Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Журнал "Бриз" 10 - 1996.

АРХАНГЕЛЬСКИЕ ВИНТОВЫЕ КЛИПЕРЫ

(По материалам РГА ВМФ)

ПЛАВАНИЯ И СУДЬБА КЛИПЕРОВ

Несмотря на скромные размеры все шесть клиперов совершили дальние плавания. 19 сентября 1857 г. из Кронштадта на Дальний Восток ушел 1-ый Амурский отряд капитана 1 ранга Д.И.Кузнецова. состоявший из трех корветов: "Боярин”, “Воевода" и “Новик" и трех клиперов: “Пластун" (командир - кап.-лейт. Мацкевич). “Стрелок” (кап.-лейт. И.И.Федорович) и “Джигит" (кап.-лейт. барон Г.Г.Майдель). Отряду предстоял долгий и тяжелый путь через три океана, на котором. кроме европейских портов, лишь два-три могли предоставить достаточные средства, для проведения ремонтов, если таковые окажутся необходимыми*". До Свеаборга отряд шел под парами."... Запас угля в продолжении почти двух суток плавания значительно уменьшился, в особенности это было ощутимо на клиперах с тремя котлами. Во время его - писал в своем рапорте от 23 сентября начальник отряда - я убедился в относительных качествах корветов и клиперов как паровых судов: последние имеют несомненное преимущество 8 ходе перед первыми и с 30 фунт пара (0.21 МПа) держатся на своих местах, когда корветы имели 40 фунтов (0.28 МПа). По осмотре механизмов ... повреждений нигде никаких не оказалось и по отзывам командиров действовали исправно во всех отношениях. Котлы продувались снизу каждые 2 часа, а с горизонта воды - по несколько раз в час; также для сбережения их часть плавания была совершена только под двумя котлами, а в третьем меняли воду. При внимательном наблюдении за печами (топками - В.Щ.) пар держался при двух котлах на 40 фунтах Это небольшое плавание продемонстрировало возросшее мастерство машинных команд и дало определенную уверенность в надежности механизмов, чего не было на первых испытаниях как клиперов так и корветов.

 

а По первоначальному чертежу (1855-56 гг)

 

  1. Бом-кливер
  2. Кливер
  3. Фока-стаксель
  4. Брифок
  5. Штормовой брифок
  6. Фок
  7. Фок штормовой
  8. Фор-топсель (рейковый).
  9. Грот-стень-стаксель.
  10. Грот
  11. Грот штормовой
  12. Грот-топсель (рейковый)
  13. Крюйс-стень-стаксель
  14. Бизань
  15. Бизань штормовой.
  16. Крюйс-топсель    (рейковый)

 

6 По чертежу 1857 года

Добавлены:
  1. Второй фока-стаксель
  2. Фор-марсель
  3. Фор-брамсель
  4. Фор-бом-брамсель.
  5. Ундер-лисели (треугольные).
  6. Фор-марса-лисели
  7. Рингтейль
  8. Грот-топсель (треугольный)
  9. Крюйс-топсель (треугольный). Убран Фор-топсель (8)
в Клипер “Опричник" (1859 г)

Добавлены:
  1. Бригрот
  2. Штормовой бригрот
  3. Грот-марсель
  4. Грот-брамсель
  5. Грот-марса-лисели

Убраны:

фор-бом-брамсель (20). грог-топсели (12 и 24), крюйс-стень-стаксель (13)

 

Парусное вооружение клиперов

Последним европейским портом на пути отряда был Шербург (Шербур, Франция). Здесь на всех трех клиперах на нижних реях были сделаны железные бейфуты, что давало возможность брасопить брифок-реи более круто, и, соответственно, более круто идти к ветру. На выходе отряда из Шербурга, при первом знакомстве с океанским волнением, на “Пластуне” волной выбило из башмака носовую шлюп-балку, в результате чего вельбот зарылся в воду и был разбит вдребезги. Опыт был учтен: в море шлюп-тали стали закладывать за рымы на киле вельботов, что давало возможность поднимать их так высоко, что волны не доставали. Зато не взятый во внутрь и готовый к быстрому спуску вельбот, мог быть всегда сброшен на воду: их спускали часто даже на очень большом волнении. От берегов Франции путь отряда лежал к Канарским островам, островам Зеленого Мыса и далее на мыс Доброй Надежды. Здесь в порту Саймонстаун суда были исправлены, а командам, перед походом через Индийский океан, дан отдых. Начальник отряда докладывал:    Все    суда    ... оказались совершенно способными для океанских плаваний и в качествах заметно большое сходство ...”, подтверждал уже сказанное “... образование носовых линий превосходное ... клиперы свободно разрезают воду без наполнения груд, не претерпевают ударов в носовую часть и на волнении всходит легко ...” и с удовлетворением отмечал ”... Во всех портах иностранные морские офицеры любовались наружным видом клиперов ...”. Офицеры отряда полушутя, полувсерьез сравнивали свои корабли с женщинами: высокобортные, относительно комфортабельные и сухие корветы с обстоятельной, домовитой хозяйкой, у которой порядок во всем, а изящные клиперы -с ветреной, капризной красавицей, которую не любить нельзя, а любить - мука. Действительно, служба на них не была легкой. Офицер отряда А.А.Корнилов так описывал корабельный быт: "... клиперские офицеры живут иногда по два и три года вдвоем в одной каюте, в которой едва хватает места для множества мокрого платья и сапог, почти не имея места для запасной провизии и обречены, зачастую, по два и по три дня жаться в темноте и духоте в небольшой кают-компании, наглухо закупоренной и мокрой ...”. Эти два-три дня относятся к тем дням, когда клипер штормовал.

