Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

К.П.Пузыревский. Повреждения кораблей от подводных взрывов и борьба за живучесть. По историческим материалам мировой войны 1914-1918 годов.

Глава 1. Повреждения от торпедных взрывов

 Гибель английского линейного корабля «Triumph» от торпеды, выпущенной с германской подводной лодки U21 25 мая 1915 года

Тактико-технические элементы линейного корабля «Triumph»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

254-мм..................................................................................................4

190-мм.................................................................................................14

76-мм.....................................................................................................14

57-мм.....................................................................................................4

торпедное, количество аппаратов:

457-мм подводных................................................................................2

Бронирование, мм:

пояс...............................................................................................76—178

артиллерия главного калибра...........................................................254

противоминная артиллерия.............................................................178

боевая рубка......................................................................................254

палуба.............................................................................................25—76

Водоизмещение нормальное, т.............................................................11 980

Главные размерения, м:

длина наибольшая..........................................................................146,3

ширина наибольшая........................................................................21,64

осадка..................................................................................................7,72

Скорость хода, уз.......................................................................................19

Дальность плавания, мили/при скорости, уз.............................11 000/10

Мощность механизмов, л.с................................................................12500

Экипаж, чел............................................................................................737

 

В 1915 году линкор «Triumph» находился в составе морских сил у Дарданелл для поддержки войск, действовавших на Галлипольском побережье.

25 мая 1915 года он держался на ходу с поставленными сетями в районе Анзака —у Габа Тепе, готовый действовать по турецким кораблям, в случае, если бы те стали обстреливать из Дарданелл позиции английских войск.

Водонепроницаемые переборки корабля были задраены, противоторпедные сети поставлены, орудийный расчет противоминной артиллерии находился у орудий.

В 12 ч 25 мин германская подлодка U21, выжидавшая благоприятного момента для атаки, несмотря на наличие охраняющего миноносца, при полном штиле подошла на 300 м (1,5 кб) и выпустила торпеду с прорезателем сетей (масса заряда 200 кг).

Торпеда прорвала сети «как паутину» и попала в середину корабля. Сильный взрыв, сопровождавшийся оглушительным ударом, потряс корабль, окутав его туманом из воды и угольной пыли (По данным Лорей в книге «Операции германо-турецких морских сил в 1914— 1918 гг.», вскоре за взрывом торпеды последовал второй, более сильный взрыв, возможно, котлов.).

Когда туман рассеялся, корабль имел крен в 10°, который быстро увеличивался.

На корабле поднялась суета, беспорядочно спускались шлюпки, и какие-то предметы выбрасывались за борт.

Через 10 минут «Triumph» перевернулся, продолжая еще плавать вверх килем в течение 30 мин. Погибло 3 офицера и 75 матросов (Корбетт, III т., стр. 33.). Находившийся в охране миноносец «Chalmer» спас некоторую часть команды с кормы корабля, а остальные был и извлечены из воды. Всего спасли 500 человек.

Итоги. Линкор старой постройки (1903 года), получивший пробоину в средней части корабля, несмотря на задраенные двери переборок, через 10 мин перевернулся и, продержавшись на плаву вверх килем около 30 мин, уходя носом в воду, затонул.

Погибло 78 человек, что составляло 10,6% экипажа.

Повреждение английского линейного корабля «Marlborough» от торпеды в Ютландском бою 31 мая 1916 года

Тактико-технические элементы линейного корабля «Marlborough»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

343-мм..................................................................................................10

152-мм.................................................................................................12

76-мм.....................................................................................................2

47-мм.....................................................................................................4

торпедное, количество аппаратов:

533-мм подводных..................................................................................2

Бронирование, мм:

пояс..............................................................................................152-305

артиллерия главного калибра..........................................................280

противоминная артиллерия.............................................................152

боевая рубка......................................................................................305

палуба..................................................................................................65

Водоизмещение нормальное, т.............................................................25 000

