Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Р. М. Мельников. Линейный корабль "Император Павел I" 1906 - 1925 гг.

4. Строитель и командир

Стоически выдерживая невиданный натиск творческих инициатив МТК, непрерывно содрогаясь от безостановочных переделок, то замирая от забастовочного затишья, то вновь возвращаясь к жизни, "Император Павел I" продолжал строиться.

Неуклонно нараставшими деталями подбора обшивки, палуб и переборок он заполнял собой внутреннее пространство Каменного эллинга Балтийского завода. Вместе с изначально заданным внешне архитектурным (гладкопалубность с бездумным отказом от полубака) и наконец-то утвердившимся расположением и составом артиллерии (посреди каземата добавили с бортов по одной 8-дм пушке), определились и такие существенные новшества, как гладкобортость (иллюминаторы впервые в практике судостроения были исключены) и втяжные якоря. На очереди было решение о типе и числе мачт.

Но от планов спуска корабля осенью 1905 г., чтобы, как планировал С.К. Ратник, открыть стапель Каменного эллинга для постройки следующего "большого судна", пришлось отказаться. Ход событий позволил это сделать только 25 сентября 1907 г. К этому времени готовность корабля была доведена до 55%. Стремясь восполнить неоднократные перерывы в работах, строитель В.Х. Оффенберг, постарался всемерно увеличить спусковой вес корабля, позволявший затем ускорить достройку. Будучи сам строителем механизмов корабля, завод сумел установить на место значительную часть их агрегатов и систем, котлы, часть вспомогательных механизмов. Частично подвешены были бортовые броневые плиты, установлена палубная и другая внутренняя броня. Тем самым спусковой вес корабля был доведен до рекордной величины — 7200 т, что существенно превышало величину веса — 5200 т (по другим данным, 6500 т) спускавшегося 7 октября 1906 г. однотипного "Андрея Первозванного".

Наученный горьким опытом нестабильности постройки, завод воздержался от условий церемонии официальной закладки и решил совместить ее с днем спуска корабля на воду. Странным был текст закладной доски, в котором исчезло упоминание об уже уволенном великом князе Алексее Александровиче, но зато в духе петровской эпохи говорилось о закладке "30-пушечного эскадренного броненосца "Император Павел I". Тут же, в противовес официальным характеристикам проекта, называлось водоизмещение 17400 т.

О продолжавшейся послецусимской, но увы, вовсе не кардинальной реформации говорили упоминания об уже втором сменившемся на время постройки морском министре, которым в 1907-1909 г. был вице-адмирал И.М. Диков (1833-1914). Упоминались также товарищ морского министра И.Ф. Бострем (1857-1934, Париж), председатель правления Балтийского завода (с 1903 г.) вице-адмирал P.P. Дикер (1847-1939, Франция). Главный инспектор кораблестроения генерал-майор Н.Е. Титов (1846-1918), начальник Балтийского завода генерал-майор П.Ф. Вешкурцев (1858-1918) и строитель корабельный инженер полковник Оффенберг.

Задержанные спуском корабли ожидали теперь новые напасти. Их работы, хотя и по другим причинам, подобно "Славе" в 1904 г., были фактически поставлены во вторую очередь. То и дело в их ход вклинивались заказы, делавшиеся для готовившихся к постройке и заложенных в 1909 г. четырех дредноутов. Усиливалась и угроза перегрузки. В.П. Костенко в своей несравненной книге "На "Орле" в Цусиме" (Л., 1955, с. 147) рассказывал, как строитель "Орла" корабельный инженер Яковлев, видя корабль всем своим главным броневым 178-мм поясом, целиком ушедшим в воду (вместо проектного возвышения верхней кромкой на полтора фута), удрученно закачал седой головой.

А главный корабельный инженер Санкт-Петербургского порта Д.В. Скворцов, глядя на мерки углубления корабля, заметил: "загрузили так, что уже толстая броня скрылась в воде. Не знаю, о чем "они думают". И вот теперь, спустя два года, Скворцов должен был переживать за судьбу кораблей новой серии, которым, как и прежним, грозили перегрузкой не прекращавшиеся переделки. На этот раз, войдя во вкус "творчества", и не считаясь с нехваткой средств, МТК задался целью, ни много, ни мало, начисто перекроить уже законченные работы на огромных пространствах (от 28 до 89 шпангоута) средней и нижней броневой палуб. Их двухслойную броню следовало заменить на однослойную (увеличенной до 31,7-мм толщины) на пространстве от 13 до 99 шпангоутов, забронировать продольные переборки бортовых коридоров и котельные кожухи. Под верхней палубой броню борта требовалось продлить до форштевня, носовую оконечность переделать под новое якорное устройство. Таких масштабных переделок верфи не знали со времен перестройки в 1870 гг. крейсера "Минин".

