Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Морская коллекция 7. 2003. Тяжелый авианесущий крейсер "Киев"

ВООРУЖЕНИЕ

Авиационное вооружение. На головном корабле предусматривалась возможность базирования 22 летательных аппаратов, в двух вариантах комплектации — самолетном (20 штурмовиков Як-36М (Як-38) и два спасательных вертолета Ка-25ПС) или вертолетном (20 противолодочных вертолетов Ка-25ПЛ и два спасательных Ка-25ПС). Всего же имелась возможность одновременного базирования на борту до 30 машин. Все они хранились в одноярусном ангаре (130x22,5x6,6 м), связанном с полетной палубой двумя самолетоподъемниками (лифтами), расположенными слева и в корму от надстройки. Первый служил обычно для спуска ЛАК в ангар, а второй— для подъема. Проектная вместимость ангара — 22 летательных аппарата. Перемещение самолетов и вертолетов по верхней палубе осуществлялось специальными тягачами, по ангару — с использованием системы продольно-поперечной буксировки. Ангар оборудовался системами вентиляции с автоматическим выключением при пожаре, контроля концентрации паров авиакеросина, водораспыления, воздушно-пенного пожаротушения и сигнализации; при необходимости пять опускаемых противопожарных асбестовых штор могли разделять общее пространство ангара на шесть изолированных зон.

Несколько слов об организации корабельного авиаполка. В отличие от американской практики, состав авиагруппы корабля пр. 1143 не был фиксированным и мог варьироваться в зависимости от решаемой задачи. Самолетный вариант предусматривал прием на борт 20 СВВП и двух спасательных вертолетов, вертолетный — 20 машин Ка-25ПЛ и двух спасательных.

На полетной палубе «Киева» имелись площадка для спасательного вертолета (с буквой «С» внутри круга) и шесть ВПП (№ 1—6), обозначенных белыми кругами с соответствующими номерами внутри каждого. Кроме того, в центре кормовой части располагалась площадка для посадки транспортных вертолетов с буквой «Т» внутри круга. Вдоль полетной палубы слева и справа наносились пунктирные полосы ярко-желтого цвета, ограничивавшие участки палубы, в пределах которых СВВП могли осуществлять взлетно-посадочные операции.

Теоретически предусматривалась возможность поочередного старта с номерных ВПП шести самолетов, однако в первое время это не практиковалось из-за осложнений при посадке (до установки выравнивающих устройств нормальному вертикальному взлету самолетов с первых трех ВПП препятствовали также неупорядоченные воздушные потоки). Малейшее нарушение темпа и временных интервалов неминуемо привело бы к потере машин вследствие выработки топлива. Поэтому обычно практиковались взлеты тройками, с интервалом 10 мин, при этом воздушные коридоры подхода к кораблю заблаговременно освобождались, а совершившие посадку машины откатывались вперед к заправочной позиции у надстройки.

Обычно взлетно-посадочные операции на борту ТАКР осуществлялись следующим образом: поднятые на подъемниках из ангара Як-38 устанавливались буксировщиками на технических позициях (обозначены тремя белыми полосами) со стороны правого борта. После швартовки машин на местах производились их заправка и снаряжение, поднятое из трюмных погребов вооружение подвешивалось к самолетам. После опробования механиками подъемно-маршевого двигателя пилоты занимали места в кабинах самолетов и по команде руководителя полетов, находившегося в застекленном посту управления на четвертом ярусе островной надстройки, осуществляли запуск ПМД, поочередное выруливание и раскладывание крыльев. Так же поочередно осуществлялся запуск ПД, и самолеты после краткого зависания над палубой по одному уходили вверх с последующим отворотом влево. Средняя продолжительность полета самолета с двумя бомбами ФАБ-100 или пушечным контейнером УПК-23-250 составляла 20 мин.