Главные размерения, м:

длина наибольшая.........................................................................189,8

ширина наибольшая........................................................................27.4

осадка...................................................................................................9,0

Скорость хода, уз.....................................................................................21,25

Мощность механизмов, л.с................................................................29000

Экипаж, чел..........................................................................................1022

 

В третьем этапе Ютландского сражения во время артиллерийского боя главных сил флагманский линейный корабль первой эскадры «Marlborough» около 18 ч 55 мин, огибая подбитый германский крейсер «Wiesbaden», получил попадание торпедой (Кем была выпущена торпеда, осталось неустановленным. Английские исследователи Корбетт и Вильсон считают, что ее выпустил крейсер «Wiesbaden») (масса заряда 200 кг) в носовую часть правого борта на 5,5 м ниже ватерлинии.

Через полученную от взрыва пробоину вода затопила отделение дизелей, носовую кочегарку, отделение гидравлических машин, 152-мм бомбовый погреб, а также через поврежденную водонепроницаемую переборку одну из угольных ям. Колосники котла № 1 провалились в поддувало, но сам котел и трубопровод остались неповрежденными. Электрическое освещение действовало все время.

От принятой воды корабль получил крен на правый борт до 7°. Трюмно-пожарные и водоотливные помпы, паровой эжектор и эжектор, выбрасывающий золу, были немедленно приведены в действие, но, несмотря на это, уровень воды продолжал подниматься, и через несколько минут залило топки котлов № 1 и 6. Спустя 10 мин был прекращен огонь в котлах № 2 и 5, а затем он был потушен также и в котлах № 3 и 4.

Паровая магистраль в поврежденной кочегарке была выключена. Были приняты меры к тому, чтобы откачать воду из котельных отделений. Несмотря на повреждения, корабль оставался в строю и вел артиллерийский бой с главными силами противника.

К 19 ч 35 мин уровень воды понизился до палубной брони, где и оставался до утра следующего дня.

Ввиду того, что для выравнивания крена затопление противоположных отделений было признано нежелательным, откачали нефть из цистерн, и уголь для котлов подавался из угольных ям правого борта.

Поврежденные взрывом водонепроницаемые переборки вблизи пробоины заделали и укрепили подпорами, электрическую проводку восстановили.

Ввиду того, что к 2 ч 1 июня переборки носового котельного отделения начали сдавать, скорость хода была уменьшена, а затем корабль вышел из строя и под охраной крейсера «Fearless» был отправлен в Хембер.

К вечеру того же дня стало свежеть, и удары волн вызывали опасные напряжения корпуса корабля; кроме того, встретились затруднения с откачиванием воли 100-тонной моторной помпой (помещавшейся в котельном отделении), работа которой стала ненадежной. Работа эжектора, вследствие мелких повреждений, была также недостаточной.

Во время исправления помпы на размахах качки было выбито несколько отпор переборок, которые не удалось поставить вновь вследствие присутствия в помещении воды.

К полночи вода в кочегарках находилась на 1,22 м ниже решеток.

Несмотря на все перечисленные меры, ночью «Marlborough» принужден был сбавить ход до малого ввиду чрезмерного давления воды на переборки; все отделения между 78 и 111 шпангоутами по правому борту (шпация, вероятно, около 1,22 м), что составляло 40,26 м, были затоплены.

Ввиду засорения помп младший кочегарный механик спустился в водолазном костюме в затопленное помещение и очистил их, благодаря чему к 1 ч ночи 2 июня прибыль воды в этих помещениях прекратилась.

К 4 ч 30 мин котельное отделение было освобождено от воды, уровень которой держался ниже палубного настила.

Около 10 ч 1 июня «Marlborough» подвергся безрезультатной атаке германской подводной лодки. В 14 ч он был встречен посланными для его охраны 8 гарвичскими миноносцами, сопровождавшими его до Хембера.