Матросы, разумеется, не оставили свидетельств о службе на клиперах. Однако условия жизни в тесном, низком и темном кубрике, часть которого была занята парусной каютой и почти непрерывно действовавшим камбузом, были несравненно хуже офицерских. Но простолюдины-матросы, в массе своей бывшие крепостные крестьяне, безропотно переносили тяготы морской службы, воспринимая происходящее как само собою разумеющееся*111.

Пожалуй самым большим недостатком “архангельских" клиперов были их небольшие размеры и, как следствие, дефицит места. Не было даже, ставшего обычным, лазарета и больные, число которых обычно возрастало после посещения портов, лежали среди здоровых членов экипажа. При заходе судна в порт старались принять на борт живность, чаще всего быков, находя на загроможденной гребными судами, артиллерийскими орудиями, запасным рангоутом и другими предметами палубе, место для загона. Добавка к солонине (“красному дереву”, как называли англичане) свежего мяса и зелени оказывала в море благотворное влияние на здоровье личного состава, о чем, отнюдь не из альтруизма, заботился каждый командир и старший офицер: в море больной - обуза: его работу должны исполнять другие. Для больных иногда покупали, бывшие еще редкостью, мясные консервы, которые шли в пищу, когда быки были съедены. Некоторые командиры, чтобы уйти из порта с меньшим числом больных на борту, нанимали местного врача, который давал рекомендации команде, какие заведения посещать, а какие не следует. И сами порты имели репутацию “здоровых" и “нездоровых”. Саймонстаун -английская военно-морская база - был одним из здоровых “портов”. Из каждого порта, куда заходил отряд или судно, командиры их отправляли почтой в Морское министерство рапорты о плавании, а офицеры -письма. В то время это был единственный вид связи между родиной и разбросанными по всем океанам судами.

Выйдя с мыса Доброй Надежды отряд по параллели 40( ю.ш. следовал до меридиана о.о. Св.Павла и Амстердам, откуда, взяв курс на северо-восток, дошел до Зондского пролива и далее в Сингапур и Кантон. Здесь, “Пластун” был введен в док Вампоа для исправлений. От Кантона без остановки дошли до конечного места назначения, залива де Кастри, куда и прибыли

5 августа 1858 г. Из 321 дня похода отряд имел 190 ходовых и 131 день стоянок. Из этих ходовых дней клипер “Джигит”, например, под парами был 15 суток и 9 часов, причем, по свидетельству Д.И.Кузнецова, "... имея два котла никогда не уступал в ходу прочим судам отряда с тремя котлами, между тем брал топлива на 7 дней, когда прочие клипера имели его на 4-5 дней “Джигит” был и отличным ходоком "... при 24 фунт. (0.17 МПа) пара ход клипера был 6 узлов, а при 45 (0.315 МПа) доходил до 8-9 ...”. Так как плавание под парами совершалось большей частью во время штилей, то пар в котлах не поднимали выше 30-40 фунтов (0.21-0.28 МПа) и при 60-70 оборотах гребного винта в минуту имели скорость 6-7 узлов. Для сбережения на клиперах угля их иногда вели на буксире корветов, которые в этом случае при 40 фунтах и 65 оборотах шли со скоростью 5 1 /2 узла.

Корабельный врач с “Пластуна” Вышеславцев впоследствии опубликовал путевые заметки о походе, в которых, правда, больше внимания уделял экзотике мест, где побывал вместе с клипером. Написанная хорошим языком и прекрасно иллюстрированная книга, к сожалению, давно стала библиографической редкостью.

24 июля 1858 г. в Тихий океан ушел 2-й Амурский отряд капитана 1 ранга А.А. Попова в составе корветов “Рында” и “Гридень” и клипера “Опричник” (командир кап.-лейт. М.Я.Федоровский). От берегов Европы путь отряда лежал к берегам Южной Америки и первым неевропейским портом стал Рио-Жанейро (Рио-де-Жанейро. Бразилия). На переходе в Атлантике было замечено, что клипер под парусами "... несмотря на все рифы, взятые у бизани нес много руля на ветре ... и был не в состоянии состязаться с корветами ...” тоже хорошими ходоками. Происходило это от того, что центр парусности лежал позади центра бокового сопротивления корпуса и судно имело тенденцию приводиться к ветру, для воспрепятствования чему руль клали на борт, в результате снижалась скорость хода. Исправить недостаток можно было переместив центр парусности в нос, например, убавив парусов в корме и добавив в ндсу. Поэтому, во время стоянки в Рио, желая устранить все препятствия к достижению того результата, которое обещало превосходное образование подводной части клипера ...” будущий “беспокойный адмирал” распорядился укоротить на 7 1/2 фута (ок. 2.3 м) бизань-мачту, сняв для облегчения ее пару вант и топ-шкентели, сделать новый бушприт на 4 ф (1.2 м) длиннее старого и грот-мачту оснастить прямыми парусами как на фок-мачте (см. черт. Зв). Плавание через южную Атлантику и Индийский океан показало, что хотя и не удалось полностью избавиться от недостатка “Опричник” "... под двумя марселями и брамселями решительно обгонял корветы при всех курсах, за исключением только тех обстоятельств, когда под рифлеными марселями он лежал в бейдевинд без кливеров По прибытии отряда в Сингапур А.А.Попов направил в Морское министерство рапорт с описанием произведенных работ, приложив к нему чертеж новой парусности и укладки ростр. Посетив на дальнейшем пути Манилу, Кантон и Нагасаки, отряд в начале лета 1859 г. прибыл в Николаевск-на-Амуре.

