Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Р. М. Мельников. Линейный корабль "Император Павел I" 1906 - 1925 гг.

6. Лето надежд

В лето 1911 г. Россия приблизилась к рубежу, за которым благодаря реформам П.А. Столыпина (1862-1911) открывались перспективы мирного решения столетия мучившей крестьянскую страну проблемы — земельного вопроса. Убив реформатора, враги России всецело отдали ее во власть самому ничтожному в ее истории правителю, веровавшему не в разум, а в свой "внутренний голос" (С.Ю. Рыбас, А.В. Тараканова. "Реформатор. Жизнь и смерть Петра Столыпина", М., 1991, с. 177). Но страна не сразу пошла за "помазанником" в пропасть. Впереди было еще 6 лет. И флот, и "Император Павел I" по инерции продолжали жить и действовать с надеждой и верой в общественный и государственный прогресс. Эта вера поддерживала и тех, кто, мобилизуя всю энергию и чувство долга, прилагали неимоверные усилия к тому, чтобы усовершенствовать свой корабль и к исходу года ввести его в строй флота.

Минул столь упорно лелеемый командиром, но так и не оправдавшийся срок — 1 июня 1911 г., когда "Павел I" мог бы выйти в море и начать освоение техники экипажем. Но решено было все же продлить время пребывания корабля в гавани. Это позволило выполнить и те работы, которые командир рассчитывал отложить на более позднее время.

22 июня 1911 г. И.К. Григорович, ставший (с 19 марта) уже четвертым после Цусимы Морским министром, приказал ускорить все работы, чтобы обеспечить полную готовность "Павла I" и, начав кампанию, выйти на рейд 15 июля. На корабле вместе с доводкой механизмов, систем, устройств и оборудования только еще успели завершить установку казематных 8-дм и 120-мм орудий, заканчивали сборку 8-дм башен и полным ходом вели сдачу 12-дм башен.

С января 1911 г. продолжалась установка приборов управления артиллерийским огнем, поставлявшихся электромеханическим заводом Н.К. Гейслера по договору от 18декабря 1910г. Кронштадтский порт вместе с оставленными за ним работами по электротехнике (вопреки ходатайствам командира) 4 июля 1911 г. начал прокладку кабеля к корабельной радиостанции. 6 июля уже был подан ток, но оказалось, что радиостанции еще нет.

Но, как водится, все и на этот раз пошло кувырком. Сначала, сорвав все планы завода, порт на два дня сорвал назначавшийся на 13-15 июля ввод корабля в док, а затем в своем извечном холопском усердии начальство вознамерилось потешить Николая II участием в готовившемся большом смотре. Пришлось, скомкав все работы, взяться за наведение бессмысленного смотрового лоска. Но уже 22 июля командир "Павла Г' сообщал начальнику Балтийского завода о полученных им от командования флотом новых распоряжениях. Оказывалось, что высочайший смотр отменен "на неопределенное время". Вместо пего кораблю предписывалось в понедельник 25 июля идти на уничтожение девиации, а затем отправиться в Биорке для практического плавания также па "неопределенное время".

Как говорилось в отчете начальника бригады линейных кораблей контр-адмирала Н.С. Маньковского (1859-1939), "Император Павел 1" начал кампанию 16 июля. Почти ежедневно корабль выходил в море для обучения машинной команды обслуживанию механизмов. При пробеге на мерной линии были получены первые данные для тактического формуляра. В Ревеле корабль прошел курс комендорских стрельб, 26 июля вместе с бригадой стал на бочке на Большом Кронштадтском рейде и приветствовал появление яхты "Штандарт" с императором (проведя смотр эскадры, царь побывал на "Андрее Первозванном"). Посещение "Павла Г' не состоялось. Корабль наконец получил возможность провести испытания.

На 3-часовом пробеге 3 августа 1911 г. в присутствии комиссии при уменьшении до 0,9 от наибольшего числа оборотов под парами были все 25 котлов. Вентиляторные машины работали без давления при открытых люках кочегарных отделений. Мощность правой машины составила 7285,5 л.с. (96,7 об/мин), левой 7427,5 л.с. (99,3 об/мин). Никаких неисправностей в механизмах не обнаружили и признали годными для приема в казну. Углубление за время плавания 3-6 августа с принятыми запасами составило носом 27 фут 6 дм кормой 27 фут 11 дм, что соответствовало водоизмещению 17600 англ. т. Таков был зримый итог проектирования: 6-процентная перегрузка против проекта.

За время испытаний 3-6 августа 1911 г. безотказно действовали установленные Балтийским заводом рулевые указатели фирмы Н.К. Гейслера. По мнению приемной комиссии и командира, такие же указатели следовало бы поставить на верхнем мостике и в кормовом отделении, где находится трансформатор рулевого электродвигателя.

В продолжение месячной стоянки на Ревельском рейде комендорскими стрельбами из ружейных и 37-мм учебных стволов проверили готовность материальной части артиллерии и организацию ее службы. 30 августа перешли в Биорке. 3 сентября, пройдя 550 миль, корабль вернулся в Кронштадт.

