Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

В.Ю.Усов. Эскадренный миноносец «Новик»

Возрождение и финал

29 октября 1924 года Совет Труда и Обороны СССР постановил выделить ассигнования на достройку и «капитально-восстановительный ремонт с модернизацией» ряда кораблей, в том числе и «Новика». Состояние корабля перед восстановлением зафиксировано в «Акте передачи ЭМ "Новик" от Главвоенпорта Северной судостроительной верфи», датированном 2 октября 1924 года: по корпусу — оборжавление, вмятины обшивки, течь палуб, отсутствие части крышек люков, иллюминаторов, леерных стоек, сильное оборжавление переборок и фундаментов; по механизмам — турбины и холодильники без арматуры, все котлы без измерительных приборов, отсутствие одного турбодинамо и всех вентиляторных машинок, трубопроводы частично разобраны, электропроводка оборвана; артиллерии нет.

13 июля 1926 года корабль получил имя «Яков Свердлов», 1 декабря начались подготовительные работы к его восстановлению, а 21 февраля 1927 года ВСНХ выдал Северной судостроительной (бывшей Путиловской) верфи (ССВ) наряд на капитально-восстановительный ремонт корабля, получившего заводской номер заказа С-329. В утвержденной 2 октября 1928 года спецификации уточнялась нагрузка корабля, соответствующие ей осадки (в частности, в нормальном грузу — 3,15 м), к концу ремонта существенно возросшие. Указывались также гарантированные скорости на 6-часовом испытании: при водоизмещении 1460 т — 35, при 1597 т (полном) — 33,8 уз. Наиболее существенные коррективы вносились в состав вооружения: угол возвышения 102-мм орудий увеличивался до 30°, появилась зенитная артиллерия — одна 76-мм пушка системы Лендера и 37-мм автомат, позднее замененный вследствие ненадежности 45-мм полуавтоматической пушкой 21-К.

Результаты государственных испытаний эскадренного миноносца «Яков Свердлов»
  Ходовой режим Водоизмещение, т Средняя частота вращения гребных винтов, об/мин Средняя мощность

главных турбин л.с.

Средний вакуум в главном конденсаторе, % Средняя скорость, уз Расход топлива, т/ч Дальность плавания, миль
 
04.09.1940 Крейсерский ход 1821 411 15000 95,6 24,56 13.2 775
 
05.09.1940 Экономический ход 1750 321 6030 95,0 20,17 6,5 1290
 
12.09.1940 Полный ход 1637 562 31 500 92,4 30,48 23,0 527

Вместо четырех двухтрубных на эсминце установили три трехтрубных 450-мм торпедных аппарата (как и на серийных «балтийских новиках»), что позволило в новой просторной кормовой надстройке оборудовать помещения для штаба дивизиона, камбуз, пост энергетики и живучести (ПЭЖ). Котлотурбинная установка изменений практически не претерпела.

Весной 1929 года приступили к швартовным испытаниям, но первый же выход на заводские принес разочарование: 20 июня на четырехчасовом пробеге при полном штиле (водоизмещение 1724 т, 37 000 л.с.) удалось достигнуть лишь 31,2 уз вследствие низкого вакуума (86—87% вместо 90) в главных конденсаторах. Причину усмотрели в неудовлетворительной работе воздушных насосов. Через неделю, получив на двухчасовом контрольном испытании 32,4 уз (37 300 л.с.), решили продолжить работу по доведению воздушных насосов до полной исправности.