В это время на Балтике готовился к походу 3-й Амурский отряд. В его состав вошли корвет “Посадник” и клипера “Наездник” (кап.-лейт. Н.А.Ратьков) и “Разбойник" (кап.-лейт. П.А.Селиванов). Отрядным начальником был назначен капитан 1 ранга Дюгамель. “Разбойник” предполагалось отправить еще в 1857 г., но тогда в его котлах обнаружился дефект, для устранения которого потребовалось изготовить новые топки. Ремонт котлов на Кронштадском Пароходном заводе завершился лишь к компании 1859 г. На “Наезднике” котлы, как говорилось выше, были повреждены на переходе из Архангельска. В Кронштадт клипер пришел 24 мая 1857 г., а в начале июня котлы из него выгрузили и отправили на Ижорские заводы. По поводу случившегося КТК запросил мнение бывшего командующего отрядом. Тот указал на упущения со стороны механиков, которые "... хотя и соединяли в себе познания и усердие, но не имели опытности, а с машинами высокого давления обращались в первый раз Комитет, согласившись с объяснением А.А.Попо-ва, со своей стороны отметил, что котлы на клиперах ... для соблюдения условий помещения их ниже грузовой ватерлинии сделаны, по необходимости, длинные сравнительно со своим малым диаметром (вышиною) и от того горячая часть их весьма часто оголяется от воды при ходе судна во время сильных ветров ...” До конца года к ремонту не приступали т.к. через находившегося во Франции капитана 1 ранга П.Ю.Ли-сянекого было получено предложение изобретателя водотрубного котла Бельвиля, который, на определенных условиях, предлагал установить на “Наездник” два котла своей системы. Рассмотрев вопрос КТК признал, что "... ввиду отсутствия каких-либо гарантий ... и новизны дела ... предложение может быть выгодно лишь Бельвилю ...” 11 декабря 1857 г. П.Ю.Лисянскому сообщили, что глава морского ведомства распорядился “... теперь заказа не делать а ... следить за ходом изобретения ...” После закрытия вопроса о предложении Бельвиля котлы “Наездника” в январе-феврале освидетельствовались рядом комиссий, которые нашли, что "... ремонт их соизмерим с изготовлением новых котлов ... но чтобы не лишать новое судно плавания ...” котлы исправить: во внутреннем плавании их можно будет эксплуатировать ок. 2-х лет. На журнал КТК от 10 марта с изложением дела генерал-адмирал Константин наложил резолюцию: "... Делать издержки и исправлять котлы на этот год не стоит; лучше сделать ... новые, т.к. в будущем году он идет в Океан ...”. Новые котлы клипера, чертеж которых разрабатывался КТК, по рекомендации инженер механика штабс-капитана Д.Я.Эшапара, имели диаметр на 1 ф 6 д (ок. 0.45 м) более чем прежние и железные дымогарные трубки. Контракт на их изготовление был заключен с механиком Бартом 28 ноября и в апреле 1859 г. котлы были готовы.

В середине января 1859 г. командир “Наездника’’ кап-лейт. Н.А.Ратьков предложил изменить парусность клипера, а именно, за счет уничтожения бом-брамсе-лей, увеличить на 3 ф 3 д (ок. 1 м) высоту марселя, сделав его с тремя рифами вместо двух, увеличить на ту же величину высоту марса-лиселей и сделать треугольные ундер-лисели. Запрошенный комитетом по данному предмету бывший командир клипера кап-лейт. Цамушали отметил, что "... парусность его испытана при всех обстоятельствах и оказалась весьма удовлетворительной Чем бы окончилось дело сказать трудно: рациональное начало присутствовало в предложении Н.А.Ратькова: ведь марсели были самыми “работающими” из прямых парусов, но во время подоспел рапорт А.А.Попова о переделках на “Опричнике” и управляющий Морским министерством разрешил изменения "... согласно докладной записке капитана 1 ранга Дюгамеля и представленным замечаниям фл.-адъют. Попова Новый чертеж парусности для клиперов 3 Амурского отряда, составленный при конторе над Кронштадским портом, несколько отличался от чертежа, представленного А.А.Поповым: в частности наличием бом-брамселей и др. подробностями. Размеры марселей оставались без изменения. Незадолго до выхода отряда было решено послать суда без отрядного начальника, чтобы не стеснять их условиями совместного плавания. 24 августа из Кронштадта ушел клипер “Наездник”, а на следующий день - “Разбойник”.