Проверка циркуляции, выполненная 6 августа на Кронштадтской мерной миле вокруг циркуляционной вехи по способу лейтенанта Танви (впервые примененному в 1903 г. на французском крейсере "Жанна д Арк"), дала следующие результаты: на циркуляции вправо при скорости 10,3 уз (60 об/мин) при отклонении руля на 30° корабль покатился через 30 сек., и тактический диаметр составил 345 саж. На циркуляции влево (13,6 уз, 8 об/мин) тактический диаметр составил 340 сек. При скорости 16,9 уз (100 об/мин) корабль при 30° отклонении руля начал катиться через 20 сек., и тактический диаметр при циркуляции вправо и влево составил соответственно 309 и 365 саж.

Одним из последних перечней невыполненных работ, составленных 4 августа 1911 г., были определены сроки окончательной готовности корабля. Только тогда Морской министр И.К. Григорович отдал приказание вернуть "Павла I" в Кронштадт к 15 сентября, чтобы в течение осени завершить все испытания.

1 сентября в итоге переговоров с министерством начальник завода Ведерников сообщал в отдел сооружений, что в плавание на "Павел I" назначены: "для указания по управлению котлами" — помощник мастера Клементенок, для ухода за котлами — котельщики П. Федоров и В. Михайлов; для наблюдения за трюмными системами подмастер Богданов. Тем временем по опыту плаваний обнаружились множественные неудобства управления кораблем, которым командир Римский-Корсаков вынужден был посвятить несколько наполненных удручающими подробностями рапортов. "Все тесно, все неудобно", — следовало из его рапорта от 19 сентября 1911 г. Дальномерная, она же походная рубка, в которой сосредоточены все приборы управления, была еще и очень низка. Даже при "моем среднем росте", напоминал командир приходилось приседать, чтобы через просветы увидеть горизонт. Нельзя увидеть сразу оба кильватерных огня. Управлять и вести наблюдение было совершенно невозможно.

3 октября корабль вернулся в Кронштадт, чтобы подготовиться к испытаниям стрельбой. Проводились они в новых условиях. Сложившийся в довоенное время обычай щадящего режима испытания корпуса и артиллерийских установок стрельбой (чтобы не выявить слишком большого объема неполадок, обременительных для казенных заводов) сказался и при испытании артиллерии "Павла I". На выходах в море в Биорке 6, 7, и 8 октября 1911 г. испытаниям подвергались четыре 12-дм орудия в башенных установках Путиловского завода (затворы Обуховского завода), восемь 8-дм/50 с затворами Обуховского завода в четырех башенных установках С-Пб Металлического завода, шесть 8-дм/50 с затворами Обуховского завода на станках с центральными штырями системы и изготовления Металлического завода, двенадцать 120-мм/45, с затвором Канэ на станках с центральными штырями системы и изготовления С-Пб Металлического завода.

Полному испытанию подвергались только кормовые 305-мм и левая 203-мм башни. Они сделали по 15 залпов, не обнаруживших в корпусе и установках никаких повреждений. Поэтому, видимо, из остальных башен произвели по 8 залпов.

Лучше подготовившись к испытаниям и учтя опыт неудач "Андрея Первозванного", на "Павле I" смогли провести 8 октября 1912г. и самое масштабное испытание — залпом из всех орудий одного борта. Замеренный угол размаха отклонения при качке в результате залпа составил 1,5° на правый борт. Испытания на скорость стрельбы не проводили из-за отсутствия все еще не налаженной системы продувания каналов ствола после выстрела. Одновременно испытывали новые предохранительные защелки от преждевременного открывания замка в случае затяжного выстрела (их Обуховский завод изготовил для двух 8-дм орудийных установок), новые гальванические трубки системы МТК для патронных пушек и, наконец, регуляторов скорости системы Дженни с приводами, встроенными в систему горизонтального и вертикального наведения 12-дм башенных установок. Обращено было внимание и на недостаточную защиту башенных командиров (броня была слишком тонкой), и на отсутствие уже повсеместно применявшейся после войны раздельной наводки в башнях, что существенно вредило меткости и скорости стрельбы.

Во всегда обширном перечне повреждений, вызванных стрельбой, значилось и 100 стекол в местных фонарях, оказавшихся разбитыми при общем залпе. Все результаты стрельбы подтвердились соответствующими актами с указанием результатов испытаний каждого орудия. Указывались и заводские номера орудий.

На испытаниях выяснилось, что особенно острая проблема вентиляции (восполнить отсутствие иллюминаторов, конечно, не удалось) привела к необходимости особых предупредительных мер для сбережения электрических вентиляторов. Оказывается, команда быстро нашла способ самовольного — в тайне от офицеров — включения вентиляторов сверх расписания. Чтобы не допустить шума, матросы выводили пусковые реостаты наполовину и в этом положении их застопоривали. Пришлось, спасая технику от перегрузки, заключать реостаты в запирающиеся шкапики. Одобрив заказ 105 таких шкапиков на "Императоре Павле I", сделали такой же заказ и для "Андрея Первозванного".

30 октября 1911 г. "Император Павел 1" вступил (уже на всю зиму) в вооруженный резерв.