Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

С.Е. Виноградов, А.Д. Федечкин. Броненосный крейсер "Баян"

Последние недели

Между тем положение крепости, несмотря на яростное сопротивление её защитников, становилось всё более критическим. С первых же дней по возвращении эскадры во внутреннюю гавань противник начал частые обстрелы порта перекидным огнём из 6" и 120мм орудий.40 9 и 14 августа два снаряда попали в стоявший в доке "Баян", не нанеся особого ущерба, но спустя несколько дней, 20 августа крейсер был вторично поражен выстрелами 6" гаубиц, причём одним из попаданий были убиты матрос и двое мастеровых, а несколько человек получили ранения. Не причиняя тяжёлых повреждений кораблям, эти бомбардировки, тем не менее, "сильно мешали работам по исправлению повреждений и вообще нарушали нормальное течение жизни и службы", заставляя командование предпринимать меры по возможному сохранению людей и материальной части. Так, на "Баяне" все необходимые работы решено было проводить лишь в ночное время, верхняя палуба и срезы корпуса блиндировались брикетами угля,41 а над стволами башенных орудий соорудили своеобразные двускатные навесы из судостроительной стали, предохраняющие от осколков.

Тем не менее, несмотря на всё возрастающие трудности, ремонт постепенно приближался к завершению и 15 сентября корабль, наконец, вступил в строй, присоединившись к Отдельному отряду броненосцев и крейсеров, находящихся в Порт-Артуре - так в соответствии с приказом адмирала Алексеева с 15 августа 1904 г. стали официально именоваться остатки Тихоокеанской эскадры. Командующим вновь образованным соединением был назначен контр-адмирал Вирен, а его место на мостике "Баяна" занял капитан 2-го ранга Ф.Н. Иванов.

Вскоре на корабле начались работы по монтажу недостающих орудий главного калибра. Желая максимально укомплектовать "Баян" положенной по штату артиллерией, новый командующий распорядился установить взамен всех снятых во время ремонта 6" орудий четыре пушки с "Паллады", частично восстановив огневую мощь отремонтированного крейсера.

Однако вновь вступить в бой с морским противником "Баяну" так и не довелось. Заняв господствующие высоты и подтянув тяжёлую осадную артиллерию, японцы с конца сентября начали систематические обстрелы порта и гавани, стремясь в первую очередь уничтожить наиболее крупные корабли бывшей эскадры. Ответная перекидная стрельба велась из-за отсутствия точных данных о неприятельских батареях "довольно вяло" - 85 снарядов различного калибра за три недели, из которых 27 были выпущены "Баяном". Не остался в долгу и неприятель. 27 сентября четыре 11" снаряда поразили крейсер, стоявший в Восточном бассейне у Золотой горы, причём один из них, пробив верхнюю палубу, разорвался в помещении левой машины (17 шп.), нанеся серьёзные повреждения.42

Стремясь всеми способами обезопасить от неприятельского огня один из немногих боеспособных кораблей отряда, Р.Н. Вирен распорядился о переводе "Баяна" на внешний рейд. Утром 3 октября, крейсер, разведя пары, с помощью портовых баркасов вышел из гавани и ошвартовался у затопленного парохода "Шилка". На первый взгляд внешний рейд по сравнению с тесным внутренним бассейном создавал впечатление относительно безопасного места, но последовавшие вскоре события решительно рассеяли эти иллюзии.

Спустя несколько часов неприятелю удалось обнаружить новое место стоянки корабля и с полудня японская артиллерия начала методично обстреливать его. После восьмого залпа снаряды так удачно начали ложиться у самого борта, что на "Баяне" вновь развели пары, "имея в виду перемену места". Однако было уже поздно - в течение двух часов японские снаряды буквально засыпали крейсер, причинив следующие повреждения:
1.Разрушен кормовой центральный 6" каземат правого борта,
2.Пробит кормовой срез на 20 кормовом шпангоуте и броневая палуба под ним,
3.Пробита верхняя палуба на 11 шпангоуте, повреждён 6" каземат левого борта.43
4.Вмятина в бортовой броне в кормовой части,
5.Вмятина обшивки надводного борта в районе 10 кормового шпангоута,
6.Сквозная пробоина (на оба борта) в районе кормового балкона, повреждены читальня и командирский отсек,
7.Погнут пиллерс верхнего мостика, пробит и затонул стоявший у борта рабочий катер.44

