Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

А.С. Павлов. Эсминцы первого ранга. Проект 956

ОБЩАЯ ОЦЕНКА ЭСМИНЦА

Когда в 1982 году я впервые увидел фотографии нашего нового эсминца, у меня захватило дух- настолько этот корабль отличался от уже ставших привычными 56, 61 и даже 1134, настолько много на нем было новых неизвестных доселе систем оружия и радиоэлектроники. Было понятно одно - наши корабли «переросли» очередное поколение и обрели новые, неведомые возможности. Фантазия приписывала ему необычайную скорость, невероятные дальности обнаружения и поражения противника. Естественно, росла гордость за наш военно-морской флот, за наше судостроение. Даже в период перестройки, когда основные характеристики перестали быть секретными, наши эсминцы избежали критики в свой адрес, хотя нельзя сказать, чтобы о них много было написано. К сожалению, хотя со времени их постройки не прошло даже двух десятков лет, тем не менее- не потеряв своей боевой ценности, не устарев ни морально, ни тем более физически, один за одним эсминцы выходят из строя, прослужив по 10-12 лет. Обидно наблюдать сейчас закат и неуклонное умирание у стенок заводов или на корабельных кладбищах этих красавцев, которым бы еще служить и служить.

Оценивать этот корабль достаточно сложно, особенно с позиции «Надо бы больше и лучше». Несомненно, офицеры бы хотели каюты попросторнее, механики- более удобную в эксплуатации дизель- газотурбинную установку, противолодочники- мощнейшую цифровую ГАС

«Полином», радиометристы- «Подкат» или что-либо поновее для обнаружения низколетящих целей, матросы- пивопровод с краником и т.д. Но нашему ВМФ достался именно такой корабль, какой есть. Что же он представляет из себя?

Из систем вооружения, несомненно, выделяется артиллерийский комплекс АК-130 с РЛС «Лев-218» (МР-184), равного которому среди кораблей подобного класса в мире нет. За одну минуту четыре ствола «Современного» выбрасывают 6012 кг металла. Как известно, такой крупный боевой корабль прошлого, как германский линейный крейсер «Фон Дер Танн», имел в залпе главным калибром 5920 кг в минуту. В наши дни даже на наиболее крупном артиллерийском крейсере «Альмиранте Грау» (Перу) таковой показатель составляет 5520 кг.

В дуэльной ситуации «кто кого» (такое сравнение, хотя и неграмотное, как правило, всем нравится) после израсходования с обеих сторон противокорабельных ракет и при отсутствии авиационного прикрытия наш эсминец становится хозяином положения в борьбе с любым надводным кораблем мира. Длина ствола- 54 калибра. Дальность стрельбы- 24,1 км, боезапас-

500 выстрелов (между прочим, снаряд находится в гильзе!) на артустановку. От КОПа к эсминцу перешел небольшой недостаток- его главный калибр не может «работать» от одного «Льва» сразу на два борта (разве что через «Вымпел», с усеченными возможностями), лишь на близких дистанциях можно вести прицеливание через телевизиры.

Одним из самых эффективных в мире морских зенитных ракетных комплексов средней дальности является многоканальный ЗРК «Ураган» (главный конструктор Г.Н. Волгин), установленный на эсминце. Его сухопутный аналог- ЗРК «Бук». Он существенно компактнее «Шторма»-укажем лишь на то, что «Ураган» не имеет отдельных громоздких радиолокационных средств

обнаружения и сопровождения целей, а использует информацию, поступающую от трехкоорди-натной РЛС общего обнаружения «Фрегат» (через БИУС «Сапфир-У»), Такого у нас еще не было-все стрельбовые комплексы, как правило, использовали собственные антенные посты.

Наведение зенитной ракеты на цель происходит по сигналам полуактивной радиолокационной головки самонаведения (для этого используются РЛС подсветки «Орех», размещенные на корабле). Все каналы подсвета работают от одного задающего генератора, что обеспечивает многоканальность (работа с несколькими целями) при отсутствии проблемы электромагнитной совместимости- то есть РЛС при работе не мешают друг другу. Кстати, целью для подсветки вполне может послужить и надводный корабль.

