Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

П.И. Качур, А.Б. Морин. Лидеры эскадренных миноносцев ВМФ СССР

Глава 1. Рождение и развитие класса миноносцев

Своим рождением, становлением и превращением со временем в грозную силу в войне на море миноносцы были обязаны развитию минного оружия. В русском флоте все, связанное с подводным взрывом, традиционно относилось к минному делу, поэтому термин «мина» (с добавлением: заграждения, шестовая, буксируемая и так далее) прочно вошел в лексикон русских моряков. Когда в 1 865— 1 866 годах появились первые торпеды, их стали называть «самодвижущимися минами». Под этим термином они развивались в нашем флоте до середины 1 920-х годов и определили ряд последовательных этапов развития минных сил военно-морского флота и кораблей класса миноносцев (минных катеров, миноносок, миноносцев, минных крейсеров и контрминоносцев, эскадренных миноносцев, лидеров эскадренных миноносцев, а со второй половины XX века — и ракетно-артиллерийских эскадренных миноносцев).

Минное оружие, имевшее многовековую историю применения (в виде средневековых подземных фугасов и плавающих «адских машинок»), как активное боевое средство войны на море было предложено талантливым русским изобретателем, начальником инженерных войск Гвардейского корпуса генерал-майором К.А.Шильдером. Сам термин «мина» (в переводе с французского — «шахта») применялся саперами сухопутных войск для названия зарядов, которые закладывались ими в подземные галереи (сапы, подкопы), подводимые под крепостные стены противника. Этот термин впоследствии стал применяться и для подводных фугасов.

Работы по созданию морских мин начались в России с учреждения в 1833 году по инициативе К.А.Шильдера «Комитета о подводных опытах». В качестве члена этого комитета был приглашен профессор (с 1847 года — академик) Б.С.Якоби, который предложил создать и применить гальванические самовоспламеняющиеся мины с ударным замыкателем, реагирующим на ее наклон в момент удара о корпус корабля и подающим ток на запал мины.

В 1834 году К.А.Шильдер продемонстрировал на Обводном канале в Санкт-Петербурге показательный подрыв от береговой гальванической батареи двух подводных фугасов, который произвел на присутствующих потрясающий эффект. Водная среда в 800 раз плотнее воздуха, поэтому разрушительная сила подводного взрыва значительно больше, чем сила взрыва, произведенного в воздухе. Эффективность воздействия подводного взрыва на корабль зависит от многих факторов, в том числе от массы и мощности заряда, глубины, на которой произведен взрыв, расстояния подрыва заряда от корпуса корабля и прочности (взрывостойкости) корпусных конструкций корабля-цели.

Одновременно в нашей стране велась разработка пиротехнических мин. Их изобретателем и инициатором стал Э.Нобель, отец всемирно известного создателя динамита и учредителя Нобелевских премий А.Нобеля, который в 1 839 году представил генерал-инспектору по инженерной части великому князю Михаилу Павловичу письмо с чертежами «О новом способе воспламенения мин под водой». Изобретенный им взрыватель с ампулой серной кислоты срабатывал при ее разрушении от удара корпуса корабля, коснувшегося мины.

Удачное применение русским флотом во время Крымской войны 1853—1856 годов против кораблей противника (при обороне Кронштадта, Свеаборга, Ревеля, устьев рек Западная Двина и Дунай, Днепро-Бугского лимана и Керчи) мин заграждения конструкции Якоби и Нобеля привело к появлению и интенсивному применению в годы русско-турецкой войны 1877—1878 годов на Дунае и в Черном море шестовой мины и буксируемой мины-крылатки в атаках против турецких кораблей минными катерами, которые явились предшественниками миноносных кораблей.

Изобретательская мысль не стояла на месте и на очередном этапе развития минного оружия военно-морских флотов, с созданием поршневого двигателя, способного работать под водой с использованием энергии сжатого воздуха, появилось новое оружие, не требующее сближения с целью вплотную — подводный самодвижущийся снаряд (мина или торпеда).