Необходимо отметить, что для успокоения волн, удары которых вредно отражались на поврежденных креплениях корабля, эскадренные миноносцы, шедшие впереди с наветренной стороны, создавали полосу затишья, выпуская масло. В 8 ч 2 июня линкор дошел до Хембера.

Ремонт «Marlborough» был закончен 2 августа 1916 года, то есть через 61 сутки.

Итоги. Попадание германской торпеды с зарядом в 200 кг причинило пробоину на 5,5 м ниже ватерлинии, вследствие чего оказались затопленными отделения дизелей, носовая кочегарка, отделение гидравлических машин носовой башни и 152-мм бомбовый погреб и угольная яма. Междудонное пространство с правой стороны вертикального киля и по левому борту также оказались затопленными. В отделениях от 78 до 111 шпангоута по правому борту имелась вода. Выравнивание крена затоплением отделений противоположного борта не производилось, и лишь перекачивалась из цистерн нефть, и расходовался уголь из ям правого борта.

Переборки, прилегавшие к району поврежденной подводной части корабля, имели пробоины и считались ненадежными.

От большого хода и усилившейся волны переборки прогибались, что заставило сбавить ход на 5 уз.

Борьба за живучесть заключалась в работе водоотливных средств с целью понижения уровня воды в затопленных помещениях, но они оказались маломощными.

Несмотря на значительное разрушение, произведенное подводным взрывом, корабль оставался в строю до конца боя главных сил и только позже был отправлен в базу, до которой дошел под своими машинами.

Повреждение германского линейного крейсера «Seydlitz» от торпеды в Ютландском бою 31 мая 1916 года

Тактико-технические элементы линейного крейсера «Seydlitz»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

280-мм..................................................................................................10

150-мм.................................................................................................12

88-мм....................................................................................................12

торпедное, количество аппаратов:

500-мм подводных..................................................................................4

Бронирование, мм:

пояс.............................................................................................150-300

артиллерия главного калибра..................................................200—1250

противоминная артиллерия.............................................................150

боевая рубка................................................................................200—350

палуба...........................................................................................25—83

Водоизмещение нормальное, т.............................................................24594

Главные размерения, м:

длина наибольшая.........................................................................200,5

ширина наибольшая........................................................................28,5

осадка...................................................................................................8,2

Скорость хода, уз.......................................................................................26,5

Дальность плавания, мили/при скорости, уз................................4700/14

Мощность механизмов, л.с................................................................63000

Экипаж, чел.........................................................................................1068

 

31 мая 1916 года в Ютландском сражении германские линейные крейсеры, в том числе и «Seydlitz», вели артиллерийский бой с английскими линейными крейсерами, а затем неглавными силами, причем крейсер получил 24 попадания 343-мм (13,5") снарядами, нанесшими ему повреждения в надводной и подводной частях корпуса.

Первое поступление воды внутрь корабля произошло через подводные пробоины левого борта в средней его части, полученные им от разрыва в воде английских снарядов, падавших недолетами. Повреждения эти находились у главного броневого пояса, от которых передние наружные угольные ямы и дополнительные ямы XIII отделения, а также креновые отсеки были залиты водой. Помимо этого III отделение снарядного и зарядного погребов 3-й башни (по левому борту) от возникшего там пожара во время артиллерийского боя, во избежание взрыва, пришлось затопить водой.

От нарушения водонепроницаемости переборок, явившегося результатом артиллерийских попаданий, вода проникла в погреб 4-й кормовой башни, где и держалась на уровне 1 м от палубы, однако поступившая внутрь вода за начальный период боя угрожающего значения для корабля не имела.