Командир “Наездника” Н.А.Ратьков был, по-видимому, деятельным, неравнодушным человеком, обладавшим, к тому же, определенным литературным даром. Его рапорты по пути следования клипера содержали массу подробностей плавания, от критического разбора даже мелких достоинств и недостатков вверенного ему судна до живого описания жесточайшего шторма, выдержанного клипером в Индийском океане. В частности, говоря о парусном вооружении клипера он отмечал. "... бом-брамсели так малы и польза от них так ничтожна, что вряд ли они употребляются, а между тем занимают дорогое на клиперах место ... Большие трисели совершенно бесполезны из-за наличия прямых парусов на фок- и грот-мачте. Большая бизань так же бесполезна: ее никогда не приходится ставить - клипер большей частью имеет так много руля на ветре, что и грот-трисель ставится всегда зарифленный ... Треугольные лисели - очень полезные паруса, несмотря на то, что наши дурно сшиты. Парусный мастер буквально понял слово треугольный ...”. Отмечал также, что высокие комингсы на верхней палубе клиперов "... положительно необходимы и очень хороши Как это практиковалось на парусных судах, смотря по обстоятельствам, в них вставлялись либо решетчатые либо глухие люки. Последние, по мнению

Н.А.Ратькова, в ненастье, были главной причиной "... прибыли воды в трюме, не говоря уже, что машина и кают-кампания почти всегда залиты Он предлагал сделать на комингсы "... обыкновенные коробки, с покатостью в обе стороны, как делается у нас на мелких судах и пароходах что впоследствии стало широко применяться. Очень удачным оказалось устройство люков винтового колодца, сделанное по совету кап. 1 ранга Дюгамеля на клиперах 3-го Амурского отряда. Собранные как ставки орудийных портов, из двух рядов дубовых досок одинаковой толщины, положенных один поперек другого и скрепленные заклепными болтами, с просверленными отверстиями диаметром 2 дюйма (ок. 5 см), люки вставлялись в комингсы колодца и между собою в фальц и крепились брусками, положенными на комингсы. Их было удобно закладывать и выкладывать, а прочность была достаточной, чтобы выдержать удар волны: при этом сам удар смягчался, т.к. воздух выходя через отверстия, образовывал воздушную подушку, волна не вкатывалась на палубу, а только заполняла колодец.

Впрочем каждый командир и офицер имел свои привязанности и взгляды по части морской практики. Так Н.А.Ратьков убедившись, по его словам, “в невозможности держать мокрую провизию в ахтер-люке, помещенном в кочегарной каюте ... в 1859 г. ... перенес в этот ахтер-люк брот-камеру ...” (помещение для хранения сухарей), а мокрую провизию - в бывшую брот-камеру. Кроме того он считал, что вместо шпиля следовало бы иметь для подъема якоря брашпиль "... который очень удобно разместить на баке, т.к. работе со шпилем мешают ростры, а близость мачты не позволяет дать достаточную длину вымбовкам ...” и др. Плававший же на клиперах 1 -го Амурского отряда уже упоминавшийся лейт. А.А.Корнилов утверждал, что он не слышал "... жалоб на то, что мокрая провизия в ах-терлюке портилась что же касается шпиля, то уложив ростры как на “Опричнике” “... якорь всегда поднимали на нем и исполняли эти работы чрезвычайно скоро и удобно ...”. Разделяя мнение о бесполезности бом-брамселей он считал, что настоящие брамсели клиперов 3 отряда лучше, чем летучие брамсели “Опричника”, т.к. “... с летучими вообще более возни ...”.

Плавания судов Амурских отрядов стали прекрасной школой подготовки кадров флота; в них также проверялись и отрабатывались приемы, конструкции и устройства, ставшие затем обычными для русского судостроения переходного периода.

