Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

В.Ю.Усов. Эскадренный миноносец «Новик»

«Какого типа минные суда нужны России?»

Этот вопрос, требующий конкретного и незамедлительного ответа, возник сразу после окончания русско-японской войны. Дело в том, что к этому времени, по завершении всех расчетов за строившиеся на собранные по всей России средства «высочайше утвержденного Особого комитета по усилению флота на добровольные пожертвования» 18 минных крейсеров и 4 подводные лодки, в распоряжении комитета осталась значительная сумма, которую сочли целесообразным использовать на постройку кораблей, соответствующих новым требованиям, вытекающим из опыта русско-японской войны. Резолюция морского министра вице-адмирала А.А.Бирилева на письме председателя комитета предлагала «.генерал-адъютанту Рожественскому под своим председательством, в собрании всех отделов Морского технического комитета, обсудить вопрос о типе минных судов, подлежащих постройке на сумму 2 млн руб., имеющихся в распоряжении Комитета». В заключение министр выразил свое мнение «о желательности постройки судов в 750 т водоизмещения», указав, однако, «чтобы с этим мнением отнюдь не считались».

Поручение председательствовать вице-адмиралу 3.П.Рожественскому, командовавшему русской эскадрой в Цусимском сражении и только что вернувшемуся из японского плена, можно объяснить его стремлением содействовать реализации доставшегося дорогой ценой опыта войны. 16 декабря 1905 года собрание состоялось. Мнения участников разделились: одни предлагали заказать минные крейсеры с усиленной артиллерией и увеличенной скоростью хода, другие высказались за постройку малых миноносцев прибрежной обороны. Большинством голосов (четырнадцать против девяти) собрание поддержало первую точку зрения.

В ходе дальнейшего обсуждения были выработаны следующие исходные данные для разработки проектов минных крейсеров: скорость хода 28—30 уз на четырехчасовом испытании при нормальной нагрузке, вооружение из двух 120-мм, шести 57-мм или четырех 75-мм длинноствольных орудий с боезапасом по 100, 125 и 150 патронов соответственно, четырех пулеметов и трех минных (торпедных) аппаратов калибром 450 мм; паровые котлы с нефтяным отоплением системы Нормана или Шульца-Торникрофта, дальность плавания — не менее 3000 миль 12-узловым ходом. Вопрос о типе главных машин остался открытым: инженеры-механики решительно высказались за паровые турбины, остальные участники собрания не были уверены в их надежности, поэтому было решено заказать альтернативные проекты с турбинами и с поршневыми машинами, оговорив их размещение «в двух поперечных отсеках». Обращалось также серьезное внимание на обеспечение непотопляемости (затопление двух смежных отсеков между главными поперечными переборками не должно было вызывать крен более 8° и дифферент, превышающий среднее углубление), повышение прочности корпуса и отсутствие вибрации на больших ходах. Предложение председателя ограничить водоизмещение 750 тоннами другие участники не поддержали, справедливо полагая, что выполнить выработанные собранием требования при этом вряд ли возможно.

27 июля 1906 года на заседании минного отдела Морского технического комитета (МТК) мнение в пользу постройки быстроходных минных крейсеров с сильной артиллерией, а не малых миноносцев прибрежной обороны высказал представитель Морского генерального штаба (МГШ) капитан 2 ранга Л.Б.Кербер. Его поддержали генерал-майоры Корпуса корабельных инженеров (ККИ), начальник Балтийского судостроительного завода С.К.Ратник, главный инспектор кораблестроения Н.Е.Титов и капитан 2 ранга М.Н.Беклемишев.

Поскольку официальных указаний Морского министерства о путях реализации оставшихся средств так и не последовало, «Особый комитет» посчитал себя свободным в принятии решения и летом 1907 года образовал техническую комиссию для выработки заданий на проектирование и условий договора на постройку «быстроходного миноносца».

В состав комиссии входил ряд ведущих специалистов МТК, поэтому «Особый комитет» был в курсе всех намерений и даже решений министерства по вопросам перспектив строительства миноносных кораблей русского флота. В тот период они сводились к попытке заказа английской фирме «Торникрофт» турбинного эскадренного миноносца типа «Tartar», развившего скорость свыше 35 уз (правда, без вооружения и с минимальным запасом топлива), чтобы затем строить в России по его образцу корабли на средства, выделенные по утвержденной в июле 1907 года программе судостроения для Черного моря.

О желательности такого шага 26 февраля 1908 года председатель МТК контр-адмирал А.А.Вирениус и главный инспектор кораблестроения А.Н.Крылов доложили ведавшему вопросами кораблестроения товарищу морского министра контр-адмиралу И.Ф.Бострему. 8 марта морской министр провел у себя на квартире совещание с руководством МГШ, МТК и их отделов, где было решено «выйти в Совет Министров с ходатайством о заказе Торникрофту образцового миноносца типа "Тар-тар"». Однако проект «Русский Тартар» остался неосуществленным: министр торговли и промышленности И.П.Шилов, соглашаясь на техническую помощь английской фирмы, отказался санкционировать размещение заказа за границей; в письме морскому министру он писал, что «означенный миноносец должен быть построен в России, при посредстве русских рабочих и из материалов русского происхождения» — сказывалась протекционистская политика правительства П.А.Столыпина.

11 февраля комитет направил трем русским и пяти иностранным заводам просьбу сообщить в двухнедельный срок стоимость и сроки постройки на одном из русских судостроительных предприятий миноносца, удовлетворяющего следующим условиям: водоизмещение не более 1000 т, скорость в полном грузу 33 уз, вооружение из двух 120-мм орудий и трех однотрубных аппаратов для 450-мм «самодвижущихся мин» (с 1912 года именовавшихся торпедами), турбины Парсонса с чисто угольным или нефтяным отоплением котлов. Полученные технической комиссией данные свидетельствовали как о сложности поставленной задачи, так и о недостаточной заинтересованности заводов серьезно заниматься ее решением без твердых гарантий получения заказа на постройку корабля в случае успеха.

Учитывая это, «Особый комитет» в середине 1908 года объявил международный конкурс на проектирование «миноносца 36-узловой скорости», победителю которого такой заказ был бы предоставлен. Вместе с приглашениями на конкурс заводы получили «для руководства» первоначальный вариант «Технических условий (ТУ) на проектирование миноносца 35-узловой скорости».

Эти ТУ готовились в инициативном порядке, в ожидании конкретных шагов по восстановлению морской мощи России, на основе разработанных МГШ в 1907 году «стратегических и тактических заданий», которым должен удовлетворять перспективный эскадренный миноносец, исходя из его главного назначения: уничтожение крупных кораблей торпедами, охранение своей эскадры в море, постановка мин в водах противника, действия в шхерах. Заданиями устанавливались" главные элементы такого корабля: скорость полного хода (35 уз), дальность плавания (1800 миль 21-узловым ходом) и мореходность (использование оружия при ветре до 9 и волнении до 7 баллов) при мощном вооружении (две 120-мм патронные пушки и два двухтрубных торпедных аппарата) и водоизмещении не более 1000 т.

ТУ конкретизировали требования к материалу корпуса, оговаривали протяженность полубака в четверть длины эсминца и ограничение осадки в нормальном грузу величиной 2,4 м. Количество торпедных аппаратов увеличивалось до трех, отопление котлов допускалось чисто нефтяное или смешанное при сжигании топлива на полном ходу не более 4,5 кг на 1 м2 нагревательной поверхности.