Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

П.И. Качур, А.Б. Морин. Лидеры эскадренных миноносцев ВМФ СССР

Проект 1. Корпус и общее расположение

Корпус лидеров первой серии имел все особенности этого типа кораблей, свойственные большинству зарубежных аналогов — острый наклонный форштевень, отсутствие седловатости палубы полубака и верхней палубы, трехъярусную носовую надстройку, транцевую корму, две наклоненных разновеликих дымовых трубы.

Теоретический чертеж корпуса этого проекта (чертеж АС-38), разработанный в БСПС, затем — ЦКБС (подписанный конструктором Н.И.Алексеевым, начальником группы П.О.Трахтенбергом, начальником корпусного отдела А.И.Масловым), был оптимизирован, исходя из требований достижения заданной скорости, и отличался острыми образованиями оконечностей и транцевой кормой. Отсутствующие кронштейны валов заменяли выкружки (так называемые «штаны»).

В соответствии с его конструктивной схемой (чертеж АС-1 14) корпус лидера был наборным, клепаным с прямыми бортами. Схема набора была принята по смешанной системе: в средней части корабля — продольная, в оконечностях — поперечная. Плоскости стыковки со средней частью носовой оконечности проходили в месте окончания полубака (75 шп.), кормовой оконечности — по кормовой переборке 2-го машинного отделения (1 85 шп.). Всего корпус имел 250 шпангоутов со шпацией 0,5 м.

Корпус делился четырнадцатью поперечными переборками, доходившими до верхней палубы и проходившими по 10, 25,40, 59, 75, 95, 115, 141, 161, 1 85, 199, 213, 221 и 234 шп., на пятнадцать водонепроницаемых отсеков. По расчетам непотопляемости в соответствии с заданием затопление двух любых отсеков, в том числе и смежных, не могло привести к гибели корабля.

В районе 16—75 шп. корпус имел водонепроницаемую платформу, под которой размещались цистерны для топлива, масла и питательной воды, в районе 1 6— 1 85 шп. имелось двойное дно. В средней части корпуса между 75 и 185 шп. размещалась главная энергетическая установка. Носовая труба объединяла дымоходы 1-го (носового) и 2-го (среднего) котельных отделений, кормовая находилась над 3-м (кормовым) котельным отделением.

Толщина листов набора корпуса составляла 12 мм. 130-мм орудия главного калибра снабжались противопульными щитами. От снарядов, а тем более авиабомб, эти корабли защиты не имели.

Вследствие длительного перерыва в проектировании надводных кораблей заданного водоизмещения (2150 т), конструкторы лидера заложили большие запасы по нагрузке масс, гарантировавшие, что в процессе строительства не будет превышения спецификационного водоизмещения. В пределах полубака корпус имел две закрытые палубы — верхнюю и нижнюю. На верхней палубе размещались служебные , жилые, санитарные помещения, кают-компания, ленинский уголок; на нижней — жилые помещения команды, в носовой оконечности — кладовые.

На платформе находились центральный артиллерийский пост, снарядные и патронные погреба, провизионные кладовые, помещение рефрижераторные машины.

Для главной энергетической установки было принято эшелонное расположение котлотурбинных групп (от носа к корме): 1-е котельное отделение (75—95 шп.), 2-е котельное отделение (95—115шп.), 1-е машинное отделение с ГТЗА левого и правого бортов (115—141 шп.), 3-е котельное отделение (141—161 шп.), 2-е машинное отделение (161 — 185 шп.). В кормовой оконечности на нижней палубе размещались: командное помещение, артиллерийский пост, вспомогательная централь, румпельное отделение, торпедный, минный и патронный погреба, служебные помещения (химическая каюта). В нижнем ярусе носовой надстройки размещались каюты старшего комсостава (командира и комиссара корабля, командования соединения), штабная каюта, радиорубка дальней связи, агрегатная и аккумуляторная; в среднем ярусе: шифрпост, радиорубка, запасная каюта флагмана, в верхнем — ходовая и штурманская рубки, перед ним — нижний ходовой мостик, а выше него размещался верхний ходовой мостик.

КДП главного калибра находился на высоте 12 м над КВЛ на носовой надстройке над штурманской рубкой. Бронированная дальномерная рубка была установлена на кормовой надстройке на высоте 5 м над КВЛ. Позади КДП была установлена фок-мачта с площадкой для сигнального 45-см прожектора. В кожухе носовой трубы размещался камбуз, а на его крыше, за трубой —площадка для гидросамолета-разведчика.