Присоединение к России Приамурья и Приморья, закрепленное соответствующими договорами, делало настоятельной необходимостью пребывание русских эскадр на Дальнем Востоке. В середине XIX века Россия не имела постоянного флота на Тихом океане. Существовавшая там Сибирская флотилия не представляла собою значительной силы, поэтому регулярная посылка кораблей Балтийского флота в “дальний вояж” стала на долгое время рядовым событием. Основной задачей эскадр было стремление военной силой подкрепить действенность заключенных с Китаем и Японией договоров и обезопасить вновь приобретенные владения от англо-французс-кой экспансии. Второй, не менее важной частью задачи было способствовать хозяйственному освоению края, имея конечной целью возможность базирования флота. Суда 1-го Амурского отряда уже в 1858 году обследовали западное побережье Японского моря, были осмотрены устья рек, впадающих в заливы, названные впоследствии именем Петра Великого, Амурским и Уссурийским, В 1860 г. у дальневосточных берегов плавала эскадра капитана 1 ранга И.Ф.Лихачева. Состав ее не был постоянным: в нее входили как корабли Балтийского флота, так и Сибирской флотилии. Местом сбора эскадры являлась обширная бухта, позже названная Новгородской, по имени поста, основанного здесь 12 апреля 1860 г. Офицеры эскадры проводили гидрографические работы, вели промеры и опись устьев рек, описали часть залива Петра Великого, осмотрели гавани Приморья. Свидетельством этой деятельности являются имена кораблей на картах Приморья, в том числе и наших клиперов: залив Стрелок, бухта Пластун, бухта Джигит, бухта Опричник, бухта Наездник, бухта Разбойник, гора Джигитская и т.д. Нередко исследуемый географический объект называли именем своего корабля. Иногда оно давалось как признание заслуг корабля в деле изучения и освоения края. Часто объект получал имя офицера, командовавшего судном или служившего на нём. Среди клиперских офицеров это Г.Г.Майдель, А.Я.Федоровский, Г.Х.Эгершельд. 20 июня 1860 г. был основан пост Владивосток (“Владей востоком”), ставший затем главным портом Российской Империи на Тихом океане. Первым комендантом поста стал лейтенант с клипера “Стрелок” Е.С.Бурачок, (впоследствии опубликовавший в журнале “Морской сборник” интереснейшие “Воспоминания заамур-ского моряка”).

Зимой суда Амурских отрядов базировались на незамерзающие порты Японии: Хокодатэ и Нагасаки. В них, особенно в последнем, имелись средства для проведения мелких ремонтов по корпусу и механизмам судов. В Хокодатэ, например, в 1859 г. был перевооружен клипер “Пластун”. На нем, как на “Опричнике”, укоротили бизань-мачту, удлинили бушприт и оснастили грот-мачту прямыми парусами. Когда судно нуждалось в серьезном ремонте, оно возвращалось на Балтику.

В начале 1860 г. в обратный путь отправился отряд судов под командованием капитана 1 ранга А.А. Попова, в составе корветов “Новик” и “Рында” и клипера “Пластун”. Пройдя Магелланов пролив отряд зашел в Монтевидео. Здесь с 22 апреля по 5 мая “Пластун” был подвергнут килеванию для устранения течи. 18 августа отряд находился в Балтийском море. Около 5 часов вечера к востоку от о. Готланд (Швеция) в расстоянии 17 1/2 миль на SO от маяка Фаре на клипере произошел взрыв и он быстро затонул. Спущенными с корветов гребными судами были спасены три офицера, корабельный лекарь и 31 человек нижних чинов. Погибли командующий клипером, 5 офицеров, вольнонаемный механик и 69 человек нижних чинов. Следственная комиссия, назначенная для выяснения причин гибели клипера, определила, что взрыв произошел во время работ в крюйт-камере. Причин взрыва, ввиду смерти всех находящихся в тот момент в крюйт-камере, установить не удалось, несмотря на проведенные комиссией опыты. Комиссия вскрыла ряд грубейших нарушений правил хранения боезапаса. По показаниям спасшихся офицеров и кондуктора, "... в крюйт-камере, вместе с зарядами, хранились 24-х фунт., гранаты, ракеты, шрапнелева картечь и в выходе крюйт-камеры ... ударные трубки ...”. По словам кондуктора одно время в проход крюйт-камеры были поставлены бомбы для 60-ти фунт, орудия, причем так высоко, что закрыли крюйт-камерный фонарь, а потом от качки завалили дверь. В Хокодатэ по приказанию старшего офицера гранаты из бомбовых погребов были перенесены в крюйт-камеру, а погреба заняли кают-компа-нейскими вещами. Перед приходом клипера в Кронштадт приказано было перенести из крюйт-камеры в кают-компанию ящики с гранатами. Когда эта работа была закончена, последовало распоряжение "... передвинуть все ящики с порохом и привести крюйт-камеру в надлежащий вид, очистив ее от пыли и ничистоты ...”. Через полчаса, по показаниям вахтенного офицера, произошел взрыв.

На клипере не было командира, так как кап.-лейт. Мацкевич много болел и был списан еще до ухода клипера в Кронштадт; должность командующего клипером исполнял бывший старший офицер лейт. бар. Дистер-ло. Комиссия отметила также неудовлетворительное состояние дисциплины на клипере и случаи превышения власти командующим клипером. 3 сентября 1860 г. “Пластун” был исключен из списка судов флота.

15 января 1861 г. из Шанхая в Кронштадт вышел отряд в составе корветов “Воевода”, "Боярин” и клипера “Джигит” под командованием бывшего командира “Джигита”, а ныне командира корвета “Воевода” кап.-лейт. барона Г.Г.Майделя. Отряд шел по маршруту Шанхай-Сингапур-Батавия-Зондский пролив-мыс Доброй Надежды-Азорские острова-Портсмут-Копен-гаген-Кронштадт, куда благополучно прибыл 14 августа того же года.