Положение линейного крейсера изменилось в худшую сторону после атаки 13-й флотилией английских эскадренных миноносцев, прорвавшей линию 9-й флотилии германских миноносцев, когда эсминец «Petard» выпустил 3 торпеды с дистанции 35 кб, одна из которых попала в правый борт носовой части «Seydlitz» у 123 шпангоута (На германских кораблях счет шпангоутов и отсеков идет с кормы на нос; счет артиллерийских башен — с носа на корму) под броневой пояс и причинила пробоину в 15,24 м2 (50 ф2). Масса заряда английской торпеды — 232 кг.

От взрыва кусок наружной обшивки массой в 70 кг вместе с некоторыми частями шпангоутов и стрингеров был и с силой брошены внутрь корпуса и пробили несколько переборок, общей толщиной в 40 мм.

Влияние взрыва распространилось на правое казематное 152-мм орудие № 1, которое оказалось поврежденным.

В районе взрыва торпеды находилась носовая электростанция с двумя турбодинамомашинами и несколькими умформерами, которые вследствие повреждений перестали действовать, и питание электроэнергией пришлось перенести на кормовую электростанцию, причем один из боцманматов с большим искусством произвел переключение станций.

От сильного сотрясения, которое ощущалось по всему кораблю и передалось резким толчком на броне, у правой турбины подскочил предохранительный клапан и остался в, таком положении; кроме того от толчка лопнул и сам корпус турбины. Отделение быстро заполнилось паром, и личный состав принужден был отыскивать повреждения для их исправлений ползком, полулежа; несмотря на это ремонт машины в чрезвычайно тяжелых условиях был закончен через 15 мин. Из поврежденного торпедным взрывом отделения вода постепенно проникла через места внутренних повреждений в соседние; так, например, она распространилась сначала в углы между бортовой броней и броневой палубой, а затем через различные отверстия залила отделения между продольной противоминной переборкой и броневой палубой.

В носовой части были тоже затоплены водой XIV отделение правого борта ниже броневой палубы и коридор броневых труб под помещением траверзных торпедных аппаратов, причем за этот период времени корабль принял воды до 2 000 т

Корабль получил незначительный крен на правый борт и дифферент на нос, который увеличил его осадку на 1,8 м, приподняв при этом корму на 0,5 м. Общая осадка корабля увеличилась на 0,63 м.

Вследствие значительных повреждений, произведенных торпедным взрывом, вода продолжала поступать внутрь корабля через разрушенные вентиляционные трубы и через различные отверстия в противоминной переборке, появившиеся в результате расшатанных связей от сотрясения при попаданиях снарядов и от торпедного взрыва.

Вода проникала также и через поперечные переборки, через сальники электрических проводов и переговорные трубы.

Далее она постепенно заливала носовую часть корабля, и дифферент на нос продолжал увеличиваться. Скорость хода с 20 уз пришлось уменьшить до 15, а затем до 12 уз, так как вода, доходившая до верхней палубы полубака, увеличивала осадку носовой части как бы под действием рулей глубины.

Положение корабля сделалось еще более опасным, когда вода стала проникать из батарейной палубы через носовой поперечный траверз, разделявший XIII и XIV отсеки, кроме того, XIII отсек затапливался и с броневой палубы через повреждения, полученные с правого и левого бортов. Это случилось потому, что казематная броня, находившаяся между главным броневым траверзом и косым траверзом бронирования (карапасом), оказалась слаба и давления воды не выдержала.

Основание носовой 280-мм башни было тоже затоплено водой, поступившей через трещины разошедшихся швов расшатанных в бою переборок. Снарядные и зарядные погреба и шахта экстренного выхода носового траверсного торпедного аппарата затоплялись водой через сальники и переговорные трубы.

Нос продолжал погружаться в воду, и ход корабля пришлось уменьшить до 7 уз.

Желая уменьшить дифферент на нос, пытались перепустить воду в III котельное отделение, чтобы оттуда откачать ее отливными средствами, но это сделать не удалось, так как повышенное давление воздуха ее выбрасывало обратно.

