Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Морская коллекция 11.2005. Канонерская лодка "Храбрый"

Первая мировая война

В июле 1914 г. планировалось широко отметить очередной 200-летний юбилей, на сей раз касающийся непосредственно флота,— дня Гангутской победы. Начавшаяся война отменила все торжества. В десятых числах июля «Храбрый» совершал плавания с кадетами в составе отряда Морского корпуса по маршруту Гельсингфорс — Ревель — Векшер — 18-футовый фарватер — Тверминэ. Миноносец «Ретивый» доставил командиру секретный пакет. После приемки угля (40 т кардифа) 24-футовым фарватером перешли на рейд у о.Векшер. где списанные кадеты со своими офицерами убыпи в Морской корпус.

На другой день «Храбрый» вышел для оказания помощи канподке «Хивинец», севшей на камень. Завели перлинь и стащили ее на глубокую воду. Обе канонерские лодки были причислены к дивизии подводных лодок для охраны рейда и встречи их при возвращении с позиций. В двух дивизионах насчитывалось восемь старых подлодок с изношенными механизмами и малой автономностью. Для защиты рейда от плавающих мин начали сооружать бон. из пенькового троса и металлических цепей.

17 июня флот по радио попучип оповещение о начале мобилизации. На следующий день поступило очередное сообщение: «Морским силам и портам приступить к оперативным действиям по подготовке театра». По этому сигналу утром подводные лодки вышли в залив и заняли позицию поперек его в две линии с задачей атаковать германские корабли, если они сделают попытку прорыва к столице. Завеса выставлялась только на день, к вечеру подлодки возвращались на рейд, Из-за неисправностей двигателей часть из них выводилась в море на буксире. Только 23 июля команде был зачитан манифест императора об объявлении войны Германии, после чего состоялась молитва о даровании победы. На следующий день «Храбрый» провел артиллерийские стрельбы из всех пушек и пупеметов. израсходовав 25 8-дюймовых ядер с практическими зарядами и 27 6-дюймовых практических; 128 47-мм; 1030 трехлинейных патронов Затем водо-лазы очистили подводную часть от водорослей. На верхней палубе поменяли доски настила и произвели конопатку. Стеньги мачт окрасили в боевой цвет Ночью 29 июля пришла радиограмма: «Морские силы поднять пары всех котпов». Развепи пары в остальных трех котлах и пошпи в море с подводной лодкой «Крокодил» на буксире. К вечеру вернулись на рейд, но ввиду его необорудованности, за углем ходили в Гельсингфорс.

Для увеличения угла возвышения 8-дюймовых орудий (на 2") обрезали площадки наводчиков. Через несколько дней провели проверочные стрельбы из 8-дюймовых пушек 37-мм патронами через стволики, из 6-дюймовых — ружейными пулями. Кстати, как раз в это время произошпо сопнечное затмение, которое не произвело на команду никакого впечатления. Приняв с баржи снаряды и заряды в футлярах, вернулись к Векшеру. К этому моменту на лодку прибыл командир дивизии. На «Храбром» спустили вымпел и подняли контр-адмиральский флаг. В этот же день при следовании для установки бона тремя выстрелами из 47-мм пушки расстреляли ппавующую мину.

После потопления в Финском заливе крейсера «Паллада» со всем экипажем скептики другими глазами взглянули на подводные лодки, поняв, что это серьезное оружие, и. прислушавшись к мнению подводников, переместили дивизию к устью залива, в маневренную базу Утэ. Для охраны необорудованной бухты прибыл «Храбрый».

Зимой 1915 г. российское руководство решило укрепить Або-Оландские шхеры, где создавались новые маневренные базы. Был сформирован особый отряд для операций, в него включили канлодки «Храбрый» и «Грозящий», минный заградитель «Ильмень», подлодку «Белуга» и два транспорта обеспечения. Попытка выхода в море зимой кончилась поломкой винтов на «Грозящем», лопасти крошились при ударе о 30-см лед. Винты удалось заменить только в апрепе.

В 1915 г. «Храбрый» был перевооружен 105-мм орудиями, снятыми с немецкого крейсера «Магдебург», разбившегося на камнях о.Оденсхольм еще в августе 1914 г. Одну пушку установили на полубаке, две — на месте снятых 8-дюймовок, одну — вместо 6-дюймовки и еще для двух в корме устроили спонсоны. Бортовой залп теперь мог производиться из четырех орудий. Снятые же с подки пушки пошли, скорее всего, на береговые батареи, во множестве строившиеся в шхерах и крепости Петра Великого.