26 октября 1861 г. из судов эскадры у берегов Китая отправились в обратный путь корвет “Гридень” и клипер “Стрелок” (командир кап.-лейт. Г.Х.Эгершельд). а 31 октября из Шанхая ушел клипер “Опричник” под командованием кап.-лейт. П.А.Селиванова. “Гридень” и “Стрелок” летом 1862 г. пришли в Кронштадт, а об “Опричнике" последним известием было, что он 28 ноября 1861 г. ушел из Батавии (ныне Джакарта, Индонезия). Когда прошли все возможные сроки прибытия его в очередной порт, Морское министерство начало поиски пропавшего клипера, запросив морских агентов в других странах. Последним клипер видел шкипер одного из голландских судов 31 ноября на выходе из Зондского пролива. Шкипер другого судна, выдержавшего в конце декабря жестокий шторм в Индийском океане примерно в 22( ю.ш. и 67,5( в.д., видел вдали судно, вооруженное барком, которое под глухо зарифленными парусами шло курсом, ведшим его, по расчетам шкипера, прямо в центр урагана. Был ли это “Опричник”? В тот шторм погибло около 7 судов. Никто и никогда не откроет тайну клипера. Ее унес с собой в пучину океана экипаж. По официальной версии Морского министерства клипер "Опричник” погиб в ночь с

25 на 26 декабря 1861 г. попав в центр жесточайшего урагана примерно на полпути между Зондским проливом и мысом Доброй Надежды. Пропавший без вести клипер из списков судов флота исключили 7 апреля 1863 г. В Кронштадте в Летнем саду поставлен памятник клиперу “Опричник” и его экипажу: у подножия скалы надломленный символ надежды - якорь, а над нею склоненный андреевский флаг.

Последними в середине июля 1863 г. возвратились в Кронштадт клиперы “Наездник” и "Разбойник”. В дальнейшем все четыре клипера предполагалось т-имберовать^. Однако это намерение не было осуществлено, вероятнее всего по причине хронических финансовых трудностей Морского ведомства, осложненных в данном случае развертыванием броненосного судостроения. 16 июля 1866 г. приказом по Морскому министерству "... клипера "Наездник”, “Разбойник”, “Джигит” и “Стрелок” по неблагонадежности к плаванию отчисляются к Кронштадскому порту ...”.

3 января 1867 г. из списка судов флота был исключен клипер “Разбойник”, а 2 июля 1869 г. на маневрах броненосной эскадры на Транзундском рейде буксируемой миной был взорван корпус клипера “Наездник”, а огнем броненосцев расстрелян корпус клипера “Джигит”. Из списка судов флота оба корабля были исключены 21 августа 1869 г. Последний из клиперов - “Стрелок” - продолжительное время использовали в качестве блокшива. Из списков судов флота его исключили 4 ноября 1878 г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вернемся, однако, к началу нашего очерка. Убедившись еще раз в прописной истине, что использование крупных кораблей против береговых укреплений малоэффективно (“пушка на берегу стоит корабля на море”), союзники приступили к созданию осадного флота, развернув массовое строительство винтовых канонерских лодок нескольких типов, бомбард™, а также совершенно новых военных кораблей - броненосных плавучих батарей. Хотя задачи, которые должны были решать английские и французские канонерские лодки, отличались от тех, что ставились перед нашими (для них - борьба, преимущественно, с береговыми укреплениями, для нас - с кораблями противника), да и действовать осадные суда союзников должны были вдали от своих берегов, т.е. обладать известной мореходностью, сопоставление русских и, например, английских винтовых канонерских лодок показывает схожесть их элементов. Среди последних наиболее близким аналогом “архангельских" клиперов были despatch boats (посыльные лодки) или despatch gunboats (посыльные канонерские лодки):

Элементы “Архангельские” клиперы Despatch boats
Длина между I I

Ширина

Углубление среднее

Механизм

Артиллерийское вооружение

150 ф

27 ф 10 д

11 Ф 9 д

150 н.л.с.

1-60    ф. длинная пушка
2-24    ф. пушки карронады

160 ф

26 ф

11 ф 6 д

160 н.л.с.

