой обороны на Дальнем Востоке.

В апреле 1931 года появилось предложение Ленинградской комиссии по наблюдению за постройкой кораблей о перестройке «Фрунзе» в трехбашенный линейный крейсер водоизмещением 26 000 т с четырехвальной главной энергетической установкой суммарной мощностью 88 000 л.с., состоявшей из агрегатов, разработанных для лидеров проекта 1 (типа «Ленинград»).

Об этом предложении Р.А.Муклевич в июне доложил К.Е.Ворошилову, следствием чего стало включение работ по восстановлению и модернизации «Фрунзе» в «Программу строительства Морских сил РККА на 1932—1935 гг.». Совнарком СССР, утверждая 11 ноября 1931 года эту программу, постановил «...достройку линкора "Фрунзе" ... отложить до 1933—1934гг.»

Между тем НТКМ разработал четыре варианта превращения линкора в линейный крейсер, различающихся в основном типом и мощностью главной энергетической установки. На этой основе в начале августа 1932 года заместитель начальника ВМС И.М.Лудри представил эскизный проект переоборудования «Фрунзе» в линейный крейсер водоизмещением 26 400 т со скоростью 30 уз на рассмотрение РВСС, принявшему по нему положительное решение. 29 сентября комиссия осмотрела линкор у стенки Балтийского завода и нашла его состояние вполне удовлетворительным.

В октябре 1932 года Управление кораблестроения выдало КБ Балтийского завода заказ на разработку «детального эскизного проекта» перестройки «Фрунзе» в линейный крейсер, но уже по проработанному НИВК варианту со скоростью 27 уз (достижение скорости 30 уз НИВК считал нереальным). После рассмотрения вместе с НИВК нескольких экзотических вариантов корабля (с удлинением корпуса за счет вставки; с котлотурбинной механической установкой, дополненной дизель-электрической; а также с многоагрегатной дизельной) сочли, что наиболее предпочтительным явилось бы использование импортных турбин большой мощности.

К марту 1933 года КБ Балтийского завода разработало эскизный проект линейного крейсера водоизмещением 27 000 т с тремя башнями главного калибра (третья — с погибшей в Севастополе «Императрицы Марии»), 16 130-мм орудиями в среднем двухъярусном каземате под 37,5-мм броней в двух вариантах (А и Б), различающихся составом зенитного вооружения и механическими установками.

После рассмотрения проекта рядом комиссий В.М.Орлов подписал решение о разработке нового варианта корабля, отличающегося от предыдущих наличием двух двухорудийных 100-мм зенитных установок (видимо, итальянских), трех двухорудийных 45-мм автоматов, усиленным горизонтальным бронированием (крыши башен —152 мм, средняя палуба — 75 мм), с двухвальной энергетической установкой суммарной мощностью 120 000 л.с. (по типу итальянского крейсера «Raimondo Montecuccoli»). Стоимость корабля оценивалась в 55 млн. руб.

В июне проект был рассмотрен и одобрен В.М.Орловым с некоторыми замечаниями, а Управление кораблестроения выдало Балтийскому заводу задание на разработку общего проекта, которым предусматривалось: доведение угла возвышения орудий главного калибра до 40°, размещение только 12 130-мм, но зато не в казематах, а в двухорудийных башнях, перераспределение толщин брони, установка 533-мм траверзных неповоротных торпедных аппаратов, использование главных механизмов суммарной мощностью 110 000 л.с. от итальянского крейсера «Eugenic di Savoia» (то есть аналогичных закупленным для крейсера проекта 26 «Киров»).

11 июля 1933 года вышло постановление СТО «О программе военно-морского строительства на 1933—1938 гг.», которым, в частности, предусматривалась модернизация линкоров «Фрунзе» и «Парижская коммуна». Казалось, дело встало на реальную почву. Но время было уже упущено. В соответствии с новой программой на Балтийском заводе намечалось строительство легких крейсеров, эсминцев, подводных лодок, поэтому возникли опасения, что работы по «Фрунзе» могут им помешать. В начале августа 1934 года В.М.Орлов представил наркому обороны доклад, в котором испрашивал согласия на «исключение из программы судостроения... линейного корабля-крейсера "Фрунзе"», однако К.Е.Ворошилов наложил на документ резолюцию: «Пока оставить и еще раз обсудить со специалистами». В конце 1934 года участь «Фрунзе» как линейного крейсера была решена, и в январе следующего года все работы по нему прекратились. 30 сентября 1935 года В.М.Орлов препровождает наркому докладную, в которой предлагает поставить корпус «Фрунзе» в Кронштадте для использования в качестве мобилизационного запаса механизмов и брони (чем он и был фактически уже 17 лет), но К.Е.Ворошилов был осторожен и неожиданно для В.М.Орлова приказал восстановить «Фрунзе» в качестве плавбатареи. В соответствии с тотчас разработанным и утвержденным В.М.Орловым заданием на восстановление линкор опять предполагалось ввести в строй со всеми четырьмя башнями главного калибра, модернизировав по типу «Парижской коммуны», но лишь с шестью переведенными на нефтяное отопление котлами, что обеспечивало скорость 12—15 уз, и одной дымовой трубой.

Далее все пошло снова по уже пройденному кругу. 29 декабря 1935 года В.М.Орлов доложил наркому: реализация задания возможна с окончанием работ на корабле осенью 1938 года при затратах около 60 млн. руб. КБ Балтийского завода проработало улучшенные по сравнению с заданием варианты со 100-мм средней палубой, 100-мм зенитной артиллерией и с булями для обеспечения остойчивости, причем во втором варианте—со скоростью 22— 23 уз за счет использования 10 котлов с недостроенных крейсеров типа «Светлана». Стоимость работ в обоих вариантах составляла 72 млн. руб.