Не обошлось и без потерь - за время двухчасовой бомбардировки на корабле (по официальному донесению) было убито два нижних чина и ранен один. (Согласно другим источникам, выявленным авторами в фондах РГАВМФ, в тот день на "Баяне" погибло пять человек -рулевой И.Тамбовцев, машинист 2-й статьи Д.Гвоздев, кочегары 1-й статьи В.Дис и Ф.Орлов, кочегар 2-й статьи Т.Кривенко).

В своём рапорте капитан 2 ранга Ф.Н.Иванов достаточно высоко оценивает стрельбу японских артиллеристов, находя её "настолько действенной, что из 46 снарядов в цель попало 7 [т.е. более 15% . - Авт.], а многие ложились так близко, что нас обдавало брызгами воды...". Интенсивный обстрел продолжался до самого вечера и завершился лишь к 6 час, когда крейсер при помощи портовых буксиров возвратился к месту прежней стоянки в Восточном бассейне.45

11 октября корабль вновь подвергся обстрелу 120мм орудий, получив два попадания, причем один из бронебойных снарядов пробил верхнюю и батарейную палубы и разорвался в жилой, повредив осколками стенки угольных ям и перебив паропровод одной из лебёдок, а всего за период с 27 сентября по 18 октября в крейсер попало 6 11" снарядов и ещё 10 меньшего калибра.

Тем не менее, многочисленные повреждения не вывели окончательно "Баян" из строя, свидетельством чему является состоявшееся 7 ноября совещание флагманов и командиров кораблей 1 ранга, единодушно признавших необходимость укомплектовать крейсер "на случай его выхода для прорыва во Владивосток, если он не получит новых повреждений".46 С этой целью решили сохранить для "Баяна" неприкосновенный запас из 1000 бронебойных 6" снарядов. В течение ноября проводилось доукомплектование "Баяна" 6" артиллерией. 23 ноября согласно решению командования на корабль доставили два орудия с "Паллады", установленные на станки левого борта, а спустя день - ещё два, однако завершить их монтаж экипажу так и не удалось.

Необходимость поддержки сухопутных подразделений огнём корабельной артиллерии заставило командование отрядом с конца октября более интенсивно проводить перекидные стрельбы, используя для этого практически все исправные орудия калибром 8" и выше. Каждому стреляющему кораблю "нарезался" определённый береговой сектор, огонь в котором вёлся по указаниям штаба крепости и собственного корректировочного поста. Первая подобная стрельба главным калибром по береговым целям была осуществлена с "Баяна" 5 ноября по квадрату 442.1, откуда вела огонь 6" батарея противника, приведённая после 15 залпов к молчанию.

Через день обе башни "Баяна" по заявке пехоты "работали" по японскому обозу и эскадрону кавалерии, производившему учение в ближнем тылу. Два пристрелочных залпа образовали классическую "вилку", после чего третий снаряд, по донесению начальника корректировочного поста лейтенанта Сухомлина, "попал очень хорошо в середину эскадрона, который сразу же рассыпался за горы...".47 В последующие две недели цели, "достойные" 8" калибра, появлялись лишь дважды - 12 и 23 ноября, когда крейсер вёл огонь по Кумирненскому редуту (12 залпов), разрушив полевые укрепления противника и рассеяв его пехоту, и квадрату 655с, вступив в неравную дуэль с осадной артиллерией противника. Последняя, в свою очередь, интенсивно, но безрезультатно обстреливала "Баян", сделавший 19 залпов, половина из которых "легла исключительно хорошо".

