Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Р. М. Мельников. Линейный корабль "Андрей Первозванный" 1906 - 1925 гг.

Глава 23. Зов Моонзунда

Составляя третью маневренную группу, "Андрей Первозванный" и "Император Павел I" как заколдованные, оставались привязанными к центральной позиции, бой на которой казался все менее реальным и с которым, наверное, вполне могли справиться четыре дредноута. Ведь должны же были союзники, в случае штурма центрального заграждения прийти, наконец, на помощь России и ударами с запада не позволить немцам ввести свой флот в Финский залив. Профессор Б.Б. Жерве (1878-1934) вообще считал участие двух додредноутов несовместимым с боем дредноутов на центральной позиции. Для своего класса они составляли "весьма сильный тип линейных кораблей", но "по своим тактическим свойствам мало годились для совместного с нашими дредноутами боя на центральной или передовой позициях против прорывающихся дивизий германских дредноутов" (Данилов Н.А., Смешанная операция в Рижском заливе в июне-августе 1916 г. М.Л., 1927. с. XXXVII).

Надо было, наконец, понять, что оборона Рижского залива, в который упирается фланг русской армии, составляет теперь главную заботу флота и для этой обороны необходимы более мощные корабли, чем "Слава" и переведенный 30 августа 1916 г. "Цесаревич". Здесь были нужны корабли, имевшие более мощную и дальнобойную артиллерию, более надежное бронирование. Такими кораблями, в равной мере способными эффективно решать обе стоявшие перед ними задачи — бой в море и поддержка флангов армии — были "Андрей Первозванный" и "Император Павел I". Но ни в 1915, ни 1916, ни даже в 1917 гг. решение об их использовании не приняли.

В 1915 г. их не взяли в естественно напрашивавшуюся экспедицию двух дредноутов, чтобы оставить в Рижском заливе. В 1916 г. они остались в стороне от готовившейся флотом масштабной десантной операции (в июле-августе), когда ее успех наполовину зависел от надежности обороны Ирбена. "Прославившийся" на полях Манчжурии генерал Куропаткин, вновь явившись по воле императора в роли полководца, сумел во многом сорвать эту операцию. Не подлежит сомнению, что будь тогда "Андрей Первозванный" и "Император Павел I" введены в Рижский залив, флот и энергично готовившие операцию штаб и адмирал Канин могли быть вполне уверены в обороне Ирбена и с большей настойчивостью добиваться от ставки осуществления ее в необходимом широком масштабе. Это сделало бы нереальной одновременный штурм центрального заграждения, чего все же не переставало опасаться командование флота.

И еще должны быть найдены документальные подтверждения мотивов, по которым напрашивавшиеся решение все-таки не было принято. Ведь как писал Б.Б. Жерве, "эти корабли совместно с другой бригадой (точнее полубригадой или маневренным соединением — P.M.) еще более старых кораблей, с "Цесаревичем" и "Славой" — составили бы весьма сильное боевое ядро морских сил Рижского залива, при наличии которого германское морское командование вынуждено было бы назначить только для прорыва через Ирбенский пролив и последующих операций в Рижском залива не менее двух дивизий кораблей додредноутного типа". К этим словам надо добавить, что более крупный калибр орудий "Андрея Первозванного" при более полном бронировании мог бы заставить немцев вместо додредноутов применить дредноуты и тем раздробить свои силы.

Несостоятельными считал Б.Б. Жерве и опасения за изоляцию морских сил Рижского залива в случае прорыва больших сил немцев через Ирбенский пролив. Понеся большие потери в недавно (18/31 мая 1916 г.) состоявшемся Ютландском бою и ощущая усилившуюся активность английского флота, немцы вряд ли рискнули бы перебрасывать все силы своего флота для штурма Рижского и Финского заливов. Но даже и в худшем случае, допустив возможность их прорыва в Рижский залив, Б.Б. Жерве указывал на вполне реальные выходы из положения. Корабли морских сил Рижского залива могли запереться в Куйвасте под защитой противостоящей немцам (как было со "Славой" в 1915 г.) минно-артиллерийской позиции. Затем, в течение навигационного периода "в Моонзунде можно было рассчитывать углубить канал до размеров, необходимых для вывода по нему, от Куйваста в Финский залив, этих линкоров".

Понятно, также, хотя Б.Б. Жерве об этом не пишет, что при неблагоприятном положении в Финском заливе, этот канал мог бы служить для перевода в Рижский также и дредноутов. "Ремонтные средства в виде достаточно мощных плавучих мастерских имелись в распоряжении Балтийского флота, и их заблаговременно можно было также сосредоточить в Моонзунде", - - писал Б.Б. Жерве и далее приводил обширный перечень мер, которые должны были обеспечить участия главных сил Балтийского флота для внешнего обеспечения обороны Ирбенского пролива (Данилов Н.А. Смешанная операция в Рижском заливе в июле-августе 1916 г. Л., 1927. с. XXXVII-XXXVIII). Еще более фатальными и непоправимыми были последствия отсутствия в Рижском заливе "Андрея Первозванного" в 1917 г., когда флот, разлагаясь под влиянием вражеской пораженческой пропаганды ленинцев, оказался неспособен отстоять Моонзунд.