2-68 ф (203 мм) бомбические пушки
2-12 ф (118 мм) гаубицы

Если ставить вопрос каким судам более всего соответствовали наши клиперы, то ответ однозначен -канонерским лодкам. Более того, их надо рассматривать как разновидность канонерских лодок. Это подтверждается как сопоставлением с иностранными аналогами, так и содержанием настоящего очерка. Когда в 1.980 г. автор впервые обратился к теме “архангельских” клиперов, подготовив статью, именно эта точка зрения вызвала резкое неприятие со стороны рецензентов, которые в один голос утверждали, что клиперы изначально имели крейсерское назначение, приводя в защиту своего утверждения более эмоциональные, чем документальные доводы. Наиболее серьезным из них была ссылка на И.А.Шестакова, который, якобы, прямо указывал на крейсерское назначение “архангельских клиперов". По-видимому, здесь имелся в виду эпизод с предложением построить в Архангельске шесть шкун, о чем шла речь в начале нашего очерка. Но ведь ясно, что от предложения до его реализации огромная дистанция, Кстати, небезинтерес-на причина, побудившая Ивана Алексеевича выступить с этой идеей, о чем он повествует в своих неопубликованных воспоминаниях “Полвека обыкновенной жизни". Шестакову, которому великим князем было поручено руководство постройкою на Охте 14 винтовых корветов, считал это делом “совершенно излишним” и как мог противился исполнению. Желая отвратить шефа от бесполезного предприятия, он ехал 15 августа в Стрельну ”... с предложением - по его мнению -более достойным внимания, чем постройка нескольких паровых батарей для обороны Кронштадта. Вместо обороны я (И.Ш. - В.Щ.) предпринял нападение в уверенности, что ... кипучий начальник примет идею с радостью ...”, но достиг лишь частичного успеха. Хотя великий князь не спал ночи при мысли о возможности нападения, но не остывал и к обороне ...” и, разумеется, не только Кронштадта. Охтенские корветы были построены при самом деятельном участии И.А.Шестакова. Опытный моряк он, конечно, понимал, что предлагет авантюру, чему есть свидетельство в тех же неопубликованных мемуарах: примерно через год, когда война уже закончилась, генерал-адмирал вознамерился безотлагательно выслать построенные корветы в океанское плавание. И.А.Шестаков вновь воспротивился намерению на этот раз и обоснованно и успешно. В записке главе морского ведомства он писал: “... Допустив самое исправное снаряжение судов во всех отношениях (чего нельзя ожидать по новости дела), остается еще принять в расчет набор команд, никогда не бывших вместе, непривычку офицеров к судам подобного рода и недостаток времени к приготовлению командиров для плавания, в которое доселе посылались избранные только, и те готовились заблаговременно. Взявши в расчет все эти условия, осмеливаюсь утверждать положительно, что высылка ... судов, только что спущенных на воду, глубокой осенью морями, в которых никто из участвующих не имеет опытности, не представляет основательного ругательства в успехе ...”. Это в мирное время, а что говорить о военных обстоятельствах? Впрочем хитроумный Иван Алексеевич сам не претендовал на лавры и исполнителем замысла видел своего сослуживца.

Кстати, по мнению автора деление военных судов середины XIX века на крейсерского и некрейсерского назначения полностью надуманно. Иное дело, что в процессе эволюции клиперы претерпели превращение из канонерских лодок, став крейсерами, что произошло, разумеется, не сразу и под влиянием ряда факторов, важнейшими из которых были:

  • переворот в военном судостроении, вызванный появлением броненосных судов и введением нарезной артиллерии;
  • распространение и признание концепции крейсерской войны на море.

Попытаемся изложить этот процесс в самых общих чертах. Военные парусные суда, в силу своей универсальности, различались не по назначению, а по величине и силе (по рангу). Крейсерство, как вид боевой деятельности, существовало издавна. Крейсером, т.е. судном, находящимся в крейсерстве, могло быть судно любого ранга, обладавшее необходимыми мореходными качествами: трех- или двухдечный корабль, фрегат. корвет, бриг, шкуна, куттер и т.п. или даже соединение судов (крейсерская эскадра). Вопрос какого ранга судно более всего подходит для крейсерства схоластичен в основе. Все зависело от конкретных обстоятельств. В конце концов и канонерская лодка, если она обладала необходимыми качествами, при определенном условии могла участвовать в крейсерстве, быть крейсером, оставаясь канонерской лодкой. Большую роль в признании концепции крейсерской войны сыграли во время гражданской войны в США 1861-65 гг. действия конфедератских крейсеров, которые, как правило, были вооруженными коммерческими пароходами. Сама же концепция предусматривала борьбу с торговым судоходством противника. Разумеется, она представлялась привлекательной для стран, не имевших собственного развитого торгового флота и напастью для имеющих таковой.

Переворот, произведенный в военном судостроении появлением броненосных судов и последовавшее за этим бурное развитие артиллерии, сопровождавшееся ростом калибра и массы орудий и снарядов и переходом от гладкоствольной к нарезной артиллерии, обусловил в кораблестроении переход от универсального военного судна к его “специализации” по назначению, приведшей к возникновению классов кораблей. Тогда и возник класс судна - крейсер. В одних флотах крейсеры рассматривались как “истребители” торговли, в других - как “защитники” торговли, но это тема особого разговора, поэтому вернемся к нашим клиперам.

В своем развитии клиперы насчитывали 4 поколения (серии). Вскоре после окончания войны русское морское ведомство приступило к постройке клиперов второго поколения "Абрек” и “Всадник”. Сюда же может быть отнесен заказанный в Англии для Сибирской флотилии мелкосидящий клипер “Гайдамак”. От “архангельских” клиперы второго поколения отличались почти вдвое большим водоизмещением (ок. 1100 т) и размерениями. Артиллерийское вооружение их состояло из трех 60-ти фунтовых длинных пушек на поворотных платформах и четырех 24-х фунтовых пушек. К этому же времени следует отнести появление еще одной разновидности винтовых канонерских лодок -мореходных - вызванной к жизни специфическими условиями службы на Дальнем Востоке (“Морж”, “Соболь”, “Горностай” и “Нерпа”).

