Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

В. И. Никольский, Д. Ю. Литинский, Иллюстрации Ю. В. Апалькова. Эскадренные миноносцы типа «Смелый». Проект 30бис.

Глава 6. В новом качестве

Вошедшие в строй в 1949—1953 годах семьдесят эскадренных миноносцев проекта 30бис к концу десятилетия перестали вписываться в концепции дальнейшего строительства флота и оперативно-стратегические модели его использования. В этот период как за рубежом, так и в нашей стране интенсивно шло проектирование боевых надводных кораблей нового поколения, а параллельно продолжалось начавшееся несколько ранее переоборудование эсминцев довоенной и военной постройки для выполнения различных функций. ВМФ СССР, в отличие от США и Великобритании не располагавший сотнями кораблей этого класса переживал время значительных количественных изменений, связанных с проводившейся тогда политикой сокращения обычных вооружений. Под различными предлогами — от «полной ненужности» надводных кораблей вообще до приведения в соответствие отпущенным бюджетом средствам количества оставляемых в строю кораблей — большая часть эсминцев была выведена в резерв и поставлена в консервацию. Более десятка кораблей в разное время оказались во флотах друзей и союзников. Оставшиеся в строю и не находившие пока обоснованного и актуального применения «тридцатки-бис» требовали переоборудования и модернизации, которые смогли бы привести их в соответствие новым задачам.

Получение в 1954 году первых практических результатов «внеплановой» разработки сравнительно небольшой по габаритам и массе отечественной противокорабельной крылатой ракеты «КСЩ», задержавшейся в своем появлении почти на пять лет, дало импульс для проверки принципиальной возможности вооружения ею кораблей класса эсминец. Первые проектные проработки предпринимаются уже осенью 1954 года, когда ЦКБ-53 в инициативном порядке выполнило эскиз перевооружения эсминца проекта 30бис на крылатые ракеты «КСЩ». Этот проект получил индекс 30-БР. Предполагалось за счет снятия обеих артустановок Б-2ЛМ, торпедного и зенитного вооружения разместить на корабле две поворотные (наводимые по горизонтали) пусковые установки с ферменными направляющими для старта крылатых ракет, а в отсеках в районах носовой и кормовой надстроек — восемь ракет. Для самообороны на палубе кормовой надстройки проектом предусматривались два счетверенных зенитных автомата ЗИФ-68 калибра 45-мм и две 25-мм установки 4М-120П в районе второго котельного кожуха. Но «тридцатке-бис» не пришлось стать первым ракетным кораблем, она уступила лавры более современному собрату — эсминцу проекта 56М.