Первая в мире торпеда с автоматическим регулированием глубины хода была разработана в 1865 году талантливым русским изобретателем И.Ф.Александровским. В том же году под его руководством на Балтийском заводе в Петербурге было завершено строительство первой отечественной подводной лодки с механическим двигателем, предназначенной для вооружения такой торпедой.

Первые опытные образцы торпеды И.Ф.Александровского были изготовлены и испытаны лишь в 1874 году. Спустя еще четыре года ему удалось на усовершенствованном образце добиться увеличения скорости хода до 18 уз.

Через год после Александровского, в 1866 году, заявление об изобретении торпеды на тех же принципах сделал англичанин Р. Уайтхэд, владелец завода в Фиуме, который предложил его австро-венгерскому флоту. Первые испытания торпеды Уайтхэда были проведены в Фиуме в 1868, в Англии — в 1870 году. Британское правительство приобрело у изобретателя патент и лицензию на производство торпед. Примеру Англии в 1 872 году последовали Франция, которая приобрела партию торпед, затем — Италия и Германия.

Выполняя заказ правительства Германии, Р.Уайтхэд создал усовершенствованную, практически новую торпеду со скоростью хода 20 уз. В 1873 году он предложил ее России, Морское министерство которой предпочло приобретение освоенных в производстве торпед Уайтхэда и свернуло продолжение работ И.Ф.Александровского, отказав последнему в проведении сравнительных испытаний этих торпед. Такое решение в значительной степени было продиктовано новым обострением русско-турецких отношений и практическим отсутствием у России, после ее поражения в Крымской войне, флота на Черном море, где господствовал сильный броненосный флот Турции, которому можно было противопоставить только новое подводное оружие.

В 1878 году между русским правительством и фиумским торпедостроительным заводом Р.Уайтхэда был заключен контракт на приобретение патента и лицензии на изготовление торпед в России, а также на поставку заводом в 1 878 году ста фиумских торпед. После подписания контракта в Кронштадте и Николаеве в срочном порядке были организованы флотские торпедные мастерские, которые в 1 878 году начали выпуск торпед. Однако их производственные возможности были крайне ограничены, поэтому в том же году с Р.Уайтхэдом заключили контракт на второй заказ (150 фиумских торпед со сроком поставки в 1 878—1879 годах).

Для исключения в дальнейшем зависимости от поставок нового оружия из-за рубежа была организована «выделка самодвижущихся мин системы Уайтхэда», как их в то время называли, на петербургском заводе Лесснера (ныне — завод «Двигатель») и Обуховском заводе Морского ведомства.

Пока шло освоение торпед российской промышленностью, во время Русско-турецкой войны 1 877—1 878 годов нашла свое применение идея группового боевого применения минных катеров, перевозимых на транспортных судах, против стоящих на рейде кораблей противника, выдвинутая еще в 1 876 году начинающим свою морскую службу молодым лейтенантом С.О.Макаровым. Благодаря его настойчивости для этих целей в конце того же года командованием Черноморского флота был выделен и переоборудован приобретенный у РОПиТ пароход «Великий князь Константин». С.О.Макарова назначили его командиром.

Из четырех минных катеров отряда только один («Чесма») был построен по специальному проекту на петербургском заводе Ч.Берда, второй («Синоп») был переоборудован из промерного катера, еще два («Наварин» и «Минер») — сняты с яхты «Держава» и шхуны «Полярная звезда».

После ряда смелых, но неудачных попыток применения катерами мин-крылаток на батумском и сулинском рейдах в апреле-августе 1 877 года, их дальнейшее использование было прекращено. С.О.Макарову удалось добиться получения самодвижущихся мин Уайтхэда. Первая попытка применения этих мин на батумском рейде в декабре того же года также оказалась неудачной из-за отсутствия опыта стрельбы (одна из двух мин выскочила на берег, вторая потеряла зарядную камеру, которая взорвалась от удара о грунт, не причинив вреда турецким кораблям).

