Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

С.Е. Виноградов, А.Д. Федечкин. Броненосный крейсер "Баян"

Кронштадт - Порт-Артур

Между тем внешнеполитическая обстановка на Дальнем Востоке, делавшаяся день ото дня всё более напряжённой, требовала очередного усиления Тихоокеанской эскадры. В её состав предполагалось включить и крейсер "Баян", которому совместно с эскадренным броненосцем "Ослябя" надлежало отправиться сначала в Средиземное море, а оттуда, вместе с завершающим испытания в Тулоне новейшим "Цесаревичем" - в Порт-Артур.

Согласно предписанию Морского министерства, кораблям следовало "спешить всеми мерами, ...делая большие переходы и без крайности не заходя по выходе из Средиземного моря в английские и японские порты...", а о вынужденных заходах и стоянках настоятельно рекомендовалось "не допускать сообщений даже в частных письмах" и принимать меры по "недопущению опубликования в газетах о пути кораблей и данных им поручениях...".6

Днём 25 июля, удостоившись высочайшего смотра, "Баян" снялся с якоря и, имея пар в 10 котлах, что соответствовало по определению приёмной комиссии самой экономичной скорости в 14 уз, вышел по назначению. Погода благоприятствовала переходу, все маяки открывались своевременно, что позволило точно в срок миновать под проводкой лоцмана Большой Бельт, а затем через проливы Каттегат и Скагеррак благополучно выйти в Северное море. В 7 час. утра 30 июля крейсер достиг Шербурского рейда и, не застав здесь ни одного военного корабля, встал на отведённую бочку. С подъёмом флага строго по уставу произвели салют наций, после чего на корабль прибыл русский консул, а ещё через два часа у борта "Баяна" ошвартовались заранее заказанные угольные баржи. Однако, несмотря на оперативность консульской службы и старания команды, погрузка топлива шла медленно (608 т за 17 часов), объяснением чему, по словам капитана 1 ранга Р.Н. Вирена, стали "неудобность" барж, две из которых оказались к тому же на мели во время отлива.

Здесь же, в Шербуре, крейсеру надлежало ожидать броненосец "Ослябя", вышедший из Кронштадта несколькими часами позже и пополнявший запас угля в Портленде. Но 1 августа на борт была доставлена телеграмма из ГМШ с категоричным приказанием продолжать плавание самостоятельно и следующим вечером, окончив все расчёты с берегом, "Баян" вышел в море, держа курс на Гибралтар.7

В отличие от предыдущего, этот переход не был столь безмятежным - уже в Английском канале крейсер встретил довольно крупную волну, с большой силой бившую в ставни носовых 6" орудий. При этом попавшая внутрь помещений вода не успевала стекать через шпигаты и из-за опасения постепенного затопления погребов через шахты элеваторов её постоянно приходилось выбирать вёдрами. Положение улучшилось после того, как порты были закрыты специальными пластырями, а ставни укреплены дополнительными упорами и клиньями. Однако, несмотря на эти меры, ход крейсера не превышал 6-7 уз, несколько увеличившись лишь по выходе в Атлантический океан, где встретили более пологую волну.

Плавание вдоль берегов Испании прошло при тихой погоде - даже Бискайский залив ничем не проявил свой крутой нрав, что позволило неделю спустя без помех достичь Гибралтара. Используя благоприятный момент, командир корабля всеми силами старался совершенствовать уровень боевой подготовки экипажа. Практически ежедневно на крейсере проводились артиллерийские учения, все комендоры прошли курс стрельб из учебных стволов Бердана и 75мм орудий по буксируемому буйку, а в часы, отведённые для гимнастики, строевые матросы независимо от специальности обучались флажному семафору. Особый вид изучения устройства корабля был определён и для офицеров - на всём протяжении похода на Дальний Восток молодые мичмана по очереди несли вахты в машине.8

У самого входа в Гибралтарский пролив крейсер встретил многочисленную английскую эскадру, производившую разнообразные эволюции. На произведенный "Баяном" салют в 15 выстрелов с подъёмом британского флага ответа не последовало. Разбираться в причинах подобного нарушения военно-морского этикета не было времени и, ограничившись констатацией факта в вахтенном журнале, капитан 1-го ранга Р.Н. Вирен приказал идти прежним курсом.