Корабль в течение ночи продолжал идти с флотом, но на следующие сутки в 8 ч 114-я переборка от давления воды стала сдавать, угрожая людям, работавшим в помещении уже по пояс в воде.

Дальнейшее пребывание личного состава в отсеке становилось невозможным еще и от испарений паровых труб, затопленных водой, почему последовало приказание вывести людей в более безопасное место, а «пост управления» перенести в другое место. Через 2 ч «Seydlitz» сел на 13,5-м банку, и для уменьшения дифферента на нос были затоплены средние и кормовые креновые цистерны левого борта, благодаря чему выровнялся крен на правый борт и уменьшился дифферент, и корабль имел возможность продолжать с вой путь, медленно продвигаясь к базе. На малых глубинах «Seydlitz» приходилось протягиваться на увеличенном числе оборотов машин.

Под конец на корабле было замечено падение остойчивости, которая выражалась в том, что при перекладывании руля даже на малом ходу корабль быстро кренился и медленно выпрямлялся.

Положение корабля еще более ухудшилось от проникновения воды через поврежденные угольные ямы левого борта и от поступления ее через пробоины каземата левого борта.

Ввиду того, что водоотливные средства работали с большим напряжением, пользование ими было ограничено; к полудню крен корабля дошел до 8° на левый борт.

Вследствие катастрофического положения «Seydlitz» пришлось идти задним ходом кормою вперед, чтобы понизить давление воды на носовую часть корпуса корабля. Для выравнивания крена палевый в 18 ч было решено затопить кормовые креновые отсеки правого борта, и корабль тогда получил крен на правый борт, дошедший до 8°. Таким образом «Seydlitz»» в обшей сложности принял воды до 5 300 т, что составляло 21,2% от водоизмещения, но несмотря на это и потерю остойчивости продолжал свой путь в базу, которой и достиг 3 июня в 4 ч 25 мин.

За 57 (Е.Шведе. Ютландский бой. Пер. с англ., стр. 97) часов своего возвращения в базу при столь тяжелых повреждениях корабль остался на плаву и не погиб благодаря высоким качествам системы постройки и упорной борьбе личного состава за живучесть.

Вследствие больших размеров торпедной пробоины (15,24 м), явившейся основным источником поступления внутрь больших количеств воды, заделать ее на ходу было невозможно; точно так, как и нельзя было этого сделать с пробоинами левого борта, причиненными действием взрывов снарядов.

Напряженная, но бесперебойная работа водоотливных средств в неповрежденных отсеках, в которые вода попадала из соседних отделений, давала возможность или понижать ее уровень в некоторых отделениях (XIII, XV и XVI отсеках), или поддерживать их в сухом состоянии (XIV).

Там же, где трубопровод оказался разрушенным от сильного взрыва, удаление воды было невозможно.

В отделениях, где отсутствовали постоянные водоотливные средства, использовались переносные помпы, но они оказались недостаточно мощными и от чрезмерной нагрузки часто выходили из строя.

В помощь водоотливным средствам из погребов носовой башни и центрального командного пункта торпедных постов XIII отсека воду откачивали даже ведрами.

Повреждения в переборках от пробоин и разошедшихся швов заделывались личным составом подушками, применяющимися при гимнастике, походными водонепроницаемыми щитами, а так же нарезанными кусками дерева соответствующей длины, проложенными шерстяными одеялами и укрепленными клиньями и распорами.

Для предотвращения деформаций палуб от давления воды между ними ставились подпоры.

В местах неплотного прилегания щитов пазы проконопачивались паклей.

Задрайки горловин и люков (XV и XIV отсеков) оказались ненадежными и требовали внимательного наблюдения за их состоянием. На горловины и люки сверху ставили подпоры.

Крен и дифферент уничтожались или уменьшались заполнением средних и кормовых цистерн с противоположного борта, причем эти мероприятия вначале имели положительный результат, нос понижением остойчивости корабля, эффективность их постепенно падала, и «Seydlitz» получал новый крен.