Посадка производилась в обратном порядке. За три-четыре минуты до нее, на удалении около 5 км от корабля, СВВП ложился на посадочную глиссаду с углом наклона 2°—2,5° и, приближаясь к крейсеру, постепенно гасил скорость. Вертикальная посадка или посадка с проскальзыванием происходила с высоты 15—20 м на площадки № 4 и 5. После касания палубы выключались ПД, опускалась створка верхнего воздухозаборника, поворотные сопла приводились в горизонтальное положение, складывались консоли крыльев. После этого самолет заруливал на носовые технические позиции (за газоотбойным щитом ПУ ракетного комплекса «Базальт»). Техническая особенность: вырулить оттуда после заправки самолет уже не мог, поэтому перемещали его на кормовую техническую позицию лишь с помощью палубного тягача-буксировщика.

Для обеспечения деятельности корабельной авиагруппы (в самолетном варианте) на борту хранились необходимые запасы авиатоплива, а также 18 спецавиабомб РН-28, 143 управляемые ракеты Х-23,176 ракет Р-ЗС, 4800 неуправляемых ракет С-5, 30 баков с зажигательной жидкостью ЗБ-500,20 разовых бомбовых кассет РБК-250 (с бомбами ПТАБ-2,5).

Решение задач поиска, обнаружения, сопровождения и огневого поражения подводных лодок возлагалось на вертолеты Ка-25ПЛ. В состав специально разработанных для них систем ПЛО, объединенных в поисково-прицельную систему (ППС) «Байкал», входили РЛС «Ини-циатива-2К», опускаемая гидроакустическая станция (ОГАС) «Ока», радиогидроакустическая система «Баку» с приемным устройством СПАРУ-55 и 36 сбрасываемых радиогидроакустических буев (РГАБ), а также аналоговое прицельно-вычислительное устройство «Жасмин». На Ка-25 применялись четырехканальный автопилот и система автоматического управления двигателями. Вертолеты при решении задач ПЛО могли осуществлять поиск подводных целей, используя РГАБ, а также целеуказание с выносных постов (других кораблей и самолетов). Для уточнения координат обнаруженных целей использовалась ОГАС.

Поражать обнаруженные подводные лодки могли как сами вертолеты (самонаводящимися противолодочными торпедами АТ-1 или глубинными бомбами массой 50 или 250 кг), так и собственно крейсер, используя РПК «Вихрь», торпедные аппараты либо РБУ.

Для обеспечения деятельности авиагруппы в вертолетном варианте на борт (взамен указанной для самолетного варианта) принимались 30 авиаторпед АТ-1, 40 противолодочных авиабомб ПЛАБ-250-120, 504 гидроакустических буя РГБ-НМ, 300 радиобуев «Поплавок» и 300 ориентирных буев ОМАБ-25.

Ударное ракетное оружие было представлено в виде главного ракетного комплекса «Ураган-1143» (П-500), состоявшего из четырех ненаводящихся спаренных контейнерных пусковых установок СМ-241 с фиксированным углом старта, станции управления «Аргон-1143», аппаратуры регламентного контроля и восьми крылатых ракет П-500 («Базальт»). Предусматривалась возможность однократной перезарядки главного комплекса, для чего еще восемь запасных ракет хранились в погребе.

Назначение комплекса, принятого на вооружение в 1975 году, — поражение крупных надводных целей и укрепленных береговых объектов. Дальность действия — 550 км. Ракета оснащалась маршевым турбореактивным двигателем повышенной тяги и экономичности КР-17-300 и стартовым ускорителем. Боевая часть — фугасно-кумулятивная или ядерная массой 500 кг, наведение — посредством телеуправления или с использованием активной радиолокационной головки самонаведения (АРГСН), скорость полета — 2,5 М, стартовая масса — 6200 кг, габаритные размеры — 12,4x0,88 м, размах крыльев — 2,6 м. Повышенная помехозащищенность ракеты позволяла при стрельбе залпом осуществлять избирательное поражение главных целей атакуемого корабельного соединения (как правило, это был авианосец). Ракета П-500 имела профиль полета «большая высота — малая высота», причем конечный участок траектории на малой высоте отличался большой протяженностью. Для облегчения преодоления ближнего рубежа ПРО надводных кораблей ракету частично бронировали.

