Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Р. М. Мельников. Линейный корабль "Император Павел I" 1906 - 1925 гг.

8. "Систему нельзя назвать удачной"

Осенью 1903 г. головной броненосец "Цесаревич" задержался с выходом из Тулона неудачами в испытаниях башенных установок 12-дм орудий. Выходя из себя от негодования за такую непростительную нерадивость командира броненосца И.К. Григоровича и его офицеров, не сумевших предвидеть несовершенство французской системы башен, а теперь срывавших переход корабля в Порт-Артур, тогдашний и.д. начальника ГМШ контр-адмирал З.П. Рожественский писал: "умывальники и каютные занавеси, наверное, лучше присмотрены" (P.M. Мельников. "Цесаревич", ч 1,С-Пб,2000,с. 38-39). В том же 1903 г. началось проектирование усовершенствованного броненосца на базе проекта "Цесаревича", и вот теперь, спустя 9 лет, новый корабль "Император Павел I", так же точно, как и "Цесаревич", не мог вступить в строй из-за недоработки его башенных установок. Различие было лишь в том, что теперь, учитывая уроки прошлого и обстановку мирного времени, флот прилагал усилия по их усовершенствованию.

Шагом назад от достигнутого ранее уровня были и угол возвышения 12-дм орудий и соответствующая дальность стрельбы. Он превосходил утвердившуюся до Цусимы норму 12-15° (броненосцы типа "Полтава" и "Бородино") но уступал 40°, которые предусматривались для 10-дм пушек броненосцев типа "Пересвет". Немало в проектах установок "Павла I" было унаследовано и других, не отвечающих боевым условиям изъянов башен прежнего типа, о которых с редкой откровенностью говорилось в статьях капитана 1 ранга A.M. Герасимова (1862-1931, Тунис), в Морском сборнике за 1906 г. (№ 2 и № 3) и в отзыве на них полковника А.П. Миллера (1865-?) в Морском сборнике за 1906 г. № 7. В приборном же оснащении установок "Императора Павла I" отставание от мирового уровня оказалось просто фантастическим, и его преодоление (по настоянию ГМШ) потребовало на кораблях несколько лет напряженных творческих поисков конструкторов и неоднократных переделок по результатам испытаний.

Решение этих проблем на корабле в продолжение 1911-1914 гг. потребовало выполнения комплекса девяти опытно-конструкторских работ в установках 12-дм орудий и столько же в 8-дм орудиях. Окончательно справиться с ними удалось только в 1912-1914 гг., поэтому о них будет сказано несколько позже. Пока же вместе с этими работами и неоднократными их переделками кораблю приходилось решать еще множество других работ самого разного назначения.

В числе требующих завершения работ по ведомости Балтийского завода значились укрепление мамеринцев 12-дм башен, не выдерживавших действия газов при стрельбе из соседних башен. Для уменьшения дифферента на корму предстояло устроить в корме хранилище для запаса 300 т пресной воды. Совсем новым вопросом было устройство управления кораблем с поста вне боевой рубки с ликвидацией дальномерной рубки и установкой вместо нее походной.

Но определяющими оставались работы по артиллерии. Стрельбы 1912г. выявили постоянное рассогласование прицелов, крепления которых оказались несоразмерно слабыми в сравнении с относительно более тяжелыми новыми указателями высоты прицелов системы завода Н.К. Гейслера. С этой проблемой Металлический завод справился только в 1912-1913 гг., а зимой 1913-1914 гг. заменил прицелы новыми. Огромных конструкторских усилий потребовала от Металлического завода полная переделка приводов открывания замков, которые в 1912г. пришли в полное расстройство и сильно дезорганизовывали все манипуляции заряжания и действия прибойника. Одновременно с этой работой Металлического завода Обуховский завод в 1913 г. установил новые стреляющие приспособления, а гальваническая мастерская Кронштадтского порта заменила проводку и переделала приборы гальванической стрельбы — тем самым были устранены осечки, постоянно происходившие во время стрельб 1912 г.

Особенно мучительной оказалась "борьба" с муфтами Дженни. Их первые в русском флоте образцы, появившиеся на корабле в марте 1911 г., не выдержали опытовой проверки в кампании 1912г. Они, как говорилась в "Описании" (с. 71), "часто ломались, имели большие мертвые хода, не давали малых скоростей, часто расстраивались и требовали постоянной регулировки". Офицеры настояли на их кардинальной переделке и усовершенствовании, что удалось только к весне 1913 г.

На три года затянулись работы по обеспечению признанной необходимой по опыту войны раздельной наводки орудий. Первоначальное половинчатое решение(один из прицелов применяли для горизонтальной наводки, а орудия соединялись на залп), снижавшее скорострельность при неисправности одного из орудий, было заменено установкой в 1912-1914 гг. Путиловским заводом добавочных постов горизонтального наведения. Весной 1913 г. были устранены обширные конструктивные недостатки лебедок зарядников, не выдержавшие частных испытаний в 1912г. и вызывавшие постоянные сбои в заряжании орудий. Зимой 1913-1914 гг. Металлический завод еще раз кардинально усовершенствовал кинематическую схему приводов зарядника, прибойника и открывания замка, обеспечив возможность применения ручного прибойника при неисправности механического. Долгой и утомительной оказалась и работа по упрощению оказавшихся слишком сложными и ненадежными систем "взаимной замкнутости".

