Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

А.Ю.Емелин. Крейсер II ранга «Новик»

Предвоенные годы

Пришедший 18 мая 1902 года в Кронштадт крейсер сразу зачислили в Отдельный отряд судов Балтийского моря, назначенных для испытаний. В это соединение, возглавлявшееся контр-адмиралом К.П.Никоновым, в течение кампании того года в разное время входили также эскадренные броненосцы «Ретвизан», -Победа-, «Ослябя», крейсеры «Аскольд", «Паллада», "Аврора», «Диана», «Богатырь», "Боярин», многие миноносцы. В рамках программы испытаний «Новик» 30—31 мая совершил поход в Биоркезунд, где провел минные стрельбы. Прогрессивные испытания машин 2 и 9 августа сорвались из-за сильного ветра, и успешно прошли лишь 12 августа.

Крейсер, приписанный к 19-му флотскому экипажу, в этот период был укомплектован тремя штабс- и восьмью обер-офицерами, двумя инженерами-механиками, 42 унтер-офицерами и 268 рядовыми (всего 323 человека).

За недолгий период нахождения на Балтике крейсер дважды участвовал в торжествах на Неве.

8 первый раз он 5—6 июля 1902 г. стоял у "Галерного островка», участвуя в параде по случаю спуска эскадренного броненосца "Орел», а во второй с 9 по 13 сентября находился против устья Мойки; в день спуска «Князя Суворова» (12 сентября) «Новик» осмотрели император Николай И, греческая королева Ольга Константиновна, ее сын королевич Христофор и ее брат великий князь Константин Константинович.

На следующее утро крейсер вернулся в Кронштадт. Утром 14 сентября, после прощального посещения главного командира Кронштадтского порта вице-адмирала С.О.Макарова, "Новик» снялся с якоря и начал переход на Дальний Восток, 17 числа он был уже в Киле, 21 сентября прошел Кильским каналом и через день бросил якорь в Бресте. С 8 по

10 октября «Новик» совершил плавание в Кадис, с 15 по 16 — в Алжир, с 26 по 28 — в Неаполь. После продолжительной стоянки и пятидневного перехода крейсер достиг греческого Пирея (аванпорта Афин), где русских моряков всегда радушно принимала королева Ольга — дочь покойного генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича. На рейде находились эскадренный броненосец «Император Николай I», канонерская лодка «Храбрый», миноносцы «Грозовой», «Внимательный», «Внушительный», № 119 и № 120.

19 ноября «Новик» перешел в находящуюся в 30 милях от города бухту Порос, где до 5 декабря его экипаж занимался боевой подготовкой. Так, например, 2 декабря для пристрелки мин Уайтхеда было сделано пять выстрелов на скорости 8—10 уз с дистанции около 550 м. Впрочем, основная причина столь долгой задержки была в другом — ждали прибытия нового командира, капитана 2 ранга Н.О.фон Эссена. 1 декабря 1902 года в Поросе он поднялся на борт крейсера. Спустя пять дней, когда император подписал приказ, будущий адмирал официально принял корабль, находившийся уже в Пирее.

Последние дни перед продолжением плавания прошли в приемке угля и провизии и наведении порядка к прощальному посещению королевой Ольгой. Вахтенный журнал зафиксировал и новшество: ежедневные, не менее чем получасовые, занятия гимнастикой под судовой оркестр.

11 декабря корабль покинул гостеприимную Грецию, взяв курс на Порт-Саид. Зимнее Средиземное море устроило крейсеру, его команде и новому командиру настоящее испытание штормом и снежной пургой. В пик шторма, около 19 ч, -Новик» кренился до 25", частота размахов достигала 13—14 в минуту. Н.О.фон Эссен в рапорте отметил, что корабль показал себя «при попутной волне крайне чувствительным к бортовой качке», и пожалел об отсутствии боковых килей. В то же время при ходе против волнения крейсер «держался прекрасно, не принимая совсем воды носом и испытывая сравнительно незначительную качку».

Шторм вынудил ночью 12 декабря вернуться в Саламинскую бухту, продолжить путь удалось лишь через сутки. Утром 15 декабря короткий, но тяжелый переход был завершен.

Миновав 20—21 декабря Суэцкий пролив, крейсер через три дня достиг Джидды, а в последний день года — Камранга. Далее последовали переходы в Джибути, Аден, Коломбо, Сабанг. 28 февраля 1903 года «Новик» прибыл 8 Сингапур. 9марта— на Филиппины. 17 марта «Новик», находившийся в тот момент на пути из Манилы в Шанхай, приказом вице-адмирала Е.И.Алексеева был зачислен в состав эскадры Тихого океана. 2 апреля, завершив полукругосветный переход длиной в 13 279 миль, он достиг, наконец, Порт-Артура.

