Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

П.И. Качур, А.Б. Морин. Лидеры эскадренных миноносцев ВМФ СССР

Глава 8. Послевоенная судьба лидеров

К концу Великой Отечественной войны большинство кораблей советского ВМФ оказались в неудовлетворительном состоянии. Многие корабли, в том числе лидеры, имели аварийно-боевые повреждения.

Судоремонт в годы войны производился в сокращенном объеме и не отличался высоким качеством. Фактически на Балтийском, Черноморском и Северном флотах выполнялись только первоочередные работы по устранению повреждений, необходимые для ввода кораблей в строй. В несколько лучшем положении по сравнению с другими флотами находился Тихоокеанский флот, крупные корабли которого не принимали непосредственного участия в боевых действиях, не имели боевых повреждений и обеспечивались ремонтом более регулярно.

Учитывая недостаточную производственную мощность и техническую оснащенность судоремонтных заводов как ВМФ, так и Минсудпрома, руководство ВМФ посчитало целесообразным загрузить их текущим и средним ремонтом, а капитальный ремонт наиболее ценных кораблей, в том числе лидеров проектов 1 и 38, выполнять на судостроительных заводах.

В связи с этим появился проект совместного обращения министра Вооруженных сил СССР маршала Н.А.Булганина и главкома ВМФ адмирала флота Н.Г.Кузнецова на имя И.В.Сталина от 1 7 июля 1 946 года. В нем подчеркивалось: «Без привлечения части существующих судостроительных заводов к производству капитального ремонта боевое ядро наиболее ценных кораблей ВМФ будет постепенно выводиться из строя». В отношении лидеров в этом обращении предлагались следующие меры:

«4. В первую очередь принять в 1946 г. в капитальный ремонт: лидер «Ленинград» — на завод №190...».

Однако руководство Минсудпрома, добившись утверждения 27 ноября 1945 года «Десятилетнего плана военного судостроения на 1946—1955 гг.», предусматривавшего крупносерийную постройку кораблей по откорректированным по опыту войны предвоенным проектам, не пожелало загружать судостроительные заводы капитальным ремонтом, нарушающим специализацию предприятий и создающих массу дополнительных проблем.

Первый заместитель министра судостроительной промышленности А.М.Редькин предложил «вопрос о судоремонте рассмотреть и решить отдельно от программы военного судостроения». В свою очередь, Минсудпром предлагал «ограничить объем судоремонта мощностями действующих судоремонтных заводов, допуская в крайних случаях ограничения режимов эксплуатации».

В результате обсуждений в правительстве вопрос о капремонте кораблей (в том числе и лидеров) был решен в пользу МСП. Распоряжением Совета министров СССР был решен вопрос о размещении кораблей на ремонт. Так, «Ленинград» был определен на Кронштадтский Морской завод (КМЗ) ВМС. При этом совершенно не приняли во внимание, что этот завод был вообще не готов к выполнению работ по капремонту.

17 мая 1948 года правительство утвердило «План ремонта кораблей ВМС и МВД СССР на 1948-1950 гг.». По этому плану был уменьшен объем работ и перенесен срок сдачи трех лидеров. Лишь «ввиду крайней необходимости» удалось привлечь к капремонту кораблей ряд судостроительных заводов, например, разместить ремонт лидера «Баку» на заводе № 402.

Привлечение судостроительных заводов для выполнения не профильных для них работ по капитальному ремонту кораблей создавало для них трудноразрешимые проблемы. Так, большинство работ по ремонту сложной техники на КМЗ выполнялось предприятиями-контрагентами, так как этот завод не имел цехов по ремонту главных и вспомогательных турбомеханизмов. ГТЗА приходилось отправлять на ремонт в Ленинград и Харьков. Все это привело к неоднократному переносу сроков окончания работ. В результате лидер «Ленинград» за весь его жизненный цикл ремонтировался 7 лет и 9 месяцев (что составило 36% полного срока службы). Вообще, вследствие слабости ремонтной базы ВМФ эффективность использования корабельного состава оказалась весьма невысокой: лидеры проектов 1 и 38 стояли в ремонте по несколько лет.