Антенный пост системы управления «Аргон-1143» (с бортовой ЭВМ) располагался в носовой части верхней палубы корабля и в положении «по-походному» находился в сложенном состоянии.

Пуски осуществлялись одиночными ракетами или залпами по две и более. В то же время эффективное применение КР на полную дальность требовало наличия выносных пунктов целеуказания (космические аппараты, самолеты Ту-95РЦ или вертолеты Ка-25РЦ с аппаратурой МРСЦ-1 «Успех»/«Успех-У»), а для гарантированного поражения таких охраняемых целей, как авианосцы, было необходимо их массированное применение.

При залповой стрельбе одна из ракет, следуя на большой высоте, могла управлять полетом остальных, следовавших на бреющем полете в режиме полного радиомолчания, а также осуществлять при этом поиск и классификацию (с одновременной передачей данных на другие ракеты) обнаруженных целей. Другой режим при залповой стрельбе предусматривал следование всей группы атакующих ракет на малой высоте в режиме радиомолчания с использованием АРГСН только на конечном участке траектории полета (в тех случаях, когда координаты и параметры движения атакуемой цели известны достаточно точно). Траектория полета ракет в залпе могла быть разной, включая перемену высоты в процессе атаки, в зависимости от дальности до цели.

Зенитно-ракетное вооружение «Киева» было представлено двумя универсальными зенитно-ракетными комплексами (УЗРК) «Шторм-М» и двумя ЗРК ближней дальности (ЗРК БД) «Оса-М». Назначение первых — поражение воздушных и морских целей. Каждый из комплексов «Шторм-М» включал поворотную пусковую установку Б-189, систему управления «Гром», аппаратуру регламентного контроля и боезапас (48 ЗУР В-611). «Гром» имел два радиолокационных канала самонаведения одной цели для лучшей помехозащищенности работающих в различных диапазонах волн и использующих моноимпульсный метод пеленгации. Оба радиолокационных канала телеуправления двумя ЗУР также работали на различных частотах, что обеспечивало невозможность подавления одной мощной помехой сигналов двух целевых и двух ракетных каналов. Стабилизированный антенный пост «Грома» имел решетчатые параболические антенны оригинальной конструкции, из которых две нижние (сопровождения целей) монтировались на передней поверхности контейнеров коробчатого типа с аппаратурой, а две верхние (сопровождения ракет) — сверху контейнеров. Между ними размещалась рупорная антенна передачи команд.

ЗУР В-611 (4К60) представляла собой одноступенчатую твердотопливную ракету с максимальной скоростью полета 1200 м/с. Боевая часть — осколочно-фугасная, массой 120 кг, оснащенная неконтактным взрывателем. Допустимый промах ракеты — 40 м (радиус поражения цели с необходимой вероятностью). ЗУР поступала на корабль полностью снаряженной и не требовала дополнительных проверок. Ракеты хранились в двухъярусном погребе, каждый из которых имел по четыре барабана на шесть ракет каждый. Для модификации ЗРК «Шторм-М» (на вооружении с 1972 года) были характерны пониженная минимальная высота зоны поражения и возможность стрельбы по маневрирующим целям и вдогон. Дальность действия ЗРК — до 35 000 м, досягаемость по высоте — до 25 000 м. Темп стрельбы — один пуск каждые 30 с. Масса одного ЗРК — около 125 т.