Уже около двух часов ночи 8 августа, определившись по маякам на обоих берегах, вошли в Средиземное море и около пяти часов вечера того же дня достигли Алжира. Отсалютовав нации и приняв на борт лоцмана, крейсер вошёл в знакомую гавань, встав затем на оба якоря и ошвартовавшись кормой на бочку. Некоторое время спустя к борту подошли угольные баржи. В 6 час. утра 9 августа экипаж начал погрузку топлива, законченную к полудню (всего было принято 430 т). В тот же день командир корабля нанёс положенные в таких случаях визиты городским и портовым властям, а на следующее утро команда впервые со дня выхода из Кронштадта по-вахтенно была уволена на берег.

Стоянка у берегов французской колонии продолжалась до 12 августа. В 6 час. 30 мин. вечера "Баян" снялся с якоря и, имея пар в 10 котлах, вышел в море, держа курс к Мессинскому проливу. Как и в предыдущих случаях, почти всё время на переходе было отдано подготовке комендоров, упражнявшихся в наводке орудий и определении расстояния до проходивших судов. В 5 час. вечера 15 августа прошли мыс Матапан и уменьшили ход до 10 уз, чтобы на подходе к Поросу на рассвете следующего дня произвести практическую артиллерийскую стрельбу. В 6 час. утра 16 августа с крейсера спустили пирамидальный щит и пробили артиллерийскую тревогу. Стрельба, руководимая старшим артиллерийским офицером корабля лейтенантом В. Де-Ливроном, неторопливо велась на контргалсах с расстояния 4-12 кб, что по отзывам специалистов позволяло привить не имеющему достаточной практики личному составу устойчивые навыки владения оружием.

В 10 час. утра стрельба была завершена, пробитый местами щит поднят на борт и "Баян" взял курс на Порос, проведя по пути ещё одно учение по спасению выпавшего за борт человека. Роль последнего играл специально сброшенный буёк, доставленный вельботом обратно на корабль всего лишь за девять минут.9 Спустя ещё два часа крейсер прибыл к Поросу, встав на якорь на глубине 11 саженей. Пребывание в одном из красивейших мест Средиземноморья, долгое время служившем пунктом базирования русских кораблей, длилось почти полтора месяца, в течение которых экипажи "Баяна" и прибывшего позднее из Тулона "Цесаревича" деятельно готовились к дальнейшему переходу на Тихий океан.

Приготовления к походу были завершены ко второй половине сентября. 25-го числа того же месяца в 7 час. 30 мин. утра "Баян" по сигналу с "Цесаревича", флагманского корабля отряда, снялся с якоря и, подняв пар в 9 котлах, вышел из бухты. Уже в море крейсер, развив 11 уз, вступил в кильватер линкору, держась в 4 кб за его кормой.

Переход к берегам Египта был совершён при тихой погоде и спокойном состоянии моря. Уже утром 27 сентября на горизонте открылся маяк Порт-Саида, а к полудню оба корабля под проводкой лоцмана вошли в гавань, встав на отведённые бочки. В тот же день началась и традиционная приёмка угля, который на этот раз (и весьма скоро) грузили арабы - твёрдая позиция портовых властей, стремившихся любыми способами трудоустроить хотя бы часть населения большого города, избавила на этот раз матросов от тяжёлой работы. Здесь же, в гавани Порт-Саида, "Цесаревич" и "Баян" начали готовиться к проходу Суэцким каналом, причём для броненосца, обладавшего большей осадкой, пришлось проводить специальную дифферентовку, "перегружая его на ровный киль". Канал проходили по очереди -первым с рассветом 29 сентября гавань покинул "Цесаревич", за которым сутки спустя последовал "Баян".

