Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

К.П.Пузыревский. Повреждения кораблей от подводных взрывов и борьба за живучесть. По историческим материалам мировой войны 1914-1918 годов.

Глава 2. Повреждения от минных взрывов

 Гибель английского линейного корабля «Audacious» на германской мине 27 октября 1914 года

Тактико-технические элементы линейного корабля «Audacious»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

343-мм..................................................................................................10

152-мм.................................................................................................12

76-мм.....................................................................................................2

47-мм......................................................................................................4

торпедное, количество аппаратов:

530-мм подводных..................................................................................4

Бронирование, мм:

пояс..............................................................................................152—305

артиллерия главного калибра.................................................254—305

противоминная артиллерия.............................................................152

боевая рубка......................................................................................305

палуба..................................................................................................70

Водоизмещение/г................................................................................28000

Главные размерения, м:

длина наибольшая............................................................................176,8

ширина наибольшая........................................................................27,4

осадка...................................................................................................8,5

Скорость хода, уз.......................................................................................21,0

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз..............................................

Мощность механизмов, л.с................................................................29000

Экипаж, чел............................................................................................950

 

Германский вспомогательный крейсер «Berlin», пройдя незамеченным через завесу британских дозорных кораблей между Норвегией и Шотландскими островами, 19 октября 1914 года вышел из Северного моря в Атлантический океан и скрытно для англичан поставил 200 мин на подходах к северному побережью Ирландии.

27 октября линейный корабль «Audacious» вышел в составе 2-й эскадры линейных кораблей для проведения боевых стрельб в районе островов Тори. В 9 ч во время одного из поворотов под кораблем произошел сильный взрыв германской мины (заряд 112 кг). Корабль получил пробоину по левому борту позади машинного отделения, которое начало заполняться водой. Левая турбина была повреждена. Несмотря на то, что повреждение ограничилось одним отсеком и не затронуло главных водонепроницаемых переборок, вода стала распространяться внутри корабля, чему способствовал и конструктивные недостатки: неисправность люков и водонепроницаемых дверей, неплотно задраивавшихся в подводной части, а также неправильное устройство сточных труб.

После взрыва «Audacious» подал сигнал о бедствии. Первым помощь ему оказал пассажирский пароход «Olympic», находившийся в 10 милях от места его аварии. Последний подал ему буксиры, но они несколько раз лопались вследствие свежей погоды.

Корабль имел дифферент на корму, так как затопленные помещения находились в кормовой части. Вода постепенно прибывала, и у линейного корабля начал и сдавать одна за другой переборки; стало очевидно, что корабль спасти невозможно.

В течение дня к нему подошел английский крейсер «Liverpool», который снял команду, за исключением 100 человек, спасенных позднее.

Около 21 ч на «Audacious» произошел взрыв, от которого его разорвало на части, после чего он быстро затонул.

Итоги. Линейный корабль получил от взрыва мины местное повреждение — пробоину, через которую было залито водой левое турбинное отделение.

Причиной его гибели были неисправность водонепроницаемых дверей, расположенных ниже ватерлинии и трубопровода корабельной бани.

Гибель германского броненосного крейсера «Friedrich Karl» на двух минах 17 ноября 1914 года

Тактико-технические элементы крейсера «Friedrich Karl»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

210-мм...................................................................................................4

150-мм...................................................................................................10

88-мм....................................................................................................12

торпедное, количество аппаратов:

450-мм подводных...................................................................................4

Бронирование, мм:

пояс..............................................................................................80-100

артиллерия главного калибра..........................................................150

противоминная артиллерия..............................................................100

боевая рубка........................................................................................150

палуба.............................................................................................40-80

Водоизмещение полное, т.....................................................................9875

Главные размерения, м:

длина наибольшая..........................................................................126,5

ширина наибольшая........................................................................19,6

осадка...................................................................................................7,8

Скорость хода, уз......................................................................................20,5

Дальность плавания, мили / при скорости, уз..............................5000/10

Мощность механизмов, л.с................................................................18 540

Экипаж, чел...........................................................................................599

Осенью 1914 года германское морское командование на Балтийском морс разработало ряд операций, с расчетом нанести до наступления зимы несколько ударов русскому флоту в устье Финского залива посредством подводных лодок.

Для этой цели предполагалось послать подводные лодки на позиции к Финскому заливу, произвести демонстрацию надводными силами и, выманив русские корабли из Финского залива, атаковать их подводными лодками.

Избрав Либаву объектом бомбардировки и заграждения входа в гавань блокшивами и минами, немцы приступили к выполнению операции 15 ноября, и первыми вышли из Нейфарвассера подводные лодки U23 и U25 в сопровождении крейсера «Augsburg».

Крейсер «Lubeck» был послан для поддержки 20-й флотилии эскадренных миноносцев при осуществлении заградительной операции, а броненосный крейсер «Friedrich Karl» (флаг начальника Действующего отряда) с крейсером «Amazone» должен был находиться южнее Либавы в прикрытии заградительной операции.

17 ноября в 1 ч 46 мин, находясь в 33 милях к западу от Мемеля, крейсер испытал сильное сотрясение, создавшее впечатление таранного удара о подводную лодку; в действительности крейсер подорвался на русском минном заграждении, поставленном 5 ноября банками эскадренными миноносцами «Новик», «Охотник», «Генерал Кондратенко» и «Пограничник» на подходах к Мемелю и перед Пиллау.

Под кораблем последовал взрыв мины (масса заряда 96 кг), и вскоре в корпусе корабля обнаружилась течь; от взрыва мины обе стеньги свалились, и антенна оказалась поврежденной, но радиосеть была восстановлена через 13 мин. Ввиду предположения, что крейсер был атакован подводной лодкой, командир в целях избежания повторной атаки уклонился влево и дал самый полный ход (21 уз). Однако удержать его крейсер не мог, так как из-за падения пара ход вскоре уменьшился до 10 уз, а усилившееся поступление воды заставило командование повернуть к берегу, чтобы привести корабль на мелкое место.

В 1 ч 59 мин (то есть через 13 мин после первого взрыва) под крейсером последовал второй взрыв, от которого «Friedrich Karl» получил крен на правый борт и дифферент на корму. Левая машина вышла из строя, и ход корабля уменьшился с 10 до 8 уз. При этом на последнем повороте заклинило руль на левый борт на 20", оба румпельных отделения были затоплены водой, хотя рулевая машина работала еще в течение 20 мин, а затем остановилась.

Взрывом второй мины вывело из строя динамомашину, и корабль погрузился во мрак. Радиостанция, лишившись тока, перестала работать, и корабль не имел возможности передать сигналы о помощи.

Запасную радиостанцию полевого образца, которая могла работать независимо от корабельной электростанции, не могли использовать, так как она находилась в затопленном водой помещении.

Когда работу динамомашины через 45 мин восстановили, «Friedrich Karl» дал радиотелеграмму, принятую крейсерами «Augsburg» и «Amazone», которые поспешили ему на помощь.

Несмотря на непрерывную работу пластырной партии под руководством старшего офицера, вода постепенно прибывала. Машинная команда, во главе со старшим инженер-механиком, в борьбе за живучесть корабля работала по шею в воде, не покидая своих постов.

Отсеки постепенно заливались водою, и за 3 ч 24 мин корабль принял 2300 т воды, имея 14° крена на правый борт.

В 5 ч 25 мин подошедший крейсер «Augsburg» ошвартовался у борта «Friedrich Karl» и за 15 мин снял 591 человека личного состава, кроме восьми минных машинистов, погибших в отделении кормовых торпедных аппаратов под броневой палубой.

Между тем крен стал быстро возрастать и к 7 ч 15 мин достиг 70", после чего крейсер перевернулся. Крейсеру «Amazone» было приказано попытаться отбуксировать на мелководье не вполне затонувшего «Friedrich Karl», но все попытки оказались неудачными. Продержавшись несколько минут вверх килем, крейсер пошел ко дну.

Итоги. Броненосный крейсер старой постройки последовательно подорвался на двух минах.

Первый взрыв произошел, вероятно, в средней части корабля. Второй взрыв, последовавший через 13 мин в кормовой части по правому борту, вывел из действия руль, динамомашину, затопил румпельные отделения.

Корабль принял 2300 т воды, что составляло 25,55% его водоизмещения.

Личного состава погибло восемь человек, что составляло 1,5%.

Корабль погибал в течение 5 ч 29 мин, что, с одной стороны, свидетельствует о недостаточной силе разрушения первого взрыва, пришедшегося в середине корабля, с другой стороны, о живучести корабля и организованной работе личного состава в борьбе за живучесть.

Повреждение на русских минах германского линейного крейсера «Goeben» 26 декабря 1914 года

Тактико-технические элементы линейного крейсера «Goeben»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

280-мм.................................................................................................10

150-мм.................................................................................................12

88-мм....................................................................................................16

торпедное, количество аппаратов:

500-мм подводных..................................................................................4

Бронирование, мм:

пояс.............................................................................................130-280

артиллерия главного калибра..........................................................230

противоминная артиллерия..............................................................150

боевая рубка...............................................................................200—350

палуба..................................................................................................50

Водоизмещение пол нос, т.....................................................................25400

Главные размерения, м:

длина наибольшая.........................................................................186,5

ширина наибольшая..........................................................................29,5

осадка...................................................................................................8,27

Скорость хода, уз.......................................................................................28,4

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................3100/10

Мощность механизмов, л.с................................................................85720

Экипаж, чел..........................................................................................1053

 

Германский линейный крейсер «Goeben», переданный Турции и переименованный в «Sultan Selim Jawus», 21 декабря 1914 года вышел из Босфора в море для конвоирования транспортов, перевозивших боеприпасы и сухопутные войска из Константинополя в Трапезунд для турецкой армии, действовавшей на кавказском фронте.

26 декабря «Goeben», возвращаясь из Черного моря в Босфор, в 13 ч 55 мин, в расстоянии одной мили от входного буя в пролив, последовательно подорвался на двух минах, получив две пробоины с обоих бортов.

Подрыв произошел на минах (масса заряда 96 кг), поставленных в предыдущую ночь, 25 декабря, русским отрядом заградителей.

Пробоина правого борта в носовой части имела площадь около 50 м2: площадь пробоины левого борта, расположенной ближе к кормовой части, достигала 64 м2. Вследствие имевшихся двух подводных пробоин корабль, по одним сведениям, принял около 600 т воды, по другим — 2000 т, но несмотря на это, продолжал свой путь в Константинополь без крена.

Было установлено, что противоминная продольная переборка не сдала и выполнила свое назначение.

Отсутствие в Стении дока подходящих размеров для ремонта «Goeben» потребовало от германо-турецкого командования производства ряда работ водолазами по обследованию повреждений от действия минного взрыва на корпус корабля и по постройке на берегу кессонов для заделки пробоин.

Прибывшие из Германии водолазы с большим искусством производили автогенную резку подводой поврежденной части бокового киля, свернутого в трубку и мешавшего укреплению у борта корабля кессона.

Второй работой водолазов было обследование подшипников гребных валов, имевших слабину до 20 мм.

По окончании постройки кессонов размерами: глубина 10 м, длина 17 м и ширина 3 м, водоизмещение в 360 т приступили к заделке большой пробоины левого борта (64 м2). Работы состояли в очистке кромок обшивки, вогнутых внутрь, с помощью автогенной сварки и в уничтожении скопившихся измельченных частей набора корабля.

Предусматривалось восстановление прочности и водонепроницаемости наружной обшивки, а затем противоторпедной броневой переборки и исправление ее деформации.

Для производства ремонта подшипников валов на берегу были построены четыре кессона высотой в 10 м, длиной 17 м и шириной 7 м. Их по отдельности подводили в район гребного вала и по осушении внутреннего пространства кессона втягивали вал внутрь корабля.

В 20-х числах февраля было закончено исправление одной пробоины, а 28 марта заделали пробоину на левом борту, но не до конца: военная обстановка на море потребовала выхода «Goeben» в море и только по возвращении в Константинополь 4 апреля из Черного моря работы по укреплению переднего кессона возобновились. 7 апреля возобновился ремонт второй пробоины, закончившийся 1 мая.

Весь ремонт в целом продолжался 4 месяца.

Итоги. «Goeben» получил повреждения в подводной части корабля от взрывов на двух русских минах. Одна пробоина имела площадь в 64 м2 и находилась в кормовой части корабля по левому борту.

Другая пробоина была в носовой части по правому борту с площадью около 50 м2.

Корабль принял 600 т воды (по другим сведениям 2000 т), но крен отсутствовал потому, что пробоины были с обоих бортов. Продольная переборка воду сдержала.

Повреждения оказались настолько значительными, что они, при отсутствии доков, недостатке ремонтных средств и рабочей силы, вывели корабль из состава действующего флота сроком на четыре месяца.

Повреждение броненосного крейсера «Рюрик» на германской мине у острова Гогланд 19 ноября 1916 года

Тактико-технические элементы броненосного крейсера «Рюрик»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

254-мм...................................................................................................4

203-мм...................................................................................................8

120-мм....................................................................................................20

47-мм.....................................................................................................4

торпедное, количество аппаратов:

450-мм подводных..................................................................................2

Бронирование, мм:

пояс.............................................................................................76—152

артиллерия главного калибра..........................................................203

противоминная артиллерия.......................................................76—178

боевая рубка......................................................................................203

палуба.............................................................................................25—75

Водоизмещение, т...............................................................................17250

Главные размерения, м:

длина наибольшая...........................................................................161,2

ширина наибольшая.......................................................................22,86

осадка...................................................................................................8,73

Скорость хода, уз.....................................................................................21,43

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................4000/12

Мощность механизмов, л.с................................................................19700

Экипаж, чел............................................................................................936

 

Остойчивость. Конструкция корпуса такова, что если подводная часть на какой-либо стороне в районе броневой палубы до высоты главной палубы была бы разрушена взрывом на длине 15,24 м2, то крен судна мог достигнуты не более 11”. Продольная переборка на всей длине не приближалась к борту ближе 3,35 м на глубине 3,05 м ниже нормальной ватерлинии.

Помещения выше броневой палубы разделены частыми переборками, и вода при крене в 11" не могла бы распространиться подлине корабля.

Материал. Продольная крепость корпуса не должна была дать напряжение свыше 5,6 т на 2,54 см2 в удаленных частях от нейтральной оси. При киле напряжение не должно было превзойти 6,4 т на 2,54 см2.

Для верхних частей корпуса имелась мягкая сталь с разрывным усилием 26,4—32,5 т на 2,54 см2, для нижних частей была специальная сталь 30,5—34,5 т с удлинением не менее 20% на длину в 203 м.

Палубная броня обладала разрывным сопротивлением не менее 26,4 т на 2,54 см2 при удлинении по 20% на 203 мм длины.

Водоотливные средства. Для отливания воды, попавшей ниже броневой палубы, имелась отдельная система из расчета удаления в течение 1 ч 30 мин электрическими турбинами.

Для 1-го котельного отделения (90—100 шп.) турбина откачивала 508 т /ч.

Для 2-го котельного отделения (100— 115 шп.) турбина откачивала 305 т/ч.

Для 3-го котельного отделения (115—130 шп.) турбина откачивала 305 т/ч.

Для 4-го котельного отделения (130—146 шп.) турбина откачивала 305 т/ч.

Для левого машинного отделения (146—181 шп.) турбина откачивала 508 т/ч.

Для правого машинного отделения (46—181 шп.) турбина откачивала 508 т/ч.

Водоотливные средства для отделений между шпангоутами 62—90 (в боевых погребах)—одна турбина, откачивавшая 508 т/ч, клапаны ее помещены у 74 шпангоута.

Для отделений между 8—62 шпангоутами — турбина, выкачивавшая 508 т/ч. находилась впереди 42 переборки.

Для отделений между 181—204 шпангоутами (боевые погреба и коридоры гребного вала)—турбина в 508 т/ч, помешавшаяся у выгородки 182.

Для отделений позади 204 переборки —турбина 508 т/ч.

Все турбины имели вертикальные валы, они приводились в движение моторами, расположенными на нижней броневой палубе.

В виде дополнения к турбинам в каждом машинном и котельном отделении помешались паровые помпы мощностью в 508 т/ч для осушения нижних частей помещений.

Отливание отсеков двойного дна: отделение двойного дна осушалось двумя шаровыми помпами; их место было в правом машинном отделении и в переднем котельном отделении. Приемная труба кормовой помпы была у 180 шпангоута. Носовая помпа находилась в носовом котельном отделении с приемными трубами в каждом междудонном отсеке 74—100 шпангоутов.

Для выпрямления судна от крена, происходившего от поступления воды в бортовые отделения, в двойном дне были устроены 3 водопротока, соединявших обе стороны судна. Так же было сделано 4 резервуара по бортам судна с кингстонами такого диаметра, чтобы через них мог заполняться резервуар в течение полутора минут; последний служил для уничтожения крена и дифферента.

Затопление погребов было устроено так, что в каждый погреб вода поступала сверху, орошая водой боевые припасы. Кроме того, имелась труба затопления, проведенная в каждый погреб с затворным клапаном, управляемая с главной палубы. Диаметр трубы таков, что группа могла быть затоплена в 15 минут.

Пожарная система была проведена по всему кораблю. Главная труба 12,7 см шла продольно под главной палубой, поднималась вверх и в виде отростков шла в стороны.

Каждая помпа должна была откачать 91,4 т/ч.

Трубы размешались через 9,14 м друг от друга.

Тушение пожаров в угольных ямах производилось паром.

Вентиляция. Помещения корпуса, исключая боевые погреба, проходы и коридоры гребных валов, вентилировались нагнетательными вентиляторами системы «Сирокко» в количестве 16 штук.

Машинное отделение с динамо-машинами — нагнетательные и вытяжные «Сирокко», восемь штук.

В котельных отделениях — четыре. Все они были паровыми.

Вентиляция боевых погребов происходила при помощи пяти термических цистерн таких размеров, чтобы температура помещений не поднималась выше + 35° С и чтобы вводимый в погреб воздух не содержал влажности.

Вентилирование угольных ям производилось для удаления скопившихся газов, и их выходные трубы выходили в дымовые трубы.

Динамомашины: четыре турбодинамо по 1200 А при 105 W каждая, располагались под нижней броневой палубой в отдельных помещениях в машинном отсеке. Их мощность обеспечивала боевые нужды. Пятая была установлена в 640 Л при 105 W для обычной службы. Ее место было на нижней броневой палубе за бортовой броней.

Система канализации такова, чтобы повреждения участков затопления помещений не влияли на правильность действия всех механизмов. Магистрали освещения шли отдельно от магистралей двигателей, предусматривая возможность их соединения в случае необходимости питанием от любой динамомашины.

Химический состав стали: углерода от 0,5 до 0,6%, никеля 23—25%, хрома 1,25%, марганца 0,6-0.7%, фосфора 0,02%, серы 0,01%.

Броневые плиты должны были иметь разрывающее усилие не меньше 60 кг и относительное удлинение не менее 30%. Вес плиты около 32.8 т.

У листовой стали удлинение должно было быть не менее 15%, при разрывающем усилии— не менее 33,5 т на 2,54 см2.

В 1916 году в Балтийском море германские подводные заградители ставили мины, причем некоторые лодки, проникая в восточную часть Финского залива, выполняли заградительные операции на путях следования русских кораблей.

Постановки производились небольшими группами: по 2—4 мины, а иногда даже и по одной. Так, например, германская подводная лодка UC27 (Подводная лодка UC27: водоизмещение 416/497 т, три торпедных аппарата, запас торпед — 7, мин заграждения — 18, скорость хода 11,5/6,9 уз) с 22 по 30 октября, находясь в 1 мили от южного маяка на острове Гогланд, поставила по курсу 180° девять мин в одну линию на углублении 5 м. Второе заграждение из семи мин было поставлено ею по линии Большой Тютерс—Викола. На обратном пути UC27 закончила свои заградительные операции постановкой двух мин по отдельности: одну у полуострова Вимс, другую на створе маяка Суроп.

О поставленных неприятельских минах русское командование узнало по всплывшей мине у острова Гогланд, замеченной одним пароходом, шедшим в Кронштадт, который взял ее на буксир и доставил в Кронштадтский порт.

После обнаружения мины, опасный район был протрален, но видимо недостаточно тщательно, так что кораблям, шедшим из Гельсингфорса в Кронштадт, безопасный переход морем обеспечен не был.

19 ноября 1916 года в 15 ч 15 мин крейсер «Рюрик» совместно с линейным кораблем «Андрей Первозванный» и крейсером «Баян» снялись с якоря на Свеаборгском рейде для совместного следования в кронштадтские доки. Головным шел линейный корабль «Андрей Первозванный», за ним «Рюрик» и концевым крейсер «Баян», расстояние между кораблями было 3 кб, ход 14 уз.

У маяка Грохару к отряду присоединилось четыре миноносца 8-го дивизиона, которые держались впереди по выходному створу до траверза маяка Эрансгрунд, а затем перешли за корму.

В 21 ч 15 мин, пройдя траверз маяка южный Гогланд, в расстоянии от него 9,5 кб, на повороте на новый курс при ходе 15 уз (100 оборотов) под форштевнем «Рюрика» произошел взрыв мины (масса заряда 150 кг), вызвавший столь сильное сотрясение корпуса крейсера, что путевой компас был выброшен из нактоуза.

Взрыв сопровождался звуком металлического удара, центр которого находился у 14—18 шпангоутов.

Огня при взрыве видно не было, и только столб воды, поднявшийся с обоих бортов на баке, был настолько высок, что достиг верхнего ходового мостика.

После взрыва девиация компаса изменилась на 7°. Машины крейсера немедленно были застопорены, но нос корабля продолжал катиться, разворачиваясь на южный гогландский маяк.

Командир корабля приказал пробить водяную тревогу и включить ходовые огни.

В носовом отсеке начались работы по определению степени повреждений. Работами руководили трюмный инженер-механик и старший офицер; работа осложнялась тем, что весь носовой отсек был заполнен удушливыми газами от взрыва мины, и люди, пробывшие там около 5 мин, начинали терять сознание. Кроме того, газы затрудняли выяснять степень повреждений. С установкой переносных вентиляторов воздух в помещениях был освежен.

Действия трюмного инженер-механика состояли в следующем: в момент взрыва трюмный инженер-механик находился в кают-компании и после толчка, схватив ручной фонарь, направился в трюмный пост на левом борту, откуда запросил машину о состоянии механизмов, на что получил ответ об их исправной работе и об отсутствии воды в помещении.

Далее он отправился в носовую подачу. Оказалось, что в броневой палубе носовой подачи лилась вода из трубы помпы соленой воды, которая была разобрана для очередного ремонта.

Трюмный инженер-механик приказал двум трюмным забить трубу и сальники помпы пробками, после чего поступление воды в помещение прекратилось. Одновременно им было приказано задраить все распределительные коробки вентиляторов и термотанков в I и II отсеках (три распределительных коробки).

По приходе в жилую палубу носового отделения трюмный инженер-механик увидел у тросового отделения полуоткрытый люк с оторванными задрайками; приказав принести подпоры длинного размера из гардемаринской палубы, он указал старшему плотнику, как их разместить; затем распорядился задраить двери в броневой палубе в I и 11 отсеках и закрыть общий спусковой клинкет в 1-м котельном отделении.

Одному из младших инженер-механиков им было отдано приказание разводить пары во всех котлах, чтобы иметь их «раскиданными во всех кочегарках».

Описывая свои действия и распоряжения в борьбе за живучесть, трюмный инженер-механик писал: «Следующее распоряжение я отдал отдраить люки шхиперской (от 24 до 34 шпангоута на броневой палубе), дабы убедиться, какие отделения затоплены; оттуда со свистом стал вырываться сжатый воздух, но шхиперская оказалась не затопленной».

При отдраивании люка под шхиперской в следующее нижнее помещение (нижнюю шхиперскую), откуда уже со сжатым воздухом пошла вода, оказалось, что палуба и переборка в шхиперской имели выпучину, поэтому инженер-механиком было приказано ставить здесь подпоры.

Из шпилевой машины доложили в это время о наличии слабой течи в переборке и о накоплении там небольшого количества воды. Удушливый газ, оставшийся после взрыва (в носовом отделении), оказал свое действие, отравив личный состав, находившийся в носовых помещениях. Руководя работами по обеспечению живучести, трюмный инженер-механик также отравился удушливыми газами и потерял сознание.

Придя в себя по получении медицинской помощи, он продолжал работу в носовых помещениях. От трюмного старшины был принят им доклад о результатах осмотра в носовой подаче креновых резервуаров и погребов и об отсутствии в них воды.

В носовом отделении подпоры уже были поставлены. В шпилевом отделении воду спускали в междудонное пространство, однако трюмная помпа воды оттуда не брала; ввиду этого трюмный инженер-механик приказал налить воды в приемную коробку, после чего помпа стала выкачивать воду и работала до самого Кронштадта.

Трюмный инженер-механик осмотрел 10 помещений, расположенных до 30 шпангоута; в последних постановка подпор была закончена, что в дальнейшем позволило увеличить кораблю ход до 6 уз.

Водоотливных турбин за время аварии не потребовалось, и трюмный инженер-механик к перепусканию и откачиванию воды не прибегал, так как переборки держали надежно, и, по подсчетам, крейсер принял воды в количестве не более 497,5 т.

Действия старшего офицера: при обследовании носовых помещений им было констатировано в носовом отделении жилой палубы присутствие тумана от пара и остатков газа. В носовом отделении на палубе ниже комингсов стояла вода, выброшенная через оторванный взрывом люк в тросовое отделение.

В отделении старослужащих через открытый люк верхней шхиперской было видно просачивание воды из-под люка броневой палубы в рефрижераторное отделение, почему было приказано шахту задраить.

Из верхней шхиперской люк, принадлежавший нижней шхиперской, оказался не плотно задраен: одна задрайка ослабла, поэтому старший офицер приказал принести подпору для укрепления ее у переборки 24 шпангоута.

В носовом отделении люди, работавшие по укреплению подпор, вскоре почувствовали отравление газами, и их пришлось вытаскивать из помещения для оказания медицинской помощи.

В тросовом отделении была обнаружена вода по щиколотку; принесенными тремя подпорами здесь был укреплен люк из носового тросового отделения; одна подпора была поставлена на люк в малярную.

В носовом отделении было найдено несколько бухт троса и шлангов, вынесенных силою взрыва из тросовой каюты через люк; задрайки последнего не держали, почему для усиления пришлось на люк поставить две подпорки около бимсов, сзади люка в тросовую.

Действия минного инженер-механика: после взрыва он поспешил на свое обычное место в правую машину и приказал пустить все динамомашины, пожарные помпы и вспомогательный холодильник; по его приказанию были разобщены все междудонные отделения с котельной водой, и за ними установили наблюдение.

Через переговорную трубу, сообщающуюся со шпилевым отделением, было замечено распространение удушливого газа.

Под машиной, по правому борту в 3-м отделении котельной воды заметили прибыль воды. Воду для тепловых ящиков стал и брать только с левого борта.

Минут через 10 третье отделение совершенно было заполнено водой, но уровень ее до воздушной трубки не дошел. Вскоре первое отделение и вы городка турбины также оказались затопленными водой.

Минный инженер-механик спустился в вы городку до уровня воды и приказал пустить турбину, которая работала, но воды не брала. Решив, что неисправен отливной клапан, он пошел в шпилевую, где заметил воду, набиравшуюся через вентиляционную трубу из запасного канатного ящика. В этом помещении работало 10 человек команды под руководством офицера, заготовляя брусья для подпор.