Кормовая надстройка служила для размещения запасного командного пункта, радиорубки и пеленгаторной рубки, поста энергетики, дизель-генератора, санитарных помещений младшего начсостава и команды. На крыше надстройки за дальномерной рубкой размещался кормовой мостик.

В качестве якорного устройства были приняты два становых якоря системы Холла и один стоп-анкер. На «Ленинграде» каждый из становых якорей имел массу 1 860 кг, а стоп-анкер — 250 кг. Масса левых становых якорей на «Харькове» и «Москве» равнялась 1 250 кг, а правых — 1500 кг. Длина якорных цепей составляла: 1 86 м (на «Ленинграде») и 225 м (на «Харькове» и «Москве»). Шпилевые машины были паровыми, двухцилиндровыми, сдвоенными, горизонтального типа мощностью 62 л.с. (на «Ленинграде») и 48 л.с. (на «Харькове» и «Москве») и обеспечивали скорость выбирания якорной цепи 12— 15 м/мин.

Лидеры снабжались шлюпбалками: для моторного катера (грузоподъемностью до 1000 кг), моторного рабочего бота (грузоподъемностью 1 800—2000 кг), шестивесельных ялов, а также шлюп-параванными балками грузоподъемностью 400 кг, съемной балкой для погрузки головных частей торпед грузоподъемностью 300 кг, стрелой на грот-мачте для подъема и спуска гидросамолета грузоподъемностью от 1500 кг (на «Ленинграде») до 2700 кг (на «Харькове») и скоростью подъема от 1,5 до 9 м/мин.

На лидерах размещались следующие плавсредства: моторный катер грузоподъемностью 1,5 т с мотором ЗИС-5, моторный рабочий бот грузоподъемностью 2,8 т с мотором ЗИС-5, три шестивесельных яла; два двухвесельных яла (или один четырехвесельный ял).

Лидеры имели один полубалансирный руль площадью 9,6 м2, установленный позади среднего винта. Система управления рулем была дублирована: валиковая и гидравлическая. Были установлены рулевой привод системы Дэвиса и паровая рулевая машина. Управление рулем предусматривалось из ходовой рубки или с ходового мостика (гидравлический и валиковый приводы), с кормового мостика (валиковый привод) и из румпельного отделения (штурвалом). Время перекладки от 0° до 250° на полном ходу составляло 1 6 с.

Управление кораблем осуществлялось с носового мостика (ГКП), из ходовой рубки (ЗКП-1) и с кормового мостика (ЗКП-И).

Лидеры имели традиционную шаровую окраску, принятую для боевых кораблей советского ВМФ. Дельные вещи (кнехты, киповые планки и другие), а также якоря, якорные цепи и шпили окрашивались в черный цвет, настил верхней палубы — суриком. Черноморские лидеры имели окраску более светлую, чем балтийские, поверх стального настила палубы имелся еще деревянный, тиковый. Пятнистую маскировочную окраску во время войны имел лидер «Баку». 

Главная энергетическая установка

В качестве ГЭУ лидеров была принята трехвальная котлотурбинная установка. Она состояла из трех главных водотрубных котлов треугольного типа с тремя двухкорпусными ГТЗА, разделенных на три котлотурбинные группы; каждая группа работала на свой вал и винт. Нормальный запас топлива (мазута) определили в 210 т, его хватало на 873 мили 40-узлового хода, полный запас равнялся 600 т, наибольший — 61 3,5 т. Параметры пара за пароперегревателем составляли: температура 335°С, давление 21,5 кг/см2. Поверхность нагрева котла равнялась 1582 м2, а паропроизводительность — 135 т/час. Турбоциркуляционный и турбоконденсаторный насосы были вертикального типа.

Каждый ГТЗА состоял из двух активно-реактивных турбин (высокого и низкого давления) и одноступенчатой трехопорной зубчатой передачи.

Создание лидеров, насыщенных современными энергоемкими системами, требовало наличия соответствующего электроэнергетического оборудования. Для этих кораблей был принят постоянный ток напряжением 110 В. В качестве источников электроэнергии применили два турбогенераторных агрегата отечественного производства мощностью по 50 кВт и два резервных дизель-генератора мощностью по 30 кВт.