2 июля начальник Технического управления ВМС РККА Н.И.Власьев, констатировав, что «работа по восстановлению "Якова Свердлова" идет неудовлетворительно», приказал председателю постоянной приемной комиссии (ППК) А.К.Векману приемный акт не подписывать, образовать комиссию с участием ППК, НТК и Ленсудотреста, к работе которой «привлечь тов. Винтера» (до 1917 года — флагманского механика Балтфлота, автора монографии «Описание механизмов эскадренного миноносца "Новик"»). Он распорядился также «допустить "Яков Свердлов" к вступлению в строй по условному акту», оговорив, что в начале ноября корабль следует вернуть на 2 месяца на ССВ с целью изменения конструкции трубопровода, после чего провести повторное испытание на полный ход. Руководство верфи протестовало, обещая устранить дефекты за 20 дней, однако и новая попытка достигнуть гарантированной скорости 20 июня не удалась — эсминец развил лишь 31,7 уз при мощности машин 34 435 л.с. ППК пришла к выводу, что конструкция насосов удовлетворительна, а причины «надо искать. в тщательности работы». 30 августа 1929 года был подписан акт об условной передаче корабля в ведение личного состава.

26 апреля 1930 года, едва сошел лед, «Яков Свердлов» выходил в Финский залив на заводское опробование механизмов, прошедшее удовлетворительно, однако 2 июня представители ППК и ССВ в «Общем протоколе № 16» зафиксировали следующие результаты «поверочного выхода»: при водоизмещении 1865 т (410 т нефти), работе всех 93 форсунок, 540 об/мин гребных валов и мощности 37 060 л.с. средняя скорость составила лишь 28,9 уз. Отметив наличие дифферента на нос, погружение привального бруса на полном ходу, комиссия рекомендовала исследовать причины столь значительного снижения скорости когда-то лучшего ходока Балтийского флота, но этим, по-видимому, уже не занимались.

24 мая 1934 года «Яков Свердлов» в качестве флагманского корабля дивизиона встречал у входных буев Морского канала прибывшие с визитом вежливости польские эсминцы «Burza» и «Wicher» и провожал их на Неву. А вот сходить с линкором «Марат» в сентябре с ответным визитом в Гдыню кораблю не довелось — возникло сомнение в надежности механизмов.

28 ноября 1937 года ветеран вновь возвратился для очередного ремонта (под заводским номером С-529) на место своего «рождения», в очередной раз переименованное: теперь бывшая Путиловская верфь, вошедшая в состав Наркомата оборонной промышленности, именовалась «Завод № 190 имени А.А.Жданова».

Судя по результатам ходовых испытаний после ремонта, работу воздушных насосов удалось наладить и вакуум в конденсаторах держался хорошо.

Результаты государственных испытаний, начатых 2 сентября 1940 года, удовлетворяли требованиям договорной спецификации.

20 сентября государственные испытания были закончены, началась ревизия механизмов; в ноябре во время докования устранили деформации гребных винтов и валов, после чего 20 ноября состоялся контрольный выход в море и корабль вошел в состав 3-го дивизиона эсминцев Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). Из предусмотренного договорной спецификацией вооружения отсутствовали два 37-мм зенитных автомата 70-К, на месте которых, на кормовой надстройке, установили два 12,7-мм пулемета ДК («Дегтярев корабельный») в дополнение к таким же пулеметам, ранее установленным на крыльях носового мостика. На бортах полубака красовались крупные белые опознавательные литеры «ЯС».

Перезимовав в Лиепае, «Яков Свердлов» 5 марта 1941 года открыл огонь по германскому самолету-разведчику, пролетавшему над советской военно-морской базой, и, возможно, достиг попадания. Возвратившись в конце апреля в Кронштадт, корабль вместе с другими эсминцами своего дивизиона 29 июня прибывает в Таллин, чтобы на следующий день, как и четверть века назад, принять участие совместно с «Володарским» (бывшим «Забиякой») и минным заградителем «Марти» (бывшей императорской яхтой «Штандарт») в постановке мин. 1 июля «Яков Свердлов» с эсминцами 1-го и 3-го дивизионов, тральщиками и малыми охотниками сопровождал линейный корабль «Октябрьская революция» (бывший «Гангут») на переходе из Таллина в Кронштадт.