Из носового помещения жилой палубы брандспойтом выкачивали воду, выброшенную силой взрыва через люк из тросового отделения. Люк снова задраили и поставили на него подпоры.

В помещении котельного отделения заметили, что переборка 30 шпангоута канатного ящика начала прогибаться; для укрепления ее поставили две подпоры с обоих бортов; ввиду того, что в шпилевом отделении тридцатая переборка имела деформации, вынуждены были поставить там три подпоры.

После окончания работ, когда кораблю дали ход 8 уз, у переборки 30 шпангоута был поставлен офицер для наблюдения за ее состоянием, но за все время похода прогибь не увеличивалась.

Действия водолазного инженер-механика: он получил приказание от трюмного инженер-механика осмотреть кочегарки, угольные ямы, междудонное пространство и трюмы кочегарок, которые были осмотрены им и освидетельствованы по воздушным трубкам междудонья.

Им было замечено проникновение воды в шпилевое отделение, куда она шла по трубе вентиляции и через сальники проводов. Прибор Подгурского не показывает наличия воды ни для междудонного пространства 32—42 шпангоутов, ни для района 42—52 шпангоутов. Водолазный инженер-механик спустился через броневую палубу для осмотра в левый арсенал, в междудонное пространство, а затем и в правый арсенал и, убедившись, что отливать воду из носовых отделений бесполезно, приказал трюмным закрыть 254-мм спускные клапаны шхиперской у 8—20 шпангоутов, запасного канатного ящика у 20—30 шпангоутов и разобщительный 254-мм у 32 шпангоута.

По донесению офицера, руководившего работами по постановке подпор в шхиперской, эта работа продолжалась около часа, причем для укрепления носовой переборки по левому борту было поставлено две вертикальных и две горизонтальных подпоры, по правому борту —две вертикальных и в середине — две горизонтальных деревянных подпоры. Всего в помещениях, прилегающих к затопленным помещениям, было установлено 27 подпор для укрепления люков и горловин.

Для заводки на пробоину пластыря с верхней палубы с носа пытались завести подкильные концы, но это не удалось, так как корабль имел задний ход.

При вторичной попытке подвести пластырь наибольшие затруднения встретились при подведении подкильных концов, которые цеплялись за концы пробоины и не шли под корпус.

Действия старшего врача: после взрыва старший врач находился в лазарете, приготовив последний к приему пострадавших, которые вскоре начали поступать за медицинской помощью. Среди них имелись контуженные и отравленные удушливыми газами от взрыва мины.

Для предотвращения случаев дальнейшего отравления остального личного состава, врач послал за респираторами и марлевыми масками, продолжая оказывать медицинскую помощь. Респираторов и марлевых масок было роздано более 100 штук, смоченных содовым раствором, и 40 сухих, которые оказались непригодными для употребления. Всем потерявшим сознание производили искусственное дыхание. Среди них насчитывалось 10 человек тяжело больных.

К мероприятиям по медицинской части относятся:

1. Использование свежего воздуха для больных и отравленных газами.

2. Удаление всего, обременяющего дыхание.

3. Производство искусственного дыхания.

4. Применение в дыхании кислорода.

5. Согревание грелками конечностей и растирание тела.

Лечение симптоматическое:

1. Впрыскивание камфары под кожу.

2. Употребление морфия.

3. Употребление кофеина, фенацетина и кодеина.

В результате взрыва мины были затоплены следующие помещения:

1. Помещения от киля до броневой палубы 0—30 шпангоутов: дифферентная цистерна, 0—8 шпангоут — 49,8 т воды; междудонное пространство, 0—20 шпангоут — 21,3 т воды; междудонное пространство, 20—30 шпангоут — 26,4 т воды; шхиперская на верхнем дне, 8—20 шпангоут — 53,8 т воды; запасный канатный ящик, 20—30 шпангоут — 85,3 т воды; парусная, верхняя платформа, 8—30 шпангоут — 44,7 т воды; шхиперская, верхняя платформа, 20—30 шпангоут — 67т воды; Итого до броневой палубы было принято воды 348,3 т.

2. Помещения между броневой и жилой палубами, 0—24 шпангоут: средняя дифферентная цистерна, 7—8 шпангоут — 20,3 т воды; малярная, 8—14 шпангоут — 35,5 т воды; тросовая, 14—24 шпангоут — 93,4 т воды;

Итого между броневой и жилой палубами было принято воды 149,2 т. Таким образом, в десяти затопленных помещениях I отсека «Рюриком» было принято 497,5 т воды.

Углубление крейсера до похода в Кронштадт было носом 8,75 м, кормой 8,81 м, дифферент на корму 5,08 см, при среднем углублении 8,8 м. Водоизмещение 17132 т.

После аварии углубление носом стало 9,14 м, кормой 8,43 м, дифферент на нос 71,12 см, при среднем углублении 8,98 м. Водоизмещение стало 17 670 т. Крен на корабле имелся незначительный—около 1/4° на правый борт.

Из числа командного состава пострадало 7 человек, рядового состава 45 человек, из них тяжело — 6 человек. Всего — 52 человека.

В 21 ч 48 мин (то есть через 35 мин) трюмный инженер-механик доложил командиру, что можно давать ход, так как все необходимое для обеспечения живучести сделано и что воду переборки держат хорошо.

Сначала крейсеру был дан задний ход, а затем, развернувшись машинами, дали 30 оборотов, что соответствовало 3 уз, и «Рюрик» вступил в кильватер «Баяну» и «Андрею Первозванному».

Дальнейшее движение кораблей происходило в следующей последовательности: впереди, головным, шел «Андрей Первозванный», за ним крейсер «Баян» и концевым «Рюрик». Вокруг последнего шли миноносцы, находившиеся прежде около «Андрея Первозванного».

Корабли дошли до Лавенсарского буя и здесь стали на ночь на якорь.

Утром 7 ноября корабли снялись с я коря. На переходе ход крейсера был доведен до 56 оборотов, что составляло 8 уз. К отряду присоединились сначала заградитель «Константин», затем ледоколы «Силач» и «Могучий» и, наконец, в 4 ч ледокол «Петр Великий» с портовыми буксирами. В 18 ч 05 мин отряд стал на якорь на Большом Кронштадтском рейде, а 8 ноября в 10 ч 35 мин перешел в среднюю гавань и ошвартовался против Алексеевского дока.

9 ноября 1916 года специально назначенная комиссия, осмотрев корабль в доке, констатировала следующие повреждения:

1. Нижняя часть корпуса до нижней броневой палубы от переборки на 20 шпангоуте до форштевня совершенно оторвана на протяжении 15,85 м, причем вертикальный киль с набором и обшивкой в этом районе отогнут под прямым углом на левый борт.

2. Нижняя часть стального литого форштевня, образующая таран, также оборвана ниже нижней броневой палубы.

3. Поперечные переборки на шпангоутах 8—20 совершенно разрушены.

4. Платформа и настил верхнего дна в этом районе совершенно разрушены, а листы нижней броневой палубы получили разрывы.

5. В междудонных пространствах на всем протяжении корабля замечена легкая течь и более сильная течь в кормовой дифферентной цистерне.

6. Главные поперечные переборки котельных отделений на шпангоутах 100, 118 и 130 получили гофрировку листов в поперечном направлении, причем переборка шпангоута 118 пострадала сильнее. Стрелку гофра нельзя было определить ввиду отсутствия доступа к переборкам.

7. Все помещения, равно как и оборудования в районе взрыва до жилой палубы (верхней броневой), разрушены.

8. Флоры котельных фундаментов получили прогибь по высоте стрелкой, доходившей до 2,54 см.

9. Во всех отсеках ниже нижней броневой палубы от 0 до 30 шпангоутов разрушены следующие системы: водоотливная, осушительная, затопления, вентиляция, а также паровое отопление и электрическое освещение.

10. Разрушение не ограничилось одним носовым отсеком, оно прошло по кораблю волной, вследствие чего явилось нарушение водонепроницаемости в разных частях корабля, степень которого выяснялась путем постепенного обследования крейсера.

11. Причина повреждения — неприятельская мина, куски стали которой были обнаружены в носовой части корабля.

Подобная германская мина, снаряженная 162,8 кг тротиловым зарядом, была поднята 28 октября пароходом «Астреа».

Кусок корпуса мины был подвергнут обследованию в Кронштадте, причем точно установлено, что он принадлежит мине, ставившейся с германской подводной лодки.

Работы по исправлению заключались в следующем:

1. На протяжении от нижней броневой палубы до киля взамен литого форштевня надлежало сделать коробчатый клепаный.

2. Ввиду невозможности получить скоро литой форштевень для образования тарана предполагалось внести изменение обводов в носовой части судна, сохранив полную согласованность их с остальной частью судна.

3. Восстановить поврежденный набор, то есть шпангоуты, стрингеры и две поперечные переборки на 8 и 20 шпангоутах.

4. Восстановить обе разрушенные платформы и поврежденную нижнюю броневую палубу.

5. Междудонные пространства предназначались к осмотру, исправлению и испытанию на водонепроницаемость наливом воды с последующим удалением обнаруженных дефектов.

6. В остальных помещениях все замеченные повреждения подлежали исправлению с обеспечением водонепроницаемости.

7. Все разрушенные помещения, как-то: канатный ящик, парусную каюту и прочие, находившиеся в районе разрушения, надлежало привести в первоначальное состояние.

8. Все разрушенные системы: затопления, осушительную, водоотливную, а равно паровое отопление, освещение, вентиляцию, переговорные трубы, заменить новыми.

9. Котельный фундамент было решено оставить без исправления, так как у него имелась стрелка прогиба только до 2,54 см.

Срок работ в доке, по мнению комиссии, намечался около двух месяцев, считая начало работ с 11 ноября.

На удаление поврежденных частей требовалось не менее семи дней.

При осмотре междудонного пространства была обнаружена течь между:

42— 52 шпангоутами, 182—192 шпангоутами, где оторваны две головки заклепок;

52— 62 шпангоутами, 192—204 шпангоутами, где оторваны две головки заклепок;

118—130 шпангоутами, 204—222 шпангоутами, где оторваны две головки заклепок;

146—156 шпангоутами, 222—226 шпангоутами, где оторваны две головки заклепок.

Все перечисленные помещения требовалось опробовать водой.

Для ремонта поврежденной носовой части «Рюрика» пошло заклепок: в 3/4" — 9828 кг, в 1/2" — 3276 кг; болтов сварных: в 1/2" — 1 638 кг, в 5/8"— 1638 кг, в 3/8" - 1638 кг, в 5/16" — 819кг, в 1/4"— 819 кг; всего — 19656 кг.

Металл для ремонта был поставлен следующего качества: сталь литая повышенного сопротивления 4 800—5 400 кг/см2 при удлинении не менее 20% на 200 мм.

Размеры листов: длиной 7,32 м, шириной 1,71 ми толщиной: 1-й пояс— 1,6 см, 2-й пояс— 1,43 см, 3-й пояс— 1,43 см, 4-й пояс— 1,43 см, 5-й пояс — 1,43 см.

Итоги. Взрыв германской мины сопровождался высоким столбом воды, поднявшимся до высоты мостика; силою удара разрушило подводную часть литого форштевня массой 60,9 т, обшивку, набор судна и переборки помещений.

Личный состав механической специальности по трюмной части, отлично обученный трюмным инженер-механиком, знавшим в совершенстве свой корабль с момента его закладки, прекрасно справился со своей задачей. Работа за живучесть корабля протекала в тяжелых условиях — в атмосфере распространившихся газов — продуктов разложения тротила; несмотря на это, укрепление слабых мест — деформировавшихся переборок, палуб, люков и горловин — было закончено в течение 35 мин.

Трубопровод, соединявший помещения и вспомогательные механизмы, оказавшийся на походе в разобранном для ремонта виде, явился источником распространения воды, что было прекращено забиванием трубы и сальников.

Одним из предупредительных мероприятий явилось задраивание всех распределительных коробок вентиляторов. Употребление водоотливных средств было нецелесообразным.

Набравшуюся в некоторые отделения воду спускали в трюмы и оттуда выкачивали ее трюмными помпами, которые не работали до тех пор, пока в приемные коробки не налили воды.

Удушливые газы распространились по кораблю по трубам, и для удаления их из помещений применялись переносные вентиляторы.

Подведение пластыря оказалось невозможным и бесполезным. Подкильные концы под корабль не шли, цепляясь за повреждения в корпусе.

Для оказания медицинской помощи большему количеству пострадавших от отравления газами требовалось большее помещение, так как лазарет всех больных вместить не мог.

Личного состава пострадало 52 человека (от отравления газами), что составляло 6,5%.

Гибель крейсера «Пересвет» на германской мине 4 января 1917 года

Тактико-технические элементы крейсера «Пересвет»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

254-мм...................................................................................................4

152-мм.................................................................................................10

76-мм....................................................................................................16

торпедное, количество аппаратов:

381-мм надводных..................................................................................2

Бронирование, мм:

пояс............................................................................................102—178

артиллерия главного калибра...................................................127—229

противоминная артиллерия.............................................................127

боевая рубка......................................................................................289

палуба............................................................................................38—57

Водоизмещение, т...............................................................................13500

Главные размеренны, м:

длина...............................................................................................133,3

ширина..............................................................................................21,8

осадка...................................................................................................7,9

Скорость хода, уз.......................................................................................18,6

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................6000/10

Мощность механизмов, л.с................................................................14500

Экипаж, чел.............................................................................................800

 

Крейсер «Пересвет» после постройки вошел в 1902 году (в то время он числился в классе эскадренных броненосцев. — Прим.ред.)к состав 1-й Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре, где во время русско-японской войны участвовал в боях с японским флотом и перед сдачей крепости от повреждений затонул в Артурской гавани.

После войны он был поднят японцами, отремонтирован и плавал в составе японского флота под названием «Сагами».

В связи с формированием во время империалистической войны отряда Северного Ледовитого океана, имевшего назначением оборону северного побережья и охрану от германских подводных лодок путей к Мурманску и Белому морю, по которым в громадном количестве подвозилось военное снаряжение из США и Англии, русское правительство решило приобрести у Японии три бывших русских корабля: броненосцы «Пересвет», «Полтава» и крейсер «Варяг», которые должны были пройти с Дальнего Востока кругом Азии и Европы (через Суэцкий канал) и прибыть в воды Северного океана.

По покупке и прибытии «Пересвета» во Владивосток из Японии на нем были начаты работы по ремонту и подготовке его к дальнему походу, по окончании которых 10 мая был сделан пробный выход в море, во время которого корабль выскочил, из-за навигационной ошибки, на камни у мыса Иродова.

Все попытки снять корабль своими средствами с камней оказались бесполезными. Пришлось обратиться за помощью к японскому спасательному обществу, которое сняло «Пересвет» с камней и заделало цементом пробоины.

25 июня после 45-дневного пребывания на камнях корабль был отведен во Владивосток для завершения работ по обеспечению живучести, после чего для окончательного ремонта его было намечено отправить в порт Майдзуру (Япония), где имелось соответствующее судоремонтное оборудование.

17 июля «Пересвет» вышел в Японию и чинился здесь до 6 октября 1916 года. Стоимость спасательных работ и ремонта повреждений выразилась в 740 тысяч рублей.

Выйдя из Майдзуру по назначению, «Пересвет» прошел через Гонконг, Сингапур, Аден, Суэц и 6 декабря 1916 года прибыл в Порт-Саид.

К этому времени в Средиземном море, и в частности на подступах к побережью Египта и на торговых путях из Суэцкого канала, оперировал ряд германских подводных лодок, как производивших непосредственные атаки на корабли и торговые суда, так и ставивших мины на наиболее вероятных путях их движения.

Одна из больших подводных лодок U73 (Подводная лодка U73: водоизмещение 750/830 т, два торпедных аппарата, 36 мин заграждения, скорость хода 10,6/8,0 уз.) выполнила несколько минных постановок в восточной части Средиземного моря и выставила несколько мин у берегов Египта, на которых в конце декабря взорвались два греческих парохода.

22 декабря «Пересвет» в сопровождении английского конвоира вышел из Порт-Саида. В ожидании возможных атак подводных лодок на корабле были приняты необходимые меры на случай торпедной атаки и борьбы с ее последствиями. Отойдя на несколько миль по прямому курсу от Порт-Саида, конвоир пошел зигзагами, и его примеру последовал «Пересвет», стараясь ворочать в точках поворота своего мателота.

Во время третьего поворота для выполнения зигзага в 17 ч 30 мин на корабле почувствовался двойной подводный удар с левого борта против носовой 245-мм башни, вслед за которым произошел большой огненный взрыв внутри крейсера, левее башни, прорвавший все палубы, сбросивший крышу башни и отразившийся двойным взрывом в корме полевому борту, вслед за чем крейсер тотчас же зарылся носом. Считая взрыв корабля результатом атаки подводной лодки, команда противоминной артиллерии левого борта открыла огонь по воде.

Несмотря на контузию головы, командир корабля не потерял способности распоряжаться. Видя быстрое погружение крейсера носом и неминуемую его гибель, успокоив команду, он отдал приказ спустить гребные суда и надеть спасательные нагрудники, после чего застопорил машины.

Крейсер продолжал уходить носом в воду и крениться на левый борг, причем отчетливо слышалось ломание водой внутренних переборок.

Попытки спустить шлюпки большей частью окончились неудачей — их разбивало волной. Удалось спустить только один паровой катер, при помощи которого производилось спасение личного состава, плававшего вокруг тонувшего корабля. Хлынувшей при погружении корабля через мостик водой командир корабля был смыт за борт; когда он вынырнул из водоворота, крейсера на поверхности уже не было.

Промежуток времени от взрыва корабля до его гибели не превышал 17 мин (по записям с конвоира).

Личный состав «Пересвета» спасали в течение четырех часов английский конвоир и французские траулеры.

Из 800 человек было спасено 557, среди которых часть раненых: из них девять человек умерло в госпитале Порт-Саида.

Итоги. Из кратких материалов о гибели «Пересвета» можно заключить, что подводный взрыв полевому борту в районе артиллерийских погребов произошел от германской мины (заряд 150 кг), вызвавшей детонацию боезапаса. Взрывом нанесено значительное повреждение палубам и носовой башне. Он отразился вторым взрывом в корме и на переборках, которые, не выдерживая давления воды, ломались.

В результате полученных разрушений и быстрого погружения корабля личный состав корабля не смог осуществить каких-либо мероприятий по борьбе за живучесть. Корабль погиб в течение 17 мин.

Погибло 30,4% личного состава.

Гибель турецкого крейсера «Medjidieh» от минного и торпедного взрывов в Одесском заливе в ночь со 2 на 3 апреля 1915 года

Тактико-технические элементы крейсера «Medjidieh»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

150-мм...................................................................................................2

120-мм...................................................................................................8

47-мм....................................................................................................6

37-мм.....................................................................................................6

торпедное, количество аппаратов:

450-мм над водных..................................................................................2

Бронирование палубы, мм......................................................................25

Водоизмещение полное, т........................................................................3967

Главные размерения, м:

дли на наибольшая............................................................................102,4

ширина наибольшая........................................................................12,8

осадка...................................................................................................4,8

Скорость хода, уз.......................................................................................22,0

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................4700/10

Мощность механизмов, л.с................................................................12500

Экипаж, чел..............................................................................................302

 

В ответ на бомбардировки Босфора и турецкого побережья, произведенные русским флотом в марте 1915 года, германо-турецкое морское командование решило произвести бомбардировку Одессы, где по сведениям турецкой разведки было сосредоточено значительное число транспортов и велась подготовка к десантной операции на Босфор.

Для выполнения этой операции были назначены два турецких крейсера: «Medjidieh» и «Hamidieh», четыре эскадренных миноносца: «Muvanet-i-Milet», «Yadighiar-i-Milet», «Tashos» и «Samsoun», которым надлежало, подойдя к Одессе, нанести здесь возможно большие потери как среди судов, так и самому порту. Для прикрытия этой операции от русского флота со стороны Севастополя в район последнего должны были выйти крейсеры «Goeben» и «Breslau».

Этим нападением командующий германо-турецким флотом адмирал Сушон намеревался показать русским, что турецкий флот не связан обороной Дарданелл и свободно может маневрировать в Черном море.

Кроме того, он хотел дать почувствовать противнику невозможность дальнейшего безопасного судоходства между Одессой и соседними портами.

1 апреля 1915 года корабли, предназначенные для выполнения намеченной операции, вышли из Босфора.

Туркам пришлось считаться с серьезной минной опасностью у русских берегов, однако разведка в этой области отсутствовала, и было лишь известно, что в 16 километрах под Одессой поставлены мины.

Неожиданное появление отряда перед Одессой предполагалось по плану на рассвете 3 апреля. Для сохранения в тайне движения кораблей их курсы располагались вдали от берегов, и приближение к последним допускалось лишь в случае крайней необходимости для определения места.

Так как немецкий начальник отряда не знал навигационных условий плавания, то на его корабле находился капитан германского торгового флота, ранее плававший в этом районе.

При подходе к месту намеченной операции предполагалось произвести траление с помощью миноносцев. Последнее было приказано начать при подходе к району Фонтанов и в расстоянии от них в 6—7 милях ложиться на боевой курс. Погода благоприятствовала плаванию и тралению.

В 23 ч 2 апреля миноносцы поставили тралы, а в 3 ч 50 мин передняя пара тральщиков «Tashos» и «Samsoun» увидела перед собой русский береги внезапно свернула в сторону, но так как с крейсера «Medjidieh» берега обнаружено не было, миноносцам было приказано продолжать траление.

При этих поворотах трал стал нечистым, и отряд вновь двинулся ходом 9 уз только в 4 ч 25 мин.

Из опасения мелководья дальнейшее плавание сопровождалось измерением глубин, причем в 4 ч 25 мин средняя глубина была около 9— 10 м, вода приняла грязно-желтую окраску, и по курсу кораблей открывалась полоса берега.

В это время отряд находился у Одесской банки, причем справа виднелся входной створ фарватера к Николаеву, что указывало на сильный дрейф отряда к осту — примерно около 5 миль.

Около 6 ч начальник отряда приказал изменить курс на вест, то есть прямо на Одессу, предполагая начать ее обстрел с норда.

В 6 ч 40 мин крейсер «Medjidieh», шедший точно за тралящими миноносцами, наткнулся на русскую (масса заряда 115 кг) мину, причем последовал взрыв с левого борта в районе носовой кочегарки. Это произошло в 15 милях на вест от Одесского маяка.

После взрыва на «Medjidieh» были немедленно застопорены машины, руль его был положен на правый борт, и он, имея некоторую инерцию, оказался на мелководье. Корабль стал быстро погружаться носом на левый борт, имея крен до 10°.

Опыт, заимствованный из германского флота по борьбе за живучесть, был здесь полностью использован личным составом «Medjidieh»: все люки нижней палубы и двери водонепроницаемых переборок удалось быстро задраить и укрепить подпорами.

Шпигаты и переговорные трубы забили деревянными пробками, не допускавшими распространения воды по кораблю, в то время, как из не забитых отверстий вода била фонтанами.

Все водоотливные средства немедленно были пущены в ход, но, ввиду разрушений обшивки корпуса, справиться с водою не могли, и кочегарки быстро заполнились ею.

Носовая часть корабля постепенно опускалась все глубже в воду, крен увеличивайся, и в конце концов весь бак оказался под водой. Вскоре погрузились в воду фальшборт и орудия левого борта.

Командир «Medjidieh», видя безнадежное положение корабля, севшего на грунт, решил его оставить и для уменьшения боеспособности приказал выбросить за борт затворы орудий и привести в негодность радиостанцию,

В 7 час 20 мин личный состав крейсера был снят миноносцами, и один из них, «Yadighiar-i-Milet», выпустил в «Medjidieh» торпеду для окончательного его уничтожения. Торпеда попала в кормовой погреб: корабль выпрямился, а затем погрузился так, что на поверхности воды остались торчать только трубы, мачты и верхние мостики.

По оценке германского морского командования, поведение личного состава крейсера оказалось на должной высоте. После взрыва «Medjidieh», его задний мателот «Hamidieh» тотчас же повернул и отошел назад, пока не счел себя вне опасности от минного заграждения.

По получении сведений на «Goeben» о гибели «Medjidieh», с него последовало распоряжение прервать операцию и всем кораблям возвратиться в Босфор. На заре 4 апреля турецкий флот возвратился в базу.

Первое русское официальное извещение от4 апреля 1915 года о гибели «Medjidieh» гласило, что трехтрубный неприятельский крейсер затонул под Одессой, что на нем не видно признаков жизни и кормовой флаг остался не спущенным.

Ввиду решения русского морского командования его поднять, крейсер был подробно осмотрен.

Осмотром было установлено, что:

надводная часть корабля (борт, палуба, полубак и полуют) исправна и горловины задраены;

верхняя палуба до машинного люка исправна, а далее имела небольшую выпучину от взрыва к корме, люк в машинном отделении был сорван взрывом. Погнута палуба кормового мостика, и в трех местах взрывом вырваны доски. Повреждена выходная дверь слева на полуют. Мачта имела небольшой наклон на нос, стеньга сломана, прожектор был сбит силою взрыва;

в подводной части по левому борту были обнаружены вмятины и пробоина с носа в районе от первой 152-мм до первой 120-мм пушки на высоте бокового киля. Размеры вмятины 5,18x12,19 м, а пробоины 1,83x2,13 м, причем на площади вмятины обнаружены разошедшиеся швы и трещины, занимавшие по высоте до четырех листов обшивки. Кромки пробоины были загнуты внутрь. Сама пробоина пришлась на переборке угольной ямы, и листы разошлись и загнулись так, что в пробоину нужно было проникать с кормовой ее кромки. Листы, прикрепленные к переборке, подались меньше, но сама переборка была частью завалена углем, высыпавшимся из ямы на грунт, на котором около носовой части образовались валики из песка, вследствие продвижения днища крейсера еще во время аварии по грунту.

При осмотре кормовой подводной части под кормовым мостиком обнаружили вторую пробоину (от торпеды), размерами 3,66x6,1 м с площадью 11,16 м2, причем кромки ее были загнуты в разные стороны. Через пробоину была видна часть гребного вала с подушечным подшипником.

Один лист обшивки корабля находился на грунте, и рядом с ним лежали части обстановки кают — «это обстоятельство указывало на то, что взрыв от торпеды произошел при неподвижном положении корабля».

Последующим более детальным осмотром корабля, произведенным 21 июня 1915 года, было установлено, что передаточный вал правой машины также пострадал от взрыва.

По правому борту позади главной машины оказались совершенно разрушенными два испарителя и одна динамомашина. Два носовых котла системы Никлосса оказались также разрушенными. Пострадала часть пожарной и отливной систем.

Наружная обшивка была повреждена от 9 до 15 шпангоутов, причем имелись, кроме того, вмятины килевых листов от 19 до 65 шпангоутов. а килевой пояс был вогнут в количество 9 листов.

В обшей сложности поврежденных по левому борту листов имелось:

от 10 до 66 шпангоута в первом поясе —11;

от 13 до 64 шпангоута во втором поясе — 10;

от 41 до 47 шпангоута в третьем поясе — 1;

от 39 до 45 шпангоута в четвертом поясе — 1;

по правому борту:

от 20 до 66 шпангоута в первом поясе — 9;

от 23 до 69 шпангоута во втором поясе — 9;

от 26 до 32 шпангоута в третьем поясе —1 (по правому борту все с небольшой вмятиной).

По левому борту, кроме того, от 57 до 63 шпангоута в пятом—шестом поясах имелись две выпучины и два разрыва листов.

Носовая пробоина захватила семь поясов обшивки, считая от килевого. Все листы в районе пробоины в числе 18 штук приведены в негодность.