Последовало решение К.Е.Ворошилова: «Представить в правительство доклад по последнему варианту, работу начать в 1936 г. 2.02.36.». Но уже началась гонка с проектированием новых линкоров, в которой ведущую роль играло КБ Балтийского завода, и вскоре промышленности и флоту стало не до «Фрунзе». Проектные работы по нему прекратились, а восстановительные даже не начинались.

Формально от восстановления линейного корабля «Фрунзе» окончательно отказались лишь 9 июля 1939 года, когда Главный военный совет ВМФ признал его нецелесообразным.

К сентябрю 1939 года на «Фрунзе» демонтировали боевую рубку, сняли башенные механизмы и приступили к разборке самих башен. Впоследствии их орудийные станки использовались при монтаже береговой батареи. В1941 году корпус корабля был сдан в Отдел фондового имущества для разделки на металл, и к началу войны его носовая оконечность была разобрана примерно до 15 шп. При буксировке Морским каналом осенью 1941 года корпус, подвергнувшись артобстрелу, получил несколько пробоин и затонул вблизи бровки канала. Оставшаяся над водой носовая часть верхней палубы использовалась в годы блокады для прикрытия дозорных катеров. Затонувший корпус «Фрунзе» подняли к концу мая 1944 года и в 1946 году разобрали.

Основные тактико-технические элементы линейных кораблей типа «Марат»

Наименование тактико-технических элементов «Марат», 1941 год «Октябрьская революция», 1944 год «Парижская коммуна» — «Севастополь», 1944 год
ВООРУЖЕНИЕ      
Артиллерийское: количество установок х количество стволов — калибр, мм, тип установки (боекомплект, выстрелов) 4x3 — 305, МК-3-12 (1200), 14x1 — 120(4200), 6 х 1 — 76,2, 34-К, 2x2 — 76,2, 81 -К (3480), 6x1— 37, 70-К (6000), 13x1— 12,7, ДШК(.) 4x3 — 305, МК-3-12 (1200), 10x1 — 120(2480), 6x1— 76,2, 34-К, 3x2 — 76,2, 81-К (3674), 16x1— 37, 70-К, 1x4 — 37, 46-К (34 800), 4x1 — 12,7, ДШК(-), 2x2 — 12,7, ДШКМ(.), 2x4 — 12,7, Виккерс(.) 4x3 — 305, МК-3-12М (1200), 16x1 — 120(3200), 6 х 1 — 76,2, 34-К (3000), 16x1— 37, 70-К, 112x1— 12,7, ДШК( 60 000)
Торпедное: количество подводных аппаратов х количество труб — калибр, мм (боекомплект, торпед) 4x1—450(12) Сняты в сентябре 1944 года  
Параванное: количество, тип охранителей 4.К-1 4, К-1.4Л-1 8.К-1
Радиотехническое: количество РЛС, тип 1, тип 281
БРОНИРОВАНИЕ, мм:      
верхний пояс 125 125 125
главный пояс 225 225 50 (экран) + 225
палубы 37,5 + 25 37,5 + 25 75
башни главного калибра, стенки / крыши 203 (задняя — 305)/152 203 (задняя — 305)/152 203 (задняя — 305)/152
боевые рубки, стенки / крыши 245/100 250/120 250/120
КОРАБЛЕСТРОИТЕЛЬНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ      
Водоизмещение, т:      
стандартное 23940 24320 27060
полное 26186 26770 30395
Главные размерения, м:      
длина наибольшая / по КВЛ 184,0/181,0 184,85/181,0 184,85/181,0
ширина наибольшая / по КВЛ 26,89/26,55 26,89/26,55 32,50/29,20
высота борта в носу / на миделе 15,76/14,26 15,76/14,26 16,00/14,28
осадка при водоизмещении: стандартном / полном 8,62/9,29 8,73/9,50 8,18/9,15
Коэффициенты формы корпуса:      
общей полноты 0,576 0,576 0,630
полноты площади мидель-шпангоута 0,960 0,960 Около 1,0
полноты площади ватерлинии 0,700 0,700
Метацентрическая высота, м:      
при стандартном водоизмещении 1,19 (в 1940 году) 1,10 (в 1934 году) 1,74 (в 1940 году)
при полном водоизмещении 1,70 (в 1940 году) 1,67 (в 1934 году) 2,03 (в 1940 году)
Главная энергетическая установка:      
суммарная мощность, л.с. на полном ходу / при форсировке 56800/61 110 57 500/60 600 49 500/62 300
котлы, количество х паропроизводительность, т/ч 22x22 12x41,4 12x42
Электроэнергетическая установка, количество 4 х 320 ТГ, 4х320ТГ, 4 х 320 ТГ,
электрогенераторов х мощность, кВт, тип 2х320,2х120ДГ 2х320,2х120ДГ 2х320,Зх120ДГ
Скорость хода полная / максимальная, уз 22,9/23,8 (в 1931 году) 22,48/22,87 (в 1938 году) 22,1 2/23,1 2 (в 1940 году)
Дальность плавания, миль / при скорости, уз 2310/14 2500/14,2 1225 / 22,87 (при запасе топлива 2115т) 2700/14,2, 1200/23,12, (при полном запасе топлива 21 31 т), 3680 / 14,2 (при расходовании топлива из булей)
Автономность по запасам провизии, сут.   10 10
Экипаж, чел. 1286 1443 1546