Несмотря на захват японцами 22 ноября горы Высокой - ключевой позиции обороны крепости и начатый ими планомерный расстрел русских кораблей, повторить подобную контрбатарейную стрельбу решили 25 ноября. Накануне на крейсер, стоявший у стенки в районе Золотой горы, доставили 40 8" чугунных снарядов с ослабленными пружинами трубок для стрельбы уменьшенными зарядами и "сговорились о корректировке с укреплением №1", однако утром 26 ноября, вследствие начавшегося обстрела, вся команда была немедленно свезена на берег в безопасное место за исключением старшего офицера капитана 2-го ранга А.А. Попова, артиллерийского офицера лейтенанта М.И. Никольского и нескольких трюмных во главе с младшим инженер-механиком Е. Кошелевым, необходимых для тушения возможных пожаров.

Первые японские залпы давали перелёты, "сильно разрушая стенку и превращая её в кучи щебня", однако вскоре неприятелю удалось пристреляться. Около 9 час. 30 мин. тяжёлый снаряд пробил верхнюю палубу на юте и, пронизав правый борт, разорвался в воде. Спустя несколько минут там же, на юте разорвался и второй снаряд, повредивший коридор в командирских помещениях и вызвавший пожар вблизи кормового 8" погреба, который во избежание взрыва пришлось немедленно затопить.

В 10 час. третий снаряд попал в носовую часть крейсера с левого борта под якорем, пробив одну 50мм броневую плиту и "отворотив в сторону" другую под углом 45°. От взрыва воспламенились пеньковые тросы и парусина в находящейся неподалёку парусной каюте, причем тушение их было чрезвычайно затруднено - из единственного люка, ведущего в помещение, валили клубы густого удушливого дыма. Опасение воспламенения пороховых зарядов в погребе носовой башни заставило пожертвовать им, после чего корабль окончательно лишился способности вести перекидной огонь.

Единственным способом ликвидировать новый пожар было тушение его через бортовую пробоину, осуществить которое вызвался подшкипер Красильников. Спустившись по концу на расположенный рядом с бортом бон, храбрый моряк, несмотря на падавшие вблизи снаряды, в течение длительного времени заливал огонь из поданного ему с полубака пожарного рукава, пока сам не был контужен близким разрывом в районе носового среза.

Для "Баяна" это попадание было не менее опасным, чем предыдущие - пламя, охватившее на этот раз перевязочный пункт, угрожало всей носовой группе артиллерийских погребов, которые спустя короткое время также были затоплены. При этом образовавшийся дифферент на нос способствовал проникновению больших масс воды через пробоину в левом борту и затоплению горевшей парусной каюты.48

К 11 час. утра к уничтожению крейсера помимо 11" подключилась и 6" артиллерия, чья частая стрельба, впрочем, не нанесла существенных повреждений. Обстрел продолжился на следующий день, вновь заставив личный состав покинуть корабль, который, получив несколько подводных пробоин, начал постепенно заполняться водой. Во внутренних помещениях, в непосредственной близости от погребов, вспыхнуло несколько пожаров. Это заставило затопить оба 8", а также все носовые погреба. Крейсер получил дифферент на нос, к полудню крен на левый борт достиг 15°. Вскоре все помещения жилой палубы наполнились водой, чей уровень во время прилива поднимался выше батарейной палубы. Всего в этот день японцы выпустили по "Баяну" около 320 11" и 6" снарядов, из которых в корабль попало 10.

Практически полностью утративший боеспособность крейсер решено было разгрузить, попытавшись спасти в первую очередь ещё годный к стрельбе боезапас, часть продовольствия, а также сняв оставшуюся малокалиберную артиллерию и сетевое заграждение, предполагавшееся к установке на эскадренный броненосец "Севастополь".

Краткий отчёт по артиллерийской части крейсера "Баян" за октябрь - ноябрь 1904 г.

17 октября. Во время штурма сделали 10 выстрелов по неприятельской осадной и полевой артиллерии (квадрат 5932). Четыре недолёта, четыре попадания, два разрыва не замечено. Батареи прекратили огонь.

5 ноября. Перекидная стрельба по 6" батарее в квадрате 442.Л. Сделано 15 выстрелов. Батарея прекратила огонь.