Во второй половине июля 1915 г. немецкие войска вышли к побережью Рижского залива, поэтому командование перебросило туда линейный корабль «Слава». Его включили в морские силы обороны Рижского залива, куда входили также четыре канлодки. в том числе и «Храбрый», дивизионы эсминцев во главе с «Новиком» и подводные лодки, среди них и английские типа «Е». В конце июля противник, сосредоточив большие силы, приступил к форсированию Ирбенского пропива. загражденного русскими минами. Подошедшие со стороны Моонзунда канонерские лодки «Храбрый» и «Грозящий» открыли огонь по германским тральщикам. Вскоре в бой вступила «Слава». Корабли противника, оттеснив русские морские силы к Моонзун-ду, вошли в залив. Потопив в скоротечном ночном бою канподку «Сивуч», они ушли в свои базы, не добившись главного — уничтожения линкора «Слава».

Между тем фронт под Ригой стабилизировался, на побережье образовался плацдарм в районе местечка Олай-Шлок. Приморский фланг фронта нуждался в поддержке флота. «Слава» и канлодки часто обстреливали германские позиции. Не желая рисковать крупными кораблями, противник начал все шире привлекать для борьбы с русскими судами авиацию. Ответом на это стали установка противоаэроппанных орудий и включение в морские силы залива гидротранспорта «Орлица», принимавшего на борт четыре гидросамолета.

В начале сентября сухопутное командование обнаружило сосредоточение германской артиллерии и пехоты против позиций Шлокского отряда. К побережью был выдвинут линкор «Слава» с кораблями поддержки. Огонь предполагалось вести с якоря. Не успели морские артиллеристы пристреляться, как немецкая замаскированная батарея открыла огонь по неподвижным кораблям. На «Храбром», также участвовавшем в этой операции, отклепали якорную цепь и с буйком сбросили в воду, чтобы выйти из-под обстрела.

Во время бомбардировки германских позиций у Шмардена огонь корректирован наблюдатель, подобравшийся близко к не-приятепю. По телефону данные сообщались на побережье, откуда сигнальщики семафором передавали их на миноносец и далее на стреляющие корабли. Даже при такой сложной системе оповещения результаты получились превосходные — наступ-пение немцев было сорвано. Для отвлечения сип противника с главного направления в начале октября был высажен тактический десант в тылу немцев на побережье у маяка Домеснес. К этой операции быпи привлечены все морские силы Рижского залива. Две роты морского батальона под командой капитана 2 ранга Шишко и эскадрон спешенных финпяндских драгун высадипи на шпюпках. Корабли, и среди них «Храбрый», поддерживали десант огнем своих орудий. Достигнув некоторых тактических успехов, высаженные группы были приняты на корабли, которые затем вернулись в базы. Противник же, не клюнув на провокацию, сил с главного направления не снял. Во второй половине октября немцы прорвали фронт и начали развивать наступление в двух направлениях. Подошедшие на помощь «Грозящий», а через день «Храбрый». «Гиляк» и пять эсминцев не смогли сдержать натиск германцев, и только мощные 305-мм снаряды «Славы» позволили остановить наступление, отбросить противника на исходные позиции и удержать Ригу. В итоговом приказе за 1915 г. командующий Балтийским флотом отметил и роль канлодки «Храбрый» в обороне Ирбенского пропива и содействии флангу войск на рижском направлении.

Еще рвались на рижском побережье 105-мм снаряды «Храброго», а командующий Балтийским флотом озадачил Главное управление кораблестроения (ГУК) своим предложением вновь перевооружить канонерскую лодку. «Храбрый» являлся одним из лучших кораблей своего класса по ходу и защите, но вооружение из 105-мм германских орудий признавалось неудачным. Во-первых, возникали трудности с подачей боеприпасов, в результате чего канонерка часто вынужденно бездействовала. Во-вторых, не был решен вопрос с заменой артиллерии после расстрела стволов. В-третьих, германские установки имели короткий, а потому очень резкий откат, при этом прицелы российской выделки постоянно расстраивались и требовали регулировки. Поэтому предполагалось установить новые 130-мм орудия в 55 калибров производства Обуховского завода с системами подачи и управления огнем.

Новые пушки изготавливались для черноморских линкоров, но из-за их неготовности 12 орудий направили для перевооружения крейсеров «Богатырь» и «Олег». Одновременно для них же заказали еще 24 пушки. Однако по весовым соображениям установке подлежали только 20. Образовалась экономия в четыре орудия, их-то и предполагалось установить на «Храбром». Допускалось, в крайнем случае, временно недопоставить часть вооружения на крейсера.