Кормовая пробоина захватывала восемь поясов обшивки. Все листы в районе пробоины, в количестве 22, приведены взрывом в негодность.

Ширстрек в районе кормовой пробоины с правого борта оторван от палубного стрингера.

Набор корабля в районах пробоин совершенно разрушен и в некоторых местах помят.

Боковые кили имели местами погиби; в районе пробоин второе дно оказалось разрушенным. В котельных отделениях второе дно местами приподнято и помято. Пиллерсы в кочегарках погнуты.

Поперечная переборка на шпангоуте 22 разрушена взрывом, а на шпангоуте 58 уничтожены две поперечные переборки. От взрыва мины продольная переборка левой угольной ямы также подверглась разрушению.

В районе обеих пробоин вспомогательные переборки боевых погребов и различных служебных помещений оказались поврежденными.

В районе носовой пробоины две броневых плиты палубы с их набором были погнуты, в районе же кормовой — палуба была совершенно разрушена. В средней палубе с набором у 32 шпангоута, в районе носовой пробоины, в количестве двух листов, палубы имели выпучины, стык разошелся, и паз сгофрировался.

В районе кормовой пробоины от 59 до 60 шпангоута вся палуба была разрушена, а верхняя палуба от 52 до 69 шпангоута от машинного люка до кормового орудия имела сильную выпучину.

Кормовой мостик разрушило взрывом, а кормовая переборка под мостиком получила трещину и деформацию.

У грот-мачты было повреждено основание, и сломана стеньга.

Два барбета кормовых 120-мм орудий и прилегающий к ним фальшборт были помяты с разрывом листов.

Помещения на платформах левого погреба 120-мм орудия повреждены.

У 62—64 шпангоутов кнехт и киповая планка на правом борту были повреждены взрывом.

Броневая палуба у шпангоута 22 с левого борта разрушена.

В котельном отделении от 22 до 34 шпангоута обрешетник и палы местами приподнялись и погнулись, котельные фундаменты всех трех групп котлов местами были помяты, а под передними двумя котлами совершенно разрушены.

В машинном отделении от 46 до 52 шпангоута был слегка помят фундамент правой машины. Кормовые помещения кипятильника, динамомашин, погреба 152-мм и 120-мм орудий, оба коридора гребных валов, водяные трюмы и помещения машинных запасов были разрушены так же, как и кормовые провизионные погреба, рулевые отделения и дифферентные цистерны.

В районах обоих взрывов водоотливная система и системы затопления, пожарная, пресной и соленой воды оказались перебитыми и уничтоженными, не исключая арматуры и вентиляции.

Корабль принял около 1116 т воды.

После обследования корабля рядом комиссий для определения объема спасательных работ было решено начать подготовку для этой цели всех необходимых плавучих средств, материалов, специалистов и, наконец, водоотливных пароходов и кранов.

Для подхода каравана к затонувшему крейсеру был протрален фарватер.

Работы начались 4 апреля разгрузкой крейсера тральщиками и последующим тралением района предстоящих спасательных работ, причем было вытралено несколько мин.

Начало регулярных работ по подъему «Medjidieh» относится к 17 апреля 1915 года, когда буксир «Черномор», «Ледокол № 3» с краном в 25 т и баржей на буксире, катер «Академик Бер» с тремя водолазными ботами подошли к затонувшему кораблю.

К работам первой очереди относилось снятие с крейсера артиллерийского вооружения, происходившее с большими осложнениями, так как водолазам приходилось отдавать крепления орудий под водой, прибегая иногда к отпиливанию и рубке болтов и гаек.

Для производства подводных работ имелось три водолазных бота.

Ко второй очереди относились преимущественно плотницкие работы, которые заключались в наделке борта в средней части корабля 8,7-см досками шириной 356 мм — по две доски с правого борта и по три доски с левого борта.

Орудийные барбеты заделывались досками особо, и дерево скреплялось между собой; все это крепилось к корпусу судна болтами и скобами, дополнялось упорами и связями с конопаткой. Эти работы производились водолазами, которые из-под воды продавливали медведкой и корпусе крейсера дыры и затем доски крепили болтами.

Штормы на Черном море прерывали работу спасательной партии, а потому для зашиты места работ от волны лагом к ней ставился транспорт «Вера», создававший под своим подветренным бортом район спокойной воды около «Medjidieh».

Ввиду того, что это мероприятие не всегда оправдывало свое назначение, предполагалось затопить вокруг него несколько высокобортных пароходов, но проект не был осуществлен из-за отсутствия подходящих судов. Более радикальным средством защиты от волн оказался забор из бревен в 53,25 м на сегментах.

Борт, отвалившийся от верхней палубы, в районе кормовой пробоины, образовал щель шириной до 152 мм и длиной до 9,14 м. Его пришлось притягивать болтами и струбцинами, забивая оставшиеся щели клиньями и пенькой с салом.

В том же районе, около правого кормового барбета было обнаружено рваное отверстие 152x152 мм, а также повреждение самого барбета. Полевому борту была найдена рваная щель длиной 91 см и шириной 5 см.

Кормовую рубку от верхней палубы под кормовым мостиком проконопатили водолазы.

С 3 мая приступили к работам по подрезке киля и подведению подкильных тросов для пластырей.

С носовой части удалось завести 5-см проволочный трос, ас кормы 7,62-см трос, взятый через канифас-блоки и ютовые кнехты; концы тросов были поданы на «Черномор» с одного борта и на «Ледокол № 3» с другого.

«Черномор» и «Ледокол № 3» чередовались в работе: один трос выбирали на лебедку, а то время как другой потравливали, чтобы их лучше пропускать под килем корабля.

Наблюдались случаи, когда тросы не выдерживали и лопались, тогда вместо них заводились цепочки в 1,9 см с вертлюгами, чтобы предотвратить скручивание, но и они лопались. В результате прорезание было достигнуто применением троса толщиной в 2,5 см.

Подведение подкильных концов в числе восемнадцати было закончено 15 мая.

Неблагоприятным фактором при производстве работ было сильное течение, вызванное весенним половодьем Буга и Днепра, с потерей прозрачности воды, мешавшей водолазным работам.

Для уменьшения видимости крейсера с моря у «Medjidieh» были срезаны две дымовые трубы и девять вентиляторов. С 23 по 27 мая забивали внутрь нижние кромки кормовой пробоины, вывороченные наружу на протяжении 6,4 м и препятствовавшие плотному прилеганию пластыря.

Водолазы, находившиеся под водой, пользуясь освещением дугового фонаря, брали очередной лист цепным стопором и закладывали шкентель к крамболам «Черномора».

16 мая впервые было произведено первое пробное откачивание жилой палубы «Medjidieh» при помощи отливных средств «Черномора» и «Ледокола № 3».

В районе незаделанных шести вентиляторных отверстий имелась фильтрация воды в пазах надстроенных деревянных бортов. Все они требовали дополнительной конопатки.

3 июня к месту пробоин подвели пластыри; первым из них, при помощи крана, был поставлен кормовой пластырь; подведенный под носовую пробоину второй пластырь плотно не пристал из-за большого количества нанесенного течением песку. Этот песок размывался действием винтов «Ледокола № 3», поставленного к борту крейсера под углом 45°.

Размеры пластырей: первого — 9,75x8,53 м; второго — 9,75x7,92 м. оба из досок толщиной в 6,4 см с парусиновой прокладкой, на которую был наложен второй ряд таких же досок.

4 июня приступили к обтягиванию пластырных тросов и дифференциальных талей лебедками и шпилями «Ледокола № 3» и «Черномора».

На следующий день при пробе откачки воды из помещений корабля обнаружили припуск воды, почему снова обтянул и тросы пластырей.

6 июня «Черномор», «Ледокол № 3» и тральщик «Борисфен» возобновили откачивание воды из крейсера, на этот раз с положительным результатом, так как корма «Medjidieh» начала отделяться от грунта. Поэтому было решено усилить осушение помещения и одновременно подготовить фарватер для вывода крейсера с места аварии.

7 июня с 3 ч ночи начали откачивать воду двумя турбинами (по 1016т каждая) из машинного отделения и кают-компании. «Ледокол № 4» откачивал воду сперва с верхней палубы и кочегарного отделения, а позже из носовых помещений, «Борисфен» и «Ваня» работали над осушением кормовых помещений через колодезь, поставленный на люк.

Для предотвращения кренов в случае возникновения их при подъеме крейсера, по траверзам его фок-мачты были поставлены два транспорта «Великороссия» и «Петр Карпов», и на их лебедки с фор-марса «Medjidieh» были поданы перлини в виде оттяжек, которые в продолжении всех работ не понадобились.

Около 14 ч крейсер настолько поднялся, что осадка корабля не превышала 7 м.

Ввиду опасения перемены благоприятной погоды его решили вести немедленно.

Ледокол «Гайдамак» подал буксир на «Medjidieh», а «Борисфен» в свою очередь подал буксир на «Гайдамак», после чего караван двинулся в путь. Откачивание воды продолжалось двумя шлангами «Ледокола № 4» и десятью шлангами «Черномора» за все время похода, причем пластырь кормовой пробоины, испытывая давление внешней воды, начал постепенно вдавливаться внутрь пробоины так сильно, что парусиновая обшивка местами рвалась, а доски трещали и проламывались; через трещины начала «свистать» струями вода, создавая угрозу для личного состава, пытавшегося спуститься в помещения для постановки подпор к пластырю. Увидя замешательство личного состава, опасавшегося за благополучный исход работы, помощник флагманского водолаза спустился вниз и лично, работая по пояс в воде, поставил три подпоры, показав пример своему составу, который тотчас приступил к работе по укреплению пластыря, поставив 25 подпор.

Движение каравана в районе минного заграждения предварялось тралением идущих впереди тральщиков.

От усилившейся зыби лопнул носовой швартов «Черномора», вследствие чего получилось расстройство всей системы креплений, и нарушилось постоянство натяжения швартовов и шлангов. Последнее обстоятельство потребовало остановки движения. На это время караван был прикрыт от волны транспортом «Вера».

Около 21 ч «Medjidieh» был прибуксирован в Одессу и введен в гавань через Воронцовские ворота при прожекторном освещении линейного корабля «Синоп». 8 июня утром продолжали его буксирование к доку в течение всего дня, так как осадка крейсера на 91 см превышала глубину Одесской гавани.

Корабль временами полз своей подводной частью по грунту и временами останавливался. Для выяснения причин задержки несколько раз спускались водолазы. Вечером «Medjidieh» подвели к плавучему доку уже в темноте, причем завести крейсер в док удалось только на 3/4 длины корабля; так как суда с отливными средствами принуждены были от него отойти, то крейсер начал постепенно погружаться, цепляясь за блоки дока подкильными тросами пластырей, которые и мешали его дальнейшему продвижению.

Ночью пытались поднять крейсер на доке, откачивая воду из дока, но кормовая часть «Medjidieh» оказалась слишком тяжелой, и док не был в силах поднять корабль. В помещениях крейсера уровень воды стал постепенно повышаться.

К крейсеру снова подошел «Черномор» и посредством 10 шлангов безостановочно в течение пяти суток откачивал воду из кормовой части.

10 июня удалось продвинуть корабль вперед еще на 6 м и только 31 июня окончательно поставить его на место, откачав воду из закрытых помещений, выгрузив 246 т угля и 400 патронов со снарядами из носовых погребов и тем уменьшив углубление корабля до 5,5 м.

В дальнейшем было приступлено к ремонту крейсера силами порта Российского общества пароходства и торговли.

Итоги. Крейсер «Medjidieh» затонул от пробоины и повреждений в обшивке корпуса корабля, нанесенных минно-торпедными взрывами.

Минная пробоина полевому борту в носовой части корабля имела размеры в верхней части 1,83x2,13 м, в нижней — трещину в 6,4 м, спускавшуюся вниз шириной в 60,9 см; вокруг нее имелась вмятина 5,18x12,19 м. Края пробоин были загнуты внутрь; в районе взрыва разошлись швы и имелись трещины.

Торпедная пробоина по правому борту имела размеры 3,65x6,1 м с кромками, загнутыми в разные стороны. Торпедный взрыв отразился на корабле значительными повреждениями в обшивке корпуса, наборе корабля, в переборках, вспомогательных механизмах, динамо-машинах, котлах, на системах, электропроводке и фундаментах машин. Крейсер принял 1016 т воды. Борьба турецкого личного состава за живучесть корабля в течение 40 мин заключалась в:

задраивании водонепроницаемых дверей и горловин;

забивании деревянными пробками трубопроводов;

постановке подпор;

использовании водоотливных средств.

Все мероприятия и спасательные работы с личным составом после взрыва продолжались 40 мин.

Спасательные работы по подъему крейсера продолжались 54 суток, причем работало 100 человек.

Пробоины заделывались деревянными пластырями, проложенными парусиной. Щели забивались клиньями и конопатились паклей с салом.

Повреждение германского крейсера «Danzig» на мине 16 мая 1915 года

Тактико-технические элементы крейсера «Danzig»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

105-мм...................................................................................................10

торпедное, количество аппаратов:

450-мм подводных..................................................................................2

Бронирование, мм:

палуба..........................................................................................50—80

боевая рубка.......................................................................................100

Водоизмещение полное, т.......................................................................3816

Главные размерения, м:

длина наибольшая..........................................................................111,1

ширина наибольшая..........................................................................13,3

осадка...................................................................................................5,61

Скорость хода, уз.......................................................................................23,1

Дальность плавания, мили/при скорости, уз................................5000/10

Мощность механизмов, л.с...............................................................12280

Экипаж, чел............................................................................................322

 

16 мая 1915 года в районе Доггер-банки германские силы производили практику бездымного плавания. В 10 милях в охранении от английских подводных лодок находился крейсер «Danzig», который подорвался на английском минном заграждении (масса заряда 145 кг).

На корабле в районе машинного отделения и кочегарок почувствовался сильный удар, сбивший людей с ног. В районе взрыва флоры взлетели вверх; электрическое освещение потухло, четыре прожектора и радиотелеграф вышли из строя. Рулевая машина вместе с рулевым приводом оказалась поврежденною. Из одной переговорной трубы шла вода.

При вращении винтов вода поступала через дейдвуды, поэтому попытка управляться машинами не дала результатов.

В 11 ч 15 мин крейсер «Berlin» взял поврежденный крейсер на буксир и под охраной крейсера «Munchen» и семи миноносцев повел к Гельголанду, где его встретило несколько водоотливных судов, при содействии которых он был приведен в Бремен.

В доке верфи на Везере было установлено, что минным взрывом у крейсера оторвало кронштейны гребных валов. Последние висели согнутыми вниз. Лопасти винта частью отсутствовали, частью были повреждены, перо руля и рудерпис были разбиты.

В кормовой части корабля обнаружили вмятины и повреждения большинства офицерских кают.

На 16 шпангоуте палубу погнуло, но больше всего пострадали надстройки.

Обшивка корпуса здесь образовала складку, и обе кормовые трубы были согнуты у основания.

Итоги. Взрыв мины пришелся, вероятно, в районе 16 шпангоута, то есть в корме (у немцев счет шпангоутов идет с кормы), причем влияние его распространилось в большей степени на кормовую часть корабля, где были повреждены гребные валы, винты и руль, а в корпусе имелись вмятины. Палуба получила изгиб, и пострадали надстройки.

В середине корабля взрыв отразился на 2-й и 3-й трубах и обшивке корпуса.

Корабль в базу был приведен на буксире.

Повреждение германского крейсера «Breslau» на мине 18 июля 1915 года

Тактико-технические элементы крейсера «Breslau»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий;

105-мм...................................................................................................12

торпедное, количество аппаратов:

500-мм подводных..................................................................................2

Бронирование, мм:

пояс.............................................................................................60—100

боевая рубка................................................................................80—100

палуба...........................................................................................20-50

Водоизмещение, т..................................................................................4550

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................136,0

ширина..............................................................................................13,3

осадка...................................................................................................5,1

Скорость хода, уз.......................................................................................27,6

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................5000/10

Мощность механизмов, л.с...............................................................33500

Экипаж, чел.............................................................................................370

 

Изолированность Турции от ее союзников вовремя войны привела к большой нужде в военном снаряжении, а особенно в топливе для флота и промышленности, которое подвозилось морем из угольного района анатолийского побережья на транспортах.

Но так как последние часто уничтожались при самостоятельном плавании кораблями русского флота, то турки принуждены были обеспечивать их охраной военных кораблей.

Так, например, в середине июля 1915 года турецкие миноносцы провели несколько пароходов в Зунгулдак и были обстреляны русскими миноносцами. На обратном пути они конвоировали пароходы с грузом в 11 000 т угля.

18 июля навстречу турецким миноносцам и угольным транспортам вышел из Босфора крейсер «Breslau».

Командир крейсера, опасаясь идти обычным выходным фарватером ввиду возможности постановки здесь русскими мин, решил выйти на безопасные от мин глубины кратчайшим путем.

В 6 ч 56 мин, идя ходом 16 уз, в расстоянии 16—18 миль от Босфора, «Breslau» подорвался на мине (масса заряда 115 кг), взорвавшейся под четвертой кочегаркой правого борта, которая тотчас же заполнилась водой.

Крейсер принял 642 т воды, но это не отразилось на его плавучести.

При взрыве было убито восемь человек.

Корабль направился к берегу малым ходом с тем, чтобы приблизиться к мелководью. Навстречу подорвавшемуся кораблю из Босфора вышли крепостные канонерские лодки для проводки его с тралом и охраны. В 8 ч 30 мин канонерские лодки затралили одну из мин, поставленных 14 июля русским подводным заградителем «Краб».

В 11 ч 25 мин «Breslau» прошел через заграждения, а в 15 ч его поставили в плавучий док в Стении (8000 т).

Исправление повреждений было сильно осложнено недостаточностью оборудования порта ремонтными средствами, недостатком материала и неопытностью состава рабочих.

В результате «Breslau» находился в ремонте семь месяцев и мог снова появиться в море только 27 февраля 1916 года для выполнения своих операций.

Итоги. От взрыва мины «Breslau» получил повреждения по правому борту под 4-й кочегаркой, которая заполнилась водой, и крейсер принял 642 т воды, что, однако, не отразилось на его плавучести.

Крейсер возвратился в порт самостоятельно. При взрыве пострадало 8 человек, что составляло 2,16%.

Повреждение германского крейсера «Danzig» на мине 11 ноября 1915 года

11 ноября 1915годакюгу от острова Готланд русские крейсера «Баян», «Адмирал Макаров», «Олег» и «Рюрик» под прикрытием линейных кораблей «Гангут» и «Петропавловск» поставили большое заграждение (560 мин), на котором 24 ноября подорвался крейсер «Danzig», шедший вдоль южного шведского берега в Либаву в сопровождении двух эскадренных миноносцев V-182 и G-196. Погода была свежая с большой волной.

В 3 ч 20 мин, проходя мимо банки Хоборг, под кормовой частью крейсера произошел взрыв мины (масса заряда 116 кг), от которого были повреждены оба гребные вала, и сорван руль. От повреждения обшивки два задних отсека заполнились водой. Корабль не мог идти и управляться, а также произвести исправления своими средствами, и принужден был по радио просить помощи, которую он получил от высланного из Либавы крейсера «Berlin»; последний взял его на буксир и через 22 ч привел в Нейфарвассер.

Итоги. От взрыва мины под кормой крейсер лишился движителей и руля, оставаясь в беспомощном состоянии до прихода крейсера «Berlin», который отбуксировал его ходом 4,5 уз в порт.

Гибель германского крейсера «Bremen» на мине 17 декабря 1915 года

Тактико-технические элементы крейсера «Bremen»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

105-мм...................................................................................................10

торпедное, количество аппаратов:

450-мм подводных..................................................................................2

Бронирование, мм:

палуба.............................................................................................50—80

боевая рубка......................................................................................100

Водоизмещение, т..................................................................................3250

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................111,1

ширина..............................................................................................13,3

осадка...................................................................................................5,61

Скорость хода, уз.......................................................................................23,1

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................5000/10

Мощность механизмов, л.с................................................................12280

Экипаж, чел............................................................................................322

 

Русские эскадренные миноносцы «Новик», «Победитель» и «Забияка» 16 декабря 1915 года поставили на подходах к Виндаве банками 150 мин.

На следующий день германский крейсер «Bremen», выйдя в сопровождении эскадренных миноносцев V-191 и V-186 из Виндавы, попал в 17 ч на русское заграждение, причем первым подорвался на нем V-191, затонувший через 30 мин.

Спасая шлюпками команду миноносца, в 18 ч крейсер носовой частью коснулся двух мин (заряд 100кг), которые взорвались одна за другой. Поврежденная носовая часть корабля быстро погрузилась в воду, и «Бремен» с высокоподнятой кормой через несколько минут затонул.

Итоги. Крейсер старой постройки, спущенный в 1903 году, после взрыва на двух минах в носовой части корабля в течение нескольких минут затонул.

Личного состава погибло 298 человек, что составляло 93,35%.

Борьба за живучесть не велась ввиду быстрой гибели корабля.

Гибель германо-турецкого крейсера «Breslau» на минах у Дарданелл 20 января 1918 года

С прекращением военных действий на Черном море в конце 1917 года германо-турецкое командование получило возможность использовать крейсеры «Goeben» и «Breslau» в южном направлении — в районе Дарданелл против английского флота и его баз в Эгейском море.

В частности была намечена операция обоих германо-турецких крейсеров против базы англичан на острове Имброс и кораблей, находящихся в ней.

Несмотря на то, что выход из Дарданелл был в свое время сильно заминирован англичанами, германо-турецкое командование считало минные заграждения в большей своей части несуществовавшими и потому предполагало, что корабли не подвергаются большому риску. К тому же на имевшихся в штабе командования английских картах, захваченных на английском пароходе, потерпевшем аварию у турецких берегов, значились фарватеры, ведущие к Дарданеллам, которые, по предположению штаба, были свободны от мин. Эти фарватеры и были рекомендованы «Goeben» и «Breslau» для использования во время операции.

19 января 1918 года оба корабля вышли из Константинополя н Дарданеллы. Перед проходом кораблей траление не производилось за отсутствием тральщиков, а кроме того тральные работы, по мнению командования, могли раскрыть противнику подготовку к операции, поэтому командующий флотом решил от траления отказаться и, руководствуясь английской картой, проложил курс через заграждения.

20декабря в 6 ч 30 мин, корабли попали на минное поле (английские мины с зарядом в 165 кг), в 8 ч 55 мин «Goeben» подорвался первым. Взрыв произошел по левому борту в районе 10 и 11 отсеков, но повреждения оказались незначительными, и корабль, не утратив своей боеспособности, продолжал выполнять операцию (в дальнейшем, в течение той же операции «Goeben» подорвался еще на двух минах, но смог вернуться в Дарданеллы).

«Breslau» также приступил к выполнению своих задач, которые заключались в обстреле артиллерией и разрушении радиостанции на острове Кефало, в преследовании двух английских эскадренных миноносцев и борьбе с двумя английскими мониторами, помогая «Goeben».

В бухте Кузу «Breslau» обстрелял склады авиабазы, где возник пожар.

В 8 ч «Breslau» заметил за кормой неприятельскую подводную лодку, затем показались неприятельские миноносцы, а в 8 ч 26 мин были обнаружены два неприятельских самолета.

Чтобы иметь возможность использовать свои зенитные орудия, «Goeben» отдал «Breslau», шедшему в кильватер, приказание выйти вперед, и «Breslau», уклонившись влево, в 8 ч 31 мин подорвался на мине. Взрыв произошел в кормовой части корабля с правого борта. От взрыва вышли из строя паровой и ручной приводы руля и правая турбина низкого давления.

Корабль потерял возможность управляться. Личный состав механической специальности энергично боролся с проникновением воды. Прислуга кормовых орудий, стреляя по английским миноносцам, не давала приблизиться им к «Breslau».

Прислуга артиллерии левого борта и подачи готовилась принять с «Goeben» буксир.

Борьба с неприятельскими самолетами велась артиллерией правого борта и пятью пулеметами.

Несмотря на полученные повреждения и создавшуюся обстановку, командиру «Breslau» удалось выйти задним ходом из района замеченных мин, но в 9 ч, то есть через 29 мин, он вторично подорвался на двух минах, которые взорвались между задними кочегарками и обоими машинными отделениями левого борта. Корабль лишился хода, у него появился крен на левый борт с сильным дифферентом на корму. Вскоре его сдрейфовало на минное поле, где произошел взрыв четвертой мины под четвертой кочегаркой, а через 5 мин — пятый взрыв под носовой частью в районе мостика.

Корабль быстро заполнялся водой; перевалившись на левый борт, он сперва выпрямился, а затем с поднятой высоко носовой частью быстро затонул, уходя кормой в воду.

Несмотря на приказание командира корабля после пятого взрыва покинуть корабль и спасаться, часть команды погибла. Большое количество людей утонуло, закоченев в воде при +8° С, в том числе и командир крейсера. Через полтора часа английские миноносцы спасли 162 человека.

Итоги. Крейсер «Breslau» получил пять пробоин от минных взрывов. Первая пробоина была в кормовой части с правого борта; одновременно было уничтожено рулевое устройство, и вышла из строя правая турбина низкого давления. Корабль потерял возможность управляться рулем.

От взрывов на второй и третьей минах, происшедших между обеими задними кочегарками и обоими машинными отделениями левого борта, корабль лишился хода, получил крен на левый борт и сильный дифферент на корму.

Два последних взрыва на четвертой и пятой минах, которые решили его участь, произошли под четвертой кочегаркой и под носовой частью, вблизи мостика.

Борьба за живучесть производилась после первого взрыва, но дальнейшие мероприятия остаются неизвестными.

Время от первого до пятого взрыва — 34 мин.

Личного состава погибло 208 человек (из 370), что составляет 56,22%.

Повреждение германского крейсера «Lubeck» от минного взрыва 13 января 1916 года

Тактико-технические элементы крейсера «Lubeck»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

105-мм...................................................................................................10

торпедное, количество аппаратов:

450-мм подводных..................................................................................2

Бронирование, мм:

палуба..........................................................................................50—80

боевая рубка.......................................................................................100

Водоизмещение полное, т.......................................................................3816

Главные размерения, м:

длина наибольшая..........................................................................111,1

ширина наибольшая..........................................................................13,3

осадка...................................................................................................5,61

Скорость хода, уз.......................................................................................23,1

Дальность плавания, мили/при скорости, уз................................5000/10

Мощность механизмов, л.с...............................................................12280

Экипаж, чел............................................................................................322

 

13 января 1916 года в 10 ч германский крейсер «Lubeck» на переходе из Либавы в Киль на 18-узловом ходу, при свежем ветре, достигавшем 6—8 баллов, и волне, подорвался на мине (масса заряда 116 кг).

Под кормой крейсера с правого борта последовал взрыв, от которого корабль получил пробоину в коридоре правого гребного вала и несколько пробоин в средней палубе.

Руль и оба винта оказались сломанными, причем наружная часть вала правого борта была погнута, а наружная часть левого — получила легкие повреждения, и корабль утратил возможность управляться. Взрыв отразился также и на верхней палубе и на продольном мостике в кормовой части корабля в виде остаточных волнообразных деформаций.

Фок-мачта сломалась ниже прожекторной площадки и упала назад.

Через пробоину вода начала поступать в отделения № 1 и 2 и быстро залила их до уровня средней палубы. Корабль принял 240т воды, вследствие чего возник дифферент на корму (углубление кормы дошло до 6,5 м, а носа — уменьшилось до 4,6 м). Крен на корабле отсутствовал.