Идя 6-узловым ходом, крейсер управлялся гидравлическим штурвалом, более удобным при маневрировании в узкости за счёт более быстрой перекладки руля. Проход канала не вызывал поначалу никаких затруднений, но примерно за пять миль до Исмаилии рулевое управление внезапно вышло из строя вследствие значительной течи гидравлики, что вынудило перейти на электрический привод. Управляясь таким образом, крейсер благополучно достиг Исмаилии, где встал на якорь в ожидании окончания прохода канала "Цесаревичем", а после полудня 1 октября пришёл в Суэц.

Дальнейшее плавание Красным морем, начатое утром 3 октября, заняло пять суток, в течение которого на "Баяне", памятуя недавний урок в канале, практиковались в управлении кораблём всеми способами, в том числе и с использованием одних только машин, уделяя особое внимание быстрому переходу с одного способа на другой.10 В 7 час. утра 8 октября оба корабля, последовательно испытав на себе действие попутного ветра, штиля и противного зюйд-оста, усилившегося до 6 баллов, достигли, наконец, рейда Джибути. Изнуряющая жара, с трудом переносимая большей частью экипажей, заставила отказаться от угольной погрузки собственными силами и прибегнуть к помощи местных грузчиков-негров, за 22 часа пополнивших угольные ямы "Баяна" на 405 т. Общий же запас топлива на крейсере, готовящемся к переходу через Индийский океан, даже несколько превысил максимальный и составлял по докладу старшего инженер-механика М. Галля 1046 т. Часть топлива (около 60 т) пришлось разместить в мешках на верхней палубе, поскольку в двух запасных 40-тонных ямах хранились принятые ещё в Кронштадте различные материалы и запасы по машинной части.

Утром 13 октября отряд покинул Джибути и, выйдя за Коралловые острова, приступил к проверке девиации компасов, сильно изменившейся за время плавания Красным морем. В 1 час пополудни корабли легли на ост и пройдя между о. Сокотра и материком, взяли курс в океан. Переход к берегам Индостана был осуществлен в восемь суток при лёгком муссоне, сменившемся затем затяжным штилем. Безмятежное плавание в тропиках было идеальным временем для ускоренной боевой подготовки команд - в течение недели провели целых четыре практические стрельбы из стволов Бердана по буйкам, которые корабли буксировали по очереди. Кроме того, как следует из строевого рапорта командира "Баяна", все без исключения офицеры крейсера ежедневно практиковались в обсервациях, а на мичманов помимо вахт в машине по очереди возлагались обязанности младшего штурмана.

21 октября "Цесаревич" и "Баян" достигли берегов Цейлона, встав около полудня на бочки на рейде Коломбо, а спустя два дня покинули гавань, держа курс на Сабанг. По выходе в океан в соответствии с полученной из Петербурга шифрованной телеграммой, извещавшей о возможных нападениях японских кораблей, броненосец и крейсер изготовились к отражению минной атаки, с наступлением темноты каждый раз закрывались все отличительные огни, а артиллерия, по пробитию сигнала "атака", "содержалась заряженной за исключением носовых орудий наветренного борта". Впрочем, отрезок пути до Сабанга, как и предыдущие, оказался спокойным, лишь однажды, 24-25 октября отряду пришлось на сутки замедлить ход из-за повреждения в машине "Цесаревича". 28 октября корабли пришли в Сабанг, сразу же встав к угольной пристани, а 2 ноября вышли в Сингапур, достичь которого удалось через три дня. По мере приближения к дальневосточным водам росло напряжение ожидания внезапного нападения, однако вероятный японский противник так ничем и не проявил себя, позволив отряду без происшествий прийти 5 ноября в Сингапур, а затем, после трёхдневной стоянки в этом малайском порту в течение 10 суток беспрепятственно достичь 19 ноября 1903 г. конечной цели похода - Порт-Артура.