Если управляемое ракетное оружие рассматривалось в то время скорее как завтрашний день флота, то реактивное противолодочное уже практически прошло стадию внедрения. Оснащение эсминца современным противолодочным оружием могло приблизить его к «требованиям дня». В январе 1956 года выходит совместное решение ВМФ и МСП, согласно которому ЦКБ-57 поручается разработать технический проект усиления противолодочного вооружения корабля. ТТЗ ВМФ требовало установить на эсминце две реактивные бомбометные установки РБУ-2500 (с системой управления стрельбой «Смерч» и запасом РГБ на три залпа) в районе новой надстройки и «реактивную кормовую установку» (РКУ) на юте. При этом должны были демонтироваться один из торпедных аппаратов, система приборов управления торпедной стрельбой «Мина-30бис» с РЛС «Заря» и существующее бомбовое вооружение - бомбометы и бомбосбрасыватели. Летом 1956 года такой проект разрабатывается ЦКБ-57, но решения о его реализации не последовало. Несколько раньше ЦКБ-53 предложило проект усиления зенитного вооружения корабля (30-БМ) путем замены существовавшей зенитной артиллерии на две 45-мм установки ЗИФ-68 и четыре 25-мм 4-М-120П. Объединив две упомянутые идеи и обогатив этот конгломерат еще одной, инициированной развитием радиоэлектроники, Военно-морской флот в следующем году разработал ТТЗ на «проект 31». В соответствии с постановлениями «партии и правительства», предписывавшими строить принципиально новые и универсальные надводные корабли, цель осуществления проекта 31 формулировалась как «переоборудование эсминцев проекта 30бис в корабли радиотехнической разведки». Несомненное влияние на выбор такой формулировки оказало начинавшее входить в привычку тщательное отслеживание кораблестроительной политики США и «адекватное» реагирование на ее малейшие изменения. Американцы в первой половине пятидесятых годов после соответствующего переоборудования перевели около тридцати кораблей типа «Gearing» в класс эсминцев радиолокационного дозора (DDR). Наши корабли, переоборудованные по проекту 31, должны были стать универсальными: в их функции входила противолодочная, противовоздушная и противокатерная оборона соединений, несение дозорной службы и ведение радиотехнической разведки. Для решения этих задач проектом предусматривались следующие мероприятия. Вместо 85-мм и 31-мм зенитных орудий на эсминце устанавливались пять одноствольных 51-мм автоматов ЗИФ-71 с боезапасом по 700 выстрелов на ствол. Автоматические артустановки, управление стрельбой которых осуществлялось радиолокационной системой управления «Фут-Б». обладали хорошей баллистикой и высокой скорострельностью. Противолодочное вооружение переоборудованного корабля должны были составить две установки РБУ-2500 с системой управления «Смерч», получающие целеуказание от гидроакустической станции «Геркулес». Обнаружение воздушных целей возлагалось на РЛС «Фут-Н». Обе 130-лш башни Б-2ЛМ сохранялись, а для компенсации увеличения нагрузки масс и площади постов вследствие установки нового вооружения демонтировался один из двух торпедных аппаратов ПТА-53-30бис. В техническом проекте, разработанном в ЦКБ-57 под руководством Главного конструктора Д.С. Барбараш в 1957 году, предполагалось оставить на корабле КДП, но впоследствии было решено отказаться от оптического канала в системе управления стрельбой 130-мм артиллерии. Поэтому КДП СМ-10-1, делавший силуэт эсминца логически завершенным, исчез, а на освобожденном от башни КДП верхнем ярусе надстройки появились антенные посты станции радиоэлектронного противодействия «Гафель». В результате всех этих изменений стандартное водоизмещение корабля увеличилось до 2600 тонн, скорость полного хода уменьшилась до 33 узлов, дальность плавания оперативно-экономическим ходом сократилась на 600 миль. 110 проекту 31 в 1957—1959 годах прошли переоборудование девять эсминцев: один корабль постройки завода № 190 — «Стремительный», два постройки завода № 445 — «Бесшумный» и «Безбоязненный», и по три корабля постройки заводов № 199 и 402 — «Встречный», «Вихревой», «Верный», «Огненный», «Охраняющий» и «Опасный». Головной корабль проекта 31 — «Бесшумный» — проходил государственные испытания летом 1960 года на Черном море. После вступления в строй уже в новом качестве переоборудованные эсминцы начали активную службу, подтвердив рациональность заложенных в проект технических решений. Часть этих кораблей оставалась в составе флотов до конца восьмидесятых годов. «Охраняющий» в качестве опытного корабля принимал участие в ядерных испытаниях на Новой Земле.

В 1959 году ЦНИИВК исследовал возможность вооружения эсминцев проекта 30бис первым отечественным корабельным зенитным ракетным комплексом «Волна» — до поступления на театры новых кораблей проекта 61 такая мера могла частично решить проблему ПВО соединений от современных средств воздушного нападения. Выполненные исследования показали принципиальную возможность переоборудования, но трудности, связанные с необходимостью серьезных изменений в электроэнергетической установке кораблей, стали основанием для решения об оснащении ЗРК «Волна» эсминцев проекта 56, имевших электроэнергетику на переменном токе. В шестидесятые годы ЦКБ-53 (Северное проектно-конструкторское бюро) по заданию ВМФ разработало несколько проектов переоборудования эсминцев в корабли дезактивации, крановые суда и т.п., но ни один из них не был осуществлен.

Эсминцы проектов 30бис и 31, пользовавшиеся на флоте заслуженным уважением, достойно прослужили более тридцати лет, в последние годы используясь в качестве опытовых кораблей, 'плавучих учебно-тренировочных станций, плавказарм, и явились для советского ВМФ хорошей школой подготовки к переходу на более современные корабли. Таковыми стали эсминцы проектов 41 и 56, в которых нашли применения достижения отечественной техники, не успевшие воплотиться в первом послевоенном поколении этого класса боевых надводных кораблей.