В ночь с 1 3 на 1 4 апреля 1 878 года «Великий князь Константин» вновь подошел к батумскому рейду. Спущенные с него на воду катера «Чесма» и «Синоп» с дистанции 60 м атаковали турецкий сторожевой пароход «Интибах» минами, одна из которых поразила цель и пароход после взрыва быстро затонул. Катера благополучно вышли из-под обстрела и были подняты на борт русского парохода. Так завершилась первая в мире успешная боевая торпедная атака, а «Великий князь Константин» можно по праву считать прообразом представителей подкласса лидеров.

Успешное применение русскими моряками новых средств вооруженной борьбы на море стало стимулом к развитию мин заграждения, торпедного оружия и их носителей — минных заградителей и миноносцев. Эффективность нового оружия была доказана, однако его носители, минные катера, имевшие водоизмещение всего 3—7ти скорость хода 5—10 уз, могли использоваться только в тихую погоду, по неподвижным целям и на небольшом удалении от своих баз или с доставлявших их к месту атаки транспортов. Поэтому в дальнейшем, при проектировании новых миноносных кораблей, была поставлена задача предусмотреть возможность их самостоятельного выхода в открытое море. Чтобы обеспечить, по словам С.О.Макарова, «хоть сносные морские (мореходные. — Авт.) качества», пришлось увеличивать их главные размерения. Водоизмещение вновь создаваемых «миноносок» или, как их еще называли, «миноносных быстроходных шлюпок» возросло сначала до 11 т, в затем — до 33 т. Они вооружались вначале шестовыми минами, позднее — торпедными аппаратами.

Первую миноноску (водоизмещение 15 т, скорость хода — до 15 уз) в 1 872 году построил по заказу правительства Норвегии завод Д.Торникрофта в Англии; она получила наименование «Raps». В ноябре—декабре 1 876 года на том же заводе были приобретены две миноноски (№ 1 и № 2) для русского флота (они назывались также быстроходными миноносными катерами), доставленные в Одессу.

В мае 1 877 года эти миноноски совместно с минными катерами парохода «Великий князь Константин» и принимали участие в атаке на турецкие корабли на сулинском рейде. В результате атаки миноноска № 1 при взрыве мины получила сильные повреждения и была потоплена, а ее экипаж взят в плен. За мужество, проявленное экипажем в этом бою, миноноска № 2 получила наименование «Сулин».

В 1 878—1 879 годах на отечественных заводах было построено 111 миноносок, которые оставались в строю до Русско-японской войны 1904—1905 годов.

Хотя миноноски и сыграли значительную роль в развитии минных (торпедных) кораблей, они обладали существенным недостатком: из-за малой мореходности и незначительной дальности плавания их нельзя было использовать на больших морских театрах. Флот нуждался в минных кораблях, способных действовать вдали от своих баз. Это привело к созданию миноносцев водоизмещением 50— 150т, более мореходных и быстроходных, представлявших вместе с тем достаточно малую высокоманевренную цель, что являлось немаловажным условием успешного применения торпед.

Приоритет создания этого класса боевых надводных кораблей принадлежит России. Первый в мире мореходный миноносец «Взрыв» был построен в 1 877 году на заводе Ч.Берда в Петербурге. Его вооружение состояло из одного подводного торпедного аппарата. По разработанному в России проекту, выполненному с учетом результатов испытаний «Взрыва», в Англии был заказан миноносец «Батум» с двумя торпедными аппаратами.

Неплохие мореходные качества «Батума» проявились в 1880 году на переходе протяженностью около 5000 миль из Англии в Черное море. Это произвело сильное впечатление на все морские державы: вслед за Англией с 1 881 года миноносцы стала строить Германия, с 1 886 года — Франция и США.

Строившиеся в 1 890-х годах в России и для ее флота за границей миноносцы «Сухум», «Гагры», «Поти», «Котлин» и другие значительно отличались друг от друга. Заказывая их, Морское министерство стремилось накопить опыт для последующей серийной постройки миноносцев. На некоторых из этих кораблей применялись новые технические решения: так, построенный по проекту известного корабельного инженера Э.Е.Гуляева «Котлин» был первым в мире двухвинтовым миноносцем, на «Роченсальме» цилиндрические огнетрубные котлы заменили более надежными и безопасными водотрубными; на «Выборге» и «Адлере» и других проводились испытания различных систем нефтяного отопления паровых котлов. Сравнение этих миноносцев позволило сделать выбор прототипа для их серийного строительства, которое началось в 1 892 году. Головным кораблем серии стал «Пернов», построенный во Франции, на заводе Нормана в Гавре. По этому типу в 1 892— 1 898 годах было построено 24 корабля. Миноносцы типа «Пернов» и следующие за ними — типа «Циклон», построенные в Петербурге в 1 902— 1 904 годах, участвовали в Русско-японской войне.

