Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Морская коллекция 11.2005. Канонерская лодка "Храбрый"

Достройка и испытания

После спуска темп работ по корпусу замедлился. С наступлением холодов прекратили испытания отсеков наливом воды, из-за угрозы размораживания в случае отказа водоотливных средств. Были рассмотрены и подписаны инспектором механической части Н.Г.Ноэиковым и С.К.Ратником откорректированные спецификации механизмов «Храброго», хотя работы по ним шли полным ходом — расточены пять цилиндров из шести, все валы откованы и обтачивались.

Вице-адмирал Тыртов и отставной гвардии поручик Фойхт заключили контракт на изготовление Путиловским заводом одного неподвижного аппарата для стрельбы 19-футовыми минами Уайтхеда и метательного для катера. С запасными частями к ним и установкой это обошлось в 16 876 руб. За водоотливную систему взялся заводчик И.А.Гольдберг. Турбины с машинками Бродерхуда поставпяп Г.Лист. На Ижорский завод быпи отправлены шаблоны и чертежи четырех плит траверзной брони.

В рапортах, адресованных в ГМШ, командир «Храброго» капитан 2 ранга Мит-рофан Броницкий обстоятельно, раз в месяц, докладывал о ходе работ на всех участках строительства. В начале февраля 1896 г. устанавливались фундаменты машин и котлов, собирались рубки и тра-верзная броня. Бортовые плиты находились в работе на Ижорском заводе. Ожидалась задержка с изготовлением броневых болтов американского типа, только что утвержденных в МТК.

На Балтийском заводе подгоняли подшипники коленчатых валов, которые в это время рассверпивались. Обуховский завод к работе по артиллерии еще не приступал — не хватало чертежников, а в механической мастерской — дыропробивных и строгальных станков. Ряд заводов все силы направип на подготовку к выставке в Нижнем Новгороде и сдачу крупных кораблей. Из-за отсутствия работ часть мастеровых с «Храброго» пришлось перевести на достройку других объектов, а часть просто уволить.

Командир лодки предложил по-новому разместить штурвалы и компасы, что было одобрено компасной частью. Кроме того, получили разрешение изготовить штурманскую рубку и крышу боевой из судостроительной стали. При всем при том чувствовалось, что портовое начальство охладело к канонерской лодке — с нее откомандировали инженера Шлезингера с помощником. Достройкой стали руководить временщики, к тому же работавшие по совместительству. Командир приводил случай, когда за месяц сменилось три строителя.

В конце февраля котлы были отгружены из Гавра и на пароходе отправлены в Ревель. Из документов не видно, как правление Балтийского завода решило с Ник-лоссами штрафной вопрос за двухмесячное опоздание. Порт пытапся пристроить на «Храбрый» генераторы (пародинамо). оставшиеся от «Рюрика»; крайне громоздкие, они могли занять под броней целый отсек.

Вскоре Балтийский завод приступил к сборке машин в мастерской, готовя их к пробе паром. В мае котлы расконсервировали и установили в корпусе. Под наблюдением представителя фирмы «Ник-лосс» начали выкладывать кирпичом топки. Изготовпенные на заводе Круга водоопреснители и испарители проходили испытания. Определились с местами для пародинамо. которые еще даже не заказывались, а без них невозможна была установка валов.

В начале лета продолжался монтаж арматуры котлов, а также дымовой трубы Освидетельствовали и опробовали паром от заводского котла фундаменты машин. Правая машина развила 45 об/мин. левую же удалось провернуть ручным валоповоротным механизмом за 10 минут усилием двух человек. Перемену ходов вручную осуществили за полторы минуты. Через несколько дней принятые комиссией машины были опущены в отделение лодки в собранном виде, для чего пришлось расклепать участок палубы и снять один бимс. К этому моменту установили почти все вспомогательные механизмы, провели трубы в котельном отделении, частично смонтировали системы отопления, водоснабжения и осушения.

Так как всех медников перевели на «Россию», правление отодвинуло срок швартовных испытаний на весну 1897 г. и распоря-дипось законсервировать механизмы «Храброго». После частичной разборки их смазали, дейдвудные трубы покрасили, а кингстоны и отливные клапаны засыпали навозом. Зимой были установлены все паропроводы и закончены работы по корпусу, изготовлены все плавсредства, кроме парового катера, на который даже еще не разработали чертежей.