Из-за потери хода крейсер развернуло лагом к волне, вследствие чего на сильной качке в корпусе возникли сильные напряжения, так что заметно было даже глазом, как изгибались средняя и верхняя палубы.

Меры борьбы за живучесть состояли в следующем: при съемке с якоря были задраены водонепроницаемые двери переборок, люки и горловины, а заслонки вентиляционных труб — закрыты. Все они, оставшись после взрыва целыми, сохраняли полную водонепроницаемость.

Перед походом на некоторые горловины поставили подпоры, которые достаточно надежно крепили их крышки.

Согласно приказаниям командования кораблем, на походе была оставлена открытой дверь, ведущая в румпельное отделение, и не задраена броневая крышка люка во 2-м отделении.

По мнению командования, это мероприятие в данном случае имело положительный результат потому, что газы от взрыва, распространявшиеся вверх, не повредили других крышек и задраек у горловин и люков, чем была сохранена водонепроницаемость в кормовых отсеках.

Разрывы в бортовой обшивке были заделаны досками и шерстяными одеялами с поставленными на них подпорами. Несмотря на это в бомбовый погреб 3-го отделения все же поступала в незначительном количестве вода, которую удалял и ведрами.

Пробоины в средней палубе были заделаны деревом и паклей, причем успешно применялись в качестве подставок под распоры деревянные обеденные столы и скамейки.

Всего было поставлено 117 подпор, 20 скамеек и 4 обеденных стола.

Водоотливные средства корабельной системы использовались только в кормовом котельном отделении.

В нижней палубе в корме воду откачивали брандспойтами, а поступившую воду между палубами удаляли переносными электрическими помпами.

На размахах качки их мощность уменьшалась от засасывания воздуха в приемные трубы.

Поврежденный «Lubeck» был взят на буксир сопровождавшим его эскадренным миноносцем V-189.

14 января буксирование крейсера было передано буксиру, высланному из Данцига.

Через 29 ч после взрыва крейсер «Lubeck» был приведен в Нейфар-вассер.

Итоги. Минным взрывом с правого борта под кормой «Lubeck» была сделана пробоина в коридоре правого гребного вала с уничтожением руля, повреждением винтов и внешних частей гребных валов.

В кормовой части на верхней палубе корабля и на продольном мостике имелась волнообразная остаточная деформация. Под влиянием бортовой качки на большой волне верхняя и средняя палубы изгибались, угрожая разрывом.

Через пробоину в 1-е и 2-е кормовые отделения поступило 240 т воды, что составляло 7,38% от водоизмещения. На корабле имелся дифферент на корму.

Меры борьбы за живучесть: пробоины заделывались деревянными щитами, столами и скамейками с применением шерстяных одеял и пакли. Подпорами служили деревянные брусья, заблаговременно распределенные по помещениям корабля. Было поставлено 117 подпор.

Удаление воды производилось водоотливными средствами корабля, переносными электрическими помпами, брандспойтами и ведрами.

Повреждение заградителя «Дых-Тау» от взрыва при постановке мины 29 октября 1914 года

Тактико-технические элементы заградителя «Дых-Тау»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

37-мм.....................................................................................................2

минное, количество принимаемых мин............................................120

Водоизмещение, т..................................................................................1129

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................73,46

ширина..............................................................................................10,69

осадка.................................................................................................3.51

Скорость хода, уз.......................................................................................7,5

Дальность плавания, мили/при скорости, уз................................1650/-

Мощность механизмов, л.с....................................................................700

 

29 октября 1914 года днем заградитель «Дых-Тау» вышел совместно с пароходом «Теодор» в море для постановки мин перед Батумом в 7 милях от берега.

Ввиду того, что времени до захода солнца оставалось мало, командир «Дых-Тау» решил поставить только 20 мин.

Когда заградитель шел 6-узловым ходом и ставил 20-ю мину (зарядом 115 кг), за кормой раздался сильный взрыв, сопровождавшийся густым дымом, пламенем и сильными брызгами воды.

Командира корабля, находившегося на юте, силою взрыва отбросило в сторону на лебедку. Несколько человек команды было ранено и один убит. Четыре человека силою взрыва выбросило за борт, из них два утонуло, а два были подняты из воды шлюпкой с «Теодора».

Перекличкой установили, что один матрос пропал бесследно — видимо погиб во время взрыва.

Корабль после взрыва не слушался руля, его корма бросилась вправо. Штуртрос перебило в середине, и он не работал, а корма как-то осела.

Командир, предполагая, что корабль получил пробоину, пробил «водяную тревогу», но при осмотре пробоины не обнаружили.

По возвращении обратно в Батум, более детальным осмотром установлено, что левые кормовые рельсы согнуты и деревянные брусья лопнули почти по всей длине; на палубе валялось много крупных кусков от якоря мины, причем некоторые были величиной с кулак, а несколько кусков упало на полубак. На палубе одна из мин получила вмятину.

В кормовом отсеке появилась незначительная течь; вода прибывала около 8 см за 20 мин, но ее удаляли помпой.

Водолазы с «Березани», осмотрев подводную часть «Дых-Тау», нашли трещину в 2 мм шириной и в 7,62 см длиной, которая была зачеканена, а изнутри залита цементом.

Итоги. От взрыва русской мины пострадал корпус корабля, в котором обнаружили трещину в 2 мм шириной и в 7,62 см длиной. В кормовом отсеке имелась течь; уровень воды поднимался в течение 20 мин на 8 см. Действие взрыва распространилось по всей кормовой части, причем был перебит штуртрос, погнуты рельсы, а палуба получила повреждения.

Находившийся на корме личный состав пострадал от взрыва, имея одного убитого и несколько раненых и контуженных, пять человек было выброшено за борт, из них трое утонуло.

Борьба за живучесть выражалась в удалении прибывавшей воды помпой; прибывшие водолазы зачеканили трещину и изнутри залили ее цементом.

Гибель заградителя «Ладога» на мине 15 августа 1915 года

Тактико-технические элементы заградителя «Ладога»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

47-мм.....................................................................................................4

минное, количество принимаемых мин..........................................1080

Водоизмещение, т..................................................................................6100

Главные размерения, м:

длина наибольшая...........................................................................92,1

ширина наибольшая........................................................................15,3

осадка.................................................................................................7,39

Скорость хода, уз.......................................................................................12,2

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................1520/10

Мощность механизмов, л.с....................................................................4000

Экипаж, чел............................................................................................313

 

Заградитель «Ладога» 14 августа 1915 года в 8 ч вышел из Гельсингфорса новым стратегическим фарватером для постановки минного заграждения перед Финским заливом для воспрепятствования плаванию германских подводных лодок, часто появлявшихся в этом районе. В 17 ч заградитель стал на якорь в Лапвикестем, чтобы с наступлением темноты подойти к назначенному месту и начать минную постановку.

В 20 ч 30 мин «Ладога», имея впереди миноносец «Бурный», снялся с якоря и в 21 ч 40 мин подошел к банке Аякс, где их ожидал миноносец «Боевой».

Погода была пасмурная с ветром от NO 4 балла с зыбью.

15 августа в 0 ч 22 мин заградитель начал постановку, которую закончил в 1 ч 56 мин, поставив 540 мин (образцов 1908 и 1912 года). Имея приказание вернуться в Гельсингфорс, заградитель направился к входу в шхеры у острова Эре, где за несколько часов до его прохода германский подводный заградитель UC4 поставил минное заграждение.

Подводная лодка вошла в погруженном состоянии на входной фарватер, огражденный для прохода русских кораблей, беспрепятственно подошла к острову Эре на 100 м от поста службы связи и, развернувшись, легла на обратный курс и поставила змейкой 12 мин.

Наблюдатели поста связи на острове Эре, заметив присутствие неприятельской подводной лодки, послали об этом донесение командованию, которое в свою очередь дало шифрованное радио морским силам, извещая их о возможной минной постановке с подводной лодки у острова Эре. Это радио было получено и на «Ладоге». После его расшифрования подвахтенным офицером оно было доложено начальнику отряда заградителей, находившемуся на мостике, который приказал офицеру держать это сведение в секрете, не сообщая его даже командиру.

Подойдя малым ходом на рассвете к острову Эре и находясь в 3 ко от южной конечности острова, заградитель, предшествуемый двумя миноносцами, в 4 ч 12 мин во время поворота влево подорвался на германской мине (масса заряда 115 кг), постановленной на углублении 5 м.

Взрыв пришелся в носовой части корабля по левому борту против второй переборки, разделявшей жилую и носовую палубы, под каютой старшего боцмана.

Взрывом были пробиты наружный борт корабля, платформа и жилая палуба в подшхиперской.

На мостике и на палубе корабля при взрыве столба воды замечено не было, был виден лишь в воздухе желтоватый дым.

На баке старший боцман, заблаговременно разбуженный для изготовления к отдаче якоря, был застигнут взрывом во время его работы у якорного устройства; боцмана с силою отбросило от брашпиля, и левый якорь отдался самостоятельно.

Находившихся на мостике командира корабля сбросило на верхнюю палубу, а двух офицеров подбросило вверх.

Сверху посыпались обломки дерева и части такелажа фок-мачты; из ходовой рубки полетели осколки дерева и стекла, а палуба корабля получила сильное сотрясение.

На верхней палубе на юте, около кормовой рубки, взрыв ощущался в виде сотрясения всего корпуса, сопровождавшийся сильным, но непродолжительным звуком.

Впечатление было таково, будто вся палуба заградителя с сильным содроганием поднялась вверх, а затем осела с дифферентам на нос.

В нижних жилых помещениях действие взрыва было также не везде одинаково; в каютах, расположенных в носовой части, он ощущался достаточно сильно; спавшие в койках силою взрыва были выброшены из них.

В кормовых каютах палубой ниже, под лацпортами, взрыв почти не ощущался. Из трубы с силой травился пар, и шум его не давал возможности слышать слова команды даже на малом расстоянии.

Распоряжения командования: начальник отряда заградителей, видя, что носовая часть корабля погружается в воду, приказал отдать правый якорь и вытравить якорную цепь до жвака-галса, чтобы этим мероприятием облегчить нос заградителя. Командир корабля отдал приказание остановить машины, сначала по переговорной трубе, а затем подтвердил это машинным телеграфом. Зная ненадежность водонепроницаемых переборок (от старости корабля) и неся ответственность за личный состав в случае гибели заградителя, он заботился об организованном спасении экипажа.

Старший офицер, выходивший на верхнюю палубу около 4 ч, в предрассветной мгле увидел, как кабельтовых в двух от корабля двигался будто контркурсом предмет, похожий на перископ подводной лодки, на что он обратил внимание группы офицеров, стоявших вокруг него, но полагая, что это зрительный обман и считая, что «Ладога» находится в месте, обеспеченном от атак неприятельских подводных лодок, он пошел в свою каюту, где в скором времени его застал взрыв. Выскочив из каюты и направившись в жилую палубу, старший офицер скомандовал: «По местам, водяная тревога», а затем, видя бегущих в беспорядке матросов, стал направлять поток людей.

Матросы теснили друг друга у трапа, ведущего на верхнюю палубу, и вследствие большого скопления сдавили и старшего офицера, который, сохранив спокойствие, громким голосом произнес: «Только без паники...», чем восстановил утраченное самообладание команды.

Благодаря спокойствию остального командного состава, минут через 10— 15 волнение среди личного состава улеглось, и старший офицер отдал приказание спускать шлюпки.

Один из мичманов, после пробития водяной тревоги, побежал на бак и, не зная настоящей причины взрыва и предвидя возможность торпедной атаки подводной лодки, скомандовал: «Прислуга к орудиям», открыв беспорядочный огонь по какому-то блестящему предмету, находившемуся на воде. Вскоре распоряжением командования корабля артиллерийский огонь был прекращен.

Ревизор по левому борту спускал барказ, другие гребные суда ему спустить не удалось, так как для этого не хватило свободных людей.

Один из вахтенных начальников, предвидя быструю гибель корабля, прибежав на ют для спуска шлюпки, увидел здесь катер, висевший на талях почти вертикально. Спустить его было невозможно, потому что лопарь от талей захлестнуло шлагом вокруг ноги человека и подтянуло его к верхнему блоку; таким образом, вся тяжесть шлюпки одно время держалась на его ноге.

Чтобы скорее освободить ногу пострадавшего, лопарь был обрублен, и человек вместе со шлюпкой свалился вниз.

Один из инженер-механиков в момент взрыва спускался в кочегарку, но так как все водонепроницаемые переборки оказались задраенными, ему пришлось идти в машину кругом.

Офицер, посланный с верхней палубы осмотреть состояние переборок, по дороге встретил одного из кондукторов, который ему доложил, что переборки пока сдерживают воду и что только под шкиперской она протекает через люк.

Спустившись вниз по левому носовому трапу, он увидел в палубе трещину. Трап в помещение лазарета был сбит, а лазаретное отделение почти до верха было залито водой. Церковная палуба также уже заливалась водой.

Несколько позднее один из трюмных старшин доложил, что переборка между 1-м и 2-м отсеками повреждена, так как слышно, как в трюме бурлит вода, заливая оба отсека.

В действительности на заградителе все переборки были ненадежны, так как проржавели внизу, и ни одного отсека вполне водонепроницаемого не имелось. Лишь одна переборка, отделявшая носовую часть от минных погребов, некоторое время сдерживала воду, хотя и в ее крепость никто не верил. Наиболее слабая переборка, сделанная из тонких листов с горловинами, находилась между кочегаркой и третьим минным погребом. Междудонное отделение кочегарки сообщалось с таким же отделением машины через проржавленные отверстия в переборке.

Видя столь тяжелое состояние корабля, старший офицер поручил одному офицеру наблюдение за состоянием переборок в кочегарке, а сам спустился в носовой кубрик, где вода находилась на уровне забортной воды. В это время старшему офицеру доложили, что горловину междудонного пространства кочегарного отделения от взрыва вышибло и что через нее кочегарка затопляется водой.

Одновременно сообщили, что в правом углу кочегарки у котла № 1 лопнула одна из паровых труб, и пар начал быстро заполнять помещение; потом выяснилось, что лопнула труба свежего пара от донки.

Из водоотливных средств работали средним ходом две центробежные донки, но после взрыва вода сейчас же заполнила носовую центробежную помпу, и последняя остановилась. Вторая могла брать воду из машинного и кочегарного отделений.

Пожарную помпу в действие не приводили, так как се клапаны, находившиеся в водяном трюме и в таранном отделении, сразу же оказались под водой, и добраться до них не было никакой возможности.

Других водоотливных средств на корабле не имелось. После взрыва электрическое освещение на корабле погасло, и все помещения находились в темноте до момента гибели «Ладоги», однако динамомашина, оставаясь исправной, продолжала свою работу и после того, как электрики ушли спасаться на миноносцы.

Старшему инженер-механику было доложено кочегарным унтер-офицером, что в кочегарке прибывает вода через дверцы угольной ямы; тогда ему было приказано разобщить котлы; трюмный был послан узнать, продолжают ли качать турбины и как прибывает вода. Вскоре инженер-механик получил доклад о том, что вода прибывает быстро, что турбины уже залиты, но выкачивают ли они воду — неизвестно ...

В жилых помещениях уже находилась вода, и носовая часть корабля начала погружаться в воду. Брашпиль продолжал работать вхолостую до тех пор, пока рамовые подшипники не были залиты водой. По мере погружения носовой части корабля, его корма постепенно поднималась, и оголился винт. С дифферентом на нос увеличивался и крен палевый борт.

На верхней палубе у мидель-шпангоута образовалась трещина шириной в 6—8 см, через которую вода свободно проникала в машинное отделение, и корабль все глубже погружался в воду, что и явилось главной причиной скорой гибели «Ладоги».

Вскоре положение корабля настолько ухудшилось, что командование решило ускорить спасение личного состава, тем более, что за бортом находились заблаговременно спущенные шлюпки (два барказа, моторный катер, вельбот и шестерка), на которых были размещены в первую очередь раненые, больные и ушибленные люди. Кроме того, после взрыва, по распоряжению старшего офицера, за борт был и сброшены все деревянные предметы, минный плотик, спасательные круги и прочее; на них держалось в воде несколько человек команды. Течением все перечисленные предметы относило от корабля.

В это время стало известным, что в жилой палубе остался раненый; его удалось вытащить из помещения, уже залитого водой.

Около бортов заградителя стояли два миноносца, подошедшие минут через 20 после взрыва по сигналу «приблизиться»: у правой скулы — «Бурный», а с левого борта — «Боевой». До того последний миноносец ходил вокруг «Ладоги», стреляя в мнимую подводную лодку.

Начальник отряда, учитывая медленное погружение «Ладоги», предполагал подорвать патронами якорные цепи и отбуксировать ее за корму на более мелкое место при помощи канонерской лодки «Хивинец», находившейся вблизи.

Для осуществления этого катер с офицерами подошел к носу «Ладоги», но в это время обнаружилось, что клюзы уже погрузились в воду и якорные цепи недоступны для подрыва. Едва это было выяснено, как на корабле произошел внутренний взрыв; перед трубой взлетели осколки, и кормовую рубку разорвало на части. Заградитель быстро погрузился и в 6 ч 55 мин затонул.

Итоги. Заградитель «Ладога» получил пробоину от германской мины с зарядом в 115 кг по левому борту, против второй переборки, с повреждением платформы и жилой палубы.

От затопления помещений в носовой части корабль получил постепенно увеличивающийся дифферент на нос, вследствие которого кормовая часть была приподнята над поверхностью воды. В результате перегиба корпуса в борту корабля по мидель-шпангоуту образовалась трещина шириной 6—8 см, через которую вода получила доступ в машинное отделение.

Вначале корабль погружался в воду медленно, постепенно теряя запас плавучести, но с появлением трещины он стал быстрее уходить в воду и через 2 ч 43 мин после внутреннего взрыва (вероятно котлов) затонул.

Борьба за живучесть не велась, так как считалась бесполезной вследствие общей ветхости корабля, насчитывавшего 50 лет службы, и отсутствия мощных водоотливных средств.

Погибло 5 человек (1,53%), раненых — 24 человека (7,66%). Всего 29 человек — 9,19%.

Повреждение эскадренного миноносца «Амурец» от подводного взрыва 12 августа 1915 года

Тактико-технические элементы эскадренного миноносца «Амурец»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

102-мм.....................................................................................................2

37-мм......................................................................................................1

торпедное, количество аппаратов:

450-мм...................................................................................................3

Водоизмещение, т....................................................................................612

Главные размерения, м:.

длина наибольшая..........................................................................72,11

шири на наибольшая.........................................................................7,40

осадка..... ...................................................................3,30

Скорость хода, уз......................................................................................25,5

Дальность плавания, мили/при скорости, уз...............................1400/12

Мощность механизмов, л.с.................................................................6500

Экипаж, чел..............................................................................................90

 

12 августа 1915 года миноносец «Амурец», стоя на якоре в районе мыса Кави, получил срочное радио от командира заградителя «Амур» с приказанием приблизиться к последнему, находившемуся в районе маяка Церель.

Прибыв к указанному месту через полчаса, «Амурец» получил задание обозначить линию постановки заграждения, которое предстояло ставить «Амуру». Придя в назначенный пункт, миноносец в ожидании «Амура» застопорил машину. Вскоре командир миноносца увидел идущий прямо на миноносец заградитель «Амур»; во избежание столкновения «Амурцу» пришлось дать машинам задний ход, вслед за тем слева под его кормой произошел взрыв мины, когда «Амур» находился от миноносца всего в 30 м.

Катясь вправо, «Амурец» застопорил машины, чтобы осмотреться, но заметив дальнейшее приближение к нему «Амура», командир дал обеим машинам полный ход назад, на что из левой машины передали, что она работать не может. Миноносец разошелся с «Амуром» не более, как на расстоянии 2—3 м.

Заградитель приступив к постановке мин без участия миноносца, который из-за аварии был освобожден от постановки и отправлен в базу.

При наличии пробоины в борту вода в кормовых помещениях держалась на высоте 1,83 м.

Когда рассвело, командир, решив идти самостоятельно, дал ход правой машине, но вскоре подошел миноносец «Уссуриец», который принял с «Амурца» буксиры, причем последний для содействия буксировке дал правой машине 90 оборотов. Когда пустили эжектор и машинную помпу и увидели, что корма больше не погружается, ход был прибавлен до 160 оборотов.

В 6 ч с «Амурца» передали на «Уссуриец» просьбу подойти к берегу для заведения пластыря; через 20 мим миноносцы находились у берега мыса Кави, где застопорили машины, не отдавая буксиров.

Через 40 мин на пробоину был заведен пластырь размерами 3,66х 3,66м, но пробоины закрыть им не удалось, так как пластырь оказался слишком мал.

В 6 ч 40 мин «Уссуриец», обтянув буксиры, дал средний ход и направился в Куйвасто, где в 12 ч 45 мин «Амурец» ошвартовался правым бортом к «Каме». Здесь на пробоину был заведен второй пластырь, и после осмотра водолазами повреждений приступили к откачиванию воды помпами с «Камы».

Однако пластырь, к пробоине не прижался из-за выступов дейдвудной трубы и кронштейна.

14 августа командир миноносца, взяв со шхуны трисель, подвел его вместо пластыря, предварительно натянув восемь шлагов стального 3,7-см троса в виде шпангоутов. Водолазы с «Сухоны» и «Хабаровска» помогали этой работе, направляя пластырь и заделывая щели войлоком и мешками с паклей.

Это мероприятие уменьшило доступ воды внутрь корабля и дало возможность откачать воду до жилой палубы. Когда помпы прекращали свое действие, вода вновь заливала все помещения, почему решено было сделать деревянный пластырь на шипах из тонкого полосового железа, который 15 августа был наложен поверх паруса с помощью прижимавших его стальных тросов. При помощи подошедшего к левому борту буксира «Силач» удалось откачать воду ниже палубы, что позволило осушить от воды патронный погреб, выгрузить из него снаряды, кроме тех, которые оказались зажатыми поврежденными стеллажами.

16 августа в 13 ч 30 мин миноносец был переведен к острову Вормс для отправления его с темнотой в Финский залив, но поход пришлось отставить из-за свежей погоды при волне 4—5 баллов.

17 августа погода изменилась к лучшему. «Амурец», ошвартованный у борта «Силача», под охраной миноносца «Всадник» был отведен в Гельсингфорс для постановки в сухой док, куда и прибыл 18 августа в 4 ч 50 мин.

По пути приходилось подтягивать ослабевшие найтовы пластырей. 19 августа «Амурца» ввели в док и, откачав воду, сняли пластырь; пробоина имела вид треугольника с нижним основанием у киля 4,88 м и высотой 4,57 м на 30,5 см выше ватерлинии.

Ее конфигурация дала возможность предполагать, что пробоина была получена от взрыва немецкой мины с 24,57 кг взрывчатого вещества, впоследствии мины были обнаружены и затралены русскими кораблями в июне 1915 года. Две из них взорвались с таким же эффектом, как при подрыве «Амурца», причем взрыв сопровождался черным дымом.

Итоги. Взрыв германской мины произошел с левого борта под кормой эскадренного миноносца, причем пробоина имела форму треугольника площадью 4,88x4,57 м, левая машина перестала работать, через пробоину в помещения поступила вода, затопив их на 1,83 м от палубы. Эскадренный миноносец остался на плаву и был способен идти на буксире другого миноносца, помогая последнему работой одной машины.

Наличный на миноносце пластырь размером 3,66x3,66 м оказался бесполезным вследствие своего малого размера. Подведение пластыря потребовало 40 мин. Второй пластырь, большего размера, не улучшил положения, так как плотному прилеганию его мешали кронштейн и его выступ.

Потребовалось подведение большого паруса шхуны (триселя), наложенного на предварительно натянутые восемь стальных тросов, заменивших собою разрушенные шпангоуты. Этот пластырь дал возможность откачать лишь часть воды.

Наиболее действительным средством явился деревянный пластырь на шипах с прокладкой под щели мешков с паклей и войлока, что в значительной степени снизило поступление воды внутрь помещений эскадренного миноносца.

Существует предположение, что миноносец подорвался не на мине, а на патроне от противолодочных сетей с весом заряда в 6,4 кг.

Повреждение эскадренного миноносца «Охотник» на мине 27 августа 1915 года

Тактико-технические элементы эскадренного миноносца «Охотник»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

102-мм.....................................................................................................2

47-мм.....................................................................................................2

торпедное, количество аппаратов:

450-мм...................................................................................................3

Водоизмещение, т..................................................................................750

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................75,80

ширина..............................................................................................8,20

осадка.................................................................................................3,35

Скорость хода, уз......................................................................................26,0

Дальность плавания, мили/при скорости, уз................................2300/15

Мощность механизмов, л.с.................................................................8100

Экипаж, чел..............................................................................................95

 

В конце августа 1915 года в Ирбенском проливе происходило усиление русских заграждений дополнительными постановками мин, причем большая часть ставилась миноносцами.

27 августа 1915 года на одной из мин (заряд 115 кг) подорвался миноносец «Охотник».

Взрыв произошел под кормовой командной палубой, которая была затоплена водой, а затем ею было залито и кормовое провизионное отделение. В кормовой кочегарке и в носовом отделении также появилась течь.

Взрывом покоробило верхнюю палубу, а кормовое орудие было повреждено и сброшено со своего места.

Когда на пробоину завели пластырь, миноносец ходом 12-уз благополучно дошел до Куйвасто. Из личного состава никто не пострадал.

По подходе к плавучей мастерской «Кама» переборки на миноносце были подкреплены.

Итоги. Взрыв мины, пришедшийся в кормовой части миноносца, сделал пробоину с затоплением командной палубы и провизионного кормового отделения. В прилегавших помещениях к носу появилась течь. Верхняя палуба имела деформацию, и на ней было повреждено и сброшено с основания орудие.

Борьба за живучесть корабля выразилась в подведении на пробоину пластыря, а в более спокойных условиях — в установке подкреплений под переборки.

Повреждение эскадренного миноносца «Забияка» на мине 6 января 1916 года

В начале января 1916 года русским морским командованием была намечена заградительная операция у берегов занятой немцами Курляндии в районе Виндавы. Для постановки заграждения были назначены три миноносца 1-го дивизиона: «Новик», «Победитель» и «Забияка».

6 января в 7 ч 15 мин, приняв по 40 мин образца 1912 года, миноносцы «Новик», «Победитель» и «Забияка» вышли из Ревеля к выходу из Финского залива. Погода: пасмурно, море 3 балла, мороз - 10°.

Вскоре после выхода из Финского залива на траверзе маяка Нижний Дагерорт в момент переговоров по семафору о замеченном с «Победителя» неприятеле на «Забияке» в 20—30 м от форштевня по носу была замечена плавающая шаровая мина красного цвета без колпаков.

Во избежание столкновения с миной на «Забияке» было тотчас положено право руля на 15°, и мина прошла в 2 м по левому борту. Так как от положенного руля эскадренный миноносец катился кормой на мину, то желая отвести корму, командир эскадренного миноносца приказал переложить руль лево на борт. Едва рулевой стал перекладывать руль, как заклинило рулевую машину и эскадренный миноносец, имея руль положенным на 15" право, покатился на мину, ударив ее кормовой частью левого борта. Последовал взрыв (масса заряда 100 кг) под кондукторским помещением, нанесший кораблю значительные повреждения. К счастью, взрыв не вызвал детонации находившихся на палубе мин заграждения.

Взрывом совершенно разрушило часть борта, днище, половину палубы кондукторского отделения и переборку соседнего командного кубрика и выпучило кверху верхнюю палубу. Все перечисленные помещения тотчас же залило водой.