Рост количества миноносцев, ставших грозным противником крупных кораблей, потребовал создания надежных средств

борьбы с ними. Эти средства развивались двумя путями — появилась скорострельная противоминная артиллерия, и одновременно создавались особые подклассы кораблей, способных защищать главные силы эскадр от групповых торпедных атак миноносцев. Так появились минные крейсеры и контрминоносцы (истребители миноносцев).

Первым минным крейсером русского флота стал «Лейтенант Ильин», построенный в 1 887 году на Балтийском заводе в Петербурге. Он имел 1 5 скорострельных орудий и 4 торпедных аппарата, скорость хода составляла 20 уз. Вслед за ним, в 1 889 году Николаевское адмиралтейство построило минный крейсер «Капитан Сакен», отличавшийся от своего прототипа сокращенным составом артиллерийского вооружения.

Вторую серию минных крейсеров представляли шесть кораблей типа «Казарский», строившиеся в 1 889-1 896 годах германской фирмой «Ф.Шихау» в Эльбинге, заводом «В.Крейтон и К°» в Або и Николаевским адмиралтейством. Последним минным крейсером стал «Абрек», построенный заводом «В.Крейтон и К°». Эти корабли отличались большей скоростью хода и дальностью плавания.

«Лейтенант Ильин», «Капитан Сакен», «Воевода» и «Посадник» в боевых действиях участия не принимали, находились в составе практических эскадр Балтийского и Черного моря для подготовки личного состава.

«Всадник» и «Гайдамак» после их постройки в Финляндии были переведены на Дальний Восток. Они являлись главной минной силой русской эскадры, сосредоточенной в 1 895 году в китайском порту Чифу: несли охранение, отрабатывали торпедные атаки, выполняли экстренные посыльные поручения. Универсальность этих кораблей после их модернизации (усиления артиллерии, установки новых котлов и тралов) в полной мере проявилась в Русско-японской войне. Помимо сторожевой службы и охраны внешнего рейда на подходах к Порт-Артуру, они обеспечивали проходы русской эскадры через минные поля в открытое море, охраняли ее в походе от миноносцев противника. 31 марта 1904 года «Гайдамак» спас несколько десятков членов экипажа броненосца «Петропавловск» после его подрыва на мине. Оба минных крейсера активно действовали до конца осады крепости, после чего были затоплены во избежание их захвата противником.

В начале 1 890-х годов в России и за рубежом после проведения ряда учений и испытаний выявилась неспособность находившихся в составе военно-морских флотов миноносцев действовать совместно с эскадрами, а минных крейсеров — надежно охранять крупные корабли от атак миноносцев противника. Назрела необходимость создания легких, но достаточно мореходных миноносных кораблей, превосходящих существующие миноносцы как по скорости, так и по вооружению.

В России к пониманию этой проблемы наиболее близко подошла комиссия из офицеров и инженеров Черноморского флота, назначенная в конце 1 891 года для выбора лучшего типа такого корабля. Сформулировав основные требования к новому «эскадренному» миноносцу, она сделала вывод о необходимости увеличения его главных размерений, определила минимальное водоизмещение 400 т, скорость не менее 25 уз и дальность плавания, позволяющую действовать в пределах всего Черного моря, а на Балтике — до Датских проливов.

Первым из русских миноносцев нового типа стал «Сокол», построенный в 1 895 году в Англии. По этому типу в 1 899— 1902 годах на отечественных заводах было построено еще 26 миноносцев, часть из них приняли участие в Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войнах. Обладая скоростью хода около 26 уз, повышенной мореходностью, более сильным артиллерийским и торпедным вооружением, они настолько превосходили по своим тактико-техническим элементам миноносцы прежней постройки, что прочно заняли их место в составе русского флота. Их развитием стали построенные перед Русско-японской войной миноносцы типов «Форель», «Кит», «Буйный» и других — всего около 60 кораблей.

