Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

А.А. Аллилуев. Полуброненосные фрегаты типа Дмитрий Донский

Проектирование

30 января 1880 г. председатель кораблестроительного отделения Морского Технического комитета (МТК) вице-адмирал А.А. Попов представил в МТК два проекта новых полуброненосных фрегатов крейсерского назначения, лишь для "вежливости" доложив об этом управляющему Морским министерством вице-адмиралу С.С. Лесовскому.

К этому времени великий князь Константин Николаевич охладел к делам возглавляемого им Морского ведомства, скончался всесильный управляющий Морским министерством вице-адмирал Н.К. Краббе, и только сохранивший прежнюю энергию генерал-адъютант императорской свиты вице-адмирал Андрей Александрович Попов на короткое время безраздельно возглавил отечественное судостроение. От броненосца "Петр Великий", который он упорно называл "монитором-крейсером", А.А. Попов пришел к идее океанского крейсера, утвердив за Россией приоритет первых в мире крейсеров с металлическим корпусом типа "Генерал-адмирал", он же успешно справился с переделкой в крейсер предполагавшегося постройкой рангоутного башенного броненосца "Минин".

Этот опыт А.А. Попов использовал при разработке в двух вариантах проекта нового корабля, который представлял их дальнейшее развитие. Кроме того, при подготовке проектов А.А. Попов запросил оценку крейсерских качеств броненосного фрегата "Минин" у А.Б. Асланбегова, бывшего в то время начальником отряда крейсеров, находившихся в заграничном плавании. Авраамий Богданович ответил: "Благодарю тебя многоуважаемый и любезный друг Андрей Александрович за твое милое и симпатичное письмо, полученное мною 3 января. Чтобы не терять времени, я тотчас же пригласил к себе в каюту г.г. командира фрегата "Минин", старшего офицера, всех старших офицеров по различным отраслям ...". Далее, пересылая записки офицеров, А.Б. Асламбегов писал в заключении, что "будущий "Минин" должен быть настоящим фрегатом, а не корветом" (то есть, иметь закрытую палубу), артиллерия должна быть увеличена калибром и уменьшена числом", мощность машин и запас угля должны быть увеличены, чтобы довести максимальную скорость до 16 узлов, а автономность составила бы 17-20 суток. Из записки старшего офицера капитан-лейтенанта Юрьева следовало, что "жилая палуба должна быть деревянной", так как металлическая при работе машины раскаляется, а "при ее бездействии становится ледяной, очистке и мытью не поддается", отдыхать на ней невозможно, и "даже самый неряшливый матрос не ложится на нее без отвращения". По мнению старшего судового врача коллежского асессора Джиевича, офицерские каюты считались "тесноватыми", "явно недостаточным" - лазарет. По мнению "заведывающего минами Войтхеда" корпуса инженер-механиков прапорщика Черепанова, размеры самодвижущихся мин (торпед) следует уменьшить до длины в 4,3 м, а число торпедных аппаратов сократить до четырех.

К сожалению, не все доводы и предложения моряков были учтены А.А. Поповым при подготовке своих проектов новых крейсеров, и совсем непонятно, почему он не обратил внимание на более чем серьезное предостережение о слишком высокой температуре в котельных отделениях (до 80°С на верхних площадках) и о необходимости испытать, по образцу клипера "Разбойник", "охлаждающие занавески Ягна".

В итоге обсуждения выбор был сделан в пользу варианта крейсера большой величины по типу "Минина", более гарантированного от перегрузки и обладающего большой боевой мощью. Важным достоинством проекта было облегчение корпусов, выполненных по предложению А.А. Попова практически полностью из стали. Надежнее стала броневая защита корабля - впервые были предложены плиты новой сталежелезной брони, обеспечивающей на 25% большую сопротивляемость, чем прежняя железная. В качестве подкладки под броню вместо дорогостоящего тикового дерева впервые применялась лиственница.

По ходовым качествам новый корабль должен был превосходить самые быстроходные иностранные почтовые пароходы и новейшие английские броненосные крейсера типа "Нельсон" и "Нортхэмптон", построенные 1876 г. и имевшие скорость чуть меньше 14 узлов. Благодаря увеличенному запасу угля (1050 т, в то время, как крейсера типа "Нельсон" имели максимальный запас лишь 600 т), новый русский крейсер должен был на много превосходить иностранные по дальности плавания. Механизмы и уголь составляли в нагрузке спроектированного корабля 35% водоизмещения, броня 9,64%, артиллерийское вооружение около 4,5%. Запас водоизмещения составлял 64 т, и А.А. Попов рассчитывал на широкое применение в конструкции корпуса стали, позволявшей на 30% уменьшить толщину листов обшивки и угольников крепления.

Проектом предусматривалась установка двух вертикальных паровых машин с двойным расширением пара (компаунд), в отличие для привычных для того времени горизонтальных, мощностью по 3500 л.с, но действующих на одну линию вала, что при движении с экономической скоростью позволило отключать одну машину и половину котлов, и давало значительную экономию топлива. Кроме того, для увеличения автономности спроектированный корабль сохранял полную фрегатную парусность и имел подъемный гребной винт, что, по мнению А.А. Попова, позволяло вводить в действие паровые машины только в случае необходимости. В этом ключ к пониманию того, почему в российском флоте вплоть до конца XIX в. продолжалась "крейсерская парусная эпоха".

В результате, не внося существенных изменений в проект, одобренный генерал-адмиралом "в общем виде", и избрав более отработанный вариант по типу броненосного фрегата "Минин", Морской Технический комитет журналом № 22 от 15 февраля 1880 г., а затем и управляющий Морским министерством, одобрили проект для постройки полуброненосного фрегата крейсерского назначения, который должен был "наносить возможно больший вред неприятельской морской торговле и уходить от неприятельских броненосцев".