Артиллерия главного калибра

Главный калибр лидеров составляли пять 130-мм орудий, установленных в диаметральной плоскости: 1 -е и 2-е — в носу, 3-е — в средней части (за носовой трубой), 4-я и 5-я — в корме. 2-я и 4-я установки размещались в надстройках на высоких барбетах.

Палубная установка Б-13 1-й серии состояла из орудия, установленного на станке, который крепился основанием к палубе, и броневого щита из противопульной брони толщиной 13 мм упрощенной конструкции коробчатой формы.

Угол вертикального наведения орудия находился в пределах от -5° до +45°. Наибольшая дальность стрельбы равнялась 139,4 кб (25,6 км), скорострельность при механической подаче — 10 выстр./мин, при ручной — 6.

Качающаяся часть установки была снабжена устройством продувания каналов орудий. Затвор — поршневой с пластинчатым обтюратором. Боезапас был раздельным (снаряди картузный заряд), досылка снаряда — бросковым пневматическим досылателем с откидного лотка. Заряд досылался в камору орудия вручную. Заряжание производилось на всех углах возвышения, поэтому скорострельность на углах 23—45° уменьшалось с 10 до 6—8 выстрелов в минуту. Приводы наведения были ручные, тормоз отката — гидравлический, накатник — гидропневматический. Масса установки составляла 12,8 т.

Наведение на цель артиллерийской установки Б-1 3 можно было осуществлять от центральной паводки и с помощью одноименных прицелов (Б-13).

Боезапас по норме составлял 750 снарядов (осколочно-фугасные, полубронебойные, дистанционные гранаты массой по 33,5 кг, ныряющие снаряды массой по 33,1 кг и осветительные массой 34,5 кг). Вместимость погребов позволяла принять в перегрузку до 1000 снарядов; вместимость кранцев первых выстрелов составляла пять выстрелов на орудие.

Первоначально орудия Б-13 проектировались и производились со скрепленным стволом, однако с 1935 года по требованию ВМС они изготавливались с лейнерами и мелкой нарезкой (1,0 мм), что обеспечивало их совместимость с боеприпасами старых 130-мм орудий. Во второй половине 1936 году начались испытания лейнеров с глубокой нарезкой 1,5 мм, 1,95 мм и 2,7 мм (последние и были приняты на вооружение). Позднее был принят ствол-моноблок образца 1938 года. С 1939 года началось изготовление артустановок Б-13-IIс (2-я серия) в которых были модернизированы досылатель, тормоз отката, внесены конструктивные изменения в механизмы вертикального наведения с целью обеспечения более плавной наводки, введен новый лоток ручного заряжания и другие изменения.

Первые экземпляры 2-й серии имели, как и в 1-и серии, коробчатые стальные щиты, защищавшие орудийный расчет от пулеметного огня и осколков, со второго полугодия 1939 года установки Б-1 3 стали снабжаться новыми щитами обтекаемой формы. Вторая серия (Б-13-IIс) выпускалась с 1939 года, с 1945 года началась поставка флоту 3-й серии, имевшей некоторые доработки по опыту эксплуатации предыдущих установок.

В целом установка Б-13 ленинградского завода «Большевик» обладала высокими баллистическими данными, превосходившими характеристики близких по калибру иностранных образцов, в частности, характеристики 127-мм установки, состоявшей на вооружении ВМС Германии. Превосходство было в дальности стрельбы (1 39,4 артиллерийских кб или 25,6 км против 95—100 кб, или 17,4—18,3 км), живучести орудия, разрушающем действии снаряда у цели (масса снаряда 33,4 кг против 22—32 кг) и по другим параметрам — высокой скорострельности и повышенной мощности стволов.

К началу войны лидеры проектов 1 и 38 были вооружены артиллерийскими установками Б-13 1-и и 2-й серий.

Зенитное вооружение

По утвержденному проекту зенитное вооружение лидера «Ленинград» составляли две 76,2-мм универсальные палубные артустановки 34-К, два 45-мм полуавтомата 21-К и четыре 1 2,7-мм пулемета ДК.