«Ленинград»

С 15 февраля 1946 года по 24 декабря 1955 года лидер входил в состав 8-го ВМФ, затем — Краснознаменного Балтийского флота. В 1946—1947 годах командиром корабля был капитан 3 (затем 2) ранга Г.П.Васильев. 1 2 января 1949 года лидер был отнесен к подклассу эскадренных миноносцев.

С 19 декабря 1951 по 25 ноября 1954 года «Ленинград» прошел капитальный ремонт и модернизацию. После короткой службы, 18 апреля 1958 года эсминец был выведен из боевого состава флота и переформирован в корабль-цель ЦЛ-75. Осенью 1959 года бывший лидер перевели на Север и

13 октября того же года включили в состав Северного флота.

15 сентября 1960 года ЦЛ-75 разоружили и переклассифицировали в плавказарму ПКЗ-16, а 10 августа 1962 года — в судно-мишень СМ-5. В мае 1963 года судно использовалось при отработке нового корабельного ракетного комплекса крейсера «Грозный» (проект 58) и стояло на якоре в Кандалакшском заливе (район Чупа-губа). Его поразили две крылатые ракеты П-35: одна из них прошила надстройку в районе радиорубки, вторая пробила борт выше ватерлинии в районе машинного отделения. Когда подошли буксиры, бывший лидер с небольшим креном оставался на плаву. Завели тросы, поставили понтоны, но дело было к вечеру и буксировать поврежденную мишень из района полигона решили утром. С рассветом же ее на поверхности моря не обнаружили: бывший лидер принял много воды и лег на грунт. Однако, глубины здесь оказались небольшими, и после того как в понтоны накачали воздух, мишень всплыла. Предполагалось буксировать ее в Северодвинск, но на переходе выяснилось, что мишень едва держится на воде. Опасались, как бы она не затонула на фарватере узкого входного канала Северодвинского порта, от буксировки отказались, оставив СМ-5 на отмели у одного из Соловецких островов — на малой воде с восточной стороны острова Сенная Луда. То, что осталось от лидера «Ленинград», и сегодня находится на этой отмели.

«Минск»

С 15 февраля 1946 года лидер входил в состав 8-го ВМФ. 1 2 января 1949 года он был перечислен в класс эскадренных миноносцев.

31 июля 1951 года «Минск» вывели из боевого состава и передали Ленинградскому Высшему военно-морскому инженерному училищу имени Ф.Э. Дзержинского для использования в учебных целях.

8 апреля 1953 года «Минск» был разоружен и переформирован в несамоходный учебный корабль, 13 декабря 1 954 года его переименовали в «Чорох», а 27 декабря 1956 года - в УТС-14.

3 апреля 1958 года УТС-14 исключили из списков флота, 22 апреля того же года переоборудовали в плавучую мишень и в том же году при отработке нового оружия ракетные катера ЛенВМБ потопили ее у одного из островов в Финском заливе (по другим сведениям, в начале 1980-х годов корпус бывшего лидера «Минск» еще находился в Кронштадте).

«Ташкент»

После освобождения Новороссийска в конце 1943 года от войск противника и разминирования акватории порта и прилегающей к нему территории на лидере «Ташкент» начались водолазные работы. Обследование показало, что основные разрушения пришлись на среднюю часть корпуса (85—122 шп.). Взрывами авиабомб были повреждены надстройка, палуба и ширстрек, в носовом машинном отделении нарушена продольная прочность корпуса, повреждена верхняя платформа, разрушены и затоплены 1 -е, 2-е и 3-е котельные отделения, носовое машинное отделение. В кормовой оконечности корпуса также были обнаружены пробоины в обшивке левого борта (общей площадью 47 м2) и в верхней палубе (площадью 3 м2). Четыре пробоины в наружной обшивке носовой оконечности с правого борта имели общую площадь около 32 м2, а в палубе полубака зияли две пробоины площадью 1,1 м2. Еще одна крупная пробоина (площадью 2,25 м2) находилась на срезе полубака. Корпус лидера переломился по 78 шп., а на 100 шп. был разорван 2-й пояс наружной обшивки борта. Повреждены поперечные переборки на 61, 75, 89, 123 и 1 57 шп, а также продольные переборки в носовом машинном, во 2-м и 3-м котельных отделениях. Основные пробоины в подводной части корпуса лидера «Ташкент» имели следующие размеры:

45—47 шп. — 3,0х 1,5м (по другим данным: 51 шп. — 3,0 х 0,45 м), правый борт;

49—50 шп. — 1,35 х 0,95 м (по другим данным: 53 шп. —4,0x0,95м), правый борт;

52—56 шп. — 6,0 х 0,5 м (по другим данным: 60 шп — 4,0 х 0,5 м, правый борт;

61—75 шп. —6,0x5,0 м (по другим данным: 68—77 шп. —5,65x5,6 м), правый борт;

211—212 шп. — 4,5 х 3,0 м (по другим данным: — 5,5 х 6,5 м), левый борт.

Часть обнаруженных повреждений корабль получил уже после затопления. За это время корпус «Ташкента» ушел носом в илистый грунт на 2,1 ми кормой на 1,2м. Плотный ил цепко держал корабль.

13 января 1944 года на «Ташкенте» начались судоподъемные работы. Для разработки проекта подъема лидера по указанию начальника аварийно-спасательного управления ВМФ инженер-контр-адмирала А.С.Фролова создали специальное бюро из шести репрессированных инженеров во главе с инженер-капитаном 1 ранга Т.И.Бобрицким, которые прибыли в Новороссийск 18 апреля 1944 года. Порядок организации работ этого бюро был утвержден совместным приказом наркоматов ВМФ и внутренних дел от 6 марта 1944 года. Проектом предусматривалось повернуть корпус лидера на ровный киль четырьмя 80-тонными понтонами и осуществить его подъем тридцатью понтонами с общей подъемной силой 2000 т. Одновременно должна была производиться откачка 400 т воды из носовой части корпуса. Выполнение подъемных работ было поручено 68-му спасательному отряду (командир капитан-лейтенант П.Д.Ветов).

Работы велись почти непрерывно, в две-три смены. Всего выбрали более 3000 м3 грунта. В подъеме корабля активное участие принимали капитан 1 ранга М.Г.Скипский, инженер-подполковник К.Г.Гурвич, инженер-майор И.А.Ворков, инженер-капитан 3 ранга Г.А.Левинсон, инженер-капитан-лейтенант А.А.Косарев, инженер-лейтенант А.Н.Кузнецов, лейтенант Ф.Ф.Казаков и многие другие специалисты. После проведения грунторазмывочных работ под корпусом корабля, начались работы по герметизации отсеков носовой оконечности (до 61 шп.). Этот процесс занял около трех месяцев: использовались кессон, пластыри, деревянные чопы и цементирование. Поврежденные палубы и платформы подкрепляли подпорами.

14 апреля 1944 года были закончены водолазные работы по промывке туннелей для заводки стропов. Установке понтонов крайне мешала близость причальной стенки. Для выравнивания «Ташкента» пришлось применить не четыре, а восемь 80-тонных понтонов. Для подъема корабля решили использовать остропленные с кормовой оконечности 1680-тонных, 1240-тонных и два 225-тонных понтона; из помещений кормовой оконечности откачать воду. Понтоны пришлось остропливать в два яруса. Перед использованием все понтоны были проверены, подготовили все мотоагрегаты. Герметизация носовых отсеков была доведена до такой степени, что на пробной откачке достигнутый уровень воды удерживался в затопленных помещениях при работе всего одного мотоагрегата производительностью 400 т/ч. Общая подъемная сила всех понтонов составила 2130 т. Для придания плавучести в районе носового машинного отделения добавочно разместили два понтона по 40 т.

Чтобы предупредить перелом корпуса корабля в ослабленном сечении по 78 шп., при подъеме корпуса велись контрольные наблюдения за его продольным прогибом с помощью визирных устройств. Все подготовительные работы закончили к 29 августа 1944 года, то есть за восемь месяцев.