Война заставила в корне менять старые порядки и решать многие вопросы на месте, без лишних бумаг Начальник штаба Балтийского флота контр-адмирал Григоров направип начальнику ГМШ телеграмму с просьбой срочно выслать в Ревель для перевооружения «Храброго» пять орудий и чертежи подкреплений под них. чтобы лодка могла выйти для выполнения особого задания через две недели. Ранее одно лишь согласование длилось бы месяцами, а то и годами. ГУК озадачили составлением чертежей подкреплений под 130-мм орудия, при этом было обнаружено отсутствие отчетной документации корабля, пришлось довольствоваться уменьшенными копиями, отысканными на Балтийском заводе.

Все работы по подкреплению и установке были выполнены в Ревеле силами порта. Одно орудие разместили на палубаке; два — на бортовых спонсонах в носу и два — в корме, в диаметральной плоскости. Для 40-мм зенитного пулемета системы Виккерса оборудовали ппощадку. выступавшую за линию кормы. Спонсоны, оставшиеся от 105-мм орудий, демонтировать не стали. Для подкрепления верхней палубы и полубака использовали свернутые из стальных листов трубы, которые опирались на поперечные переборки. В ходе ремонта боевую рубку приподняли на 900 мм. а мостик на ней расширили. Ликвидировали кормовую штурманскую рубку вместе с мостиком. Убрали грот-мачту. Отремонтировали машины. Сняли палубный ручной штурвал, его колеса навесили на щит 4-го орудия. Для снижения усилия на штурвале на валопро-воде установили подшипники шведской работы, для чего ГМШ разрешил допустить на лодку представителя фирмы, потомственного дворянина Нижегородской губернии А.Ф.Рейтлингера. В начале апреля комиссия для испытания судов военного флота произвела испытания на «Храбром» четырех элеваторов, изготовленных и установленных Русским акционерным обществом соединенных механических заводов (бывший завод ГА Лесснера; в угоду ура-патриотам в начале войны многие фирмы изменили свои названия). Элеваторы с ручным приводом обеспечивапи скорость подачи от 6 до 11 снарядов и зарядов в минуту при интенсивной работе двух — четырех человек в течение пяти минут (в зависимости от тесноты помещений). По устранению недостатков элеваторы были приняты в казну.

С перевооружением связан курьезный случай. Командиру подки на словах было предпожено представить в ГУК чертежи, с учетом произведенных работ, на что командир донес: «В Ревеле цены на кальку достигают 4 руб./метр. Средств на этот расход у лодки нет. Прошу выслать 7 метров кальки». Генерал-лейтенант Вешкурцов лично распорядился выслать на «Храбрый» требуемое количество кальки для чертежей — настолько широк был круг вопросов, решаемых во время войны в ГУК.

После ремонта водоизмещение канонерской лодки составило 1790 т. а средняя осадка — 3.89 м. От прежнего вооружения осталось два 47-мм орудия и два пулемета. В секторах обстрела кормовых орудий были обрезаны коечные сетки. К тому времени «Храбрый» уже не имел и минного аппарата. Дальность стрельбы 130-мм орудий достигала 80 кбт. В 1916 г. канлодка действовала в Рижском заливе, обстреливая фланг неприятельских войск, прикрывая минные постановки в проливах и Або-Оландских шхерах.

Февральскую революцию на «Храбром» встретили, как и на всем флоте, с большим подъемом и надеждами. В экипаже, постоянно участвовавшем в боевых операциях, особых трений между офицерами и командой не существовало, в отличие от озверевших от безделья команд линейных кораблей, стоявших в Гельсингфорсе. Каждый рядовой прекрасно понимал, что его жизнь зависит как от его собственных действий, так и распорядительности офицеров. «Храбрый» продолжал службу на передней линии обороны Финского залива. Новые веяния докатывались и до действующего флота. Приказом командующего от 14 марта было разрешено брить усы и носить прическу по своему усмотрению. Решением Временного правительства в ппа-не борьбы с проявлениями монархизма было запрещено ношение предметов с коронами. После чего многие корабли лишились украшений, а моряки погон. Германцы, внимательно наблюдавшие за всем происходившим в России, и в первую очередь в армии и на флоте, после взятия Риги приступипи к подготовке операции по захвату Моондзунских островоа. Зная об этом, Баптийский флот начал сосредоточение сил в архипелаге.