Клиперы третьего поколения “Алмаз”, “Жемчуг”, “Изумруд" и “Яхонт", строительство которых велось в начале 60-х годов, имели то же артиллерийское вооружение, что и их непосредственные предшественники, но большее водоизмещение и длину (ок. 1500 т и 250 ф соответственно).

Следует отметить, что все это время морское ведомство продолжало рассматривать клиперы как канонерские лодки. Так в 1858 г., когда приступили к созданию клиперов второго поколения, Морское министерство поручило КТК дать предложения где строить "... предназначенные для устьев Амура три судна (клипера или despatch boat)...”. Позже, в разделе “Введение” “Отчета о действиях Кораблестроительного департамента Морского министерства в 1860 г.", в месте, где речь шла о количестве паровых судов, находящихся в строю и требующихся постройкою, клиперы и канонерские лодки указаны общим числом. В другом месте отчета, где говорилось о корректировке 20-ти летней судостроительной программы, необходимой ввиду появления в составе флотов броненосных судов и, вследствие этого, желательной замены деревянных канонерских лодок броненосными судами береговой обороны, приводились стоимости канонерских лодок: “малого размера”, “большого размера (клипер)” и предложенного броненосного судна.

В середине 60-х годов 60-ти фунтовая пушка, недавно еще одно из самых мощных корабельных орудий, стала совершенно бессильной против брони, а клиперы, как канонерские лодки, утратили боевое значение. По массе 60-ти фунт, орудию соответствовала стальная нарезная заряжаемая с казны 6-ти дюйм. (152 мм) пушка, тоже весьма слабая для действий против брони. Но обладая превосходными мореходными качествами и перевооруженные 6-ти дюйм, орудиями клиперы наилучшим образом подходили для борьбы с торговым судоходством. Отметим, что 6-ти дюйм, калибр на долгие годы стал самым распространенным на крейсерах.

Успех американской экспедиции™' и то обстоятельство, что Россия практически не имела торгового флота и не зависела от поставок морем из вне, делали для нее концепцию крейсерской войны почти идеальной, что на многие годы определило ее политику в области кораблестроения. Поэтому, когда в начале 70-х годов морское ведомство приступило к строительству клиперов четвертого поколения, то это были уже клипера-крейсеры. Символично, что головной в серии из восьми единиц получил имя “Крейсер”. Шесть других носили имена “архангельских” клиперов: “Джигит”, “Стрелок”, “Разбойник”, “Пластун", “Наездник” и “Опричник”, а восьмой - “Вестник”. В 1892 г. по новой классификации клиперы вошли в разряд крейсеров II ранга.

СПБ, 19.09.1995 г.

XI    Впоследствии в документах Инспекторского департамента их ранг был определен - 5-ти пушечный клипер.

ПРИМЕЧАНИЯ


XII    Впервые в дальний вояж отправился относительно многочисленный отряд. Прежде дальние плавания совершались, как правило, судами-одиночками, в лучшем случае - парой. Учитывая все это Морской Ученый комитет, КТК и Медицинский департамент Морского министерства выдали начальнику отряда подробнейшие инструкции каждый по своему заведованию.

XIII    Матросский быт на “дальневояжных” судах прекрасно описан К.М.Станюковичем, который всего несколько лет спустя, будучи юным гардемарином, шел тем же путем на Дальний Восток.

XIV    Тимберовка - в деревянном судостроении вид ремонта, при проведении которого, вследствие значительных повреждений корпуса судна, произошедших от долговременной службы его. замене подлежит не менее половины принципиальных частей корпуса, креплений и связей, а также предметов, служащих для управления судном, всего рангоута, такелажа и парусов. Тимберовка производиться в доке либо на эллинге.

XV    Во время Восточной (Крымской) войны в Англии для действий на Балтийском и Черном морях было построено большое число винтовых судов, объединенных общим понятием “канонерские лодки”. Внутри этого понятия по близости кораблестроительных элементов и артиллерийскому вооружению можно различить три группы судов:

длиной 100-110 фут (30.5-33.5 м) с машиной в 40-60 н.л.с., вооруженных 1 - 68 ф (203 мм), 1 -32 ф (163 мм) и 2 - 24 ф (148 мм) орудиями -gunboat (канонерские лодки);

длиной 150-160 фут (45.7-48.8 м) с машиной в 150-200 н.л.с., вооруженных 4 - 68 ф (203 мм) или 2-68 ф. и 2-4 орудиями меньшего калибра -despatch gunboat или despatch boat (посыльные канонерские лодки или посыльные лодки);

длиной 200 фут (61 м) с машиной в 350 н.л.с., вооруженные 6-68 ф (203 мм) орудиями - despatch vessel (посыльное судно).

Бомбарда - преимущественно несамоходное судно, прочной конструкции, вооруженное тяжелой осадной мортирой.

XVI Американская экспедиция - скрытная посылка в 1863 г. двух эскадр под командованием к. адм. С.С.Лесовского (два фрегата, два корвета и один клипер) и к. адм. А.А.Попова (четыре корвета и два клипера) к восточным и западным берегам США, чем была выражена поддержка федеральному правительству США в гражданской войне и предотвращено создание новой антирусской коалиции и вмешательство европейских держав в польский кризис.