Паровые трубы, валики рулевой передачи в месте взрыва оказались поврежденными.

Следующая переборка румпельного отделения была повреждена, но воду из этого отделения выше жилой палубы удавалось выкачивать переносными эжекторами, действовавшими непрерывно.

Корма после взрыва сильно села в воду; немедленно приняли меры к подведению пластыря и откачиванию воды. Переборку машинного отделения подкрепили бревнами и настилом, упирая их (в машинном отделении) в фундаменты турбин, холодильника и динамомашины.

При взрыве погибло 12 человек и 9 человек ранено. Через 12 мин под пробоину, края которой были загнуты внутрь, подвели парусиновый пластырь, а 25 мин спустя приблизившийся к «Забияке» «Новик» принял от него для буксировки стальной перлинь и повел в Ревель. Операция была прервана.

На «Забияке», шедшем на буксире, за ненадобностью прекратили пары в двух котлах.

В 15 ч откачали за борт 50,8 т нефти из цистерн, которая способствовала образованию крена до 10°, переливаясь с борта на борт, а позднее удалили воду из румпельного отделения. Считая трос недостаточно надежным для буксировки, в 16 ч на стальном тросе с «Забияки» подали на «Новик» якорную цепь.

Из опасения за надежность пластыря на пробоине в 21 ч для зашиты его от ударов волн наложили поверх сколоченный из досок деревянный щит.

7 января в 10 ч 45 мин миноносцы благополучно подошли к Ревелю.

В 13 ч 10 мин «Новик» отдал буксир, и «Забияка» прибывшим из Ревеля буксиром «Ревель» был введен в коммерческую гавань, где и ошвартовался. На следующий день портовые буксиры подвели миноносец к транспорту-мастерской «Ангара» («Ангара» —транспорт-мастерская 5920т, на котором имелись литейная, кузнечная, механическая и минная мастерские). Утром к «Забияке» подошел спасательный транспорт «Эрви» и начал для выяснения повреждения подводной части миноносца водолазные работы с ботика.

Одновременно стрелой транспорта «Эрви» с миноносца сняли кормовую 102-мм пушку, четвертый торпедный аппарат с торпедами и выгрузили боезапас. В этот же день на баржу было выгружено 127 т нефти.

10 января прибыли рабочие для исправления повреждений, полученных от взрыва. Дальнейшее течение работ неизвестно.

Итоги. Миноносец «Забияка» получил повреждения в кормовой части от взрыва плававшей мины, на которую он наткнулся вследствие заклинившегося руля. Через пробоину были затоплены кондукторское помещение, 3-й командный кубрик и помещения, расположенные под ними. Одну из переборок силою взрыва разрушило, вторую — румпельного отделения — нашли лишь слегка поврежденной.

Борьба за живучесть заключалась в подведении парусинового пластыря, который был на месте через 12 мин, и в подкреплении подпорами переборки румпельного отделения во избежание ее деформации.

Эскадренный миноносец благополучно отбуксирован «Новиком» в Ревель. Вовремя перехода парусиновый пластырь для предохранения его от действия волн был прикрыт сколоченным из досок щитом.

Пострадал от взрыва 21 человек (14,52%).

Гибель эскадренного миноносца «Лейтенант Пущин» на мине 9 марта 1916 года

Тактико-технические элементы эскадренного миноносца «Лейтенант Пущин»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

75-мм.....................................................................................................2

торпедное, количество аппаратов:

450-мм...................................................................................................2

Водоизмещение, т..................................................................................400

Главные размерения, м:

длина наибольшая............................................................................64,0

ширина наибольшая..........................................................................6,4

осадка.................................................................................................2,85

Скорость хода, уз......................................................................................25,5

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................1152/12

Мощность механизмов, л.с.................................................................6000

Экипаж, чел..............................................................................................71

 

Со времени вступления Болгарии в войну на стороне германской коалиции Варна являлась маневренной базой германских подводных лодок. Частое появление их в устье Дуная, на путях следования русских кораблей в Одессу и в районе Зунгулдака, турецкого угольного района, блокируемого русскими кораблями, беспокоило русское командование и побудило предпринять против Варны ряд операций в виде артиллерийских обстрелов крупными кораблями и воздушных налетов морской авиации.

Одна из таких операций была назначена на начало марта 1916 года; для осуществления ее была выделена 2-я маневренная группа в составе двух авиатранспортов с гидросамолетами, под охраной двух новых и трех старых эскадренных миноносцев, для бомбометания по базе и подводным лодкам.

Линейный корабль «Императрица Екатерина Великая» был выделен для прикрытия операции.

При подходе к болгарским берегам в 17 ч 40 мин миноносцы «Лейтенант Пущин» и «Живой» были посланы в разведку, а весь остальной отряд кораблей находился вне видимости берегов в ожидании донесения о результатах разведки.

Эсминцам было приказано, по выполнении разведки, вернуться в указанное рандеву.

«Живой» был послан к мысу Калиакри, а «Лейтенант Пущин» направился в район мыса Иланджик и по пути заметил на 1 —1,5 кб от себя плавающую мину, которую и начал расстреливать (Поданным участника расследования случая, мина была замечена на эсминце, когда они шли к болгарским берегам, но имея поручение произвести разведку, ее не расстреляли. Только на обратном пути, приближаясь для ее уничтожения, «Лейтенант Пущин» взорвался на другой мине). Она оказалась пустая и служила, видимо, вместо приманки.

В 8 ч 55 мин на «Лейтенанте Пущине» якобы увидели перископ подводной лодки, будто бы выпустившей торпеду, от которой и произошел взрыв, но на самом деле он подорвался на мине.

Взрыв произошел в середине эсминца между третьей и четвертой трубами и сопровождался столбом пламени, пара и воды, после чего он стал медленно переламываться пополам и тонуть.

Разрушение от взрыва было таково, что носовая и кормовая части стали в воде вертикально и плавали некоторое время по отдельности, причем дольше осталась на поверхности носовая часть форштевнем вверх.

Времени для спасения личного состава было достаточно, потому что все успели выскочить из палубы и даже из кубриков, откуда выход вообще был затруднен.

«Живой», предположив, что «Лейтенант Пущин» подорвался на мине (масса заряда 114,66кг), приблизился к нему для спасения, но ошибочно приняв какой-то предмет за перископ, считал себя атакованным подводной лодкой, бросил спущенные шлюпки и, дав полный ход, ушел из района гибели.

По германским сведениям, подводных лодок неприятеля не было, и «Лейтенант Пущин» подорвался на мине, и лишь воображение вахтенного начальника миноносца «Живой» создало впечатление торпедной атаки.

«Живой» ушел из района гибели своего спутника, выпустив по воображаемой подводной лодке 13 ныряющих и 20 фугасных 75-мм снарядов.

Личный состав «Лейтенанта Пущина» плавал на матрацах, поясах и обломках дерева. Миноносец «Живой» успел спасти только четыре человека. На воде держались: начальник 4-го дивизиона, командир корабля и два офицера плавали в одежде.

Двойка с людьми, подошедшая к «Живому», попала под отвод и, когда миноносец давал ход, опрокинулась, оставаясь плавать без людей.

Пять офицеров и десять матросов пристали к болгарскому берегу, ошибочно предполагая, что они выгребли в район румынского побережья, и были взяты в плен вместе со шлюпкой.

Операцию отменили из-за появления в воздухе неприятельских гидросамолетов и вследствие якобы присутствия неприятельской подводной лодки, которой была приписана гибель «Лейтенанта Пущина».

Итоги. Миноносец погиб от минного взрыва, разломившись пополам.

Несмотря на отсутствие указаний на время его гибели, надо предположить, что она протекала в очень незначительное время, поэтому, по вышеизложенным причинам, говорить о борьбе за живучесть не приходится.

Личного состава было спасено миноносцем «Живой» четыре человека, 15 человек было взято в плен, большинство его — 51 человек — погибло, что составляет 71,83%.

Гибель эскадренного миноносца «Живучий» на мине под Севастополем 25 апреля 1916 года

Тактико-технические элементы эскадренного миноносца «Живучий»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

75-мм.....................................................................................................2

торпедное, количество аппаратов:

450-мм...................................................................................................2

Водоизмещение, т...................................................................................400

Главные размерения, м:

длина наибольшая............................................................................64,0

ширина наибольшая..........................................................................6,4

осадка.................................................................................................2,85

Скорость хода, уз......................................................................................25,5

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................1152/12

Мощность механизмов, л.с.................................................................6000

Экипаж, чел..............................................................................................71

 

Гибель эскадренного миноносца «Живучий» произошла на минах, поставленных германским подводным заградителем UC15, базировавшимся в Черном море на болгарский порт Варна.

Будучи приспособлен для постановки 12 мин, этот подводный заградитель в марте и апреле 1916 года выполнил три заградительных операции перед Севастополем, причем первые две постановки 21 и 31 марта, каждая по 11 мин, были осуществлены на подходах к русской базе и оказались безрезультатными. Следующую свою постановку командир заградителя решил выполнить непосредственно на входном фарватере, ведущем в Севастополь.

25 апреля, проследив пути русских тральщиков, выполнявших утром этого дня траление фарватера, подводный заградитель проник незамеченным в район фарватера против Камышовой бухты и здесь поставил на уже протраленном и обставленном тральными вехами входном фарватере 12 мин.

Как раз в этот день вскоре после полудня ожидалось возвращение в Севастополь линейного корабля «Императрица Мария», крейсера «Кагул» и пяти миноносцев.

Оживленная деятельность самолетов и движение тральщиков вынуждали подводную лодку к неоднократному погружению на большие глубины. Подводная лодка UC15 видела выходившие из Севастополя корабля и 27 апреля вернулась в Варну.

25 апреля 1916 года в 13 ч при следовании по протраленному каналу против Камышевой бухты взорвался и быстро затонул эскадренный миноносец «Живучий».

«Живучий» шел головным в охране, за ним в 6 кб шел крейсер «Кагул», за которым следовал в 5 кб линейный корабль «Императрица Мария» с охраною из эсминцев «Пылкий», «Счастливый», «Беспокойный» и «Гневный». Все эти корабли возвращались из шестидневного плавания у берегов Анатолии.

Незадолго до прохода перечисленных кораблей по этому фарватеру благополучно прошли линейный корабль «Екатерина Великая», крейсер «Память Меркурия» и три эскадренных миноносца.

Командующий черноморским флотом, анализируя причину гибели «Живучего», высказывал следующее мнение:

«Имея в виду, что сегодня по тому же протраленному каналу вышли линейный корабль "Екатерина Великая", крейсер "Память Меркурия" и три миноносца и, что вчера также по протраленному каналу вышел в море линейный корабль "Три Святителя" с тремя миноносцами, осталось допустить, что мины были поставлены неприятельской подводной лодкой сегодня после выхода тральщиков и означенных судов; произведенным вслед за этим новым тралением этого района затралено, но еще не поднято три мины. Вчера весь этот район был протрален, а сегодня утром перед выходом «Екатерины Великой» фарватер был протрален снова.

Фарватер здесь лежит вблизи, вдоль берега, погода была ясная, к вечеру подводная лодка обнаружила себя в 15—20 кабельтовых от Херсонеса и потопила два парусника.

Посланные для ее преследования суда лодки не обнаружили, а гидро видели две лодки, скрывшиеся при их приближении».

Действие минного взрыва (с массой заряда 150 кг) оказалось настолько значительным, что корабль сразу переломился, окутанный столбом воды и пара, причем кормовая часть почти немедленно затонула.

Некоторое время его носовая часть еще торчала над водой, но она затонула на глазах у всех своих спутников.

На миноносце погибло два офицера и 46 матросов. Спасено было два офицера и 30 матросов.

Итоги. Предположения командующего черноморским флотом оказались правильными.

Действие взрыва германской мины с массой заряда 150 кг оказалось настолько сильным, что миноносец быстро погиб и о борьбе за живучесть не могло быть и речи. Личного состава погибло 67,6%.

Гибель эскадренного миноносца «Доброволец» и повреждение эскадренного миноносца «Донской казак» на минах 21 августа 1916 года

Тактико-технические элементы эскадренного миноносца «Доброволец»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

102-мм.....................................................................................................2

торпедное, количество аппаратов:

450-мм...................................................................................................3

Водоизмещение, т..................................................................................661

Главные размерения, м:

длина наибольшая............................................................................72,50

ширина наибольшая..........................................................................8,2

осадка.................................................................................................2,74

Скорость хода, уз......................................................................................25,9

Дальность плавания, мили/при скорости, уз................................1150/17

Мощность механизмов, л.с.................................................................6500

Экипаж, чел..............................................................................................90

 

Для усиления Ирбенской позиции и преграждения прохода в Рижский залив в августе 1916 года было намечено затопление нескольких лайб у южного берега Ирбенского пролива.

21 августа эскадренный миноносец «Доброволец», стоявший на якоре с 18 ч 45 мин, освещал прожектором места затопления для указания пути судам, буксировавшим лайбы. Вскоре под кормой его произошел взрыв мины (масса заряда 115кг), и эсминец через 7 мин затонул.

Спасение личного состава производилось шлюпками, спущенными с эскадренных миноносцев «Доброволец» и «Москвитянин». Было спасено: три офицера и 40 человек команды.

По одним предположениям гибель произошла на сорванной мине, прибитой к миноносцу течением. По другим — мина была поставлена германскими катерами на малой глубине.

В тот же день эскадренный миноносец «Донской Казак» в 11 ч, находясь в районе гибели «Добровольца» и подбирая тела погибших, также подорвался кормой на мине. Кормовая переборка машинного отделения выдержала давление воды, и миноносец, оставшись на плаву, был ночью отбуксирован к Вердеру эсминцем «Стерегущий».

Во время взрыва пострадало 10(11,1%) человек команды легко и тяжело ранеными.

Итоги. Минный взрыв под кормой был настолько сильным, что эскадренный миноносец «Доброволец», продержавшись наплаву только 7 мин, затонул. Личного состава погибло 52,2%.

Судя по быстроте гибели, борьба за живучесть не велась.

Повреждение эскадренного миноносца «Донской Казак» от минного взрыва также произошло в кормовой части корабля, но хорошее состояние переборок обеспечило ему плавучесть, благодаря чему он был отбуксирован для ремонта в базу.

Повреждение эскадренного миноносца «Беспокойный» на минах под Констанцей 8 сентября 1916 года

Со времени вступления Румынии в войну на стороне Антанты командование черноморского флота выделило из состава флота особый отряд кораблей (с базированием на Констанцу) во главе с устаревшим линейным кораблем «Ростислав» для противодействия операциям противника в северо-западном районе Черного моря и обороны румынского побережья,

Румынское морское командование, не имея в своем распоряжении для минной обороны берегов достаточного запаса мин и взрывчатого вещества для них, использовало для этой цели сорванные русские мины, в изобилии прибиваемые к румынским берегам.

В целях экономии взрывчатого вещества и создания большего запаса мин, румыны помещали заряд только в 50% от требуемой массы (что составляло 57,5 кг).

Из таких неполноценных мин и состояло заграждение, поставленное перед Констанцей, причем его место было сообщено флагманскому кораблю «Ростислав» с некоторым опозданием, а последний, по халатности, не известил своевременно морские силы.

Поэтому эскадренные миноносцы «Гневный» и «Беспокойный», возвращавшиеся 9 сентября с моря, шли ко входу в порт обычным курсом, не предполагая минной опасности.

Начальник отряда кораблей особого назначения, наблюдая с линейного корабля «Ростислав» за движением приближавшихся эскадренных миноносцев и видя, что они идут на румынское минное заграждение, поднял флажный сигнал: «Курс ведет к опасности», но не будучи уверен, что последний будет разобран миноносцами, пытался передать об опасности еще и семафором.

Однако семафор принять не успели, и в 11 ч 33 мин эскадренный миноносец «Беспокойный» подорвался последовательно на двух минах, находясь в 7 кб от линейного корабля «Ростислав».

Первый взрыв произошел в носовой части корабля под средней кочегаркой, причем центр его пришелся на расстоянии 1,22 м влево от киля. Кочегарка заполнилась водой, но, благодаря исправным переборкам, вода в соседние отделения не проникла, и нос держался наплаву. Второй взрыв последовал в кормовой части отделения левых турбин, повредив переборку, отделявшую помещения турбин от офицерских кают и отделения, прилегавшего непосредственно к этой переборке.

Отделения, расположенные в этом районе, были затоплены водой, которая проникла отчасти и в остальные кормовые трюмные помещения, включая и те, которые были расположены под офицерской кают-компанией. В эти помещения вода попала большей частью сверху через горловины офицерской и жилой палубы.

Так, например, в офицерском коридоре и в каютах, особенно левого борта, вода при крене доходила человеку до пояса (примерно 90 см).

Корма эскадренного миноносца заметно погрузилась в воду, причем иллюминаторы левого борта оказались под водой; крен его достигал 11°.

Сразу же после взрыва был отдан левый якорь, и миноносец ожидал прибытия средств для буксировки. Вскоре к эскадренному миноносцу подошли прибывшие из Констанцы тральщик № 241, который принял буксир с кормы «Беспокойного», и румынский портовый буксирный катер, на который был подан буксир с носа.

Во время буксировки на зыби неоднократно лопались концы. Вода из помещений носового отсека выкачивалась брандспойтами.

После ввода эскадренного миноносца в гавань, было приступлено к заводке пластыря и выкачиванию воды при помощи поочередного поднимания то носа, то кормы на Мортоновом эллинге. Параллельно с проведением мер по обеспечению живучести, производилась разгрузка эскадренного миноносца.

При осмотре повреждений было обнаружено, что в каюте старшего инженер-механика (у 161 шпангоута) силою взрыва по левому борту выбило два иллюминатора, которые были заделаны корабельными средствами. Осмотр подводной части корабля водолазами показал, что пробоина в средней кочегарке простиралась в длину от 61 до 74 шпангоута и в ширину на оба борта с носа 6,71 м, увеличиваясь к корме до 7,92 м.

Кроме того, на бортах, прилегавших к средней кочегарке, имелось несколько отдельных трещин, складок, разошедшихся листов и отверстий от вылетевших заклепок.

Трещины в обшивке эскадренного миноносца имелись и в районе патронного погреба.

Вторая пробоина в левом турбинном отсеке захватывала киль и частично изоляционный отсек, прилегавший к турбинному отделению, причем размеры ее были около 4,88x6,1 м.

На пробоины было заведено несколько пластырей, из них первые два — до прибытия водолазов.

Третий пластырь, присланный с линейного корабля «Ростислав», размером 4,57x4,57 м пробоины не перекрыл; поэтому пришлось срочно изготовить еще один пластырь из двойной парусины на деревянных рейках, вшитых внутрь, размерами 7,62x7,62 м; он был сделан на корабле в течение одной ночи.

В течение всего дня 8 сентября тральщики № 241 и № 243 совместно с румынским портовым катером «Конструкция» производили, для поддержания миноносца на плаву, откачивание воды из кормового отсека.

План борьбы за живучесть, выработанный командованием эскадренного миноносца «Беспокойный», состоял из следующих мероприятий: прежде всего считалось необходимым изолировать кормовой отсек, так как в него поступало воды сравнительно мало; для этого намечалась временная заделка пробоины в левом турбинном отделении и откачка из него воды, чтобы уничтожить крен, после чего следовало приступить к заделке пробоин в средней кочегарке.

Далее, убрав временную заделку на пробоине в левом турбинном отделении, намеревались закрыть ее соответствующими пластырями. В действительности успели выполнить только часть намеченных работ, прерванных ввиду наступления противника на Констанцу с суши и срочной эвакуации порта.

К выполненным за первые дни работам относились изолирование кормового отсека, постановка дополнительных подпор для укрепления переборки и забивание трещин и отверстий от заклепок конопаткой паклей с цементированием.

10 сентября выкачивалась вода из кормового отсека, и был заведен на пробоину новый пластырь, покрывший предыдущий.

Одновременно с эсминца были свезены на «Ростислав» торпеды, боезапас и сняты румынским краном торпедные аппараты № 1 и № 2.

В этот же день в Констанцу прибыло для помощи «Беспокойному» русское спасательное судно «Черномор» со спасательной партией и водолазами.

11 сентября на корабле продолжали выкачивать воду из кормового отсека и матрацами, койками и мешками с паклей продолжали тампонировать пробоину с помощью водолазов с «Ростислава». «Черномор» также приступил к выкачиванию воды из отделения левой турбины, но без особых результатов.

Работа водолазной партии, прибывшей на «Черноморе», заключалась в заводке двух пластырей размерами 6,4x6,71 м, изготовленных румынским портом, которые перекрыли пластыри, наложенные ранее. Один из них успели остропить и завести на место в этот же день, другой, также остропленный, завели на пробоину в левом турбинном отделении 12 сентября.

Таким образом, кормовая пробоина была перекрыта пятью пластырями: учебным, размерами 3,05x3,05 м; двумя, наложенными с боков пластырями 0,9x0,9 м, сверх них был наложен шпигованный пластырь 4,57x4,57 м, и, наконец, все перекрыл парусиновый пластырь размерами 9,14x10,67 м. Однако все они, вследствие обвисания и выпуклостей кормовых обводов эскадренного миноносца, не прилегали плотно к корпусу, почему водоотливные средства «Черномора» незначительно понизили уровень воды в турбинном отделении, хотя откачка производилась четырьмя шлангами, бравшими 812,4 т/ч.

Спасательные работы в этот день были прерваны налетом неприятельского самолета, сбросившего несколько бомб и отогнанного зенитной артиллерией без причинения эскадренному миноносцу каких-либо повреждений. Прерванные водолазные работы были возобновлены, причем водолазы приступили к очистке нижней шкаторины и шкотов наружного пластыря, которые ввязали за отвисавшие доски с грузами, пришитые к шпигованному пластырю с тем, чтобы его не вдавило. Далее они обтянули шкоты и все остальные концы поверх пластырей и завели добавочные обносные концы на поперечные шкаторины пластырей. В заключение оставшиеся щели водолазы заполняли подушками и колбасами, изготовленными из пакли, пеньки и парусины. Эти водолазные работы потребовали около 12ч.

Для разгрузки корабля с него было снято кормовое орудие а также свезены четыре торпеды и откачена нефть из отсеков левого борта.

12 сентября водолазные работы начались с 8 ч 30 мин и закончились в 20 ч 10 мин. Все это время было затрачено на заведение пластыря, требовавшего особенной осторожности, чтобы не потревожить пластырей, поставленных ранее.

Для этого к нижней шкаторине, шедшей в воду первой, сначала было прихвачено несколько шлагов цепочки для груза, а затем пластырь с осторожностью травился с палубы плавучего крана под углом в 45° к поверхности воды.

Когда пластыри находились в воде, вязки цепочек перерезались водолазами, и пластыри, освободившись от груза, обтягивались талями. Поверх пластырей завели прижимные концы, под которые закладывались водолазам и подушки для увеличения водонепроницаемости.

Чтобы плотнее прижать пластырь к борту, под крайние прижимные концы забивались чеки и клинья.

Это мероприятие имело особое значение для кормовой части эскадренного миноносца, имевшей выгнутость обводов на шпангоутах.

С мелкими щелями в местах, где шкаторины пластырей отставали от корпуса, водолазы справились, законопатив их в течение дня.

Румынский катер производил откачивание воды из кормового погреба, который служил колодцем, куда постепенно сливалась вода из офицерского коридора. При отсутствии катера, вода из этих помещений откачивалась переносной керосино-моторной турбиной водолазной партии, установленной на юте эскадренного миноносца.

13 сентября в 5 ч 45 мин было приступлено к работам по восстановлению живучести эскадренного миноносца, и с 7 ч «Черномор» ввел в действие одну турбину с четырьмя шлангами общей мощностью 800 т/ч. Когда после трех часов работы уровень воды не снизился, в 10 ч была пущена вторая турбина, после чего вода заметно пошла на убыль, и к 14 ч ее уровень в отделении левой турбины снизился под машинную палубу. Корма эскадренного миноносца, находившаяся на грунте, всплыла на 61 см.

Во время откачивания водолазы продолжали заделывать все щели конопаткой, тем более, что часть ее всасывало внутрь, при этом на правом борту под каютой старшего инженер-механика (у 161 шпангоута) была обнаружена еще одна трещина в обшивке корпуса. Здесь были заведены два стальных обносных конца для более плотного прилегания к обшивке крайних шкаторин пластырей с расклиниванием их чеками и клиньями.

В этот день в откачивании воды участвовал тральщик № 243, который осушал посредством приемного шланга отделение под 75-мм патронным погребом, из офицерских же кают и из помещений под ними вода откачивалась как румынским портовым катером, так и установленной переносной турбиной.

С удалением из корабля воды явилась возможность выяснить причину проникновения ее из поврежденных отсеков в исправные кормовые отделения; оказалось, что повреждена двойная переборка с изоляционным отсеком под левым валом, отделявшая левое турбинное отделение от офицерских помещений.

Разошедшиеся листы этой переборки со стороны турбинного отделения с сорванными заклепками были стянуты болтами, а щели проконопачены паклей с салом.

В местах, где двойная переборка была оторвана от днища, щели заделали клиньями с паклей и с салом, а промежуточное пространство между переборками изоляционного отсека внизу в поврежденном месте заполнили цементом.

Переборочные сальники обоих валов на трех последовательных переборках были зацементированы с обеих сторон на каждой из них.

Кроме того, оказался оторванным кусок переборочного кольца левого вала на переборке в отделении дейдвудного сальника. Для прекращения доступа воды это место было забетонировано стенкой из кирпича на цементе размером 71x71x26,4 см. Вода из левого турбинного отделения эскадренного миноносца безостановочно откачивалась «Черномором» двумя шлангами, а тральщик помогал ему откачивать воду одним шлангом.

В тот же день с верхней палубы «Беспокойного» сняли торпедные аппараты № 3 и 4 и свезли на «Ростислав» шесть торпед и боезапас погребов кормового отсека.

Эскадренный миноносец стал постепенно подниматься, и крен выравниваться. При работах по изолированию воды ощущался недостаток в дереве и в других материалах.

14 сентября, кроме безостановочного откачивания, производились работы по заделке поврежденных переборок с левой стороны под каютой младшего инженер-механика (у 152 шпангоута) и трещины у киля под 75-мм патронным погребом. В этом отделении, днище которого не было в достаточной степени перекрыто пластырями, наблюдалась настолько сильная течь, что тральщик с 152-мм шлангом едва справлялся с водой.

Для заделки сильного фонтана у киля на поврежденное место плотно укладывались между шпангоутами мешки с сухим цементом.

В течение суток было заделано днище между тремя шпангоутами.

Разорванные листы, угольники и тому подобное в отделении левой турбины были убраны, чтобы дать доступ к поврежденной изоляционной переборке.

С 17 ч 30 мин до 19 ч работы были приостановлены из-за налета неприятельского самолета. Новый налет с бомбометанием повторялся в 23 ч 30 мин, но попаданий бомбами в эскадренный миноносец не было.

За истекший день осадка ахтерштевня уменьшилась до 3,51 м.

В кормовой кочегарке развели пары и опробовали циркуляционную помпу, которая действовала исправно.

15 сентября на эскадренный миноносец «Гневный» перекачали 40,6 т нефти, сняли кормовое орудие и кормовой торпедный аппарат, погрузив их на транспорт «Ингул». Откачивание воды продолжалось, а водолазы конопатили щели под пластырями; в результате вода в турбинное отделение прибывала меньше.

В левом турбинном отделении лопнувшую кормовую переборку стянули девятью болтами в разошедшихся листах, затем ее законопатили и замазали цементом, а в донной части переборки наложили слой цемента.