Против неслыханного варварства, которое могло вызвать еще и возмущение рабочих, дружно выступили и Д.В. Скворцов, и начальник Балтийского завода П.Ф. Вешкурцев. Объем переделок был существенно сокращен, но полностью от своих усовершенствований МТК не отказался. Движимый заботами об улучшении боевой плавучести, он предложил новую грандиозную перекройку проекта. Недавно же одобренное двухслойное бронирование средней палубы на шпангоутах 28-89, принятое по инициативе представителя МГШ лейтенанта А.В. Колчака, а также нижней броневой палубы заменялось на однослойное. Остававшийся почему-то не забронированным участок борта ниже верхней палубы покрывался броней. Так осуществлялась принятая затем и на отечественных дредноутах концепция "размазывания" брони по всей площади борта.

Из-за брони, затраченной на оконечности, оказывалось невозможным дать подобающее бронирование жизненным частям корабля. "Попутно" предлагалось переделать носовую часть под бортовой клюз с втягивающимся якорем без штока. Трудно судить, на какой процент эти и серия других изменений увеличивали сопротивляемость корабля действию вражеских снарядов. Вряд ли в МТК утруждали себя вычислением этих процентов. Гораздо печальнее было то, что ради новых сомнительных, или по крайней мере, не бесспорных усовершенствований МТК намеревался значительную часть уже почти построенного корабля "резать по-живому".

В МТК, зная о тяжелом финансовом положении министерства, тем не менее не видели беды в том, что как докладывал Д.В. Скворцов, осуществление решения МТК требовало разобрать все продольные и поперечные переборки, выгородки для погрузки и перегрузки угля, сходные шахты котельных и машинных вентиляторов. Все они были уже заклепаны и прочеканены.

Такое обилие разрушений, только что добротно выполненной работы, не брались объяснить рабочим ни Д.В. Скворцов, ни новый начальник Балтийского завода П.Ф. Вешкурцев. МТК, одумавшись, от глобальных переделок отказался. Бронирование нижней палубы сохранили без перемен. Бронирование верхней средней или бывшей батарейной палубы в средней части меняли на 25,4-мм однослойное. Все эти работы, заставлявшие вспомнить "Тришкин кафтан" великого баснописца, вместе с другими кончили в январе 1908 г. Обошлись они в 743425 руб. — стоимость современного миноносца.

Где-то в перспективе виделись очертания "усовершенствованной" серии с заменой 8-дм пушек на 10-дм. Этим и другим новшествам открывала путь задержка с изготовлением башен, также переживавших множественные усовершенствования. Журналом по артиллерии № 31 от 17 июля 1908 г. МТК должен был обратиться к обсуждению просьбы Металлического завода об ускорении испытаний стрельбой находившихся на морской батарее Охтинского поля, четвертого станка для "Иоанна Златоуста" и двух станков кормовой башни "Андрея Первозванного". Эта башня (игравшая роль эталонной для обоих кораблей — P.M.) уже настолько продвинулась в готовности, что отсутствие станков задерживало все работы по ее сборке.

В числе считавшихся необходимыми новшеств на строившихся кораблях явилось скороспелое (поспешный, но не оправдавшийся вывод из уроков войны) решение об установке одной мачты. Именно в таком виде пришел из Франции построенный по слегка откорректированному проекту "Баяна" крейсер "Адмирал Макаров". Краткий период увлечения одиночной мачтой успел оставить свой след на "Императоре Павле I" сменившими один другого проектами треногой мачты (по образцу "Дредноута") с вариантами установки дальномеров сначала на открытой площадке, потом в закрытой рубке. Но тогда же в марте 1908 г. явилась новая мода — на мачты по примеру американских дредноутов. Мачт решили установить две. Мало обоснованным было намерение МТК установить на крыше каземата 120-мм орудий по бортовой рубке для дальномеров. Особенно велик был перечень усовершенствований по артиллерии, включавший установку продольных и поперечных переборок между орудиями для их защиты, увеличение углов возвышения 12-дм орудий до 35°, переделку погребов и системы подачи под новые удлиненные (965 мм) снаряды, введение раздельной наводки, добавление соответствующих комендорских площадок у 120-мм орудий и другие зачастую весьма полезные, но почти всегда запоздалые новшества. Разбираться в них вместе со строителем приходилось второму командиру корабля капитану 1 ранга П.В. Римскому-Корсакову (1861-1927).