7 ноября. Перекидная стрельба по эскадрону кавалерии и обозу (квадрат 442.в). Сделано три выстрела. Высота прицела 51 кб, попадания хорошие. Эскадрон рассеялся.

12 ноября. Перекидная стрельба по Кумирненскому редуту, 12 выстрелов.

23 ноября. Перестрелка перекидной стрельбой с 11" осадной батареей (квадрат 665с). Сделано 19 выстрелов, из них половина хорошо. Японцы усиленно обстреливали "Баян" во время стрельбы, но ни разу не попали. Зато три 11" [снаряда] попали в "Амур".

25 ноября. Только что приготовились к перекидной стрельбе по 11" батарее (квадрат 665с) и сговорились о корректировке с укреплением № 1, как телефон был перебит, а затем вследствие начавшегося пожара в малярной и подшкиперской около носового 8" погреба и нескольких попаданий около кормового 8" погреба эти погреба по приказанию командира крейсера были затоплены инженер-механиком Кошелевым...

С 1 октября с крейсера свезено боеприпасов:
15 октября 100 шт. 6" фугасных и 100 шт 6" сегментных бомб в распоряжение генерала Белого. 17 октября 31 шт. 6" фугасных, 74 шт. 6" сегментных бомб, 105 боевых 6" патронов - в распоряжение капитана 2-го ранга Клюпфеля.
25 октября 205 шт. 6" бронебойных бомб - в распоряжение генерала Белого. 29 октября 100 шт. 6" патронов - в распоряжение капитана 2-го ранга Клюпфеля.
7 ноября 50 шт. 6" бронебойных бомб и 50 шт. 6" патронов - на батарею № 9, 600 шт. 75мм патронов с чугунными гранатами - в распоряжение капитана 2-го ранга Клюпфеля.
22 ноября последовало распоряжение свезти в Минный городок все минные боеприпасы. Кроме того свезли в Минный городок часть 6" и 75мм патронов, а ружейные патроны - в помещение судового десанта. 8 ночь с 24 на 25 ноября приняли на "Баян" 40 8" чугунных снарядов с ослабленными пружинами трубок для стрельбы ослабленными полузарядами. 25 ноября во время затопления успели выгрузить из погреба 15 ящиков ружейных патронов.
В ночь с 25 на 26 ноября выгрузили на баркас и отправили до рассвета в Минный городок оставшиеся 6" и 75мм патроны в количестве 100 и 800 шт. соответственно. 27 ноября отправили на "Севастополь" 30 6" картечей.
Таким образом, на "Баяне" безвозвратно затонули 8" заряды и снаряды, непригодные ни для одного из орудий Порт-Артура, и 10 ящиков ружейных патронов...

В ночь на 11 ноября на крейсере устанавливались в казематы второй и четвертой групп 6" орудия с "Паллады". Станки устанавливались с помощью маленькой лебёдки на барже (на 80 пудов), шлюпочных и дифференциальных талей. К 25 ноября установили все четыре станка и два орудия левого борта (плавучим краном в ночь на 20 ноября).

После затопления крейсера с него были сняты 11 75мм пушек - четыре с верхней палубы и семь из центрального каземата. Эти работы производились только ночью во время отлива, т.к. левый борт был весь в воде. Окончены 14 декабря.

В ночь с 25 на 26 ноября одновременно с патронами выгружали командную провизию, обмундирование и вещи из незатопленных помещений...
Старший артиллерийский офицер лейтенант Никольский (Источник: РГАВМФ, ф. 763, оп. 1, д. 151, л. 2-5)

Рапорт командира крейсера "Баян" от 12 декабря 1904 г.

...25 ноября неприятель начал стрельбу 11" снарядами. Немедленно вся команда была отправлена в безопасное место кроме старшего офицера капитана 2-го ранга Попова 2-го, артиллерийского офицера лейтенанта Никольского и необходимого числа трюмных для тушения пожара во главе с трюмным механиком младшим инженер-механиком Кошелевым.