Обуховский завод, отправив на выставку 6-дюймовое орудие, приступил к изготовлению 8-дюймовых пушек, при этом часть поковок дпя цилиндров оказалась забракована, пришлось делать новые отливки. На лодке обустраивались погреба и устанавливались броневые колосники. Была готова заказанная у заводчика Куль-берта металлическая мебель. Под броней проводилась рулевая валиковая передача. К началу мая 1897 г. провели испытания механизмов на швартовах, подняв давление во всех котлах до 10.5 кг/см;. Машины работали полчаса на передний ход. развивая 50 — 52 об/мин. Перемена направления вращения паровым приводом занимала 5 — 6 с. Правая машина имела некоторую слабину в подшипниках.

При осмотре водолазами левого винта «Храброго» были обнаружены повреждения двух лопастей по верхней кромке, где оказались выпоманы куски размерами 25x78 мм. Завод отнес это к недостаткам швартовки и запросил наряд на изготовление новых лопастей и установку их за особую плату. После этого комиссия допустила лодку к переходу в Кронштадт.

В середине июля «Храбрый» вступил в кампанию. На лодке продолжались работы по артиллерии, и хотя орудия еще не были готовы, с Обуховского завода до-ста-еипи штыревые основания для подгонки их по месту. Ранним утром 27 июля шведский пароход «Фредрие», разворачиваясь на Неве, въехал кормой в борт «Храброго» в районе 30-го шл., выше броневого пояса, погнув обшивку и переборку в лазаретном ватерклозете. Капитан шведского судна мичман запаса граф Стенбор прислал агента для переговоров. Требовалось заменить лист обшивки и оборудование клозета, выправить шпангоут и переборку. За ремонт шведам начислили 2673 руб. 45 коп.

Под проводкой лоцмана утром 15 августа канонерская лодка проследовала Морским каналом в Кронштадт, откуда в сопровождении крейсера «Азия» пошла на заводскую пробу машин. На мерной миле сделали три пробега в разных направлениях, при среднем углублении 3.3 м со средней скоростью 14,25 уз. Котлами управляли судовые специалисты под руководством двух представителей от Никлосса. Пары держались плохо, и полного давления достичь не удалось. Машины развили только 150 об/мин. вместо положенных 165. За время испытаний внутренний дымовой кожух раскалился докрасна, наружный выпучился и обгорел. Температура в жилой палубе подскочипа до 43и Реомюра, а над котлами и того выше — ноги жгло через сапоги, в котельном отделении— 37°. при этом вентипяторы давали такую слабую струю воздуха, что та не гасила пламя свечи (такие тогда были контрольные приборы). На обратном пути переложили руль с борта на борт, как паровым, так и ручным приводом. Циркуляция—три кабельтова. Выявилась слож-ность перехода на ручной штурвал — для этого требовалось иметь минимум по человеку в четырех разных помещениях.

Обнаружилась вибрация всего корпуса, особо заметная в оконечностях; подручный контрольный прибор — стакан с водой в каюте командира — расплескался на полном ходу более, чем на половину Главный компас «ходил» до четырех румбов в каждую сторону, а в боевой рубке — вкруговую. По возвращении с испытаний приступипи к переборке машин. Вычисленная по диаграммам мощность левой машины составила 1200 индикаторных сил; снять эту характеристику правой машины не удалось — сломался индикатор.

В конце августа была проведена повторная заводская проба, заводские кочегары и судовая команда работали под руководством представителя Никлосса. Кардиф-ский уголь подбрасывался по особой методике. При сильном ветре и волнении до четырех баллов провели пять с половиной пробегов со средней скоростью 14.17 уз. Несмотря на французскую систему подачи топлива, расход оказался выше контрактного. Все остальные явления повторились. За счет ненастной погоды через плохо пригнанную крышку минного аппарата поступала вода, которой набралось на палубе до 5 дюймов. Были обнаружены течи через болтовые и заклепочные соединения. При осмотре нашли трещину в золотнике цилиндра среднего давления левой машины.