30 августа 1944 года «Ташкент» был поднят и переведен четырьмя буксирами на ближайшую отмель глубиной около 4,5 м в полутора километрах от места его гибели для заделки пробоин и дальнейшей подготовки к постановке в док. Запас плавучести при всплытии лидера составлял 900 т, крен на левый борт — 7,5°, осадка носом —10 м, кормой — 8,7 м. В подъемных работах принимало участие 250 человек; использовались: спасательный буксир «Юпитер», водолазные боты ВМ-8, ВМ-202, ВРД № 226 и ВРД № 227, два плавкрана грузоподъемностью по 40 т, киллекторная баржа КБ-3, гидромотор, три грунтонасоса, два компрессора, электросварочный агрегат, легководолазная станция, четыре мотопомпы (общей производительностью 1040 т/час).

Однако комиссия, изучив представленные результаты обследования, приняла решение корабль не восстанавливать. После буксировки «Ташкента» в Николаев он был там разобран на металл.

«Баку»

17 апреля 1 946 года после завершения среднего ремонта на судоремонтном заводе в поселке Роста лидер «Баку» вновь вступил в кампанию. В те годы на Севере боевая подготовка шла только летом, а зимой корабли находились в отстое. На лето вся эскадра Северного флота уходила в Белое море и там в течение двух месяцев активно занималась боевой подготовкой. Корабли постоянно находились на рейде и успевали за это время выполнить все поставленные задачи. Торпедные стрельбы проводились на небольших глубинах. В августе 1 947 года лидер участвовал в тактическом учении.

Помимо прохождения боевой подготовки, в 1 947 году лидер «Баку» принимал участие в съемках кинофильма «Повесть о "Неистовом"». В этом фильме снимались известные актеры: Борис Бабочкин в роли командира лидера, Иван Переверзев —командира эсминца. Съемки происходили в Полярном. Основной объем съемок проходил на «Баку»; приходилось выполнять разнообразные маневры кораблей, редкие в нормальных условиях — например, только для съемки швартовки корабля потребовалось сделать несколько дублей, выполнить съемку общим и крупным планами. Иногда, чтобы получить красивый кадр, режиссер заставлял командиров делать с кораблями что-то неимоверное — «елозить» и «вертеться» на поверхности воды.

29 октября 1948 году лидер «Баку» встал на капитальный ремонт в северный док цеха № 50 завода № 402 в Молотовске. Этот ремонт продолжался очень долго: 5 лет 7 месяцев и 21 день. Объясняется это главным образом тем, что в ходе ремонта кораблю предстояла еще и модернизация по техническому проекту, разработанному силами КБ завода № 402, не имевшего на тот момент опыта подобных работ.

12 января 1 949 года Краснознаменный лидер «Баку» был переклассифицирован в эскадренный миноносец. В период ремонта корабль был включен во вновь созданную 1 78-ю бригаду эсминцев.

По окончании ремонта и проведения испытаний 21 июля 1954 года «Баку», предназначавшийся для Балтийского флота, приняли военпреды Балтийской группы приемки. Однако планы уже изменились: еще за пять месяцев до сдачи, 15 февраля 1 954 года, приказом командующего Северным флотом корабль был исключен из состава эскадры и передан в Беломорскую военную флотилию для обеспечения испытаний новых кораблей в Белом и Баренцевом морях. Поэтому командиру корабля капитану 3 ранга П.М.Кочубею пришлось вести его не на Балтику, а на Север, где судьба бывшего лидера сложилась прозаически. 1 7 февраля 1 956 года «Баку» был переформирован в опытовое судно, 1 8 апреля 1 958 года его разоружили и переклассифицировали в судно-цель ЦЛ-31,31 мая 1 958 года — в несамоходную плавбазу ПБ-32, 2 июня 1959 года — в плавказарму ПКЗ-171,аЗОиюля 1963 года он был исключен из списков флота.