Установки 34-К с противоосколочным щитом толщиной 1 3-мм размещались на крыше кормовой надстройки побортно. Угол вертикальной наводки составлял от -5° до 85°, а углы горизонтального обстрела обеих установок—от 20° до 1 80° на оба борта. Наибольшая дальность стрельбы равнялась 84 кб (14,6 км), досягаемость по высоте — 9,5 км. Подача боезапаса осуществлялась механически или вручную. Скорострельность составляла до 20 выстр./мин.

Ствол установки 34-К состоял из трубы моноблока, лейнера и навинтного казенника. Затвор — вертикальный клинового типа с полуавтоматикой инерционного типа, тормоз отката — гидравлический, накатник — гидропневматический. Подача и досылка были ручные.

Боезапас по норме составлял 350 выстрелов на орудие, в перегрузку (по вместимости погребов) — 423; вместимость кранцев первых выстрелов — два по 24 выстрела и два по четыре выстрела.

Изготовление доработанного образца артустановки 34-К завод № 8 завершил лишь в начале 1936 года. В марте того же года артустановка прошла полигонные испытания, а в июне — корабельные и, после принятия на вооружение, ее серийные образцы стали устанавливаться на лидер «Ленинград» и на находящиеся на достройке серийные корабли проекта 1.

Серийное производство артиллерийской установки 34-К осуществлялось на заводе №8с 1936 по 1941 год.

45-мм полуавтомат 21-К создавался на базе противотанковой пушки 19-К образца 1932 года на морском лафетном станке. Заново разработанный станок орудия являлся обычной тумбой без щита с механизмами наведения и прицеливания. В 1933 году проводились испытания установки: заводские — с 27 июня по 2 июля, полигонные (на НИМАП) — с 21 июля по 1 августа. Морские (корабельные) испытания полуавтомата 21 -К прошли на малой подводной лодке VI серии на Черном море с 21 по 26 марта 1934 года. Лишь после этого система была передана для войсковых испытаний.

Тело орудия было целиком заимствовано от 19-К и состояло из скрепленного ствола и кожуха. Ствол 21 -К состоял из трубы и надетого на нее в горячем состоянии кожуха, составлявшего одно целое с казенником. Первоначально затвор проектировался полуавтоматическим. Но поскольку полуавтоматика заводом № 8 до 1935 года так и не была освоена, изготовленные заводом установки имели лишь механизм, позволявший затвору автоматически закрываться при досылке очередного патрона, открывание же затвора производилось вручную — так называемая «четвертьавтоматика». В системах 21 -К, изготовленных после 1935 года, уже были использованы полуавтоматика инерционного типа и ствол-моноблок.

Массовое производство орудий 21-К было начато на заводе № 8 в 1934 году. За неимением других зенитных полуавтоматических пушек, 21 -К стали устанавливаться на лидеры.

Зенитные полуавтоматы 21-К устанавливались на палубе нижнего яруса носовой надстройки побортно и обеспечивали обстрел воздушных целей с носовых курсовых углов. Эти установки не имели противоосколочных щитов и механических приводов наводки. Углы возвышения составляли от -5° до +85°, наибольшая дальность стрельбы — 51 кб (9,5 км), досягаемость по высоте — 6 км; скорострельность достигала 25—30 выст./мин.

На лидере «Ленинград» в 1943 году установили четыре 37-мм автомата 70-К: два размещались на носовой надстройке побортно, а два других — побортно на палубе полубака. На лидере «Харьков» были установлены шесть 37-мм автоматов 70-К: четыре размещались как на «Ленинграде», а два — побортно на рострах у кормовой трубы.

Кроме того, в 1943 году на лидере «Ленинград» на верхней палубе в корме установили спаренную 76,2-мм артустановку 81-К и спаренный 37-мм полуавтомат С-30.

Во время войны устаревшие полуавтоматы 21 -К были сняты с лидера «Ленинград» и заменены четырьмя крупнокалиберными пулеметами типа ДШК. Они монтировались на универсальных станках и устанавливались побортно на палубах носовой и кормовой надстроек.

На вооружении лидера «Ленинград» имелись также четыре зенитных 12,7-мм пулемета ДК (прицельная дальность до 3500м, скорострельность — 125 выстр./мин), а на лидерах «Москва» и «Харьков» — шесть спаренных 12,7-мм пулеметов «Браунинг».

Приборы управления стрельбой и КДП

Приборы управления стрельбой устанавливались на лидерах по мере готовности. Однако серийный выпуск новых приборов хронически задерживался, и к тому же в ранее разработанных системах уже в ходе боевого применения корабельной артиллерии выявились существенные недостатки и несовершенство схемы.