Темп схода ракет с одной ПУ- 12 секунд, дальность стрельбы- 25 км. Общий боезапас в двух погребах- 48 ракет. Вероятность поражения двухракетным залпом самолета 0,81-0,96, а крылатой ракеты 0,43-0,86.

После испытаний «Урагана» начались доработки ЗРК с постепенным улучшением характеристик- в итоге на последних эсминцах, начиная с «Безудержного» (14 корпус), уже стоит более надежный и приспособленный к морским условиям ЗРК «Ураган- Торнадо» с дальностью стрельбы до 70 км, а самое главное- нижняя граница зоны поражения составляет 5 метров. Этого для самообороны от низколетящих ПКР с лихвой хватит еще лет на 10-15.

Не нуждается в рекламе и противокорабельный комплекс «Москит» (в дальнейшем, начиная с «Беспокойного»- «Москит-М» с ракетой ЗМ-82). Дальность стрельбы этой ПКР- до 120 км (у «Москита-М» 170 км), скорость- свыше 2М, а комбинированная система управления в составе инерциальной навигационной системы и активно- пассивной ГСН обеспечивает (в условиях сильного радиопротиводействия) вероятность попадания 0,94-0,99. Еще более увеличила бы ударные возможности планировавшаяся установка 16 ракет «Оникс» вместо «Москитов» на проекте 956У. Система управления для «Москита» от корабля к кораблю совершенствовалась- вначале «Монолит» (только на «Современном»), затем «Мустанг» и «Минерал» (для «Москита-М»).

Необходимым и логичным является размещение батареи скорострельных автоматов АК-630М с системой «Вымпел» (общий боезапас 16000 патронов).

Вертолет в зависимости от комплектации может или бороться с подводными лодками в пределах зоны обеспечения ПВО кораблем или же вести дальнее радиолокационное обнаружение с целью выдачи ЦУ противокорабельному комплексу. Запас керосина- на пять вылетов.

Противолодочное вооружение представлено ГАС «Платина» (с шестого корпуса- «Платина-МС» с СУ ПЛО «Пурга») с гарантированной дальностью обнаружения 1-2 км, максимально возможной при нормальных гидрологических условиях 10-15 км. Можно пожалеть, что не смогли установить более мощный ГАК «Полином»- добавлялось бы 800 тонн и дальность обнаружения вырастала бы вчетверо. Сегодня же слабоватая гидроакустика и отсутствие вертолета постоянного базирования в какой-то степени влияют на принятие решения о списании этих кораблей.

Поэтому для борьбы с подводными лодками было оставлено 4 торпедных аппарата калибром 533 мм с универсальными торпедами СЭТ-53М (дальность хода 14 км, скорость 29 узлов, глубина хода до 200 м), а позднее СЭТ-65 (дальность хода 16 км, скорость 40 узлов, поражение ПЛ обеспечивается на глубинах до 400 м). В перегруз можно разместить и ставить 22 мины типов РМ-1, ПМ-2, УДМ. Для противоторпедной защиты корабля служат две РБУ-1000 («Смерч-3») с общим запасом в 48 РГБ. В принципе, эсминец, «наткнувшись» на подводную лодку, может ее потопить или добить из РБУ, за счет мощной фугасной боевой части бомбы (99 кг). Имеется противодиверсионная станция МГ-7.

Неплохо представлены и средства постановки ложных целей (комплекс «Старт-2»)- две 140-мм установки ПК-2М с ПУ ЗИФ-121 (для выстрелов CP- снарядов радиолокационных и СО-снарядов оптических) с СУ «Терция», а начиная с «Бурного» (9 корпус)- дополнительно четыре 120-мм установки ПК-10, а также всевозможные активные и пассивные средства обнаружения и подавления (СРЭП и РТР «Спринт-401С»).