Кроме этого, продолжалась заделка трещины под 75-мм кормовым патронным погребом посредством мешков с цементом. По правую сторону кильсона эту работу закончил и совершенно, а с левой — успел и заложить мешки между двумя шпангоутами, и хотя вода продолжала поступать, но настолько слабо, что тральщик успевал откачивать.

За этот день были обтянуты все концы кормовых пластырей, и, кроме того, завели еще пять подкильных концов для деревянного носового пластыря, который в 18 ч при помощи портового крана был прибуксирован с «Ростислава» и приготовлен к подведению под носовую пробоину.

В 22 ч 30 мин противник произвел еще один налет, но был отогнан огнем «Ростислава».

К подведению деревянного пластыря под носовую пробоину притупили 16 сентября в5ч 30 мин, начав погружением его в воду при помощи балласта, но в работе получилась некоторая задержка из-за того, что пластырь не подводился под корабль, так как балласта оказалось недостаточно. В 17 ч 20 мин, то есть через 3 ч 45 мин, когда носовая шкаторина пластыря была на месте, водолазы отрезали балласт от пластыря и обтягивали его шкотами.

Одновременно продолжались работы по заделке повреждений в водонепроницаемых переборках кормовых отделении и цементированию трещин в днище у киля под патронным погребом.

Днем произошел очередной воздушный налет противника, метавшего бомбы по эскадренному миноносцу; одна из них упала в непосредственной близости от стоянки «Беспокойного» — в Мортоновом эллинге, но корабль поврежден не был. Как было уже сказано, работы по обеспечению живучести «Беспокойного», намеченные по плану, окончены не были в связи с изменившейся военной обстановкой на фронте под Констанцей.

Неожиданно было получено распоряжение сухопутного командования о немедленной эвакуации порта ввиду натиска болгарских войск.

Распоряжение, полученное 16 сентября в6 ч, требовало немедленного вывода эскадренного миноносца, несмотря на то, что положение ремонта было в следующем состоянии.

К главной пробоине в средней кочегарке был также подведен пластырь, вторая пробоина, в отделении левой турбины, была временно заделана пластырями, но все же вода поступала в количестве около 100 т в час; последняя выкачивалась «Черномором». Изоляционный отсек и отсек дейдвудных сальников оставались затопленными водой, что составляло около 40 т, но с этим обстоятельством пришлось мириться, так как работы по откачке не дали благоприятных результатов.

Все остальные кормовые отсеки все же были осушены и достаточно надежны.

Носовой деревянный пластырь, поставленный «вчерне», служил «щитом», принимавшим на себя давление воды, не давая ему распространяться на переборки внутри кочегарного отделения.

Ввиду того, что кормовые мягкие пластыри все же давали фильтрацию, для укрепления их наложили поверх пластырей еще два стальных подкильных конца, обтянув их дифференциальными талями и забив под концы клинья.

По плановому расчету на выполнение всех работ требовалось не менее десяти дней, в действительности же обстановка предоставила только семь дней.

Пользуясь благоприятной погодой, командование решило вести миноносец в Одессу, имея на нем затопленными водой среднюю кочегарку, левую турбину, изоляционное отделение и отсек дейдвудных сальников.

На поход миноносец был пополнен личным составом с других кораблей — пятью офицерами и 31 матросом строевой и механической специальности.

16 сентября в 10 ч к эскадренному миноносцу борт о борт ошвартовался «Черномор» для буксировки сначала в Одессу, а затем в Николаев для ремонта.

В случае неблагоприятной погоды в пути предполагалось зайти в Сулин (устье реки Дунай).

В 22 ч 45 мин «Черномор», имея эскадренный миноносец ошвартовленным к борту, вышел под охраной миноносца «Звонкий» и транспорта «Мария» из Констанцы, дав сначала ход в 3,5 уз, а затем постепенно увеличив его до 6 уз. На переходе приходилось стопорить машины для осмотра состояния пластырей переборок, поэтому средняя скорость буксировки равнялась 3,25 уз.

Выйдя за пределы минного поля Констанцы, перешли на обычный способ буксирования, так как движение борт о борт на волнении могло самым неблагоприятным образом отразиться на состоянии переборок и пластырных креплений миноносца.

На транспорте «Мария» следовали вещи и часть команды, а также велось систематическое наблюдение за состоянием миноносца, причем держались в полной готовности все спасательные средства на случай аварии миноносца во время буксирования.

На переходе на «Беспокойном» время от времени приходилось откачивать из кормового отсека поступавшую внутрь воду, но ввиду небольшой течи ее успевали удалять одним брандспойтом.

В Сулин заходить не понадобилось, и в 9 ч 18 сентября «Беспокойный» благополучно на буксире прибыл в Одессу, где и был поставлен в Военной гавани, рядом с «Черномором». Здесь были подправлены крепления переборок и осушен кормовой отсек.

При осмотре повреждений подводной части водолазы обнаружили размытую в некоторых местах конопатку в кормовом пластыре. Поэтому было заведено еще четыре стальных обносных конца, чтобы более надежно прижать ими пластыри, а вдоль борта на верхнюю горизонтальную кромку пластырей наложили 102-мм доску.

Ввиду того, что в 75-мм погреб проникла вода через вентиляционную трубу, последнюю забили пробкой, а воду откачали керосино-моторной турбиной.

На следующее утро в 7 ч, по окончании осмотра и дополнительных работ миноносец на буксире «Черномор» вышел в Николаев, следуя до острова Березань за тральщиками, а в районе минных заграждений под проводкой лоцманского катера. В 20 ч 45 мин того же дня «Беспокойный» был приведен в Николаев и ошвартовлен у завода «Наваль».

По прибытии из кочегарки миноносца были извлечены два трупа, для чего предварительно был вынут лист в кочегарном кожухе.

21 сентября «Беспокойный» был поставлен в док. От Констанцы до Одессы эскадренный миноносец шел на буксире в течение 47 ч (169 миль — 312 км) со средней скоростью 3,5 уз.

От Одессы до Николаева — 13 часов 45 минут (72 мили — 133 км) со средней скоростью 5,25 уз.

Итоги. Эскадренный миноносец, подорвавшись на двух минах, получил пробоины в средней кочегарке и в левом турбинном отделении, но из-за ослабленного действия минного взрыва вследствие уменьшенного вдвое заряда взрывчатого вещества и хорошего состояния переборок, а также близости порта с его спасательными средствами, остался наплаву.

Специальных мер борьбы за живучесть средствами самого миноносца не предпринималось, так как по приводе корабля в порт эта задача легла сперва на румынский порт и на линейный корабль «Ростислав», а затем на прибывшую спасательную партию.

Размеры пластырей обычного образца оказались недостаточными; последние плохо прилегали в районе кормовой пробоины и, сильно провисая, пропускали воду внутрь корабля. Последнее обстоятельство требовало дополнительных креплений из стального троса для более плотного прилегания шкаторин пластыря к обшивке корабля.

Носовая пробоина была заделана деревянным пластырем в расчете, что при буксировке брезентовые пластыри не выдержат напора воды, которая, поступая внутрь миноносца, будет оказывать давление на переборки. Все отверстия, получившиеся от выбитых взрывом заклепок, забивали клиньями и замазывали салом и конопаткой. Для уменьшения течи на «Беспокойном» широко использовали корабельные брезентовые койки, матрацы и тому подобное.

В местах, требовавших наибольшей надежности, употреблялась каменная кладка с цементацией. Переборки крепились подпорами.

Водоотливные средства эскадренного миноносца оказались недостаточными, и только мощные водоотливные средства спасательного судна и портовых вспомогательных средств обеспечивали плавучесть аварийному кораблю.

Разошедшиеся от взрыва места в переборке со стороны турбинного отделения были стянуты болтами, а щели проконопачены паклей с салом; кроме того, на них был положен цемент.

В местах двойной переборки промежуточное пространство заливалось цементом, а щели в переборках заделывались клиньями и паклей с салом.

Переборочные сальники обоих гребных валов цементировали с обеих сторон, а переборку дейдвудного отделения, вместе оторванного переборочного кольца, забетонировали кирпичной кладкой на цементе.

Работа судовых водоотливных средств в гавани была чрезвычайно ограничена: в кормовой кочегарке была опробована одна циркуляционная помпа, в 75-мм погребе работала керосино-моторная помпа, и в кормовом отсеке откачивание воды производили брандспойтом. При столь значительных повреждениях перечисленные средства были слишком маломощными, и для поддержания эскадренного миноносца на плаву откачивание воды из затопленных отсеков производилось беспрерывно четырьмя шлангами спасательного судна «Черномор» и 152-мм шлангом тральщика.

Опасаясь чрезмерного давления воды при буксировании эскадренного миноносца из Констанцы до Одессы и Николаева, на переднюю пробоину завели деревянный пластырь; он действительно принимал на себя давление воды, не давая ему распространяться на переборки кочегарного отделения.

Водолазные работы в Констанце за все шесть дней потребовали 89 ч 35 мин.

Повреждение эскадренного миноносца «Летун» на мине 7 ноября 1916 года

Из германских источников известно, что подводная лодка UC-7 (UC27 — водоизмещение 416/497 т, 3 торпедных аппарата, 18 мин, скорость хода 11,5/6,9 уз.), приспособленная для постановки мин, с 22 по 30 октября 1916 года, находясь в Финском заливе, ставила по две—три мины около островов Гогланд, Большой Тюттерс и у острова Вульф.

7 ноября 1916 года в 11 ч 48 мин эскадренный миноносец «Летун», находясь в 2 кб от южных Вульфовых вешек и в 11 милях от Ревельской гавани, подорвался на мине (масса заряда 200 кг).

Взрыв произошел под кормой корабля, причем его приподняло и согнуло в районе грот-мачты; обе турбины сразу остановились, и дать ход не было никакой возможности; руль был сорван, и корабль лишился управления. Вода сразу заполнила кормовые отсеки, расположенные ниже жилой палубы от 140 до 182 шпангоута, машинную мастерскую, коридоры гребных валов, оба кормовых патронных погреба, арсенал, минную кладовую и трюмы.

Затем вода заполнила румпельное и зарумпельное отделения и начала подниматься к кормовой командной палубе, в помещение кондукторов и кормовые офицерские каюты. Эскадренный миноносец имел большой дифферент: нос высоко поднялся, корма сильно погрузилась в воду.

С левого борта имелась минная пробоина от 168 шпангоута до ахтерштевня.

От взрыва левый гребной вал был загнут под киль, причем у винта две лопасти оказались оторванными, и кронштейн повис на валу.

От давления воды переборка турбинного отделения начала прогибаться, и вода стала проникать в левое турбинное отделение через сальники гребных валов, находившиеся в переборке 140 шпангоута.

Для того, чтобы приостановить распространение воды внутри корабля, немедленно приступили к устройству подкреплений этой переборки из досок и брусьев и под переборкой поджали сальники.

Из затопленных помещений воду откачивали одним местным и двумя переносными эжекторами, и уровень воды удалось удержать; с установкой подкреплений прогибание переборки прекратилось, и воду из турбинного отделения постепенно откачали. С эскадренного миноносца на морские силы радиотелеграфом был дан сигнал о бедствии по международному своду. В это время вблизи подорвавшегося корабля находились три моторные лайбы, вышедшие из Ревеля, но они, оставаясь безучастными свидетелями бедствия, на просьбы «Летуна» приблизиться помощи ему не оказали.

Командир корабля приказал спустить на воду моторный катер, который был отправлен к ближайшей лайбе с приказанием приблизиться к эскадренному миноносцу для оказания помощи, но она ушла, и догнать ее не удалось.

В 12 ч 40 мин «Летун» был взят на буксир подошедшим из Ревеля сторожевым судном «Копчик», а через 1 ч 20 мин после взрыва к нему подошли миноносцы «Искусный», «Украина», №129, «Лейтенант Бураков», портовые суда «Силач», «Иван Воложбенский», «Виндава» и «Суроп».

Командир «Летуна», не желая подвергать приближающиеся корабли опасности от мин, поднял им флажный сигнал: «курс ведет к опасности», но несмотря на это все они быстро подошли, и «Копчик» сначала передал буксиры на «Суроп» и «Виндаву» в правый носовой клюз «Летуна» и во вторую очередь — на № 129 и «Иван Воложбенский» в левый клюз, так как буксирование при увеличивающемся ветре ему одному было не под силу.

«Силач», искусно подойдя и ошвартовавшись с правого борта, немедленно подал три шланга в кормовые отсеки и начал выкачивать воду, но уровень ее удалось понизить только на 5 см.

Эсминец «Искусный», подойдя к левому борту эскадренного миноносца «Летун», принял пострадавших от взрыва 19 человек. Среди снятых находился фельдшер, сначала раненый, а потом обожженный карболовой кислотой; несмотря на это он продолжал оказывать медицинскую помощь до тех пор, пока сам не лишился чувств и вскоре скончался.

В 17 ч «Летун» был прибуксирован в Ревель и ошвартовлен у транспорта «Ангара». У другого его борта находился «Силач».

Личный состав корабля в течение всего времени после аварии сохранял полное спокойствие, мужество и самообладание.

Командование, получив извещение о подрыве «Летуна», быстро организовало помощь, несмотря на то, что эсминец «Искусный» стоял без паров, у эсминца «Украина» были разобраны кулисы, а эсминец «Лейтенант Бураков» к месту аварии пришел под одной машиной.

Водолазы, спущенные осматривать повреждения, обнаружили трещины в обшивке корабля и разошедшиеся листы от 140 шпангоута до ахтерштевня. Полевому борту, против кормового мостика, имелось несколько отдельных отверстий; в том же районе был оторван и отогнут книзу горизонтальный киль.

Была обнаружена также небольшая пробоина недалеко от киля под кормовым 102-мм орудием, в некоторых местах имелись разошедшиеся листы, вмятины в разных местах борта эсминца и разорванные переборки.

При более подробном доследующем осмотре нашли повреждения по корпусу, которые распространялись от 140 шпангоута до кормы.

Килевая коробка, первый и второй пояса наружной обшивки между 149 и 150 шпангоутами были разорваны. Между 151 и 152 шпангоутами листы поясов 3-, 4-, 5- и 6-й прогнулись с образованием гофра, высотой до 22,9 см; вторая прогибь 3-, 4-, 5- и 6-го поясов наружной обшивки находилась между шпангоутами 143, 144 и 145. Дейдвуд имел прогибь между 150 и 151 шпангоутами. Шпангоуты 143, 144, 145, 149, 150, 152, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180 и 181 были поломаны, а все остальные — погнуты.

Ахтерштевень в нижней части лопнул, перо руля сорвано и утеряно.

Между 150—161 шпангоутами наружная обшивка вместе с шпангоутами была вдавлена; от 161 до 184 шпангоута наружная обшивка частью разошлась и частью была вогнута вместе со шпангоутами.

Дейдвуд имел перелом между 148 и 147 шпангоутами; оба кронштейна гребных валов оказались сломанными и вместе с валами отогнутыми.

Верхняя палуба имела два поперечных перелома между 145—150 и 167—169 шпангоутами, и вся корма эскадренного миноносца была приподнята кверху и вправо; жилая палуба имела также два перелома между 145—146 и 149—156 шпангоутами; кроме того, были исковерканы и частью разрушены палубные листы, бимсы, выгородки и все внутренние устройства.

Главные механизмы подверглись частичному разрушению, главным образом, от сильного сотрясения корпуса корабля.

Турбины требовали приподнятая верхней части кожухов, производства проверки аксиальных и радиальных зазоров, направляющих и подвижных лопаток, проверки шпинделя турбин, переборки и установки упорных подшипников главных турбин и, наконец, проверки установки турбины на фундаменте.

Четыре котла также подлежали проверке на фундаментах. Из вспомогательных механизмов были разрушены взрывом рулевая машина и кормовой шпиль.

У трубопроводов требовалось переставить прокладки у фланцев, переменить набивки у расширителей трубопроводов свежего пара, в продувательной и питательной магистралях поставить новые прокладки у фланцев нефтепровода и притереть пробки кранов арматуры нефтепровода с опробованием трубопровода гидравлическим давлением.

Взрывом были погнуты трубы свежего и мятого пара к кормовому шпилю, к рулевой машине и отоплению. Пожарная и осушительные магистрали и магистраль телемотора от 140 шпангоута до ахтерштевня были разрушены и требовали замены, и, наконец, рулевой привод, поврежденный взрывом, требовал исправлений.

По электромеханической и минной частям имелись следующие повреждения: вся проводка от 2-го машинного отделения до кормы была уничтожена, повреждены пять вентиляторов, мотор в мастерской, четыре телефона, шесть звонков, арматура ламп, два приемника машинного телеграфа кормового мостика, четыре мотора для банения котлов.

Приборы управления торпедной стрельбой на кормовом мостике оказались испорченными.

Комиссия, назначенная для определения степени повреждений, пришла к заключению, что миноносцу необходимо заново сделать кормовую часть от 40 шпангоута с восстановлением всех помещений и оборудования.

Итоги. В результате взрыва германской мины с зарядом в 200 кг эскадренный миноносец «Летун» получил серьезные повреждения в кормовой части. Обшивка корабля имела пробоины, трещины, разошедшиеся швы, вмятины и гофр.

Внутри корабля подверглись разрушению водонепроницаемые переборки румпельного отделения. Переборка в турбинное отделение от напора воды начала прогибаться.

Пострадала килевая коробка в районе 150 шпангоута.

Дейдвуд имел перелом около 147 и 148 шпангоутов и прогибь между 150 и 151 шпангоутами. Кронштейны гребных валов сломаны. Ахтерштевень сломан в нижней части; руль потерян.

Верхняя палуба имела два поперечных перелома между 145— 150 и 167—169 шпангоутами. Кормовая часть корабля приподнята и несколько свернута вправо.

Жилая палуба имела два перелома в районе 145—146 и 149—156 шпангоутов; палубные листы, бимсы, выгородки и все внутреннее устройство были повреждены взрывом.

Механизмы и котлы подверглись частичным повреждениям от сильного сотрясения при взрыве.

Вспомогательные механизмы, расположенные в корме, электропроводка, телефоны, арматура, моторы и приборы управления торпедной стрельбой, расположенные в кормовой части, частью оказались разрушенными, частью вышли из действия.

Всю кормовую часть требовалось восстановить и оборудовать заново.

Борьба за живучесть состояла в откачивании переносными эжекторами воды и в установке подпор и подкреплений у начавшей прогибаться переборки.

Корабль требовал помощи для буксирования его в порт, так как он не мог двигаться самостоятельно.

Пострадало 19 человек, что составляло 12,5%.

Гибель эскадренного миноносца «Лейтенант Зацаренный» на германской мине у острова Фидониси 30 июня 1917 года

Тактико-технические элементы эскадренного миноносца «Лейтенант Зацаренный»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

120-мм.....................................................................................................2

торпедное, количество аппаратов:

450-мм...................................................................................................3

Водоизмещение, т..................................................................................645

Главные размерения, м:

длина.................................................................................................73,5

ширина..............................................................................................8,3

осадка.................................................................................................3,05

Скорость хода, уз......................................................................................24,8

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................1900/12

Мощность механизмов, л.с.................................................................6675

Экипаж, чел...............................................................................................94

Активность русского черноморского флота весной и летом 1917 года заставила германо-турецкое командование осуществить с помощью крейсера «Breslau» заградительную операцию в районе устья Дуная, с одновременным нападением на радиостанцию и наблюдательный пост на острове Фидониси.

Для выполнения намеченного плана 23 июня крейсер «Breslau» вышел в море, имея на своем борту 80 мин. Придя в назначенное место ночью, он в течение 3 ч 50 мин поставил перед устьем Дуная 70 мин в виде нескольких минных банок, расположенных на значительном расстоянии друг от друга.

На рассвете была выполнена и вторая часть операции: уничтожение радиостанции, после чего, несмотря на появление русских кораблей, выполнявших другую операцию и попутно преследовавших «Breslau», он благополучно возвратился обратно.

Необходимость восстановить уничтоженную радиостанцию побудила русское командование послать из Одессы 30 июня 1917 года эскадренный миноносец «Лейтенант Зацаренный» с поручением доставить на Фидониси команду и средства для восстановления поста и станции.

При подходе к острову, находясь в 2,5 милях на SO от маяка, миноносец взорвался на мине (масса заряда 114,66 кг).

После взрыва носовая часть миноносца, включая первую трубу (вероятно, включая носовую кочегарку), мгновенно затонула, остальная же держалась на воде около 1 ч.

Находившиеся поблизости тральщики оказывали содействие по спасению команды и даже отбуксировали к острову Фидониси державшуюся на плаву кормовую часть миноносца, которая через час затонула в 2,5 кб от острова.

Погибло 37 человек, из них три офицера, что составляло 39,35%

Итоги. От взрыва германской мины миноносец переломился пополам, причем обе части тонули отдельно друг от друга.

Носовая часть, под которой произошел взрыв, погибла мгновенно, кормовая, оставшаяся на плаву, была сначала отбуксирована на мелководье, где и затонула через 1 ч.

Разрушения исключили возможность борьбы за живучесть.

Гибель эскадренного миноносца «Лейтенант Бураков» на мине 12 августа 1917 года

Тактико-технические элементы эскадренного миноносца «Лейтенант Бураков»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

75-мм.....................................................................................................2

торпедное, количество аппаратов:

450-мм.......................'...................................2

Водоизмещение, т..................................................................................402

Главные размерения, м:

длина наибольшая............................................................................56,6

ширина наибольшая..........................................................................6,3

осадка.................................................................................................1,98

Скорость хода, уз......................................................................................21,0

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз................................1800/10

Мощность механизмов, л.с.................................................................6000

Экипаж, чел..............................................................................................70

 

12 августа 191 Угода эскадренный миноносец «Лейтенант Бураков», идя концевым с миноносцами «Громящий» и «Разящий» из Дегербю в Мариенхамн, в 11 ч 15 мин, проходя Лензундом, взорвался на фарватере на мине (масса заряда 200 кг), поставленной ночью с 12 на 13 августа германской подводной лодкой (номер ее неизвестен).

Носовая часть миноносца до первой трубы была оторвана взрывом, а переборка котельного отделения имела несколько пробоин, вследствие чего миноносец затонул через 11 мин на глубине около 20 м.

Погибло: один офицер и 22 матроса; ранено три офицера и девять матросов.

Прежде чем начать водолазные работы с целью выяснения степени повреждений, в районе гибели миноносца было произведено траление, причем других мин обнаружено не было.

Спущенный 15 августа водолаз, пробыв два часа под водой, установил, что корабль лежит на левом борту на каменном грунте на глубине 19—22 м и что его носовая часть до передней трубы оторвана, а переборка котельного отделения повреждена.

Морское командование, опасаясь, что погибшие на эскадренном миноносце секретные документы могут стать достоянием противника, приказало водолазам проникнуть в жилые помещения миноносца для их поисков и подъема. Перед спуском водолазов для выполнения этого задания им было объяснено расположение помещений.

С большим трудом они проникли внутрь через входной люк кают-компании, причем их действиями руководили сверху по телефону. Когда при первой попытке водолаз достиг требуемого помещения, его электрическая лампа погасла, и из-за темноты работу пришлось прекратить. Водолазные работы велись (с перерывом в трос суток из-за погоды) с 15 до 25 августа, когда, наконец, через сломанный входной люк удалось проникнуть к месту нахождения секретных документов и карт и достать их.

Итоги. Силою взрыва у миноносца оторвало всю носовую часть и повредило котельную переборку, через которую вода устремилась внутрь. Корабль затонул в течение 11 мин. Борьба за живучесть не осуществлялась.

Личного состава погибло и пострадало 45 человек (64,3%)

Гибель эскадренного миноносца «Охотник» на мине 26 сентября 1917 года

Из германских источников известно, что с 7 августа по 7 ноября 1917 года в Рижском заливе в районе мыса Кови и в устье Ирбе германские самолеты производили постановки мин с воздуха, причем было поставлено 20 мин.

26 сентября 1917 года в 11 ч 20 мин в маневренном районе Ирбенской позиции у шаровой вехи № 4 взорвался на неприятельской мине (заряд 114 кг) эскадренный миноносец «Охотник», быстро затонув при свежем ветре от SW до 7 баллов. Вечером к мысу Кови прибило шлюпку с 11 матросами, из которых четверо было ранено.

Всего спаслось 43 человека, не спаслись офицеры и боевая смена команды из-за недостатка шлюпок. Командир корабля не пожелал оставить эскадренный миноносец и погиб.

Итоги. По-видимому, повреждения от взрыва были очень велики, так как миноносец затонул в течение нескольких минут. Погибло 52 человека, что составляло 55,77%.

Гибель эскадренного миноносца «Бдительный» на мине 27 ноября 1917 года

Тактико-технические элементы эскадренного миноносца «Бдительный»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

75-мм.....................................................................................................2

торпедное, количество аппаратов:

450-мм.... ............... ........................................3

Водоизмещение, т..................................................................................450

Главные размерения, м:

длина наибольшая...........................................................................63,5

ширина наибольшая..........................................................................7,0

осадка.................................................................................................3,3

Скорость хода, уз......................................................................................28,6

Дальность плавания, мили/при скорости, уз..................................960/12

Мощность механизмов, л.с.................................................................6000

Экипаж, чел...............................................................................................70

 

27 ноября 1917 года эскадренный миноносец «Бдительный» около 16 ч проходил в районе острова Одерн ходом 18 уз при видимости 4кб; временами шел снег, дул ветер силою до 3 баллов.

Наткнувшись на ми ну (масса заряда 116 кг), поставленную с германской подводной лодки UC4, миноносец начал тонуть.

Взрывом ему оторвало всю носовую часть до командного мостика. Все находившиеся на мостике, во главе с командиром, погибли.

Кормовая часть продолжала держаться на плаву, что дало возможность части личного состава спустить для спасения моторную шлюпку и идти на ней под веслами, так как мотор ее не работал.

Вторая шлюпка, спущенная на воду, быстро затонула, а следующую спустить не удалось, так как она была закреплена найтовами.

На корме находились начальник дивизиона, инженер-механик и 20 человек команды, но, когда корма стала тонуть, большинство из них спрыгнуло в воду, имея при себе койки.

К 19 ч прибыл для спасения команды, оставшейся в воде, моторный катер «Линда», но ему не удалось спасти кого-либо, так как к этому времени, закоченев в холодной воде, все погибли.

Из личного состава спаслось только 10 человек, пришедших на шлюпке в Ментилуото.

Итоги. Силою взрыва уничтожило всю носовую часть миноносца, кормовая же часть некоторое время держалась на воде. Погибло 85,7% личного состава.

Гибель тральщика «Проводник» на мине 27 августа 1914 года

Тактико-технические элементы тральщика «Проводник»

Вооружение артиллерийское, количество орудий:

37-мм.....................................................................................................1

Водоизмещение, т..................................................................................152

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................45,1

ширина..............................................................................................6.1

осадка.................................................................................................1,9

Скорость хода, уз......................................................................................11,3

Дальность плавания, мили/при скорости, уз..................................564/9,9

Мощность механизмов, л.с....................................................................280

 

17 августа 1914 года германский заградитель «Deutschland» поставил минное заграждение из 200 мин между островом Даго и мысом Ганге, длиной около 9 миль, на котором вскоре взорвались два голландских парохода, выходившие из Финского залива.

27 августа по приказанию русского командования партия траления вышла для определения границ неприятельского заграждения. В 15 ч 20 мин тральщик «Проводник» подсек тралом последовательно три мины, а затем тральщик «Запал» — одну мину.