Так, например, при обстрелах береговых объектов схема ПУС лидеров не в полной мере учитывала влияние качки корабля. Для введения поправок на качку исходные данные поступали от визиров наводки. В то время гироскопические приборы стабилизации еще не были внедрены в систему управления стрельбой главного калибра. Кроме того, при стрельбе по береговым целям выявилась потребность большего учета в ПУС динамических условий стрельбы по быстро и непрерывно изменяющихся данных. Эта проблема была решена лишь к концу 1942 года, когда советским конструкторам удалось разработать прибор, «значительно повысивший эффективность стрельбы по берегу с помощью введения вспомогательной точки наводки».

Лидеры типа «Ленинград» укомплектовывались ПУС главного калибра на основе системы итальянской фирмы «Галилео», в который входили: центральный автомат стрельбы, вспомогательная централь, визир центральной наводки, КДП, кормовая даль-номерная рубка.

В силу острой необходимости в 1943— 1944 годах была произведена коренная модернизация систем ПУС «Мина» с ЦАС-2 для главных калибров лидеров: внедрен двухкорзинный преобразователь координат, косвенно стабилизировавший на качке визиры центральной наводки и башенные артиллерийские установки. Для определения величины погрешностей последовательно работавших следящих систем, суммирования и исключения их из выходных данных был предусмотрен компенсатор динамических ошибок. Это позволило повысить точность системы ПУС. Разработка и внедрение «упредителя залпа» дали возможность делать выстрел при прохождении лидером заданного угла крена. Начиная с 1944 года при модернизации лидеры проекта 1 стали оснащаться ЦАС-2М и КДП-4п-1.

Из-за существенного отставания от зарубежных флотов в части разработки и производства МПУАЗО, к началу войны лидеры проекта 1 не имели таких приборов. Лишь на один «Харьков» был установлен итальянский ПУС зенитного калибра.

Торпедное, минное, противолодочное и химическое вооружение

Торпедное вооружение лидеров составляли два установленных в диаметральной плоскости 533-мм четырехтрубных торпедных аппарата Н-7 с системой ПУТС-ГАК и парогазовые трехрежимные торпеды типов 53-38, 53-38У и 53-39.

Механизм горизонтального наведения торпедного аппарата Н-7 располагался на его боковой площадке на посту наведения и имел механический (от электродвигателя) и ручной приводы. Стопорное устройство торпед срабатывало при спуске боевой тяги (то есть освобождало торпеду от стопора также при осечках и учебных стрельбах) и имело два стопора, рассчитанных на применение двух образцов торпед.

Установленные на торпедном аппарате Н-7 механизмы опускания шестерен приборов гидростатического аппарата и прибора Обри были связаны специальным приводом с задней крышкой трубы аппарата так, что при ее открывании крышки шестерни приборов поднимались, а при закрывании крышки опускались, сцепляясь с соответствующими шестернями торпеды.

Установка глубины и режима хода торпеды производилась с казенной части аппарата командиром отделения торпедистов. Установка угла Обри осуществлялась установщиком с поста наводчика, при этом ввод величины угла поворота осуществлялся одновременно во все торпеды. На лидерах типа «Ленинград» установили ПУТС итальянской системы «Галилео». В схеме была предусмотрена цепь торпедной стрельбы, которая обеспечивала залповую стрельбу торпедами с интервалом между выстрелами, изменяемым специальным прибором (пульсатором) в пределах 0,5—3 с. В годы Великой Отечественной войны ПУТС итальянской системы, установленной на лидере «Ленинград», заменили отечественной — «Мина» I очереди.

Скорость поворота аппаратов составляла 6°/с, углы обстрела (от траверза) — 30°.

Боезапас равнялся 1 6 торпедам: по четыре в каждом аппарате, и восемь запасных.

На проложенных на палубах лидеров минных рельсах могло размещаться до 84 мин образца 1926 года или 68 образца 1 931 года. Для постановки мин имелись минные скаты. Все минное оборудование лидеров проекта 1 было рассчитано на постановку этих мин в минных заграждениях.

Для защиты от якорных мин предназначались параваны-охранители отечественной конструкции типа К-1. Установленные в носовой оконечности корабля, они на скоростях 14—22 уз подсекали якорные мины в полосе 70 м (по 35 м с каждого борта).