Далее путь бывшего лидера теряется: по данным С.С.Бережного, 14 сентября 1963 года он был расформирован и в 1963—1964 годах на Мурманской базе Главвторчермета на мысе Зеленый в Кольском заливе разделан на металл. Согласно другой информации, летом 1964 года корабль привели на буксире в Архангельск, вытащили на осушку на отмель у острова Краснофлотский и там за несколько месяцев газорезчики «Главвторчермета» разделали его на металл.

По другим данным, в 1977—1979 годах корпус бывшего лидера еще находился на корабельном кладбище в поселке Роста. Нос корабля был вытащен на берег, корма — в воде, средняя часть разворочена взрывом. Позже его разобрали на металл.

После войны лидером «Баку» командовали: капитан 2 ранга С.К.Соколов (1 946), Степанов (1946-1 948), с мая 1947 года дублером командира корабля был В.В.Платонов, капитан 3 (затем 2) ранга Г.К.Чернобай (1948-1950), капитан 3 ранга П.М.Кочубей (1950—1954), капитан 2 ранга С.П.Семираз (1962-1964).

«Тбилиси»

Единственный на Тихоокеанском флоте лидер «Тбилиси» с 17 января 1947 по 23 апреля 1953 года входил в состав 5-го ВМФ, 1 2 января 1949 года его, как и все остальные корабли этого подкласса, переклассифицировали в эсминец. С 1951 года по 24 января 1955 года «Тбилиси» прошел капитальный ремонт и модернизацию на «Дальзаводе» во Владивостоке. 1 8 апреля 1958 года он был выведен из боевого состава, разоружен и превращен в судно-цель ЦЛ-50, 31 января 1 964 года исключен из списков флота и затем разобран на металл на базе «Главвторчермета» во Владивостоке.

«Киев»

Для достройки кораблей проекта 48 после войны «Киев» был первоначально переведен в Николаев, однако, согласно принятому позднее решению, судьба корабля сложилась по-другому.

В августе 1946 года во время учений Черноморского флота корпус корабля был затоплен в море в районе Одессы. В 1947 года он был поднят и вновь направлен в Николаев. Согласно документам, лидер числился как находящийся на достройке, хотя, по существу, корпус корабля попросту находился на отстое в акватории завода. 8 августа 1952 года «Киев» был снят со строительства и, простояв на заводе еще три года, в 1955 году по Волго-Донскому каналу переведен на Каспий и причислен к составу Каспийской флотилии, где использовался в экспериментальных целях в качестве мишени при отработке ракетных стрельб.

В начале 1960-х годов недостроенный корабль, этот «летучий голландец отечественных морей», был вновь переведен на Черное море. Здесь он использовался в качестве судна-мишени для обеспечения испытаний крылатой ракеты П-6.

В конце 1962 года с опытового судна ОС-15 — переоборудованного в 1959 году сухогруза «Илеть» — было осуществлено несколько пусков этой ракеты, в том числе по лидеру «Киев». Одной ракеты с инертной боевой частью (без взрывчатого вещества), оказалось достаточно для потопления бывшего лидера водоизмещением 2500 т: ракета попала в корпус в районе левой скулы и, вскрыв палубу на длине около 50 м, разрушилась, а ее двигатель пробил днище и через три минуты лидер затонул.

«Ереван»

После войны корпус недостроенного лидера использовался в качестве плавказармы. В 1953 году его перевели по Волго-Донскому каналу на Каспий и включили в состав Каспийской флотилии. Приказом Главкома ВМС от 8 мая 1954 года он был снят со строительства и переклассифицирован в судно-мишень для обеспечения отработки боевых упражнений и опытных ракетных стрельб.

16 февраля 1957 года в результате второго (удачного) испытательного пуска ракеты КСЩ лидер был потоплен, но вскоре поднят Аварийно-спасательной службой Черноморского флота и сдан Главвторчермету для разделки на металл.

Недостроенные лидеры проекта 48 были использованы в качестве мишеней для торпедных стрельб боевой подготовки кораблей Черноморского флота.