После ремонта провели приемные испытания механизмов в присутствии братьев Никлосс; их присутствие, правда, не сипьно повлияло на результаты. Удалось замерить полную мощность механизмов — при 152 об/мин она оказапась равной 2200 и.л.с. как и обещали конструкторы котлов. После полного хода в правом котле № 2 была заменена треть водогрейных трубок, для чего перекрыли кран на главную магистраль, выпустили воду через главный холодильник, сняли трубки, осмотрели их и поставили, поменяв местами; донкой закачали воду, подняли давление и соединили с магистралью. На все ушло три четверти часа. Завершив испытания, лодка пришла к Адмиралтейству, где, не дождавшись артиллерии, и закончила кампанию. В конце октября «Храбрый» в целом был принят в казну, исключая разве что помпу Вортингтона. требовавшую ремонта или замены.

Весной 1898 г. продолжили проверку отсеков на водонепроницаемость. Практика показала непродуманность системы вентиляции. Газы из погребов, проникая в жилые помещения, вызывали головную боль — маломощный вентилятор, всего 55 Вт. не обеспечивал их очистку. Работы по доводке этой системы поручили фирме «Дюфлон».

Новый командир «Храброго» — капитан 2 ранга В.И.Бэр представил начальству ведомость неоконченных работ из 125 пунктов. Среди них: нет крепления по-походному 8-дюймовых орудий и самих орудий тоже; не закончено оборудование бомбовых погребов; течи магистральной трубы по фланцам; нет громоотвода (существенно—два судна с названием «Храбрый» сгорели от удара молний); нет парового катера; броневые болты пропускают воду; в спасательной шахте нет водяного душа; помпа Вортингтона требует замены; нет электродвигателей в мастерской и т.д.

Отправляя лодку в Либаву на зимовку, командир Кронштадтского порта вице-адмирал С.О.Макаров с удивлением обнаружил, что главные переборки не испытаны на водонепроницаемость, к тому же у него возникли большие сомнения в их прочности. Новый управляющий Морским министерством вице-адмирал П.П.Тыртов (генерал-адьютант Чихачев был переведен в Госсовет) запросил командира отряда судов, назначенных для испытания. На что получил ответ: «Судно старой постройки, для которого не предусмотрены новые правила, обилие дерева требует большого объема работ по его разборке. Необходимо подкреплять слабые переборки, что отдаляет время отправки лодки в плавание». Заводские техники по указанию Макарова произвели расчет прочности переборок, последние оказались в десять раз слабее, чем требовалось для испытания наливом воды. Кроме того, вице-адмирал обратил внимание на изобилие дерева, затруднявшего доступ к пробоинам и дававшего обильную пищу огню. Решено было сделать подкрепления в порту, на зимовке. Перед отходом был доставлен на барже паровой катер с загруженной машиной, но не собранными трубопроводами.

Инженер Балтийского завода Пайдаси разработал телемотор для управления золотником рулевой машинки. В качестве опыта его установили на «Храбром». При следовании в Либаву валы, проходившие через котельное отделение, сильно нагрелись, и штурвал поворачивался с большим усилием. Лодка совершила плавание с запасным экипажем и стала на бочку. После сдачи экзаменов призывники отбыли с судна. Зимой проверили работу установленного телемотора Пайдаси. он был принят в казну, но с условием доработки.

В начале мая 1899 г. канонерская лодка прибыла в Кронштадт и вступила в отряд контр-адмирала Амосова, который поднял на ней свой флаг. В этот период предполагалось провести прогрессивные испытания корабля для сравнения с результатами опытов над моделями, с привлечением начальника опытового бассейна Грехнева. Была отмечена плохая работа рулевого привода. Прибор Пайдаси сняли и сдали на склад пароходного завода. Еще раз переделали вентиляцию — вдувная была заменена на вытяжную. Отмечалась ценность переносных электровентиляторов. Подкрепили часть переборок на 51-м и 59-м шп. На переходе обнаружили течь через выпавшую заклепку. В порту канонерку подняли на плавдок и отремонтировали. Провели испытания переборок по старой инструкции. Бып отремонтирован паровой катер. Но спешность отправки «Храброго» в заграничное плавание не позвонила выполнить все намеченные работы.