Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

С.Е. Виноградов, А.Д. Федечкин. Броненосный крейсер "Баян"

Шеститысячники

Законодательной основой постройки "Баяна" стала кораблестроительная программа "Для нужд Дальнего Востока", обязанная своим появлением резкому усилению соперничества с Японией в середине 90-х гг. XIX столетия. В связи с переносом, начиная с 1896 г., центра тяжести активной русской политики с Запада на Тихий океан, где изведавшая вкус победы над континентальным Китаем островная Япония готовилась к новому натиску на материк, в Морском министерстве озаботились разработкой планов создания морской группировки для отстаивания интересов империи в дальневосточных водах. 12 декабря 1897 г. в Петербурге на квартире управляющего Морским министерством вице-адмирала П.П. Тыртова состоялось совещание высших адмиралов, обсуждавших вопрос "об усилении кораблестроительной деятельности ввиду могущих возникнуть осложнений на Дальнем Востоке". Встреча носила характер консультаций, целью которых было определение состава и численности российских военно-морских сил перед лицом японской экспансии. Исходя из возможностей государства, участники совещания пришли к выводу о необходимости скорейшего переориентирования кораблестроительных программ в направлении усиления эскадры Тихого океана. Потребный состав дальневосточных морских сил, принимая во внимание параметры текущей японской "10-летней программы пополнения флота" (срок завершения - 1903 г.), определили в 10 "линейных броненосцев", 5 броненосных крейсеров, 10 крейсеров-разведчиков 1 ранга (водоизмещением не свыше 6000 т), стольких же в 2500 т, а также 36 эскадренных миноносцев.

Эти выводы были официально оформлены на совещании 9 высших флагманов и администраторов флота, состоявшемся под председательством генерал-адмирала 27 декабря 1897 г., на котором было рекомендовано сосредоточить к 1903 г. в Тихом океане флот вышеуказанного состава. Это было существенно больше, нежели создавалось по программе 1895 г., поэтому в начале 1898 г. Николай П, весьма заинтересованно относившийся к росту российского военно-морского присутствия в тихоокеанских водах, утвердил чрезвычайную программу пополнения флота "Для нужд Дальнего Востока", по которой до 1902 г. предстояло построить недостающие 5 линкоров, 5 крейсеров 1 ранга и другие корабли. На выполнение программы ассигновывалось 90 млн. рублей. Вскоре программы 1895 и 1898 гг. были слиты в одну.

Среди кораблей этой программы первоочередной интерес для настоящего исследования представляют 5 крейсеров-разведчиков 1 ранга, поскольку именно в составе этой пятёрки в итоге создавался "Баян". Он, однако, стал принципиальным отличием от своих четырёх собратьев, проектирование которых осуществлялось в русле совершенно отличной концепции, на чём следует остановиться несколько подробнее - это объясняет то, почему "Баян" так и остался в одиночестве.

Идея 6000-тонного крейсера была компромиссным итогом обоих состоявшихся в декабре 1897 г. совещаний, где верх одержало мнение большинства высших адмиралов (В.П. Верховского, Н.М. Казнакова, И.М. Дикова, СП. Тыртова, СО. Макарова и Ф.К. Авелана) о необходимости наличия при эскадре линкоров дальних бронепалубных разведчиков с высокой скоростью хода. "Программой для проектирования крейсера до 6000 т водоизмещением", составленной МТК в марте 1898 г. на основе общего мнения адмиралов и предложенной для международного конкурса, задавалась скорость в 23 уз на 12-часовом непрерывном ходу и основное вооружение из 12 6" и 12 75мм орудий при шести торпедных аппаратах. Крейсера с подобными характеристиками значительно превосходили как неудачную "Диану", так и подавляющее большинство бронепалубных крейсеров других флотов. Однако эти характеристики, основанные на противоречивой оценке опыта применения крейсеров в японо-китайской войне 1894-1895 гг. и на лучших достижениях в скорости хода, оказались невыгодными с оперативно-тактической точки зрения и не учитывали мирового прогресса в кораблестроении. При сравнительно больших размерах российские крейсера 1 ранга получили слабую защиту корпуса (броневая палуба со скосами толщиной 60-75 мм), которая не обеспечивала достаточную боевую устойчивость в эскадренном сражении. К тому времени в Англии и Франции была развёрнута серийная постройка больших (8-14 тыс. т) быстроходных (21-23 уз) броненосных крейсеров, которые могли эффективно действовать в разведке и поддерживать в бою свои броненосцы.

Исчерпывающая оценка типа отечественного бронепалубного крейсера в 6000 т дана историком кораблестроения P.M. Мельниковым:
"Слишком сильные против имевшихся у Японии 3000-тонных крейсеров 2 класса, но явно уступавшие башенным броненосным крейсерам с 8" артиллерией, 6000-тонные крейсера могли появиться лишь в результате многостороннего компромисса. С одной стороны, они вполне соответствовали сохранявшей своё влияние идее крейсерской войны, эффективной против государства с = развитой морской торговлей. С другой стороны, как показал опыт японо-китайской войны 1894-1895 гг., крейсера, вооружённые достаточно крупной (калибром 6"-8") и скорострельной артиллерией, оказались способны наносить поражение и броненосцам. Наконец, достаточно высокая скорость и мореходность позволяли им нести разведочную и посыльную службу при эскадре. Боевая устойчивость таких крейсеров в столкновении с броненосными кораблями обеспечивалась, по мнению МТК, за счёт сочетания броневой палубы с усовершенствованной системой подразделения корпуса на отсеки и автономным принципом размещения и действия в них водоотливных средств... При этом, однако, игнорировалась защита личного состава, который в ходе боя при отсутствии брони был обречён на значительные потери.

Первоначально техническим заданием на проектирование новых крейсеров предусматривалось установить на них по 2 8" орудия, однако генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович приказал (как он ранее проделал это с крейсерами типа "Диана") заменить их "для однообразия" на 6"... С мнением известных руководителей флота, в частности, адмиралов А.Б. Асланбекова и СО. Макарова генерал-адмирал не посчитался. Поэтому новые корабли не имели возможности "достать" с предельного расстояния убегающего противника или удачным выстрелом отбиться от грозного преследователя".17 Решение адмиралов о начале постройки бронепалубных "эскадренных разведчиков" не стало провидческим. Не оправдавшая себя временем, шедшая вразрез с мировыми тенденциями крейсеростроения доктрина стала прямо повинной в том, что приоритеты создания отечественных эскадренных крейсеров оказались искажёнными в самый канун приближающихся решительных событий на Востоке.