В отличие от первого, по существу виртуального, командира капитана 1 ранга Н.М. Яковлева (1856-?), получившего эту должность в виде синекуры и в воздаяние за пережитую на броненосце "Петропавловск" катастрофу 31 марта 1904 г., второй командир вынес на своих плечах главную тяжесть неимоверно затянувшегося достроечного периода. Именно ему приходилось вести борьбу с бьющими через край проектными инициативами МТК, искать пути наиболее безболезненного осуществления действительно необходимых усовершенствований (особенно по артиллерии) и предлагать собственные, вызванные потребностями корабля инициативы. Ему же достался и чрезвычайно важный, определявший будущее корабля труд формирования команды и офицерского состава, организации службы, освоение техники и боевой подготовки. В этом ему помогал богатый опыт, приобретенный в прежних должностях старшего офицера на броненосце "Ослябя" в 1892-1899 гг. и крейсере "Громобой" в 1899-1902 гг. и командира крейсера "Дон", переоборудованного в 1904 г. из приобретенного в Германии пассажирского парохода.

Его редкое по продолжительности командование во многом сформировало ту неуловимую, не имеющую физической сущности, но всегда определяющую судьбу корабля атмосферу, которую называют его душой. Она являет себя в особом ритме службы, в подборе офицеров, в отношениях между ними и командой, гордости за свой корабль и его собранные в самую, кажется, полную коллекцию исторических реликвий. В плеяде громких имен России Римские-Корсаковы принесли стране особенно обширное семейство светлых умов и несомненных талантов. Здесь были и великий композитор, и мореплаватель, открыватель новых земель и известный преобразователь пореформенной системы морского образования Воин Андреевич Римский-Корсаков (1822-1871). Благотворность его реформы в Морском училище особо отмечал в своих воспоминаниях А.Н. Крылов. Были и просто отличные офицеры, знающие свое дело и умеющие болеть за него. К ним относился командир "Императора Павла I", сын преобразователя морского образования.

Как нередко бывало с талантливыми и деятельными офицерами, бюрократия не спешила с предоставлением П.В. Римскому-Корсакову соответствующего его способностям служебного назначения. В продолжение всей войны он находился в провинциальной чисто береговой должности командира Владивостокского порта. Репутация мыслящего безукоризненного командира одного из двух современных линейных кораблей оказалась недостаточна для того, чтобы затем занять значимую флагманскую должность, на которой он мог обеспечить так редко выпадавшие флоту успехи и удачи в начавшейся вскоре войне. Не исключено, что бюрократия могла взять на заметку то непростительное вольнодумство, которым командир "Павла I" не раз приводил в смятение своих начальников. Видя, как под тяжестью не прекращавшихся и не несущих особой пользы усовершенствований не перестают перекраивать и перегружать его корабль, Петр Воинович вознамерился положить конец этой стихийной творческой вакханалии.

В рапорте от 30 марта 1908 г., не щадя амбиций окружавших его чинов, он, в частности, писал: "Не раз я имел случай высказать свое мнение, что из кораблей "Император Павел I" и "Андрей Первозванный" нельзя сделать дредноутов, сколько бы их не совершенствовали. И потому они никогда не достигнут того, чтобы сравняться с нашими будущими броненосцами. В то же время нельзя ни на минуту сомневаться в том, что эти корабли в том виде, как они теперь обдуманы, всегда останутся весьма серьезными противниками для самых сильных броненосцев...Наши два корабля на некоторых курсовых углах с успехом могут состязаться даже с английским броненосцем "Дредноут". Но при всем том они всегда останутся кораблями только второй линии боевых судов активного флота: они туда будут поставлены своим ходом, который даже по проекту на 3 узла меньше хода будущих броненосцев нашего флота.