Каждый ЗРК БД «Оса-М» включал пусковую установку ЗИФ-122, станцию управления стрельбой 4РЗЗ и боекомплект из 20 ЗУР 9МЗЗ. В походном положении подъемная часть с пусковыми балками и вращающейся частью находилась в специальном погребе, где размещался и боекомплект. Ракеты располагались в четырех барабанах по пять ЗУР в каждом. Подъемная часть поднималась над палубой только в боевом положении вместе с двумя ЗУР. После пуска первой ракеты пусковые балки автоматически принимали вертикальное положение, а подъемная часть ПУ опускалась за очередными двумя ЗУР Перезаряжание занимало от 16 до 21 с. Скорострельность по воздушным целям составляла 2 выстр./ мин, по надводным — 2,8 выстр./мин. Масса комплекса без боезапаса равнялась 6850 кг. РЛС управления огнем находилась в непосредственной близости от пусковой установки и позволяла самостоятельно обеспечивать обнаружение целей, летящих на высоте 3,5—4 км, на дальности до 25— 30 км и на больших высотах — до 50 км. Координаты обнаруженной и опознанной цели поступали на станцию сопровождения, где использовались для наведения АП по пеленгу и поиска цели по углу места. Благодаря совмещению режимов обнаружения и захвата цели на сопровождение в одной системе время реакции сокращалось на 6—8 с.

Ракета 9М33 — одноступенчатая, твердотопливная, с двухрежимным двигателем, компоновка по схеме «утка».

После схода с направляющих ПУ наведение ЗУР осуществлялось системой управления. При приближении ракеты к цели на нее подавалась команда для взведения радиовзрывателя, который начинал излучать радиомагнитные импульсы и срабатывал при определенном уровне их отражения от цели. Предельный радиус срабатывания взрывателя — 15 м. Комплекс получал ЦУ как от корабельной системы обнаружения, так и от собственной системы управления, для этого служила РЛС. ЗРК «Оса-М» был принят на вооружение в 1973 году.

Артиллерийское вооружение состояло из двух артиллерийских комплексов АК-726-МР-105 и четырех автоматизированных арткомплексов АК-630-МР-123. АК-726-МР-105 включал спаренную 76,2-мм универсальную башенную артиллерийскую установку АК-726 с системой управления МР-105 («Турель»). Боекомплект — 3400 выстрелов. Темп стрельбы — до 90 выстр./мин. Дальность стрельбы по воздушным целям —13 км, морским и береговым— 15,7 км. Тип боезапаса — осколочно-фугасный, применялись два типа взрывателей: радиолокационный и контактно-ударного действия. Масса установки без боекомплекта — порядка 26 т. Принят на вооружение в 1964 году и предназначался для поражения воздушных, морских и береговых целей.

Комплекс АК-630-МР-123 включал две башенные шестиствольные 30-мм установки АК-630 (А-213) с системой управления МР-123 («Вымпел»). Боекомплект — 32 000 выстрелов; темп стрельбы— до 5000 выстр./мин. Дальность стрельбы 4—5 км. Патроны — осколочно-зажигательные и осколочные фугасно-зажигательные. Масса установки —до 3700 кг. Принят на вооружение в 1976 году. Основное назначение — поражение средств воздушного нападения, прежде всего атакующих крылатых ракет, а также малоразмерных морских целей, плавающих мин и т.п.

Противолодочное вооружение «Киева» в точности соответствовало установленному на ПКР «Москва». Оно было представлено ракетным противолодочным комплексом (РПК) «Вихрь», двумя поворотными пятитрубными торпедными аппаратами ПТА-53-1143 и двумя реактивными бомбометными установками РБУ-6000. РПК «Вихрь» (стабилизированная спаренная ненаводящаяся пусковая установка МС-32, аппаратура регламентного контроля и боезапас) был принят на вооружение в 1968 году. Его шестиметровая неуправляемая твердотопливная баллистическая ракета 82Р имела стартовую массу 1800 кг, габаритные размеры 6x0,54 м и ядерную боевую часть. Боекомплект (16 ракет) хранился под палубой в автомате заряжания, то есть в горизонтально расположенных барабанах, с помощью которых осуществлялась перезарядка пусковой установки.

Стрельбу можно было вести как одиночными ракетами, так и двухракетными залпами. Подрыв БЧ ракеты производился на глубине до 200 м. Глубина действия превышала 500 м, а радиус поражения — 1500 м. Данные для стрельбы выдавались системой управления «Спрут-1143». РПК теоретически позволял надводному кораблю атаковать и уничтожить атомную подводную лодку на дальности более 20 000 м, не подвергая корабль-носитель риску стать жертвой собственного оружия.