В течение боя и возвращения корабля обнаружилась полная непригодность заблаговременно заготовленных ящиков ('Вероятно, щиты в качестве пластырей), оказавшихся недостаточных размеров по сравнению с пробоинами, причем слишком твердые подушки не давали возможности прижиматься ящикам к рваным краям пробоин.

Попытки буксирования линейного крейсера «Seydlitz» слабосильными тральщиками из состава дивизиона, высланного командованием I июня ему на помощь, оказались безрезультатны ми.

Не лучше обстояло дело с буксированием «Seydlitz» легким крейсером «Pillau», у которого неоднократно лопались буксиры.

Работу помп отливных пароходов «Borsas» и «Kraft» надо признать неполноценной вследствие чрезмерно большого диаметра приемных шлангов у центробежных помп, которые часто выходили из строя.

Итоги. Основным и наиболее тяжелым повреждением в подводной части «Seydlitz» была пробоина в 15,24 м2 у 123 шпангоута.

Силою взрыва была разрушена не только обшивка корпуса, но и переборки, находившиеся в сфере действия взрыва. Вода поступала из затопленных помещений в незатопленные через мелкие пробоины и через сальники от электрических проводов и переговорных труб, проходивших через переборки, постепенно распространяясь по носовой части.

Корабль получил крен на правый борт, дошедший до 8°, и дифферент на нос, который мешал его движению по мелководным фарватерам, и кроме того дифферент влиял на ход корабля и его управляемость.

Для приведения корабля на ровный киль производилось затопление цистерн в кормовой части с противоположных крену бортов, но постепенно эта мера утратила свое значение, так как у корабля, принявшего 5300 т воды, что составляло 21,2% от водоизмещения, остойчивость уменьшалась. Борьба за живучесть осуществлялась на протяжении всего периода боя и возвращения в базу, причем работой водоотливных средств корабля некоторые отсеки удавалось поддерживать в сухом состоянии, а в других понижать уровень воды.

Водоотливные средства корабля со столь большим количеством поступившей воды справиться не могли.

Переносные помпы существенной помощи не принесли ввиду их неоднократной порчи. Крайней мерой для удаления воды из некоторых помещений было вычерпывание воды ведрами, причем личный состав работал в некоторых помещениях по пояс в воде.

Наиболее действительными материалами для заделывания пробоин были матрацы, употребляемые при гимнастике, деревянные бревна, шерстяные одеяла и пакля.

Несмотря на большие повреждения и большое количество воды внутри корабля, создавшей ему катастрофическое положение, «Seydlitz» возвратился в свою базу, чем показал высокое качество постройки германских линейных крейсеров и чрезвычайно организованную работу личного состава по борьбе за живучесть корабля.

Гибель трех английских крейсеров «Aboukir», «Cressi» и «Hogue» от торпед, выпущенных с германской подводной лодки U9 22 сентября 1914 года

Тактико-технические элементы крейсеров «Aboukir», «Cressi», «Hogue»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

243-мм...................................................................................................2

152-мм.................................................................................................12

76-мм....................................................................................................12

47-мм.....................................................................................................3

торпедное, количество аппаратов:

457-мм подводных...................................................................................2

Бронирование, мм:

пояс..............................................................................................127-152

артиллерия главного калибра..........................................................152

противоминная артиллерия.............................................................127

боевая рубка......................................................................................305

палуба.............................................................................................38—76

Водоизмещение пол нос, т.....................................................................12200

Главные размерения, м:

длина наибольшая..........................................................................143,9

шири на наибольшая.......................................................................21,2

осадка...................................................................................................7,9

Скорость хода, уз...................................................................................21,0

Мощность механизмов, л.с................................................................21 000

Экипаж, чел............................................................................................760

 

Со времени переброски английского экспедиционного корпуса во Францию в августе 1914 года к югу от Доггер-банки был установлен дозор из крейсеров 7-й эскадры, имевший своим назначением охранять южные подходы к Северному морю и восточной части Канала и в случае появления неприятеля противодействовать его операциям против побережья, оказывая при этом поддержку флотилиям Гарвичского отряда.