К чему же, спрашивается, что называется из кожи вон лезть в стремлении совершенствовать их в одном направлении, заведомо ухудшая другие боевые качества также первостепенной важности, каким, например, является ход корабля. Таким образом, я считаю, что совершенно необходимо теперь же и уже окончательно выяснить, в какой мере корабли "Андрей Первозванный" и "Император Павел I" удовлетворяют современным тактическим требованиям и, уяснив себе это, твердо постановить, что эти корабли могут дать и чего с них можно требовать. С этим положением следует примириться и приказать их достраивать так, как они разработаны в настоящее время".Всеобщая ослепленность сиянием грядущей дредноутной эйфории не оставляла внимания старым линейным кораблям. И потому в силу необъяснимой избирательности начальственных решений, далеко не все предложения командира удавалось осуществить. Это касалось только совсем уже очевидных, но почему-то долго остававшихся незамеченными просчетов. Нельзя же было, например, допустить, чтобы корабль оказался под угрозой потери сразу двух своих главных рулевых приводов.

Об этом говорил печальный опыт "Цесаревича" в бою 28 июля 1904 г., и П.В. Римский-Корсаков не мог не помнить о нем. Так, по его предложению паровую рулевую машину переместили в помещение между 95-99 шп., отделив от оставленного между 99 и 104 шп. электрического привода. Тем самым живучесть рулевого устройства в сравнении с "Андреем Первозванным" (на нем из-за большой готовности устройства от переделок отказались) была существенно повышена.

Долгих три года не мог "Император Павел I" оторваться от достроечной стенки Балтийского завода. Но в этом не было его вины. Портили дело проектные переделки, периодически вспыхивавшие забастовки, упорно продолжавшиеся срывы сроков контрагентских поставок и, наконец, как признавался в 1908 г. в своем дневнике новоназначенный товарищ Морского министра И.К. Григорович, — недостаток ассигнований и необходимость вести работы в долг, увеличивавший и без того большую задолженность заводов. И помочь тут не могли ни энергия со свежими силами вступившего (с мая 1910 г.) в роль строителя инженера-технолога (редкий случай в тогдашнем кораблестроении) Сергея Георгиевича Руженцева, ни инициативы командира Римского-Корсакова, ни распорядительность ставшего тогда (с 21 января 1908 г.) Главным инспектором кораблестроения, а затем (с 22 октября 1908 г.) также и председателем МТК А.Н. Крылова, ни контроль со стороны весьма знающего нового начальника завода Вешкурцева.

Приходилось лишь стоически переносить все не отступавшие от корабля невзгоды, на которых, видимо, в силу их неприглядности, не останавливается ни А.Н. Крылов в своих воспоминаниях, ни офицеры корабля в составленном его "Описании". Невнятно объяснялись задержки постройки кораблей в адресованном императору Всеподданнейшем отчете по Морскому министерству за 1906-1909 года (СПб, 1911, с. 25-26). Все те изменения проекта и переделки, которые целиком могли быть предвидимы до войны по опыту проектирования постройки и испытаний броненосцев серии "Бородино", преподносились теперь в виде многотрудных уроков из "ценного боевого опыта". Эти уроки отразились "в бронировании" борта и палуб и в артиллерии, которая, по убеждению авторов отчета, "была значительно усилена".

Впрочем, до сравнения с "Дредноутом" дело не дошло. Признавалось, что кроме этих изменений, "весьма важной причиной, повлиявшей на отдаление срока готовности, явились также продолжительные забастовки мастеровых, во время беспорядков 1905 г., вследствие чего работы по достройке шли крайне медленным темпом, с большими перерывами. Нормальный ход их был восстановлен только к осени 1906 года. "Эти же обстоятельства, касавшиеся "Андрея Первозванного", в полной мере признавались и причинами задержки хода работ "Императора Павла 1".

И только авторы капитальнейшего труда по истории отечественного судостроения (чрезвычайно высоко оцененного А.Н. Крыловым) "Судостроение и судостроительные заводы в России и за границей" (С-Пб, 1909, с. 918), инженер-технолог Н.И. Дмитриев (1875-1929, Канны) и военный инженер В.В. Колпычев нашли возможным признать, что одни лишь задержки со стороны механических и броневых заводов по крайней мере на год задержали все судостроение в Петербурге. По этой именно причине даже к началу 1909 г. Балтийский завод все еще не мог закончить работы из-за неполучения значительной части броневых плит.