Два 533-мм пятитрубных поворотных торпедных аппарата ПТА-53-1143 (с боезапасом 10 торпед) размещались в специальных бортовых нишах с лацпортами побортно. Такая компоновка на корабле с избыточным надводным бортом обуславливалась значением величины предельно допустимой высоты падения торпед в воду (не более 7—7,5 м). Аппараты предназначались для стрельбы самонаводящимися противолодочными торпедами СЭТ-53 и СЭТ-65, хранившимися в аппаратах.

Две автоматические 12-ствольные реактивные бомбометные установки РБУ-6000 (боекомплект 120 бомб), входившие в состав системы «Смерч-2», принятой на вооружение в 1961 году, предназначались для одиночной или залповой стрельбы реактивными глубинными бомбами РГБ-60 массой 119,5 кгс23,5-кг фугасной боевой частью на дальность до 6000 м. В состав системы также входили заряжающее устройство, глубинные бомбы РГБ-60 со взрывателями УДВ-60 и ВБ-2, система ПУСБ «Буря». Целеуказание выдавалось корабельной системой «Спрут-1143».

Основной задачей РБУ являлось поражение подводных лодок, вспомогательной — уничтожение атакующих корабль торпед за счет стрельбы по площадям. В то же время достаточно эффективные против дизель-электрических субмарин РБУ не могли представлять серьезной угрозы для быстроходных атомных подлодок. Поэтому на корабле пр. 1143 основной задачей РБУ было как раз поражение атакующих торпед.

Радиотехническое вооружение «Киева» включало автоматизированную систему сбора и обработки информации, целеуказания и выработки решения «Аллея-2» (управление оружием и радиотехническими средствами ПКР, а также наведение вертолетов), гидроакустическую станцию дальнего обнаружения быстроходных подводных лодок МГ-342, гидроакустический комплекс для обнаружения подводных лодок «Платина», аппаратуру приема информации от РГАБ МГС-407К, станцию обнаружения подводных лодок по тепловому контрасту кильватерной струи МИ-110К, станцию обнаружения подводных лодок по кильватерному следу МИ-110Р, трехкоординатную помехозащищенную РЛС дальнего воздушного обнаружения и целеуказания МР-600 (основная), трехкоординатную помехозащищенную РЛС обнаружения воздушных и надводных целей «Фрегат» (резервная), систему автоматизированной обработки радиолокационной информации и целеуказания «Байкал-1143», аппаратуру системы радиолокационного опознавания «Кремний-2М», морские приборы целеуказания МПЦ-301, навигационные РЛС «Волга» и «Вайгач-1143» (с блоком «Пальма»). Корабль оснащался навигационным комплексом «Салгир-1143», двумя эхолотами (НЭЛ-6 и НЭЛ-10), автоматизированным комплексом средств связи «Тайфун-1» (14 KB- и два СВ-радиопередатчика; 21 KB- и один СВ- и СДВ-радиоприемник, 13 УКВ-радиостанций).

Средства радиоразведки — три радиоприемника типа Р-678Н, шесть — типа Р-670М и два — типа Р-721; кроме того, два комплекта панорамного устройства СРС-2, широкообзорные УКВ-приемники Р-710 и Р-714 и система постановки радиопомех(УКВ) Р-740К.

Согласно проекту корабль оснащался автоматизированными системами ближней навигации, привода и посадки на корабль летательных аппаратов («Привод-СВ»).

В состав радиотехнического вооружения входили средства информации о радиолокационной обстановке и радиоэлектронного противодействия («Гурзуф» и «Гурзуф-1»), аппаратура обеспечения одновременной работы корабельных радиотехнических средств, гидроакустические станции «Орион» (подкильная) и «Платина» (с буксируемой антенной).