Под командованием вице-адмирала М.К.Бахирева были снаряжены: два старых линкора «Слава» и «Гражданин» (переименованный «Цесаревич»), три крейсера. 33 эсминца различных типов, три канонерские лодки, среди них «Храбрый», и ряд других мелких судов. Морские силы Рижского залива базировались на рейд Куйваст и порт Рогекюль. Закупоренность залива с западной стороны минными заграждениями лишала возможности производить разведку Мелководность Моонзундского канала не позволяла проходить по нему новым линкорам, да и Временное правительство, подобно царскому, препятствовало использованию этих кораблей в боевых операциях. Общее падение порядка и дисциплины развязывало руки немецким разведчикам, свободно перемещавшимся по островам. Качество ремонта судов из-за спабого контроля резко ухудшилось, в особенности на мелких судах. За время революционных беспорядков значительная часть кондукторов, вызывавших особую ненависть у бунтовщиков, была либо уничтожена, либо разбежалась с кораблей; их заменила неопытная молодежь. Моральное же состояние войск и судовых команд не шло ни в какое сравнение с противником. В командах господствовало сознание полной безответственности и уверенности, что они все могут сделать со своими начальниками. На «Храбром» по требованию комитета был сменен командир, обвиненный в симпатиях к генералу Корнилову. На его место назначили старшего лейтенанта И.Э.Рененкампфа, занимавшего должность старшего офицера и пользовавшегося доверием команды, даже несмотря на немецкую фамилию.

30 сентября с запада подошли значительные силы противника, и после артобстрела в разных точках западного побережья о.Эзепь были высажены десанты. Деморализованные сухопутные части разбежались, бросив батареи. «Храбрый» с «Хивинцем», стоявшие в Аренсбурге. получили приказ перейти на Кассарский плес, где находились суда немцев. В дозор выслали эсминцы «Победитель». «Забияка». «Гром» и «Константин» — 2-й дивизион. Они образовали растянутую линию для наблюдения за неприятелем. «Храбрый» расположился к югу от дивизиона, стоящего на якоре. После попудня германский линкор типа «Дойчпанд». державшийся на расстоянии 110 кбт (по дальномеру «Храброго»), внезапно открыл огонь". Снаряд одного из первых залпов прошил насквозь машинное отделение «Грома» и вывел из строя обе турбины. Эсминец потерял ход и сильно запарил. Командир «Храброго», видя его бедственное положение, по собственной инициативе вернулся и. пришвартовавшись правым бортом, повел подбитый корабль на восток со скоростью 5 уз. под одной машиной, так как руль на «Громе» оказался заклиненным. Шли по компасу— пар с эсминца закрывал горизонт. Дивизион прикрывал отход с тыла, перестреливаясь с немецкими миноносцами, во множестве прорвавшимися на плес из-за предательского малодушия команды заградителя «Припять», отказавшейся выйти на минную постановку. «Храбрый», помогая «Грому» в ремонте машин, отстреливался из кормового орудия.

Попав под плотный огонь, эсминцы начали отход на большой скорости. Проходя с левого борта канлодки, эсминец «Победитель» невольно раскачал связку, и буксиры лопнули. Тогда «Храбрый» подошел кормой к носу «Грома», предпопагая принять с него якорь с цепью и продолжить буксировку, однако противник перенес огонь на оба корабля, и часть команды эсминца, охваченная паникой, перебежала на «Храбрый», внеся сумятицу в его команду. Старший лейтенант Рененкампф приказал сыграть большой сбор и потребовал соблюдать порядок, а команде «Грома» спуститься вниз и на верхней палубе не показываться. Лодка дала полный ход и. развернувшись, открыла огонь всем бортом по ближайшему германскому эсминцу. После накрытия он ушел за линию своих судов. Одновременно «Храбрый» вел стрельбу и по «Грому», наводя под ватерлинию, при этом получил повреждения эсминец В-98, пытавшийся буксировать русский корабль. Во время боя в канлодку попало несколько снарядов, нанесших повреждения на верхней палубе. Из команды «Грома» четверых убило и 13 ранило.

На следующий день «Храбрый» и «Хивинец» обстреляли у входа в Малый Зунд неприятельские миноносцы и заставили их отойти. Пополнив в Куйвасте запасы топлива, воды и снарядов, канлодка вернулась на Кассарский плес. При отходе флота канлодки прикрывали постановку минных заграждений и оставили Моонзунд в составе четвертого эшелона. К утру 7 октября морские силы Рижского залива сосредоточились на рейде Лапвик.