Список офицеров и чиновников крейсера 1 ранга «Баян» во время перехода Кронштадт - Порт-Артур
  Чин Имя, фамилия Должность
1. Капитан 1-го ранга Р. Вирен Командир корабля
2. Лейтенант К. Ратьков Старший офицер
3. Лейтенант В. Де-Ливрон Старший артиллерийский офицер
4. Лейтенант С. Шереметьев Младший артиллерийский офицер
5. Лейтенант Н. Подгурский Старший минный офицер
6. Лейтенант Н. Желтухин Младший минный офицер
7. Мичман К. Шевелёв Старший штурманский офицер
8. Мичман Г. Палицын Младший штурманский офицер
9. Лейтенант А.Попов Вахтенный начальник
10. Мичман В. Петров Вахтенный начальник
11. Мичман Б. Дриженко Вахтенный начальник
12. Поручик В. Самарский Вахтенный офицер
13. Старший инженер-механик М. Галль Старший судовой механик
14. Младший инженер-механик Е. Кошелев Помощник старшего судового
      механика
15. Младший инженер-механик М.Глинка Младший судовой механик
16. (вольнонаёмный) В. Пашков Механик
17. Лейтенант &.Бек-Джевангиров Ревизор
18. Надворный советник Г. Метцнер Старший судовой врач
19. Лекарь И. Гласфельд Младший судовой врач
20. Титулярный советник Л. Юркшусов Машинный содержатель
21. Коллежский секретарь А. Никитин Комиссар
22.   отец Ф. Скальский Судовой священник
Источник: РГАВМФ, ф. 417, оп. 1, д . 2756, л. 55.  



Плавания броненосного крейсера «Баян» в Средиземном море и переход в Россию, 1903 г.
1.01 Подъём флага, начало кампании 14.03-21.03 Стоянка в Неаполе
22.01 Выход из Тулона в Сан-Ремо 21.03-22.03 Переход в Алжир
22.01 - 23.01 Стоянка в Сан-Ремо 22.03 - 3.04 Стоянка в Алжире
23.01 -27.01 Переход к о. Порос 3.04 - 6.04 Переход в Тулон
27.01 -21.02 Стоянка у о. Порос 6.04- 16.04 Стоянка в Тулоне
21.02 Переход в Саламинскую бухту 16.04 Переход в Кадис
21.02-26.02 Стоянка в Саламинской бухте 16.04-20.04 Стоянка в Кадисе
26.02 - 27.02 Переход в Бриндизи 20.04 - 24.04 Переход в Портсмут
27.02 - 4.03 Стоянка в Бриндизи 24.04 - 29.04 Стоянка в Портсмуте
4.03 - 5.03 Переход в Пирей 29.04-2.05 Переход в Киль
5.03-10.03 Стоянка в Пирее 2.05-4.05 Стоянка в Киле
10.03-14.03 Переход в Неаполь 4.05-6.05 Переход в Кронштадт



Переход броненосного крейсера «Баян» на Дальний Восток, 1903 г.
25.07 Императорский смотр 1.10-3.10 Стоянка с Суэце
25.07-30.07 Переход из Кронштадта в Шербур 3.10-8.10 Переход в Джибути
30.07-2.08 Стоянка в Шербуре 8.10-13.10 Стоянка в Джибути
2.08 - 8.08 Переход в Алжир 13.10-21.10 Переход в Коломбо
8.08-12.08 Стоянка в Алжире 21.10-23.10 Стоянка в Коломбо
12.08- 16.08 Переход к о. Порос 23.10-28.10 Переход в Сабанг
16.08-25.08 Стоянка у Пороса 28.10-2.11 Стоянка в Сабанге
25.08 - 27.08 Переход в Порт-Саид 2.11 -5.11 Переход в Сингапур
27.08 - 30.08 Стоянка в Порт-Саиде 5.11 -8.11 Стоянка в Сингапуре
30.08 - 1.10 Переход Суэцким каналом 8.11-19.11 Переход в Порт-Артур