При этом, в отличие от опускаемой антенны на ПКР проекта 1123, гидроакустическая антенна ГАС «Орион» на «Киеве» размещалась в стационарном бульбовом обтекателе. Бортовые акустические комплексы в сочетании с другими средствами позволяли обнаружить цель на любой доступной для подводных лодок глубине погружения.

Главная энергетическая установка (ГЭУ) крейсера была унифицирована с применявшейся ранее ЭУ крейсеров проектов 58 и 1123. На «Киеве» она была принята четырехвальной, котлотурбинной (восемь котлов КВН 98/64), с высокими параметрами пара, суммарной мощностью 180 000 л.с. ГЭУ состояла из четырех автономных турбокотельных групп, расположенных по две в двух машинно-котельных отделениях, образующих два самостоятельных отсека и работающих каждая на свой гребной винт. Четыре главных турбозубчатых агрегата типа ТВ-12-3 позволяли кораблю развивать скорость полного хода 30,7 узла.

В качестве движителей использовались четыре бронзовых четырехлопастных малошумных гребных винта. Корабельные электростанции (шесть турбогенераторов и четыре дизель-генератора общей мощностью 15 000 кВт) располагались в смежных с машинно-котельными отделениями энергоотсеках, из расчета по два на каждый эшелон. Элементы установки, генераторные агрегаты и главные распределительные щиты были унифицированы с проектом 1123. Для автоматизированного управления электроэнергетической установкой служила система «Терек-2». Широко применялись амортизация механизмов и использование изолирующих покрытий, особенно в машинных отделениях.

Основные корабельные устройства и системы включали:

— автоматизированный якорный комплекс из двух якорей Холла массой по 10 т, двух якорь-цепей калибра 72 мм по 350 м и двух якорно-швартовных шпилей с дистанционным управлением ШЭ72; предусматривалась возможность автоматического подтормаживания свободного падения якоря (опускания якорь-цепи). Отдача якорей осуществлялась дистанционно из ходовой рубки корабля;

— рулевое устройство в составе двух полубалансирных рулей, двух рулевых машин Р35, аппаратуры авторулевого «Питон-231Н»;

—  успокоители качки — один комплект устройства 89-1 в составе одной пары выдвижных управляемых рулей с закрылками и аппаратуры управления рулями «Руль-63М»;

— система автоматического включения противопожарных средств «Карат-М».

Все корабельные системы имели централизованное дистанционное и автоматизированное управление посредством системы «Каспий». Корабль оснащался четырьмя холодильными машинами МХТМ-235-2000, четырьмя водоопреснительными установками котельной воды МЗ-С, а также системой кондиционирования из 25 установок «Пассат» в жилых и служебных помещениях крейсера.

Корабельные плавсредства включали два больших командирских катера пр.1404 («Соколенок»), два больших рабочих катера пр.1402Б («Бекас»), два шестивесельных яла проекта ЯЛ П6. Все они, как и устройства для спуска на воду и подъема на борт, размещались на шлюпочных площадках в нишах корпуса в корме. 120 спасательных плотиков типа ПСН-10М размещались на специальных креплениях вдоль обоих бортов.

Корабль комплектовался устройствами для приема жидких и сухих грузов — одним «Струна 2П-400», двумя «Струна П-1000» и одним «Струна 1П-2.5» типа СО.

Химическое вооружение включало систему универсальной водяной защиты, комплекты зимней спецобработки и 52 фильтровентиляционные установки (ФВУ).

В общей сложности только на головном корабле серии предполагалось установить образцы 24 новых систем, еще не принятых на вооружение ВМФ СССР (!).

Экипаж крейсера составлял по штату 1433 человека (1483 со штабом), в том числе 280 (320) офицеров, 216 (221) мичманов и главстаршин и 937 (942) старшин и матросов. Офицеры размещались в 68 одно- и двухместных каютах, мичманы и главстаршины — в 66 одно- и шестиместных каютах, старшины и матросы— в 55 шести—двадцатишестиместных кубриках. Автономность по запасам провизии составляла 30 суток.