Миноносцы к этому времени стали самым многочисленным классом боевых надводных кораблей: например, в составе русского миноносного флота в 1 885 году числилось 109 миноносок и 6 миноносцев, в 1 895 году — 105 миноносок, 51 миноносец и 8 минных крейсеров, а в 1905 году — 80 миноносок, 149 миноносцев и 9 минных крейсеров.

Рост главных размерений и водоизмещения миноносцев повышал их заметность и уязвимость от противоминной артиллерии броненосцев и крейсеров. В этой связи возникла острая потребность в кораблях принципиально нового типа, способных скрытно атаковать противника торпедами из-под воды. Благодаря прогрессу науки, техники и промышленности того времени это стало предпосылкой появления «полуподводных миноносцев» (подводных лодок в классификации боевых кораблей русского флота тогда еще не было).

В 1901—1903 годах в России был создан опытный полуподводный миноносец «Дельфин», в 1 904 году построена серия из шести кораблей типа «Касатка». В 1906 году полуподводные миноносцы были объявлены самостоятельным классом боевых кораблей и получили официальное наименование подводных лодок. С тех пор началось создание подводных сил русского флота, которые с течением времени стали мощным средством ведения вооруженной борьбы на море.

Бурное развитие класса миноносцев в начале XX века привело к созданию кораблей, способных действовать в составе эскадр. Они предназначались для защиты крупных артиллерийских кораблей — линкоров и крейсеров — от миноносцев противника, а также для выполнения групповых торпедных атак. По классификации кораблей русского флота их отнесли к классу эскадренных миноносцев (эсминцев).

Опыт Русско-японской войны показал, что миноносцы являются универсальными кораблями, способными решать, кроме основных, и ряд дополнительных задач: нести дозорную и разведывательную службу, ставить минные заграждения, поддерживать артиллерийским огнем приморский фланг армии и другие. В связи с этим возникла необходимость дальнейшего повышения мореходных качеств, увеличения дальности и автономности плавания, усиления вооружения.

Построенные в 1905—1907 годах на добровольные пожертвования населения на восстановление русского флота эсминцы Балтийского флота типов «Украина», «Финн», «Всадник» и «Охотник» имели водоизмещение 500—615 т. Близкими к ним по основным элементам были и эсминцы типа «Лейтенант Шестаков», построенные в 1907— 1909 годах для Черноморского флота. Все они имели в составе главной энергетической установки котлы с угольным отоплением и паровые машины, обеспечивающие скорость хода 25 уз.

Постройка в 1 910—1913 годах на Путиловской верфи в Петербурге первого в России турбинного эсминца с котлами на нефтяном отоплении, ставшего родоначальником ряда серий кораблей этого типа, явилась коренным переворотом в развитии отечественных эсминцев. «Новик», который развил на испытаниях небывалую по тем временам скорость 37,3 уз, имел значительно более сильное, чем его предшественники, артиллерийское и торпедное вооружение.

В 1910 году в составе русского флота было 10 миноносок, 98 миноносцев и 116 эсминцев; в 1915 году — 44 миноносца и 114 эсминцев; в 1917 году — 28 миноносцев и 118 эсминцев.

Увеличение скорости и, особенно, усиление противоминного вооружения линкоров и крейсеров резко снизили возможность и эффективность торпедных ударов эсминцев. Поэтому скорость хода стала основным (как тогда говорили — главнейшим) тактико-техническим элементом эсминцев. Считалось, что только быстроходные корабли этого класса с усиленным торпедным вооружением могут рассчитывать на успешную борьбу с крупными кораблями противника.

Вместе с тем, в годы Первой мировой войны в составе флотов ведущих морских держав, наряду с эскадренными миноносцами и подводными лодками, широкое боевое применение нашли более быстроходные и значительно менее заметные надводные корабли нового класса — торпедные катера, которые в групповых атаках также достигли значительных успехов.