Находившиеся 22 сентября 1914 года в дозоре крейсеры «Aboukir», «Hogue» и «Cressi» вследствие свежей погоды шли без охраны эскадренных миноносцев и не зигзагируя, считая, что при крупной волне атака подлодок противника мало вероятна, а кроме того, что их местопребывание значительно севернее.

22 сентября 1914 года на рассвете крейсеры находились у Шевинингских банок (Scheveningen) в 10 милях от берега, войдя в район расположения германских подводных лодок, из которых U9 (Некоторые элементы германской подлодки U9: водоизмещение надводное 508 т, подводное 630 т, скорость хода 14,2/8,1 уз, четыре 450-мм торпедных аппарата, 6 торпед), заметив крейсера, направилась к ним с целью занять позицию для атаки.

Крейсеры шли в строе фронта на 2-мильных интервалах друг от друга 10-узловым ходом.

В 7 ч 20 мин U9, подойдя на дистанцию 500 м, выпустила торпеду (масса заряда 112 кг), которая попала в крейсер «Aboukir» в районе расположения погребов правого борта.

Не видя никаких признаков лодки и считая, что крейсер подорвался на мине, командир «Aboukir» поднял сигнал другим крейсерам «приблизиться и держаться впереди». Между тем крейсер стал валиться на правый борт, причем вскоре крен достиг 20°. Попытки выпрямить корабль затоплением противоположных отсеков на время как бы оказали свое действие, так как крейсер перестал крениться, но затем крен внезапно стал быстро увеличиваться, и через 25 мин корабль перевернулся и затонул.

Считая, что причиной гибели «Aboukir» явилась мина, крейсер «Hogue» подошел к месту гибели и, застопорив машины, стал спускать шлюпки, чтобы подать помощь погибавшим.

В 7 ч 55 мин, едва крейсер дал после спуска шлюпок ход, U9 с дистанции 350 м выпустила в него две торпеды, которые попали в левый борт крейсера. Через 5 минут его палуба уже покрылась водой, а еще через 5 минутой перевернулся и затонул.

Находившийся вблизи третий крейсер «Cressi», приблизившись зигзагами к месту гибели крейсеров, так же спустил шлюпки и стоял с застопоренными машинами.

В 8 ч 20 мин U9, подойдя к «Cressi» на 2 кб с правого борта, выпустила две торпеды, из которых одна прошла под кормой, а вторая - попала в борт у задней трубы. По силе взрыва, ощущавшегося на подводной лодке, командир U9 считал, что торпеда вызвала на крейсере взрыв погребов. В перископ было видно громадное облако пара и дыма, окутавшее крейсер, а через 4 мин, когда дым рассеялся, крейсер имел большой дифферент.

Несмотря на открытый по лодке огонь, командир U9 выпустил в 8 ч 35 мин с дистанции 500 м шестую и последнюю торпеду, которая попала в правый же борт у заднего мостика.

Эта торпеда докончила крейсер, через 5 мин корабль уже имел крен до 45°, который затем быстро увеличивался; крейсер перевернулся и, продержавшись 15 мин, исчез под водой.

На атаку всех кораблей потребовалось около 55 мин. Часть личного состава была спасена шлюпками, двумя голландскими пароходами «Flora» и «Titan» и несколькими траулерами.

Из 2 297 человек, составлявших экипаж погибших крейсеров, было спасено 837 человек. Погибло 1 460 человек, то есть 63%.