Конструктивной защиты не имеется (кроме противоосколочной брони на башнях АК-130), но большая часть боезапаса главного калибра располагается ниже ватерлинии и может быть при необходимости затоплена.

Большие проблемы на первых кораблях, напрямую повлиявшие на сроки их службы, возникли при эксплуатации паросиловых установок, конкретно котлов. Высокотемпературные на-

пряжения, повышенное давление сразу же выводили водяные трубки из строя. Пришлось менять материалы на более прочные и дорогие, улучшать конструкцию топки, усложняя и утяжеляя котлы. Есть такая информация, что С.Г. Горшков планировал постепенно заменить котлы на малогабаритные атомные реакторы для увеличения автономности плавания эсминцев, за счет небольшого удлинения корпуса (увеличение наибольшего водоизмещения на 30%, то есть до 11000 т!), с переклассификацией их в легкие крейсера. Не зря же у эсминца 1 ранг!

Иногда просто жаль, что с середины 80-х годов все рухнуло- страшно любопытно было бы посмотреть сейчас на наш корабельный состав, в котором уже надводных атомных кораблей было бы единиц 10-15!

Сравнивая наш эсминец с тем же «Спрюенсом», можно отметить, что американский аналог длиннее на 15,2 м, водоизмещение его на 100-150 т больше, скорость (при мощности 86000 л.с.) такая же. Во- первых, американцы отказались от всех выступающих деталей в подводной части, включая даже выдвижные рули успокоения качки, во- вторых, тщательнее обработали подводную часть, почти на треть обтянув ее резиной, а за счет большего удлинения корпуса и более плавных обводов добились улучшения пропульсивного коэффициента. Но это привело и к тому, что «Спрюенсы» сильнее подвержены бортовой качке и заливанию, диапазоны использования оружия сузились, а условия обитаемости в шторм (даже в более просторных каютах) хуже. Крейсера типа «Тикондерога» (на корпусе эсминца) по американским же оценкам, к тому же чрезмерно перегружены.

Газовые турбины- несомненное преимущество «Спрюенса», дающее не только компактность и вес, простоту обслуживания и ремонта, но и то, что из холодного состояния он может за 12 минут развить полную мощность вместо 1,5 часа у котлов. У ГТУ меньше вспомогательного оборудования (насосы, испарители, вентиляторы и т.д.) и в целом повышена живучесть при сотрясениях и боевых повреждениях. В полтора раза сокращена, скажем так, БЧ-5. За счет этого экипаж нашего эсминца на 50 человек больше. Вот чего стоило решение Главкома о внедрении КТУ, принятое, несомненно, под давлением Минсудпрома или же просто в сговоре с этим ведомством. Иначе, видимо, добиться выделения средств на новый корабль было нельзя!

По вооружению, как уже говорилось, наш корабль превосходит «Спрюенсы»- правда, за счет мощной ГАС SQS-53 американцы лучше «слышат», но у них «руки коротковаты»- поразить подводную лодку при невозможности взлета корабельного вертолета он может лишь на расстоянии 10-15 км (ракетами «АСРОК» или торпедами Мк-46).

Такие вот «суперэсминцы» были созданы для Советского ВМФ. Сегодня, на пороге 21 века, когда расстроенная судостроительная промышленность уже не может построить даже сторожевик для российского ВМФ, создание серии эсминцев представляется лебединой песней, спетой до конца. Нет сомнений, если бы наша промышленность сумела сразу изготовить высококачественные котлы, если бы ВМФ СССР бережнее содержал корабли у оборудованных пирсов, не изматывая моторесурс механизмов, если бы не дали разбежаться квалифицированным офицерам, подавшимся в бизнес- эти корабли долго бы еще служили не только украшением морских парадов и визитной карточкой нашей промышленности за границей, но и грозной силой на море. Не исключено, что мы в полной мере оценим силу и мощь этих кораблей, когда они, уже под китайским флагом, начнут топить наши корабли и обстреливать берега Приморья перед высадкой своего десанта.