Оживление в работе внесло неуклонно развивавшееся насыщение корпуса механизмами, системами, устройствами, начатые с 1908 г. монтаж башен и брони, оборудование казематов, а затем и установка орудий. Всеми этими работами, преодолевая традиционное скептическое отношение флота к инженерам-технологам, дирижировал еще в 1904 г. стажировавшийся при постройке корабля в качестве помощника конструктора, а теперь сменивший В.Х. Оффенберга строитель С.Г. Руженцев. Его иногда замещал состоявший помощником морской инженер подпоручик Бенно Эдуардович Штелмеиг (1881 -?). С ними творчески и конструктивно сотрудничал командир П.В. Римский-Корсаков и первые прибывшие на корабль офицеры-специалисты.

Важно было в той сложившейся путанице разграничить обязанности заводских рабочих и экипажа корабля, уже частью принимавшего участие в наладке и обслуживанию механизмов, систем и устройств корабля. Одновременно решались проектно-технологические проблемы.

В марте 1908 г. приступили к установке башен 12-дм орудий. Заказанные 22 июля 1905 г. по договору с обществом путиловских заводов, они отражали доцусимский уровень техники и потому сразу же потребовали разного рода усовершенствований по опыту войны. Сложными были и работы в том же 1908 г. по установке башен для новых, еще не применявшихся флотом 8-дм 50-калибернных орудий. Почти неразрешимой проблемой оставалась несвоевременная доставка брони, которая одновременно требовалась для четырех линейных кораблей '(не считая шедших по своей очереди четырех дредноутов) и крейсеров "Баян" и "Паллада". На апрель 1910 г. пришлось получение "Императором Павлом I" брони казематов 120-мм орудий, на май брони носовой броневой рубки. Запаздывали плиты подводного бронирования, отчего готовность корабля с мая 1910г. отодвигалась на осень 1910г. Но и этот срок вызывал у строителя сомнение.

В заседании артиллерийского отдела МТК (журнал № 47 от 7 декабря 1909 г.) при обстоятельном рассмотрении состояния всех предметов поставок выяснилось, что оба додредноута находятся примерно в одинаковой степени обеспеченности броней и артиллерией. На "Император Павел I" все еще не доставлены Обуховским заводом броня крыш 12-дм башен. Все 8-дм пушки на заводе готовы. Из их станков первый будет готов для отправки на полигон 7 марта, а на корабли его обещают отправить в начале апреля 1910 г. Последний из 8-дм станков будет готов в начале июня, отправка его на корабль планируется в начале июля. Прицелы Металлический завод обещает доставить к 15 апреля 1911 г., по МТК настаивал этот срок сдвинуть не позже, чем на 1 сентября 1910 г. Крыша одной 8-дм башни уже находится на Металлическом заводе, для остальных башен Обуховский завод, как обещал, отправил крыши в начале ноября. Башенные установки ожидались готовностью в конце июля 1910 г. Если Путиловский завод к 15 ноября получит наряды на муфты Дженни, то установить их можно будет к 1 июня. Все 120-мм пушки готовы, из их станков первый будет готов 1 февраля 1910 г. и доставлен на корабль в начале марта. Последний будет получен в начале июля.

Из брони не доставлено две кормовых плиты. Броню 8-дм казематов начнут доставлять с января 1910г., кончат доставку в начале марта и к 1 мая установят полностью. Для брони 120-мм казематов эти сроки составляли соответственно начало февраля 1910г., начало мая и 1 июля 1910 г. С боевыми рубками положение было почти то же, что и на "Андрее Первозванном". Подкрепление на носовую рубку рассчитывали установить 1 мая 1910 г., броню доставить на корабль 15 мая, а установку закончить на корабле 15 июня 1910 г. Броню для кормовой боевой рубки Ижорский завод обещал доставить через четыре месяца после получения чертежей. К 1 декабря 1909 г. ожидались броневые переборки внутри 12-дм и 8-дм башен. Заказ "на литые броневые кожухи" для защиты приборов 12-дм башен только еще собирались передать от Ижорского завода на Обуховский.

Предстояли переделки уже готовых (под прежние боезапасы) погребов. Готовились к установке ПУАО. Начинали монтаж элеваторов к 8-дм пушкам.