Существенной переделке подверглись и установленные первоначально (с января 1911 г. до весны 1912 г.) приборы управления артиллерийским огнем системы завода Н.К. Гейслера. Уже в 1912 г. пришлось в носовой рубке снимать все дающие приборы системы и заменить их контрольными (работу кончили в 1913 г.), а также связать их посты с центральным постом посредством двойных переговорных труб. Ту же работу проделали в 1914 г. и для связи вновь устроенного кормового центрального поста с кормовой боевой рубкой. В 1914 г. с добавлением в шести башнях третьих постов горизонтальной наводки устроили и добавочные указатели установки целика.

Ни каких мер против перегрузки при достройке не принималось. Мало что изменили и вводившиеся с 1910 г. министром И.К. Григоровичем нормативные документы. ("Андрей Первозванный", с. 41). Не удавалось поэтому и остановить перегрузку строившихся кораблей, отчего водоизмещение "Императора Павла I", вместо проектных 16600 т, во время испытаний составило 16960 т, по спусковой карточке — 17400 т, а в состоянии "по боевому штату" — 19160 метрич. т или 18902 англ. т. Соответствующая осадка, вместо 26 фут по проекту, составила 29 фут 6 дм (8,99 м). С этой вполне уже стабильной перегрузкой, являвшей зримый результат 9-летнего цикла постройки, 1 мая 1912 г., еще оставаясь в Кронштадте, "Император Павел I" начал кампанию под флагом начальника бригады линейных кораблей адмирала Н.С. Маньковского (1859-1939).

За его плечами была завидная служебная школа в Черноморском флоте и в эскадре З.П. Рожественского, где он выполнял опасное крейсерство в Желтом море уже после Цусимского боя и благополучно привел в Россию свой крейсер "Кубань". Командовал броненосцем "Цесаревич" в плавании гардемаринского отряда на Мурман и в Средиземное море, был командиром Севастопольского порта в 1908-1909 гг. и с 1909-1913 гг. возглавлял главное боевое соединения флота — именовавшееся вначале гардемаринским отрядом, потом — в 1910-1911 гг. - Балтийским отрядом и в 1911-1913 гг. бригадой линейных кораблей. Школу плавания под командованием этого адмирала "Павел I" проходил совместно с начавшим кампанию вслед за ним (9 мая), также в Кронштадте, "Андреем Первозванным". Оба корабля представили флот при встрече в Балтийском порту 21 июня прибывшего на яхте "Гогенцоллерн" германского императора, вместе в составе бригады совершили плавание в Копенгаген, вместе проходили стрельбы-Хроника этих плаваний, боевой учебы, и всей жизни флота в предвоенный период, представленная в книге автора об "Андрее Первозванном" (СПб, 2003, с. 42-55) относится и к "Павлу I". И если они, случалось, плавали поодиночке, то маршруты их, кроме двух заграничных плаваний, по-прежнему ограничивались внутренними водами Балтийского моря: Балтийский порт, Ганге, Ревель, Гунгенбург (Усть-Нарва) и снова Ревель, Гельсингфорс, Кронштадт, бухта Тагалахт — в разных сочетаниях эти и другие названия бухт и портов запечатлевались в вахтенных журналах, которые, к счастью для истории, сохраняются ныне в фондах РГА ВМФ.

Вместе корабли продолжали обновлять свою технику и совершенствовать боевую подготовку, вместе участвовали в выдающихся торжествах флота, включая освящение 10 июня 1912 г. Морского собора в Кронштадте, открытие там же 24 июля памятника С.О. Макарову и встречи прибывших в воды Балтики кораблей дружественных держав. С блеском провели корабли 4 июля 1913г. полубригадную стрельбу в Высочайшем присутствии. Фотографии, приведенные в "Описании" корабля, запечатлели эффектное, строго выровненное по расстоянию, падение залпов "Императора Павла I" — одно из 12-дм башни, другое из двух 12-дм и семи 8-дм орудий.

Все эти события могли бы составить огромный фолиант документов из числа тех, которые, как говорят архивисты, отложились в фондах РГА ВМФ, Городского архива предприятий на Псковской улице. Но все это необъятное множество технических описаний, спецификаций, контрактов, актов испытаний, отчетов, строевых рапортов командиров и флагманов, вахтенных, навигационных, флагманских, радиотелеграфных и других журналов отражает в основном материальную сторону истории корабля. И лишь немногие позволяют прикоснуться к другой — духовной и человеческой стороне, которая определяет судьбу корабля и называется его душой. Без понятия о ней неполно будет знание о корабле, и к ней, в сознании особой сложности темы, надо теперь обратиться.