Вскоре пара тральщиков «Искра» и «Пламя» тралом Шульца захватили мину, которую не смогли отбуксировать.

Тральщиков стало сносить на плававшие мины, и начальник партии приказал затралившей мину паре бросить трал, а «Проводнику» приблизиться, чтобы подсечь затраленную мину. При подходе последний ударился бортом о плававшую мину. Под его мостиком и кочегаркой последовало два взрыва. Корабль сразу окутался паром; когда он рассеялся, оказалось, что труба и грот-мачта у тральщика сбиты, а мостик совершенно разрушен. У борта с правой стороны плавала команда тральщика, выброшенная силой взрыва.

Во время траления команда находилась на верхней палубе; когда корма тральщика поднялась почти вертикально, команда начала спасаться, принимая все усилия к тому, чтобы плававших людей не затянуло под тонущий корабль, однако их несколько раз накрывало волной в тот момент, когда тральщик, переломившись пополам, быстро пошел на дно. Часть экипажа была извлечена из воды подошедшей шлюпкой с соседнего корабля.

С соседнего тральщика «Якорь» в момент взрыва «Проводника» увидели громадный столб черного дыма и пара, окутавшего на несколько мгновений тральщик; когда дым рассеялся, «Проводник»лежал на правом борту, и был ясно виден надлом в середине его корпуса.

Видя, что команда взорвавшегося корабля находится в воде, «Якорь», лавируя между всплывшими минами, приблизился на 0,25 кб, спустил шлюпки и начал спасать его личный состав. Спасание команды совпало с моментом приближения неприятельского крейсера, который открыл огонь по тральщику «Якорь» с расстояния 60 кб. Закончив спасение людей, тральщик начал отходить, причем, несмотря на изменения курса получил попадание артиллерийским снарядом в угольную яму. Спасено 18 человек, из них 5 раненых. Погибло 11 человек.

Итоги. Под тральщиком «Проводник» произошло одновременно два взрыва, один из которых принадлежал мине, другой, вероятно, явился результатом взрыва котлов, о чем свидетельствовало появление пара. Результатом взрывов, кроме повреждений мостика, мачты и трубы, был перелом корпуса судна, которое быстро затонуло.

Борьба за живучесть не производилась. Из состава команды погибло 38%.

Гибель тральщиков № 7 и № 8 на минах 22 сентября 1914 года

После траления с целью определения границ германского минного заграждения, поставленного заградителем «Deutschland», во время которого взорвался и погиб тральщик «Проводник», из Ревеля в Лапвик были посланы другие тральщики для дальнейшей работы в районе банки Аполлон.

22 сентября 1914 года в 5 ч 30 мин тральщики № 5, 6, 7 и 8 в сопровождении миноносца «Прочный» вышли в указанный район, идя в строе фронта со щитовыми тралами к северо-восточной оконечности банки. Дул ветер силою 3—4 балла, и поэтому тральщики имели небольшой дрейф под ветер.

В 10 ч 6 мин между тральщиками № 5 и № 6 в трале взорвалась неприятельская мина (масса заряда 114т), после чего они приступили к постановке вех для обозначения минной банки. Примерно в это же время на другой паре тральщиков (№ 7 и № 8) натяжение на динамометрах показало захват тралом мины.

Ввиду дальнейшего увеличения натяжения тралу пытались дать слабину, но в этот момент под тральщиком № 7 в его носовой части произошел взрыв. Мина взорвалась под носовым трюмом, и взрыв сопровождался столбом выброшенного из носового трюма угля; одновременно взлетели на воздух шлюпки, стрела и люки, а также упала вперед фок-мачта, свалившаяся за борт. Труба наклонилась вперед на 20°.

Бывший на марсе фок-мачты человек вместе с ней упал тоже за борт и, по-видимому, утонул.

Корабль стал стремительно уходить носом, получив сразу дифферент на нос до 45° и слегка кренясь на левый борт.

Вахтенный командир, находившийся на верхней палубе, приказал спускать вельбот, но командир корабля, видя быстрое погружение тральщика в воду, приказал команде, собравшейся на левом борту, надеть пояса и бросаться в воду.

Командир корабля, желая выяснить состояние машины, подбежал клюку и крикнул вниз, но из машинного отделения ответа не последовало, так как весь личный состав машинной команды после взрыва выбежал на верхнюю палубу, предварительно остановив механизмы.

В это время под тральщиком произошел второй взрыв, после которого корма встала вертикально и, переворачиваясь килем вверх, сразу пошла ко дну.

Время гибели корабля — не более одной минуты.

Через 10—15 мин после гибели тральщика № 7 произошел взрыв мины (заряд 114 кг) и под серединой тральщика №8, сопровождавшийся густым черным дымом и высоким столбом воды темно-серого цвета.

Команда прыгала за борт, а корабль садился кормой в воду. Тральщик № 8 тонул 7—8 мин, причем и под ним наблюдался повторный взрыв, видимо, котлов.

На тральщике № 8 находился помощник начальника 2-й тральной партии, который, попав в воду, плавал на поверхности, причем к нему неоднократно приближались шлюпки, чтобы извлечь его из воды, но он отсылал их, приказывая спасать сначала раненых.

Очевидцы показывали при следствии, что штурман проявил особое хладнокровие и распорядительность при спасении, умело маневрируя в районе плававших людей. Он схватил за бушлат одного утопавшего в тот момент, когда последний, выпустив из рук анкерок, погружался в воду. Одному из офицеров, находившемуся около шлюпок, защемило голову между судном и вельботом; он был втянут в водоворот и лишь при взрыве котлов был снова освобожден и выброшен на поверхность с тяжелыми ранениями: лишившись уха, с израненной головой, он доплыл до ящика со спасательными поясами, забрался на него и выбрасывал оттуда плававшим в воде спасательные принадлежности; увидев идущего ко дну человека, он нырнул за ним и вытащил его на ящик.

Машинисте тральщика № 8 сразу после взрыва выскочил на палубу: но во время гибели корабля, получив приказание от командира застопорить машину, бросился туда и успел исполнить это при самых тяжелых условиях; его душил газ и дым, на него сыпались какие-то осколки, грозившие его жизни.

Один из машинистов поддерживал на бревне теряющего сознание унтер-офицера, который без его помощи мог утонуть.

Спасение людей производилось шлюпками с тральщиков № 5, № 6 и миноносца «Прочный», причем было поднято из воды 64 человека из экипажей обоих погибших судов.

Итоги. От взрыва мины под носовой частью тральщика № 7 (который не имел никакого оборудования, повышавшего его живучесть на случай подводного взрыва), он стал быстро погружаться в воду, имея дифферент на нос до 45°. Второй, внутренний взрыв, последовавший непосредственно вслед за первым, видимо, ускорил его гибель, так как корабль затонул через одну минуту. Борьба за живучесть на тральщике № 7 не велась вследствие краткости времени его гибели.

Тральщик № 8, являясь однотипным с предыдущим, получил пробоину от неприятельской мины в кормовой части и также затонул через несколько минут.

Повреждение посыльного судна № 218 на мине 18 июля 1915 года

Тактико-технические элементы посыльною судна № 218

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

47-мм.....................................................................................................2

торпедное, количество аппаратов:

450-м м двухтрубный............................................................................1

Водоизмещение полное, т.....................................................................160,5

Главные размерения, м:

длина................................................................................................45,0

ширина..............................................................................................4,9

осадка.................................................................................................2,5

Скорость хода, уз......................................................................................26,8

Мощность механизмов, л.с.................................................................4200

Экипаж, чел..............................................................................................29

 

Предписанием начальника минной обороны Балтийского моря протралить четыре фарватера и определить границы германского заграждения 2 июли 1915 года было выслано в Люм отделение 1-й партии траления в составе четырех посыльных судов: № 215, № 217, № 218 и N° 219. № 214 и № 216должны были присоединиться позже.

По плану тральных работ предусматривалось в первый день пройти по одному из фарватеров, кончавшихся у Утэ, а затем, имея змейковые тралы, протралить четырехугольник вокруг места заграждения, нанесенного предположительно поданным, полученным из наблюдений нескольких месяцев, и далее обследовать 3 мили к северу от четырехугольника.

Тральная работа была начата 5 июля в 6 ч при ясной погоде с легким остовым ветром.

Через 3 ч после начала тральных работ был замечен перископ неприятельской подводной лодки, и головной тральщик, положив руля на борт, пытался ее таранить, но она быстро скрылась, после чего траление продолжалось, несмотря на присутствие неприятеля.

Вскоре после 10 ч справа впереди траверза были усмотрены две плававших мины, что указывало на присутствие и других мин, преграждавших фарватер. Это предположение подтвердилось тем, что вскоре было обнаружено еще пять мин.

По обнаружении минной банки было приказано для лучшей ориентировки убрать тралы и вступить в кильватер № 219, на котором находился начальник дивизиона траления.

При выполнении этого маневра посыльное судно № 218, находившееся в это время в 1,5 кб от № 219 в 11 ч 20 мин коснулось носом мины (масса заряда 114,66 кг). Произошел взрыв, сопровождавшийся столбом воды и белого дыма, а спустя 15—20 мин посыльное судно начало медленно погружаться носом в воду.

Носовой отсек был разрушен и заполнен водой, но переборка между ним и кочегаркой осталась целой, хотя вода кое-где просачивалась, но ее непрерывно выкачивали.

Кроме повреждений носовой части, в середине корпуса, борти палуба получили гофр.

№ 215 и 219, развернувшись, направились к взорванному судну и, подойдя почти одновременно с обоих бортов к № 218, стали заводни, перлини, так как имелась надежда на его спасение.

Вследствие проявленного всей командой хладнокровия и благодаря распорядительности командиров перлини были заведены, и подорвавшееся судно удалось благополучно вывести из минного поля, после чего начальник дивизиона приказал его буксировать кратчайшим путем в Утэ. Во время буксирования на № 218 пытались пустить эжекторы, но они не действовали, так как трубы оказались перебитыми.

Отбуксировав его на 3,5 мили от места взрыва, суда передали буксировку миноносцу «Выносливый», который, подойдя к подорванному кораблю, повел его в Утэ. Скорость хода при буксировании была немного больше 6 уз.

Из опасения за носовые переборки судно буксировалось за корму, причем до Люма буксирование заняло около 8 ч.

Во время его перевода № 215 и № 219 держались с обеих сторон для охраны от подводных лодок.

Итоги. Взрывом мины на № 218 разрушило носовую часть, причем носовой отсек был затоплен водой, и судно начало медленно погружаться носом в воду.

Переборка, отделявшая кочегарку, осталась цела, но фильтровала воду, которую все же удавалось откачивать.

Влияние взрыва распространилось на среднюю и кормовую части судна в виде гофрировки.

Тральщику оказали существенную помощь соседние корабли, подав ему перлини и поддерживая его с бортов.

Откачка воды из затопленного отсека эжекторами оказалась безрезультатной, так как трубопровод был уничтожен взрывом.

Буксировка производилась кормой, причем № 218 помогал своими машинами, доведя скорость хода до 6 уз.

Борьба за живучесть корабельными средствами не производилась ввиду значительных повреждений.

Гибель тральщика № 6 и повреждение тральщика «Взрыв» на минах 12 и 15 июля 1915 года

Тактико-технические элементы тральщика № 6

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

75-мм.....................................................................................................1

Водоизмещение, т....................................................................................700

Главные размерения, м:

длина................................................................................................... •

ширина.................................................................................................•

осадка.................................................................................................2,9

Скорость хода, уз......................................................................................8,0

Дальность плавания, мили/при скорости, уз................................1750/8

 

Тактико-технические элементы тральщика «Взрыв»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

57-мм.....................................................................................................1

7.62-мм пулемет......................................................................................1

Водоизмещение, т....................................................................................150

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................45,0

ширина..............................................................................................6,1

осадка.................................................................................................1,9

Скорость хода, уз......................................................................................11,5

Дальность плавания, мили/при скорости, уз..................................320/10

Мощность механизмов, л.с.....................................................................300

 

В июле 1915 года в районе острова Церель на фарватере, подготовляемом для проводки линейного корабля «Слава», производились тральные работы.

12 июля в 6 ч отделение тральщиков вышло на работу на фарватер под охраной эсминцев «Искусный» и «Мощный» и в течение дня сделало со змейковыми тралами 12 галсов на пространстве 6 квадратных миль вокруг места обнаруженной 26 июля мины, которую, однако, не нашли.

Возникла необходимость протралить другие фарватеры у острова Эре.

В 3 ч отделение тральщиков, поставив тралы Шульца, пошло по назначенным створам и заградило мину (масса заряда 115 кг), взорвавшуюся в трале и уничтожившую часть трала с буйками.

Другая пара также затралила мину, а на оставшихся частях трала первой пары оказалось еще три мины. Тралы были очищены на мелком месте; одна из всплывших мин, ударившись о буек, взорвалась на расстоянии около 80 м от тральщика «Взрыв». От минного взрыва поднялся высокий столб воды и темного дыма.

Сотрясением от взрыва на тральщике был сорван главный компас, выбита дверь походной рубки, личный состав был сбит с ног, а осколки от мины попали на палубу.

20 августа отделение тральщиков протралило тралом Шульца четыре раза фарватер у Утэ, где и было обнаружено пять неприятельских мин, из которых две взорвались в трале, уничтожив часть трала и буйки. Взрыв сопровождался столбом воды и черным дымом.

Взрыв мины был необычайно сильный: тральщики и госпитальное судно «Наутилус», находившиеся в 3 кб от места взрыва, были подброшены.

20 августа командир дежурного тральщика № 7 донес начальнику 2-й морской партии о повреждении противолодочных сетей, расположенных к О от Центральной минной позиции.

На следующий день из Ревеля были посланы для их исправления тральщик № 8 и буксир «Нарген», но отбуксировать сети не удалось, так как буксиры лопались.

Тральщик № 8 был оставлен на Центральной минной позиции и дежурстве.

22 августа начальник партии, вызвав командира тральщика № 6. которому предстояло вступить в дежурство, предупредил его о необходимости повышения внимания и об увеличении осторожности плавания ввиду наличия снесенных сетей. В тот же день тральщик вышел в дозорную службу по остовую сторону центрального заграждения.

В 17ч 30 мин во время перехода от острова Реншера к Наргену, н 3,5—4 милях от последнего, под кормовой частью тральщика произошло одновременно два взрыва, а секунд через 30 раздался третий.

Несмотря на то, что взрывы были слабые, тральщик получил повреждения и начал крениться палевый борт, постепенно погружаясь кормой в воду.

Предполагая, что корабль наткнулся на сети, вахтенный начальник после первых двух взрывов приказал положить лево руля, чтобы отвести корабль от заграждения.

Находившийся в кают-компании командир корабля после взрыва выбежал на верхнюю палубу и, увидев, что корабль погружается в воду; приказал спускать шлюпки (четверки).

После первых взрывов машина продолжала еще работать обычным ходом. В машинном отделении на вахте стояли два кочегара и два машиниста.

Судовой механик, находясь на верхней палубе, услышал взрыв, быстро спустился в машинное отделение и обнаружил в кормовом трюме появившуюся воду. Он побежал к машинам отдать приказание их остановить, но на его оклик никто не ответил, что привело к предположению, что внизу все погибли. В действительности, машинисты и кочегары самовольно оставили механизмы, забыв их застопорить, и выбежали на верхнюю палубу, когда вода хлынула в машину из коридора гребного вала.

В результате взрывов в машинах имелся ряд повреждений: машинная решетка приподнялась, паровые цилиндры начали качаться, что указывало на то, что машинная рама была сдвинута или повреждена.

От пара, заполнившего машинное отделение, нельзя было выяснить, в каком состоянии находилась машина, и только по наблюдению с верхней палубы за винтом удалось заключить, что она еще продолжала работать.

Когда от командира корабля последовало распоряжение остановить ход, судовой механик спустился в машинное отделение и с большим трудом добрался до маховика стопорного клапана, потому что уровень воды в машинном отделении к этому времени уже доходил до плеч.

Постепенно увеличивающийся креп сгонял воду на левый борт и тем самым понижал ее уровень в районе площадки. Это обстоятельство позволило судовому механику, пробираясь по правому борту, дойти до площадки управления и остановить машину.

На обратном пути, у машинного трапа, судового механика встретил командир корабля, который помог ему выбраться.

Корабль быстро погружался в воду; команда собралась на баке и находилась там до тех пор, пока имелась еще возможность держаться на ногах на кренящейся палубе. В момент, когда корабль стал перевертываться, люди стали бросаться за борт. Вскоре корабль перевернулся вверх дном и погрузился в воду. Личный состав, прыгавший с правого борта, благополучно спасся.

Командир корабля и вестовой, спасавшиеся с левого борта, были накрыты бортом переворачивавшегося корабля и, видимо, увлечены на дно, так как оба больше не всплыли.

Всех плававших в воде спас пароход «Добрыня», который доставил их на остров Нарген.

Погибли командир корабля (не умевший плавать) и два человека команды.

Итоги. Гибель тральщика № 6 произошла от взрывов патронов противолодочных сетей, с зарядом в 6,6 кг каждый, из которых два взорвались одновременно (13,2 кг), а третий — через 30 с.

Взрывами была сделана пробоина в кормовой части, видимо, в районе коридора гребного вала, через которую вода проникала внутрь корабля, распространяясь по помещениям и постепенно затопляя их. Через 20 мин тральщик погиб.

Борьба за живучесть на тральщике не велась.

Гибель тральщика № 5 на мине 26 мая 1916 года

26 мая 1916 года 5-й дивизион тральщиков в составе тральщиков № 5, № 11 и № 12, соединившись с миноносцами у бухты Куйвасто, вышел для производства тральных работ.

В 14 ч 30 мин корабли подошли к назначенному для работы месту, где тральщики начали ставить тралы: № 12 — фор-трал, а № 5 и № II — трал Шульца.

Во время второго галса в 14ч 52 мин под тральщиком № 5 произошел взрыв мины (масса заряда 115 кг). Получив пробоину в корме, тральщик в течение двух минут затонул.

Остальные корабли, повернув на обратный курс, подошли примерно на 3 кб к месту взрыва и спустили шлюпки для спасения команды тральщика № 5. К месту взрыва подошли шлюпки с тральщика №11, затем с эскадренного миноносца «Войсковой», находившегося на расстоянии 5 кб.

Всего было спасено 29 человек команды и два офицера. Погибло восемь человек.

Итоги. Взрывом мины тральщику было нанесено повреждение в корме, от которого он потонул в течение 2 мин. Погибло 20,51 % личного состава. Борьбы за живучесть на тральщике не велось.

Гибель тральщика «Искра» на мине 6 октября 1916 года

Тактико-технические элементы тральщика «Искра»

Вооружение артиллерийское, количество орудий:

75-мм.....................................................................................................2

Водоизмещение, т....................................................................................508

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................44.5

ширина..............................................................................................7,32

осадка.................................................................................................2,13

Скорость хода, уз......................................................................................11,6

Мощность механизмов, л.с....................................................................650

Экипаж, чел.............................................................................................35

 

В середине сентября 1916 года 8-й дивизион тральщиков, пополненный вновь прибывшими кораблями, проводил совместные учения по тралению и совместному плаванию.

При плавании тральщиков в районе Стенгрунд и Скумараршер дивизион едва не наткнулся на расставленные противолодочные сети, о присутствии которых начальник 8-го дивизиона не знал.

3 октября тральщики вышли по направлению к Поркалла-Удду. причем начальник дивизиона не был предупреждено вновь поставленном минном заграждении в районе Аспер-хару и Стенгрунда и был уверен, что фарватер по-прежнему чист для плавания.

Полученное на корабле радио, содержащее предупреждение о заграждениях, оказал ось не поддающимся расшифровке, и лишь отдельные слова указывали на то, что речь идет о закрытых для плавания фарватерах.

Ко времени похода каких-либо сведений или предупреждений о новых минных заграждениях не было получено ни от брандвахтенного судна, ни от службы связи.

5 октября, окончив тральную работу и переночевав у Сальтшера, дивизион с рассветом двинулся далее в Ганге в составе тральщиков «Патрон», на котором был начальник дивизиона, «Пламя», «Искра», «Алеша Попович», «Добрыня» и «Илья Муромец», идя ходом 10,75 уз в кильватерном строе.

Около 9 ч, когда дивизион обогнул мигалку Аспер-хару и перешел с одного створа на другой, под тральщиком «Искра», шедшем третьим по порядку, последовал взрыв мины под кормой, сопровождавшийся появлением буроватого дыма, вскоре покрытого густыми клубами пара.

Корма стала оседать. Командир переложил лево руля, предполагая использовать инерцию корабля для того, чтобы дойти до груды ближайших камней.

При взрыве на тральщике повредило шлюпбалки, что помешало вывалить шлюпки.

Командир корабля приказал команде, находившейся на верхней палубе, собраться в спасательных поясах на баке, но в воду не прыгать. Позднее с корабля удалось спустить на воду только две двойки.

Одновременно командиру было доложено, что в машине от взрыва упал цилиндр, сломалась рама машины и что все люди из машинного отделения успели выйти.

Через две—три минуты тральщик, встав вертикально, начал погружаться в воду, а затем на несколько мгновений остановился, как бы упершись в грунт, после чего быстро скрылся под водой.

Командир тральщика попал в воду непосредственно с мостика.

После взрыва все тральщики застопорили машины и, немедленно спустив шлюпки, послали их к тонущему кораблю. Начальник дивизиона отдал приказание стать всем на якорь по способности.

Подошедший катер службы связи также принимал участие в спасении команды; когда на поверхности воды никого не осталось, перекличкой команды «Искры» была установлена гибель двух матросов. Из наличного состава команды оказалось четыре человека контуженные в том числе и командир.

Следствием установлено, что причиной взрыва была русская мина (масса заряда 115 кг), поставленная за несколько дней перед походом тральщиков, причем извещение штаба морских сил Балтийского моря дивизиону сообщено не было, и фарватер считался чистым для прохода.

Итоги. Взрыв русской мины под кормой тральщика «Искра» нанес повреждения, от которых тральщик стал садиться кормой, постепенно погружаясь в воду. Шлюпбалки тральщика испортились и стали непригодными для спуска шлюпок.

Силою взрыва в машинном отделении уничтожило машину, цилиндр которой упал. Корабль уходил в воду вертикально, скрывшись под водой в течение двух—трех минут. Борьбы за живучесть не производилось. Погибло два человека, что составляло 5,71%, контуженных четыре — 11,43%. Всего пострадало 17,14% личного состава.

Гибель гидрографического судна «Юг» и повреждение гидрографического судна «Восток» на минах 14 октября 1916 года

Тактико-технические элементы гидрографических судов «Юг» и «Восток»

Водоизмещение, т....................................................................................75

Главные размерения, м:

длина.................................................................................................19,2

ширина..............................................................................................4,05

осадка.................................................................................................1,98

Скорость хода, уз......................................................................................11,0

Экипаж, чел...............................................................................................11

 

14 октября 1916 года гидрографические суда «Азимут», «Промерный», «Восток» и «Юг» производили тральные работы у башни Фесторнэ с целью выяснения причин обрывания у тральщиков их тралов при прикосновении к неизвестному подводному предмету.

Трал представлял собою проволочный стальной трос, буксируемый (двумя тральщиками) на углублении 38 м с подвешенными к нему камнями.

«Восток» и «Юг» шли на S средним ходом, находясь друг от друга на расстоянии 32 м.

Когда трал постепенно начал натягиваться, корабли застопорили машины и принуждены были его выбирать. За это время «Юг» развернуло ветром вдоль волны и несколько отнесло назад. Вскоре под гидрографическим судном «Юг» последовал первый взрыв мины (масса заряда 115 кг).

Затем через 2 с произошел второй взрыв. В результате обоих взрывов под кораблем поднялись столбы воды.

От первого взрыва корабль треснул вдоль, а от второго — поперек, палуба разошлась, из котельного отделения пошел пар. Корабль разломился пополам и быстро затонул.

Спущенная с «Востока» шлюпка спасла раненого командира корабля и двух матросов.

Погибло 8 человек команды; командир умер от потери крови.

Подошедшим к месту гибели «Юга» посыльным судном «Дуло» было обнаружено несколько мин, поставленных с германских пол водных лодок.

Взрывами, последовавшими под «Югом», на гидрографическом судне «Восток» в днище повредило цемент, и в корпусе корабля появилась течь.

Силою толчка «Восток» настолько сильно накренился на правый борт, что черпнул воду. У правого носового кнехта имелась выбоина, нанесенная куском металла циферблата машинного телеграфа.

Командира корабля отбросило на другой борт, но он не растерялся и быстро распорядился о помощи тонувшей команде «Юга».

Итоги. Взрывы двух мин оказались настолько сильными, что корабль треснул в продольном и поперечном направлениях и, разломившись на части, затонул в течение 1—2 мин.

Погибло 8 человек, что составляло 72,72%.

На гидрографическом судне «Восток», находившемся на расстоянии 32 м от места взрывов, в корпусе корабля появилась течь.

Повреждение тральщика «Фугас» на мине 20 ноября 1916 года

Тактико-технические элементы тральщика «Фугас»

Вооружение артиллерийское, количество орудии:

37-мм.....................................................................................................1

Водоизмещение, т....................................................................................152

Главные размерения, м:

длина.................................................................................................45,1

ширина..............................................................................................6.1

осадка.................................................................................................1,9

Скорость хода, уз......................................................................................11,3

Дальность плавания, мили/при скорости, уз................................564/9.9

Мощность механизмов, л.с....................................................................280

Экипаж, чел..............................................................................................30

 

20 ноября 1916 года во время траления района маяка Эренгрунд и прибрежного фарватера от Нукке-Вормса до Балтийского порта у банки Грассгрунд тральщик «Фугас» взорвался на германской мине (масса заряда 114,66 кг). Взрывом была оторвана носовая часть тральщика до носовой кочегарной переборки, которая была прогнута. Обшивка дна также была повреждена и пропускала воду, которую удавалось откачивать своими средствами.

Тральщик был взят на буксир и отведен в Балтийский порт, где по осмотре повреждений было решено перевести его в Ревель для ремонта.

22 ноября тральщик «Фугас», идя на буксире из Балтийского порта «Ревель, в9ч 30 мин в 0,75 мили от маяка Суроп был атакован неприятельской подводной лодкой, выпустившей торпеду (масса заряда 200 кг), которая попала и утопила его.

Итоги. На тральщике «Фугас» от взрыва германской мины была оторвана носовая часть. Переборка сдержала давление воды, но имела деформацию. Обшивка корабля пропускала воду, но в ограничен ном количестве, которое легко удалялось наличными отливными средствами.

Пострадавших от взрыва 16 человек, что составляло 53,33%.

При буксировании тральщика в Ревель для ремонта он был потоплен германской подводной лодкой, причем пострадало еще два человека.

Повреждение тральщика «Ствол» на мине 17 декабря 1916 года

Тактико-технические элементы тральщика «Ствол»

Вооружение артиллерийское, количество орудий:

75-мм.....................................................................................................2

Водоизмещение, т....................................................................................150

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................27,4

ширина..............................................................................................6,3

осадка..................................................................................................2,1

Скорость хода, уз......................................................................................9,5

Дальность плавания, мили/при скорости, уз................................600/-

Мощность механизмов, л.с....................................................................150

 

17 декабря 1916 года тральщики «Ствол» и «Тумба», выйдя из Мариенхамна и дойдя до Стура Лекшера, поставили трал Шулыт и тралили фарватер до Ледзунда, после чего повернули на обратный курс; за кормой тральщика «Ствол» (в 6—Юм) произошел взрыв, сопровождавшийся оглушительным ударом и большим столбом поднятой воды.