В продолжение всего плавания экипаж постоянно занимался боевой подготовкой, было проведено несколько стрельб, в том числе минами в бухтах Пороса и Манилы. При этом не обошлось без неприятных сюрпризов: во время стрельбы из носового 120-мм орудия в направлении 35° позади траверза, пороховые газы не только погнули медные поручни мостика, но и порвали проходившие в особой трубе провода электрического привода руля. Временно пришлось перейти на управление кораблем с помощью механического привода.

В посещавшихся портах корабль неизменно привлекал к себе внимание, в том числе специалистов. Так, в Киле 20 сентября 1902 года его посетил принц Адальберт Прусский, а в Бресте — несколько адмиралов французского флота.

После краткого отдыха и приведения крейсера в порядок. 13 апреля были проведены испытания на мерной миле, совмещенные с уничтожением девиации. 22 апреля «Новик» с эскадрой перешел в Дальний, где на следующий день «сдал экзамен» на наибольшую скорость хода—во время прогрессивных испытаний она была доведена до 23,6 уз. Вживание новичка в эскадру было прервано совместным с крейсером «Аскольд» переходом во Владивосток, с демонстрацией по пути русского флага в корейской бухте Мазанпо. 16—17 мая "Новик» доставлял в залив Посьета военного министра генерал-адъютанта А.Н.Куропаткина. С 26 по 29 мая он конвоировал "Аскольд», шедший под брейд-вымпелом военного министра в Кобе, затем 12—13 июня— в Нагасаки, 15—17 июня — в Порт-Артур.

Конец июня—первую половину июля 1903 года -Новик» провел вместе с эскадрой, участвуя в учениях и небольших плаваниях. Однако близилось время пребывания в «вооруженном резерве", когда для экономии средств все корабли эскадры как бы «засыпали» в порту. В этот раз спячка во Владивостоке оказалась недолгой (с 23 июля по 31 августа). Этой вынужденной передышкой воспользовались для осмотра и окраски подводной части в сухом доке (с 20 по 27 августа).

Кампания для крейсера началась трехдневным походом в бухту Славянка, во время которого провели очередную учебную стрельбу минами и уничтожили девиацию. Перекрашенный, как и другие корабли, в боевой темно-оливковый цвет, «'Новик» в составе эскадры 18 сентября прибыл в Порт-Артур, Здесь утром 24 сентября произошло чуть ли не единственное за недолгую службу корабля чрезвычайное происшествие: при стоянке на внешнем рей-де во время шторма на него навалило минный транспорт «Енисей», пришлось отклепать якорный канат. Начался новый этап боевой подготовки, вызванный очередным обострением дипломатических отношений с Японией. Эскадра, базируясь на Дальний, занималась разнообразными учениями. По ночам принимались все возможные меры для недопущения внезапной атаки миноносцев. Хуже было с отработкой совместных артиллерийских стрельб. Единственное такое учение прошло 16 октября в присутствии наместника императора на Дальнем Востоке адмирала Е.И.Алексеева, но его ценность была невелика, так как в целях экономии огонь велся с использованием 37-мм стволов.

После «отбоя дипломатической тревоги» эскадра 19 октября вернулась в Порт-Артур, где 1 ноября вновь встала в вооруженный резерв. Для "Новика» он окончился раньше, чем для других кораблей, уже 25 декабря, а 28 числа того же месяца состоялся выход для уничтожения девиации. Во время первого в новом, 1904 году выхода эскадры в море, состоявшегося 21—22 января, "Новик» и «Боярин» следовали в непосредственной близости от броненосцев, в отличие от других крейсеров, образовывавших цепь перед эскадрой. Ночью корабль водил 2-й отряд миноносцев в Дальний.

После выхода в море русская эскадра заняла положение на внешнем рейде Порт-Артура. Экипажи кораблей знали о разрыве дипломатических отношений только из слухов — наместник, желая сохранить спокойствие, не стал объявлять о столь важном событии. Все попытки командиров принять хоть какие-то меры по обеспечению безопасности на случай атак японских миноносцев пресекались наместником. Лишь на ночь корабли готовились к отражению атак, но без создания действенной завесы, способной обнаружить противника до входа на рейд, это не имело решающего значения.

В штабе эскадры, между тем, обсуждались проекты превентивных действий против японского флота или, хотя бы, организации постоянной крейсерско-разведочной службы на путях возможного подхода противника.

В 16 ч 45 мин 26 января 1904 года сигналом с флагманского броненосца «Петропавловск» все корабли были поставлены в известность о необходимости приготовиться к выходу в море к 8 ч утра следующего дня: предписывалось взять продуктов на три дня. В17 ч 40 мин последовало очередное приказание: "Суда, стоящие на внешнем рейде. Приготовиться отразить минную атаку, шестидюймовых и башенных орудий не заряжать. "Севастополю" вступить в дежурство».