Первые снаряды давали перелёты, разрушая стенку и превращая её в кучи щебня. Около 9 час. 30 мин. неприятельский снаряд пробил палубы на юте и правый борт выше ватерлинии. Второй, около 9 час. 40 мин. - палубы на юте, коридор в командных помещениях и броневую палубу. От взрыва его возник пожар вблизи кормового 8" погреба. Во избежание взрыва погреб был затоплен.

В 10 час. третий снаряд попал в носовое отделение с левой стороны под якорем, пробил 50мм плиту и другую отворотил под углом около 45°. Произошёл пожар в парусной каюте, тушение которого было весьма затруднено, поскольку из единственного люка валил удушливый дым. Ввиду опасности затопили и носовой 8" погреб.

Единственным способом потушить пожар было залить его через бортовую пробоину. Для этой цели вызвался охотником подшкипер Красильников, который спустился по концу на бон у борта и поданным ему шлангом заливал пожар, несмотря на падавшие рядом снаряды, пока не был контужен четвёртым снарядом, попавшим в левый носовой срез. Этот снаряд вызвал пожар в перевязочном пункте, тушение которого было также затруднительно. В связи с этим затопили расположенные рядом погреба первой носовой группы. Вследствие этого крейсер погрузился носом и вода пошла к пожару в парусной и затушила его.

С затоплением 8" погребов перекидная стрельба стала невозможной и артиллерийская прислуга была удалена с корабля. Около 11 час. неприятель стал стрелять из 6" артиллерии, что участило стрельбу. В 4 час. 40 мин. вечера стрельба закончилась. Всего по крейсеру было выпущено 320 снарядов 11" и 6" калибра.

26 ноября в 9 час. утра неприятельская стрельба возобновилась, вследствие чего команда вновь покинула корабль. Благодаря полученным в этот день подводным пробоинам с левого борта крейсер постепенно наполнялся водой, накренившись на 15° на левый борт, вследствие чего все помещения жилой палубы наполнились водой, уровень которой в полную воду поднимался выше батарейной палубы. В ночь с 27 на 28 ноября началась разгрузка крейсера. Утром 28 ноября согласно приказу по Отряду за № 186 крейсер спустил вымпел и окончил кампанию.

Тем не менее, возможно подробный осмотр повреждений при затопленных помещениях привел меня к убеждению, что подъём крейсера и ввод его в док для исправления не представляет больших затруднений. По заделке подводных пробоин явится возможность к дальнейшей его починке. Капитан 2-го ранга Иванов 6-й. (Источник: РГАВМФ, ф. 763, оп. 1, д. 151, л. 80-84)

Работы шли без перерыва всю ночь, прекратившись лишь с полным рассветом, а в 10 час. утра 28 ноября, согласно приказу по отряду за № 186, "Баян" спустил вымпел и окончил кампанию.49

В последующие дни с корабля выгрузили около 100 6" и более 800 75мм выстрелов, 15 ящиков винтовочных патронов, а также значительное количество обмундирования, командных коек и другого имущества.50 В течение двух недель были сняты и свезены на берег 11 75мм пушек, причём работы по их демонтажу проводились исключительно ночью в часы отлива, поскольку "левый борт был весь в воде". Всё больше уменьшалась и численность экипажа крейсера, вынужденного в связи с огромной убылью защитников крепости вновь отдавать значительное количество людей на сухопутный фронт. Так, 29 ноября десантная рота из 92 нижних чинов при двух офицерах была направлена в качестве резерва в распоряжение командира 25-го Восточно-Сибирского стрелкового полка, а в декабре ещё пять артиллеристов крейсера были откомандированы на Курганную батарею, где ощущался острый некомплект орудийных расчетов.

Тем временем участь крейсера была решена окончательно. Ещё 1 декабря на борт доставили шесть боевых зарядных отделений мин Уайтхеда, а вечером 19-го, за сутки до официальной капитуляции Порт-Артура, над внутренним бассейном прокатилось эхо нескольких взрывов, возвестивших о подрыве некогда самого мощного крейсера Тихоокеанской эскадры.