В итоге проведенного разбирательства были еще раз уточнены ожидаемые сроки готовности кораблей (в скобках сроки, назначавшиеся ранее — в феврале и марте 1909 г.): "Андрей Первозванный" - 15 августа 1910 г. (весна 1910 г.), "Император Павел I" - 1 сентября 1910г. (осень 1910 г.). С 1910 г. на корабле начали действовать котлы, обеспечивая пробу и обслуживание вспомогательных и главных механизмов и системы парового отопления. Уточнялись и остававшиеся ранее в стороне важные подробности проекта, который во всех его деталях внутреннего расположения и палубного оборудования продолжал, в силу традиций прошлого, формироваться в процессе постройки корабля. Наличие полного комплекта рабочих чертежей, без чего иностранные заводы постройку не начинали, продолжало в России оставаться несбыточной мечтой строителей.

В числе первых работ 1910 г. на "Императоре Павле I" потребовалось переустройство люков для погрузки мин и перенос погребов мокрой провизии в помещение бывшего носового минного аппарата. 23-30 января 1910г. Балтийский завод представил в МТК три проекта рисунков кормового орла и надписи названия корабля. Командир тогда предлагал остановиться на рисунке по образцу броненосца "Георгий Победоносец", который позволял чистить название и "орла" непосредственно с верхней палубы и не требовал спуска людей к надписи на беседках. Но министр И.К. Григорович избрал более свободное размещение надписи, приказав вместо римской цифры I поставить арабскую 1.

Принципиальное разрешение получил и способ погрузки угля на корабль, который капитан 1 ранга П.В. Римский-Корсаков предложил МТК еще в 1907 г. В обстоятельной записке он провел анализ известных на флотах мира способов погрузки, включая и знакомый ему по Дальнему Востоку японский (передача угля маленькими порциями из рук в руки), и для каждого из этапов работы (от подхода баржи до погрузки угля в ямы корабля) обосновал преимущества, достигаемые посредством предложенных им приспособлений и организации работ. В своем постановлении от 11 декабря 1909 г. Совет командиров строившихся и ремонтируемых кораблей одобрил схему, предложенную для "Императора Павла I", и предложил применить ее и на "Андрее Первозванном".

По отзыву А.Н. Крылова, устройство получалось в два раза легче и в 2 раза дешевле, чем прежде предусматривавшиеся на серии "Бородино" устройство с применением стрел Темперлея. От них, как было известно А.Н. Крылову, на "Князе Суворове" и "Императоре Александрове III" отказались, а на "Славе" никогда не пользовались. Каждое из 8 приспособлений "при спокойной работе" позволяло принять на корабль 48 т/час, что в сумме составило почти 400 т.

В докладе, составленном для товарища морского министра, А.Н. Крылов характеризовал предложение командира "как оригинальный самостоятельный труд, вносящий важное усовершенствование в дело первостепенного значения для военного корабля". Испытания подтвердили, что скорость погрузки по этому способу может быть доведена до 400 т/час. Этот способ будет применен на "Андрее Первозванном" и, вероятно, с некоторыми изменениями по местным условиям также и на других кораблях.

О том, были ли предприняты меры поощрения со стороны начальства, в документах и воспоминаниях А.Н. Крылова и И.Е. Григоровича ничего не встречается. Косвенным тому подтверждением могут быть последующее назначение (в 1911 г.) П.В. Римского-Корсакова председателем приемной комиссии, после чего он и был перемещен в 1913г. на должность командира Владивостокского порта. Изобретение командира "Императора Павла I" оценил и Морской генеральный штаб, начальник которого вице-адмирал А.А. Эбергард в письме председателю МТК от 22 апреля 1910 г. выражал полное одобрение и считал необходимым "в текущем году" установить предложенную систему не только на обоих кораблях, но также на крейсерах "Баян", "Паллада" и на черноморских кораблях "Иоанн Златоуст" и "Святой Евстафий" (так поначалу называли этот корабль).

6 мая командир напоминал, что надо не забыть заподлицо заделать в доке отверстие в форштевне, оставшееся после снятого носового минного аппарата.

Во всем повторяя все заботы ранее начавшего кампанию "Андрея Первозванного", "Император Павел I" 22 и 25 мая 1910 г. провел заводские швартовые испытания механизмов. Преодолев трехлетний срок постройки и такой же трехлетний период достроечных работ у заводской стенки, корабль готовился к последнему этапу — испытаниям в море. Предстояло окончание сборки башен 12-дм и 8-дм орудий, установка еще отсутствовавших казематных 8-дм и 120-мм орудий и завершение всего того множества работ, без которых корабль не может вступить в строй.