Находившаяся на корме команда силою взрыва была разбросана по палубе, а корабль, получив толчок вперед, кормой стремительно катился к воронке, образовавшейся от взрыва мины (масса заряда 115 кг). Угол наклона, под которым тральщик уходил в воронку, был около 30— 35° к поверхности воды; винт, оставшийся в целости, продолжал работать и развил при этом наибольшее число оборотов.

Личный состав на верхней палубе немедленно задраил все люки, поэтому вода не успела попасть внутрь кормовых помещений, и корабль не был увлечен в воронку и остался на плаву.

Значительное количество воды поступало в трюм через образовавшиеся трещины в корпусе корабля.

Приказав убрать трал, командир направил судно на более мелкое место, где было приступлено к заделке трещин; поступление воды в корабль постепенно уменьшилось, и пущенные в ход водоотливные средства свободно с ней справлялись.

Наступившая темнота прервала траление, которое возобновилось ввиду наступившей свежей погоды и большой волны только 19декабря.

Повреждения не помешали тральщику закончить траление и 22де-кабря уйти в Або.

Итоги. Действие минного взрыва за кормой на расстоянии Юм отразилось на обшивке корабля, в которой появились трещины, заделанные личным составом, после чего поступление воды в трюм уменьшилось, так что судовые отливные средства свободно с ней справлялись.

Повреждение тральщика «Дуло» от взрыва мины 26 декабря 1916 года

Тактико-технические элементы тральщика «Дуло»

Вооружение артиллерийское, количество орудий:

75-мм.....................................................................................................2

Водоизмещение, т....................................................................................150

Главные размеренна, м:

длина наибольшая.............................................................................27,4

шири на наибольшая.........................................................................6,3

осадка..................................................................................................1,8

Скорость хода, уз......................................................................................9,5

Мощность механизмов, л.с....................................................................150

Экипаж, чел...............................................................................................19

 

26 декабря 1916 года в 9 ч тральщик «Дуло» в паре с тральщиком «Цапфа» вышли из Мериенгамна и к 10 ч подошли к Стура Лекшер, где был поставлен трал.

В 11 ч сильно засвежел ветер, сопровождавшийся снежной метелью, который помешал производству тральных работ.

Командир тральщика «Дуло» поднял сигнал: «Убрать тралы».

Находясь у банки Яромас, тральщики затралили германскую шаровую мину с четырьмя колпаками (масса заряда 114,6 кг), которую заметили, когда третий буек уже был поднят на палубу, и мина оказалась под самой кормой.

Лебедка, выбиравшая трал, немедленно была остановлена, всех людей с юта отправили на бак, а командир корабля решил отбуксировать мину на более мелкое место.

При стравливании трала для удаления мины от кормы произошел ее взрыв. Корабль силою взрыва был брошен вперед и осел носовой частью в воду.

В кормовом трюме появилась течь; пришлось пустить водоотливные средства и подвести пластырь.

Были получены следующие повреждения от взрыва: разрушены переборки в командном помещении и в каюте командира, лопнули трубки парового отопления, разрушен офицерский гальюн и умывальник, разрушены столы и палуба в командном помещении; на палубе сбит флагшток с кормовым флагом, перебиты рулевые приводы, и выброшена за борт крышка горловины водяной цистерны; в машинном отделении разбита крышка подогревателя, реостат и распределительная доска динамомашины, лопнула рама динамомашины; в котле появилась сильная течь; в подводной части имелись трещины, и было выбито несколько заклепок.

В момент взрыва рулевой, находившийся на корме, получил ранение в голову, в ноги, с переломом одной из них, и был выброшен за борт; он был извлечен из воды двумя матросами.

Осколком был легко ранен в голову машинный унтер-офицер, а остальные, находившиеся на палубе, силою взрыва были сбиты с ног.

Тральщик «Цапфа», отрубив после взрыва трал, подошел к соседу и взял его на буксир.

Судно приведено в Ледзунд 3 января и поднято на стапель.

Итоги. Взрыв германской мины последовал за кормой тральщика по неосторожности личного состава.

В корпусе корабля появилась течь от трещин и выбитых заклепок; внутри корабля разрушило переборки; частично повреждено паровое отопление, рулевой привод; в машинном отделении поврежден подогреватель, распределительная доска динамомашины; в котле появилась течь.

Борьба за живучесть заключалась в подведении пластыря в местах течи и в пуске водоотливных средств. Корабль был приведен к месту ремонта на буксире.

Гибель тральщика «Илья Муромец» на мине 21 августа 1917 года

Тактико-технические элементы тральщика «Илья Муромец»

Вооружение артиллерийское, количество орудий:

75-мм.....................................................................................................1

7,62-мм пулемет.....................................................................................2

Водоизмещение, т....................................................................................350

Главные размерения, м:

длина наибольшая...........................................................................32,0

ширина наибольшая..........................................................................7,5

осадка..................................................................................................2,6

Скорость хода, уз......................................................................................11,0

Дальность плавания, мили/при скорости, уз.................................1155/9

Мощность механизмов, л.с....................................................................500

Экипаж, чел................................................................................................27

 

21 августа 1917 года в 8 ч тральщики 8-го дивизиона «Илья Муромец», «Поток Богатырь», «Добрыня» и «Святогор» вышли из Ганге для траления фарватеров в районе Лалвикского створа.

22 августа во время траления тех же фарватеров в 1,5 милях от Штапельботенского буя, в трале взорвалась мина.

После нескольких поворотных галсов «Добрыня» и «Святогор» затралили еще несколько мин. Одну из всплывших мин было приказано разоружить, причем оказалось, что это германская мина, поставленная, видимо, недавно, так как на ней еще сохранился порядковый номер, написанный мелом.

Прибор глубины мины был поставлен на 3,5 м. Ввиду позднего времени тральщики отошли к маяку Вормс, а оттуда направились в Рогокюль для пополнения запасов.

23 августа тральные работы возобновились в том же районе при состоянии моря 4 баллов.

Поставив трал Шульца, тральщики, идя попарно («Илья Муромец» со «Святогором» и «Поток Богатырь» с «Добрыней»), начали траление. Минут через 15, при мерно в расстоянии 1 мили от Штапельботенского буя с левого борта «Ильи Муромца», у машинной переборки на 22-м шпангоуте, с большой силой взорвалась мина (масса заряда 115 кг). Две трети корпуса тральщика, считая от кормы, моментально погрузились в воду, и на поверхности ее осталась только часть бака, которая через 10 мин затонула.

Часть личного состава силою взрыва была выброшена за борт, остальные, видя неминуемую гибель корабля, сами бросились в воду, в том числе и командир тральщика. Остальные тральщики сейчас же спустили шлюпки и послали их к месту гибели «Ильи Муромца», но сами туда не подходили. Спасение личного состава закончилось, примерно, через 25 мин, причем было подобрано два офицера и 14 человек команды, из них два тяжело раненых.

По показаниям спасенных выяснилось, что при взрыве корабля под левой мазутной цистерной произошло сильное сотрясение: судовой механик был сброшен с койки и оказался сразу по колено в воле, так как из машинного отделения ключом била большая струя воды; через обломки с большим трудом он выбрался на верхнюю палубу, откуда попал в воду и был спасен через 15 мин шлюпкой с тральщика «Добрыня».

Минный унтер-офицер после взрыва, чувствуя быстрое погружение кормы тральщика, начал пробираться наверх из кают-компании через коридор, наполненный паром, а оттуда он попал в воду и до момента спасения плавал, придерживаясь за обломок привального бруса. Видя, что судовой механик с трудом держится на воде, он подплыл к нему и оказал ему помощь, передав кусок дерева, поддерживавшего его на плаву.

После взрыва на штурвальной рубке на мостике оказались сорванными с петель двери, разбитые стекла посыпались на рулевого и командира; компас упал.

Рулевой, получив сильный удар в спину, очутился в воде и плавал до тех пор, пока его не подняли на шлюпку с тральщика «Поток Богатырь».

По показаниям сигнальщика, корабль при гибели кренился на левый борт.

Итоги. От взрыва мины, сопровождавшегося сильным сотрясением, произошли значительные разрушения корпуса корабля в районе левой мазутной цистерны.

Через машинное отделение внутрь тральщика стремительно ворвалась вода; корабль с креном на левый борт быстро погружался кормой в воду и затонул через 10 мин.

Погибло 11 человек, что составляет 40,74%.

Гибель русского транспорта «Урания» на мине 30 июня 1916 года

Тактико-технические элементы транспорта «Урания»

Водоизмещение, т...................................................................................3265

Главные размерения, м:

длина.....................................................................................................•

ширина.................................................................................................•

осадка...................................................................................................•

Скорость хода, уз......................................................................................15,0

Дальность плавания, мили/при скорости, уз..........................................•

Мощность механизмов, л.с....................................................................3600

 

Транспорт «Урания», предназначенный для несения службы в портах Мурманского побережья и Белого моря, 18 июня 1916 года вышел из английского порта Ливерпуль с военным грузом (сукно, карболовая кислота, аммоний, порох, зажигательные бомбы, медикаменты, толуол, бензин и прочее).

30 июня 1916 года в Белом море при следовании за тральщиками четвертым в кильватерной колонне в 17ч 18 мин в районе маяка Сазонова под кормой транспорта произошел взрыв мины (масса заряда 114,66 кг), сопровождавшийся большим столбом воды и сильным звуком.

Столб угольной пыли, высотой около 40 м, поднялся за судном. Кормовую часть транспорта подбросило из воды, причем вся ее подводная часть до верхней палубы была совершенно разрушена.

За первым взрывом послышался второй, от которого свалились дымовая труба, рубка на мостике, мачты и надстройки. Транспорт стал быстро погружаться кормой в воду, нос поднялся вертикально вверх, затем накренился на левый борт и почти погрузился в воду, но вдруг снова вынырнул на поверхность, причем из всех иллюминаторов били фонтаны воды в несколько метров высотой.

Через 6 мин после первого взрыва «Урания» скрылась под водой. Личный состав спасся на шлюпках. В районе гибели была замечена сфероконическая мина.

Итоги. Взрывом мины разворотило всю кормовую часть транспорта. Второй взрыв, вероятно, последовал от детонации взрывчатых веществ, находившихся на судне.

Гибель продолжалась 6 мин.

Повреждение военного транспорта № 109 («Леванцо») на мине 20 ноября 1916 года

Тактико-технические элементы транспорта № 109 («Леванцо»)

Водоизмещение, т...................................................................................5078

Главные размерения, м:

длина.................................................................................................106,64

ширина.............................................................................................13,70

осадка.................................................................................................5,64

Скорость хода, уз.........................................................................................•

Дальность плавания, мили/при скорости, уз..........................................•

Мощность механизмов, л.с........................................................................•

 

20 ноября 1916 года транспорт № 109, идя в густом тумане у мыса Большой Фонтан под Одессой, подорвался на мине (масса заряда 115 кг) и получил пробоину, но удержался на воде, так как из нижних помещений были затоплены водой только кочегарное и машинное отделения и трюм № 4.

В трюмы № 1 и № 2 вода сначала не поступала, и они оказались совершенно сухими, в трюмы же № 3 и № 5 вода поступала в незначительном количестве через переборки. По мере затопления трюма № 3 вода начала поступать через девять выбитых заклепок в переборке и в трюм №2.

После взрыва транспорт был взят на буксир двумя тральщиками для следования в Одессу, но вследствие густого тумана он вместе с буксировавшими кораблями выскочил на мель у Аркадии.

Тральщики, после бесплодных усилий снять транспорт с мели, оставили его приткнувшимся к грунту; при этом, в целях большей безопасности, чтобы он не был выброшен на берег зыбью, трюм № 2 был затоплен окончательно, вода вливалась туда через девять выбитых заклепок в переборке, отделявшей от трюма № 3.

До прибытия спасательного судна «Черномор» на транспорте пытались несколько раз откачивать воду из трюмов, чтобы сняться с мели своими силам и, но отливные средства не справлялись с водой, так как помимо находившейся в корпусе корабля воды трюм № 3 еще и запивался зыбью.

Только 1 декабря к транспорту прибыли «Черномор», рефулёр «Кербедзь» и пароход «Александр Барминский».

К началу спасательных работ осадка транспорта кормой составляла 7,93 м, носом 5,18 м, при глубине моря с кормы 6,1 м, а под носом — 5,49 м.

Подойдя к транспорту. «Черномор» начал откачивать воду из трюма № 5, рефулёр «Кербедзь» — из трюма № 4, а «Александр Барминский» — из трюма № 2. Вода быстро пошла на убыль, но из трюма № 2 удалось откачать ее только до третье и пал у бы, та к как трубы рефулера дальше не доставали.

Из трюма № 5 вода сразу-пошла на убыль, но, опустившись до уровня второй палубы, стала убывать медленнее.

Вскоре рефулёру «Кербедзь» удалось откачать трюм № 4, затем совместно с «Черномором» — и № 5, так что можно было свободно спуститься во вторую палубу.

Полевому борту корпуса по целым местам были обнаружены трещины, доходившие местами до 1,25 см шириной и шедшие от верхней палубы вниз к килю.

Эти трещины были заделаны изнутри и снаружи плотниками и водолазами с «Черномора».

Из кормового отсека воду откачали керосино-моторной переносной турбиной, установленной на палубе транспорта. Работы продолжались весь день до 16 ч и приостановлены были вследствие большой зыби от оста, почему «Черномор» принужден был отойти от борта аварийного судна и стать на якорь отдельно. Вскоре усилившейся шторм заставил суда оставить «Леванцо» и уйти в Одессу.

4 декабря работы возобновились, и «Черномор» своими водоотливными средствами в течение трех часов откачал трюм № 3 до 1,8 м, а рефулёр «Кербедзь» и «Александр Барминский» откачали трюмы № 4 и №5.

Шланги «Черномора» перенесли затем в трюм № 2, из которого через два часа вода была удалена; здесь был и обнаружены выбитые заклепки, отверстия которых заделали, так что вода в помещение больше не поступала.

Затем «Кербедзь» и «Александр Барминский» продолжали откачивать трюмы № 4 и № 5 до третьей палубы; транспорт поднялся носом на 2,13 м и кормой на 0,91 м.

Водолазы пытались осмотреть пробоину и установить ее размеры, но этого сделать не удалось, так как транспорт кормовой частью, начиная от маши иного отделения, сидел на грунте до боковых килей, имея крен на левый борт до 12°.

Спасательные пароходы все время поддерживали выкачивание воды из трюмов, а «Черномор» и «Ледокол № 3» в 17 ч начали буксирование транспорта.

«Леванцо» сразу развернулся на 90° носом вправо, но снять его не удалось; несмотря на то, что буксиры работали полным ходом 8 ч, транспорт не двигался, и его принуждены были оставить на грунте до утра.

5 декабря подошел транспорт «Долаид», который совместно с «Черномором» и «Ледоколом № 3» после 15 мин работы полным ходом снял транспорт «Леванцо» с мели.

На этот раз быстрота съемки объяснялась прибылью воды и содействием зыби.

По приводе «Леванцо» в Одесский порт водолазы осмотрели пробоину, которая оказалась в самом днище в районе машинного и кочегарного отделений на правой стороне корпуса, площадью 7,01x6,4 м2; тогда же на пробоину был заведен пластырь.

6 декабря в 23 ч к транспорту был срочно вызван «Черномор» для откачивания начавшей прибывать в трюм № 3 воды, вызвавшей крен.

Работа «Черномора» продолжалась до 14 ч следующего дня, когда он был отпущен после полного осушения трюма, окончательной заводки пластыря и более тщательной заделки пробоины.

Никаких переоборудований, повышавших живучесть судна, транспорт не имел.

Итоги. Пробоина по правому борту от взрыва мины (заряд в 115 кг) имела площадь 7,01x6,4 м2, от которой были затоплены кочегарное и машинное отделения, а также трюм №4. Через переборки вода проникала в трюмы № 3 и № 5.

По левому борту от взрыва имелись трещины шириной до 1,25см, шедшие от верхней палубы к килю.

Осушение затопленных отсеков происходило с помощью спасательных судов с сильными водоотливными средствами.

Гибель транспорта «Буки» на мине 18 декабря 1916 года

Тактико-технические элементы транспорта «Буки»

Водоизмещение, т..................................................................................10 155

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................108,81

ширина............................................................................................13,90

осадка.................................................................................................8,38

Скорость хода, уз......................................................................................10,5

Дальность плавания, мили/при скорости, уз................................2600/*

Мощность механизмов, л.с....................................................................2600

 

17 декабря 1916 года командиру сторожевого судна «Куница» было приказано идти из Рогокюля к острову Вормс и с наступлением темноты, в качестве конвоира следовать в Ревель с пароходами «Калев» и «Буки».

Снявшись с якоря, сторожевое судно вышло из Рогокюля к острову Вормс, где встало на якорь в ожидании присоединения транспортов. В 16 ч 30 мин транспорт «Буки» подошел и стал на якорь. Командир «Куницы» отправился на транспорт к командиру для уточнения правил совместного плавания и установления сигналов и огней. В 19 ч прибыл к месту рандеву транспорт «Калев», с командиром которого также были проработаны правила совместного плавания.

В 22 ч 40 мин корабли снялись с якоря в следующей последовательности: впереди «Куница», вторым «Калев», третьим — транспорт «Буки». Сначала погода для плавания была благоприятна, но вскоре ветер усилился, достигнув силы 5—6 баллов, ночью пошел снег, и видимость уменьшилась до 4—6 кб. Ход, рассчитанный на самого плохого ходока, «Калев», не превышал 6 уз. 18 декабря в 8 ч 45 мин под носовой частью левого борта транспорта «Буки» произошел взрыв мины (масса заряда 115кг).

На соседних кораблях после взрыва был виден черный всплеск веерообразной формы, причем черная его окраска произошла от угля, поднявшегося с водой.

Взрыв был настолько силен, что судно от воды приподнялось и с размаха вновь упало на воду, начав быстро наполняться водой.

Повреждение оказалось между 1-м и 2-м трюмами, причем при взрыве из них выбросило доски и уголь, засыпавший весь мостик и палубу транспорта.

Транспорт сдрейфовало по ветру; в это время он имел крен 4—5° и дифферент на нос 1,22 м.

После взрыва командир транспорта, успокоив команду, выскочившую на верхнюю палубу, распорядился спускать шлюпки, направляя их на бакштов для защиты от большой зыби.

С бакштова и началась посадка личного состава. 28 человек команды со старшим помощником отправилось на двух шлюпках на сторожевой корабль «Куница».

Командир, оставшись на корабле, задержал несколько человек для спасения документов. В это время транспорт развернуло, что позволило использовать правый трап для спасения остального личного состава. Перед окончательным оставлением транспорта выяснилось, что одного человека не хватает, и командир решил проверить все помещения с целью нахождения недостающего. Пройдя по всему кораблю и никого не обнаружив, он спустился еще в машину и кочегарку, где увидел машиниста, который, выполняя ряд приказаний механика, пускал балластную и питательную системы, закрывал поддувала, открыл предохранительный клапан, чтобы не взорвало котлы, на случай, если транспорт не утонет.

Оставшиеся с командиром пять человек, забрав с собой судовые документы, спустились на двойку и были готовы отвалить от борта, как вдруг подошедшим сторожевым судном «Куница», навалившим на трап и шлюпку, она была раздавлена, а люди с ушибами и ранениями оказались в воде, откуда вскоре все они были подняты.

Примерно через полчаса на «Буки» после его оставления произошел второй взрыв, по характеру своему похожий на первый.

Дым после него стоял в воздухе 2—3 мин.

Взрыв произошел тогда, когда «Куница» отошла от борта транспорта, причем место второго взрыва было в средней части с левого борта. «Буки» стал быстро садиться носом, затем задралась вверх его корма, и через 4—5 мин он затонул на 80 м глубины.

Итоги. От подводного взрыва в носовой части по левому борту корабль сначала с силой приподняло вверх, после чего он с силой упал на воду, начав быстро наполняться водой в первом и втором трюмах, получив крен на 4—5° и дифферент на нос в 1,22 м.

После второго взрыва, происшедшего через 30 мин, транспорт «Буки» затонул в течение 4—5 мин; никаких переоборудований, повышавших его живучесть, он не имел.

Погибших на транспорте не было.

Гибель дозорного катера № 10 от минного взрыва 18 ноября 1916 года

18 ноября 1916 года в 23 ч 54 мин два дозорных катера шли с минами, перегруженными с эскадренного миноносца «Украина», к месту второй минной постановки в Ирбенском проливе в район Михайловского маяка.

Головным шел катер № 4, а за ним — № 10.

Под концевым катером № 10 произошел взрыв на русской мине (масса заряда 116 кг), его корпус продержался на поверхности воды только 40—50 сек, а затем с креном на левый борт пошел на дно.

Силой взрыва с катера сбросило людей в правую сторону на несколько десятков метров.

На переднем катере подбросило на палубе находившуюся там команду.

Во время гибели катера утонул офицер, ведавший минной постановкой, и два человека команды.

Благодаря быстро принятым мерам по спасению утопавших за 5—6 мин удалось в темноте при помощи концов, шестов и руками подобрать девять человек, из них семь раненых.

Во время спасения катер обстреливала береговая германская батарея, огонь которой оказался безрезультатным.

На катере погибло 3 человека, что составляло 25%.

Повреждение и гибель барказов при постановке мин в Босфоре 16 мая 1917 года

Для дополнительного минирования Босфора в сам ом его устье 16 мая 1917 года из Севастополя вышел крейсер «Память Меркурия» с эскадренными миноносцами «Гневный» и «Пронзительный», имея на борту крейсера один быстроходный катер и четыре моторных барказа, оборудованных для постановки малых мин, находившихся в количестве 240 штук на эсминцах.

В прикрытии этого отряда находились линейный корабль «Свободная Россия» и три авиатранспорта для производства воздушной разведки.

17 мая 1917 года крейсер «Память Меркурия», находясь в 30 милях от входа в пролив, спустил на воду быстроходный катер и моторные барказы с минами, погруженными с «Пронзительного», отправив их к Босфору. Погода благоприятствовала выполнению операции: было пасмурно, малый горизонт видимости и полный штиль.

В 23 ч 10 мин моторные барказы с быстроходным катером, служившим лидером, вошли в пролив и, определившись по мыскам, на которых были расположены маяки Румели-Фенер и Анатоли-Фенер, построились в строй фронта и начали постановку мин, проходя в непосредственной близости от неприятельских батарей (1—2 кб).

В полночь, окончив постановку, моторные барказы пошли на присоединение к крейсеру «Память Меркурия», который и поднял их к 5 ч.

18 мая было решено повторить постановку в Босфоре; на этот раз мины были погружены с эскадренного миноносца «Гневный».

На пути к Босфору барказы дважды были обнаружены и атакованы двумя неприятельскими самолетами, которые сбросили в них безрезультатно 18 бомб.

Считая нецелесообразным ставить мины нескрытно, барказы возвратились к крейсеру «Память Меркурия» и были подняты на корабль для следования в Севастополь.

24 мая 1917 года отряд в том же составе, под прикрытием на этот раз 2-й бригады линейных кораблей («Евстафий», «Иоанн Златоуст», «Три Святителя») с одним угольным и тремя нефтяными эсминцами, вышел вновь для осуществления заградительной операции.

Находясь в 10 милях (18,5 км) от Босфора, крейсер спустил на воду моторные барказы, которые, приняв мины с эскадренного миноносца «Пронзительный», были подведены на буксире последнего вплотную к границе минного поля.

Отсюда моторные барказы, отдав буксиры в строе кильватера, легли на пролив. Состояние погоды: небо — ясно, ветер — 1 балл, в морс штиль.

В 1 ч 50 мин, войдя в пролив, барказы начали постановку мин, которая и была ими выполнена в течение 25 мин совершенно скрытно от неприятеля, несмотря на то, что они находились всего лини, в нескольких кабельтовых от обоих берегов.

На вторые сутки операция была повторена барказами, которые и ночь с 25 на 26 мая на буксире быстроходного катера легли на середину Босфора в строе кильватера.

Начальник отряда барказов находился на быстроходном катере.

В 0 ч 15 мин 26 мая отряд, находясь в 1,5—2 кб от маяка Румели, выстроился в строй фронта и начал постановку мин.

В 0 ч 22 мин на барказе с крейсера «Память Меркурия» раздался оглушительный взрыв с пламенем, принятый в первую минуту на быстроходном катере за выстрел в упор с береговой батареи.

Взрыв мины разрушил кормовую часть барказа, причем были убиты офицер и три матроса, находившиеся на корме. Барказы, шедшие с ним рядом, также получили повреждения. На одном барказе, окончившем уже минную постановку, было убито семь человек, а на втором вся команда оказалась израненной.

Барказ с линейного корабля «Ростислав», наполовину залитый водой, лишенный моторного двигателя, под веслами продолжал постановку мин, выполнил ее и самостоятельно пошел на присоединение к эсминцу «Пронзительный», стоявшему на границе заграждений.

Совершенно невредимым остался моторный барказ с линейного корабля «Свободная Россия», также окончивший постановку до взрыва и самостоятельно присоединившийся к миноносцам, стоявшим близ Босфора.

Командир барказа с «Память Меркурия», контуженный и оглушенный, отдал приказание продолжать постановку, но выполнить это было некому, так как все люди были или убиты, или ранены.

Шлюпка постепенно погружалась в воду, тогда командир приказал перенести раненых на барказ с «Иоанна Златоуста».

Как только успел и покинуть барказ с крейсера «Память Меркурия», на нем последовал вторичный взрыв, после которого он стремительно затонул, а командир сброшен за борт и был оттуда извлечен с большим трудом; после второго взрыва к златоустовскому барказу подошел быстроходный катер, взял его на буксир и повел к эсминцу «Пронзительный». На обратном пути он постепенно наполнялся водой и вскоре затонул, причем люди были взяты на катер и доставлены на эсминец.

Вслед за вторым взрывом на азиатском берегу вспыхнул прожектор, направивший свой луч далеко в море по всему горизонту, несмотря на то, что моторные барказы находились в самом проливе.

Барказ с линейного корабля «Ростислав» выполнил операцию, несмотря на взрывы, повреждения и освещение прожектора, и под веслами на рассвете самостоятельно присоединился к «Пронзительному».

Израненные матросы гребли до изнеможения, один из них умер на весле от потери крови.

В 5 ч 30 мин к эсминцу присоединился барказ с линейного корабля «Свободная Россия». В это время подошедший к нему крейсер «Память Меркурия» подвергся безрезультатной атаке неприятельского гидроаэроплана, сбросившего по обе стороны корабля девять бомб.

По окончании операции корабли возвратились в Севастополь.

Причины взрыва: у очередных к постановке мин на барказе крейсера «Память Меркурия» были слишком рано вынуты предохранительные чеки, и не было обращено внимание на состояние сахара, который, очевидно, растаял от попавших в него брызг от небольшой встречной волны. Одна из мин в момент сбрасывания взорвалась. Второй взрыв, очевидно, последовал от толчка во время перехода людей с одного барказа на другой.

Участвовало в операции 60 человек, из них погибло 10 человек, ранено тяжело 10 человек, умерло от ран три человека, ранено и контужено 20 человек, всего 43 человека. Остались невредимыми 17 человек.

Итоги. Взрывы произошли вследствие несоблюдения правил обращения с минами, и в результате часть барказов была уничтожена и часть повреждена. От взрыва пострадали корпуса барказов и их машины с моторными двигателями.

Пострадало 71,66% всего личного состава, участвовавшего в операции.