В ночь на 9 июля на корабль прибыли Военный совет КБФ и походный штаб вице-адмирала В.Ф.Трибуца. Почти на две недели «Яков Свердлов» стал флагманским командным пунктом флота, а 21 июля совместно с лидерами «Ленинград» и «Минск», другими эсминцами, тральщиками и катерами участвовал в поиске кораблей противника в районе мыса Юминда, 25 августа поддерживал артиллерийским огнем армейские подразделения, оборонявшие ближние подступы к Таллину, а через три дня в составе главных сил покинул главную базу Балтийского флота.

Существует легенда, согласно которой эскадренный миноносец «Яков Свердлов» во время «Таллинского перехода» спас ценой своей гибели флагманский корабль флота крейсер «Киров», приняв на себя торпеду вражеской подводной лодки. Вот как этот эпизод трактуется в рапорте командира эсминца капитана 2 ранга А.М.Спиридонова: «При переходе из Таллина в Кронштадт 28 августа 1941 г. ЭМ "Яков Свердлов" был поставлен в голове КР "Киров", имея исправной лишь правую машину, не мог, особенно при поворотах, удерживаться в строю, поэтому командир соответствующим семафором просил перевести эсминец в хвост колонны. В результате кораблю было задано новое место в ордере: на КУ 60 л/борта (курсовой угол 60° с левого борта. — В.У.) и в расстоянии от крейсера 5 кб для его охранения. Заняв новую позицию, "Яков Свердлов". был вынужден на некоторое время сократить дистанцию до КР и войти на его КУ 120—140° л/б ввиду большого количества транспортов, буксиров и катеров, идущих по курсу ЭМ по фарватеру. Приведя эти суда на траверз, эсминец увеличил ход до полного (была введена в строй средняя машина, и корабль смог развивать ход до 20 уз) и стал выходить на заданную позицию. При подходе к ней обнаружил, что "Киров", уменьшив ход до самого малого, ремонтирует параванное устройство, с левого борта в 6—10 кб замечен перископ подводной лодки; с тральщика получен семафор: "У вас по носу плавающая мина", в 4—5 кб по курсу замечен буек антенной мины. Поэтому корабль первоначально дал "стоп", затем самый малый ход, чтобы прикрыть крейсер и не вырваться вперед. Подана команда: "ПЛ — левый борт 60°!" и поднят сигнал "Э" ("Вижу подводную лодку противника"), открыт артиллерийский огонь ныряющими снарядами. Для избежания встречи с плавающей миной и уклонения от антенной мины эсминец вновь сократил дистанцию до крейсера до 0,5—1 кб и изготовил к сбрасыванию глубинные бомбы. После принятия указанных выше мер ЭМ "Яков Свердлов" получил попадание торпедой в левый борт в районе камбуз — ПЭЖ. Корабль затонул ориентировочно в 21 ч. Мер к спасению корабля принять было невозможно, т.к. он моментально разломился надвое. При спасении команды следует отметить действия катера "МО-112" и командира дивизиона "МО" капитан-лейтенанта М.В.Капралова».

Впоследствии удалось установить, что никаких подводных лодок на пути следования советских кораблей не было, главную опасность на этом участке перехода составляли многочисленные немецкие мины, на одной из которых, в нескольких милях от острова Мохни, в 20 ч 40 мин 28 августа 1941 года подорвался и погиб эскадренный миноносец «Яков Свердлов» — славный «Новик».

Помолчим минуту, читатель, в память об этом замечательном корабле.

Эскадренный миноносец «Новик» можно с полным правом отнести к числу кораблей, прославивших отечественное кораблестроение. В нем талантливым русским конструкторам удалось воплотить идею быстроходного торпедно-артиллерийского корабля с гармоничным сочетанием наступательных и оборонительных элементов. «Новик» оказал определенное влияние и на зарубежное кораблестроение, особенно германское, где эскадренные миноносцы с подобными характеристиками стали строить уже после начала войны.

Целый ряд конструктивных решений, примененных впервые на этом корабле, нашел свое дальнейшее развитие в теории и практике кораблестроения 1920—1930 годов. И хотя имя «Новик» не передавалось по наследству в советском флоте, память о нем живет в истории.