Для борьбы с подводными лодками в кормовой части верхней палубы были установлены рычажные и совковые бомбосбрасыватели; их боезапас составлял 20 больших Б-1 и32малыхМ-1 глубинных бомб.

Химическое вооружение. В его состав входили три комплекта дымаппаратуры ДА № 1 (дымвещество — мазут) с выхлопом через дымовую трубу при производительности 50 кг/мин, один кормовой комплект ДА № 2 (дымвещество— смесь С-4, хлорсульфиновая кислота) и дымовые шашки МДШ (1 2 штук). Противохимическая защита обеспечивалась фильтровентиляционными установками, фильтрами ФП-300, фильтрующими противогазами на весь личный состав (дополнительно — 1 0% от комплекта) и изолирующими противогазами.

Штурманское вооружение, навигационное оборудование и средства связи

Почти все оно было отечественного производства и лишь некоторые приборы закупили за рубежом.

Штурманское вооружение лидеров составляли (в разные периоды времени): гирокомпас «Курс» (либо ГУ-М-1 модели 1), магнитные 1 27-мм и 75-мм шлюпочные компасы, лаг ГО марки 3 (модели 1 или 2), лаг типа «Гаусс», эхолот ЭЛ ЗШП, механический лаг типа «Томпсон» марки IV и ручные лоты.

Первый образец гирокомпаса «Курс» прошел государственные испытания в 1937 году на «Ленинграде». В дальнейших модификациях был введен ряд усовершенствований, улучшивших точность и эксплуатационные качества, в частности, установили выключатель затухания, обеспечивавший меньшую величину баллистической погрешности. Один из первых гирокомпасов «Курс-2» был установлен на «Харькове».

Магнитные компасы устанавливались на высоком нактоузе (главный компас), на низком нактоузе (путевой компас) и на настольной плите (рубочный компас). В 1941 году, когда для борьбы с магнитными минами на кораблях стали монтироваться обмотки размагничивания, для их компенсации были созданы специальные компенсирующие устройства.

Первоначально корабли проекта 1 имели на вооружении вертушечные лаги ГО марка III, модель 1, принятые на вооружение в 1934 году. Позже, в 1944 году на вооружение был принят гидродинамический лаг «Гаусс», обладавший относительно высокой точностью и надежностью в работе.

Одной из особенностей размещения навигационного оборудования являлась установка штурманских приборов «россыпью», что влекло за собой отсутствие взаимного обмена между приборами.

Лидеры имели современные потому времени средства связи и наблюдения. Для обеспечения дальней и ближней связи устанавливались радиопередатчики «Шторм-М», «Бухта», «Бриз», радиоприемники «Метель», 45-ПК-1, «Вихрь» и «Дозор». Основной радиопередатчик «Шторм-М» обеспечивал дальность связи на длинных волнах до 600 миль, а на коротких — до 3000 миль. Для оперативной (УКВ) радиосвязи имелся приемопередатчик «Рейд». Для проведения десантных операций лидеры снабжались радиостанциями 6-ПК, полевыми телефонными средствами типа УНА-Ф-31 и полевым кабелем. Из гидроакустических средств связи и наблюдения имелись шумопеленгаторы и приборы подводной связи типа «Арктур». На «Харькове» во время войны был установлен радиопеленгатор РБ-38. В качестве специальных средств связи использовалась спецаппаратура АСС-С.

К концу войны на лидере «Ленинград» были установлены полученные по ленд-лизу от союзников радиолокационные станции обнаружения типа 291 и типа 3Р. РЛС 291 могла обнаруживать воздушные цели на высоте до 3000 метров и на дистанции 41 км, а надводные корабли (эсминцы, крейсеры) — на дистанции 13— 16 км.

Для светосигнализации, визуальной связи и наблюдения служили 90-см боевой прожектор фирмы «Галилео», сигнальные 45-см прожекторы, фонари системы Семенова, аккумуляторные фонари типа «Ратьер», стереотрубы, бинокли, пистолеты Верри, сигнальные флаги и ракеты.

Авиационное вооружение

Согласно спецификации, на кожухе котельного отделения у носовой трубы предусматривались место для размещения легкого самолета-разведчика СПЛ, а на грот-мачте — грузовая стрела.