Итоги. Три устаревших броненосных крейсера, постройки 1899— 1900 годов были потоплены торпедами подводной лодки в течение одного часа. Из них крейсер «Aboukir», получив попадание одной торпедой в борт в районе погребов, затонул через 25 мин, крейсер «Hogue» затонул от одновременного взрыва двух торпед через 10 мин, причем уже через 5 мин после попадания торпед верхняя палуба его была в воде; крейсер «Cressi», получивший последовательно попадание торпед в левый борт сперва у задней трубы, а затем у заднего мостика, погиб через 20 мин.

Все три крейсера гибли, переворачиваясь вверх килем. По имеющимся материалам можно отметить лишь наличие борьбы за живучесть на одном крейсере «Aboukir», где делались попытки бороться с креном затоплением противоположных отсеков.

Гибель крейсера «Паллада» от торпеды, выпущенных с германской подводной лодки U26 10 октября 1914 года

Тактико-технические элементы крейсера «Паллада»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

203-мм...................................................................................................2

152-мм...................................................................................................8

75-мм....................................................................................................22

торпедное, количество аппаратов:

450-мм подводных...................................................................................2

Бронирование, мм:

пояс..............................................................................................60-222

артиллерия........................................................................................146

боевая рубка.......................................................................................133

палуба...................................................................................................31

Водоизмещение, т.................................................................................7955

Главные размерения. м:

длина наибольшая........................................................................137.10

ширина наибольшая......................................................................17,50

осадка...................................................................................................7,44

Скорость хода, уз...................................................................................21.0

Дальность плавания, мили/ при скорости, уз..............................2100/10

Мощность механизмов, л.с................................................................16500

Экипаж, чел.............................................................................................594

Стремясь парализовать действия русского флота в Балтийском морс, приковав вес его внимание к обороне Финского залива, германское командование наметило в начале октября операцию с участием легких сил и подводных лодок, по плану которой предполагалось демонстрацией высадки десанта у Либавы и Виндавы выманить из Финского залива русские корабли и навести их на подводные лодки, расположенные заранее между русской центральной минной позицией (Нарген—Поркалла-Удд ) и немецким заграждением у входа в Финский залив (39 квадрат).

Из двух лодок U23 и U26, занявших 10 октября намеченные ими позиции, вторая, находившаяся в районе внешних подступов к Финскому заливу (Оденсхольм—Ганге), около 7 ч имела случай атаковать крейсер «Адмирал Макаров», выпустив в него безрезультатно две торпеды.

На следующее утро, около 4 ч U26, заметив на N0 несколько дымов, погрузившись, пошла на них. Сблизившись, она распознала два русских крейсера («Россия» и «Аврора»), шедших в сопровождении нескольких миноносцев.

Присутствие последних не дало лодке возможности занять удобную позицию для атаки, и крейсеры скрылись на W.

13 надежде на повторение встречи, командир U26 решил остаться в том же районе. В 10 ч 30 мин с W снова показались дымы, принадлежавшие сменившимся с дозора крейсерам «Паллада» и «Баян», шедшим без охраны миноносцев.

Увидев крейсеры, U26 легла на встречный курс и в 11 ч 10 мин (по германскому времени (Германское время отличалось от русского на 1 ч; таким обратом, торпеда шла 4 мин. По подсчетам за указанное время торпеда при скорости хода 32 уз могла пройти 396.04 м.)) с расстояния 500 м выпустила по головному кораблю крейсеру «Паллада» торпеду (масса заряда 200 кг), которая попала в среднюю часть корабля, вызвав взрыв, за которым последовательно произошло еще 2—3 взрыва; крейсер совершенно исчез погромном облаке дыма, водяной пыли и пара.

Когда через 1,5—2 мин облако рассеялось, на поверхности воды уже ничего не было видно.

Весь личный состав, кроме верхней вахты, находился в нижних помещениях и, не успев выйти, погиб вместе с кораблем. Каких-либо подробностей о повреждениях и о самой гибели крейсера не имеется.

Существовало предположение, что торпедный взрыв вызвал детонацию артиллерийских погребов, а при погружении корабля произошел взрыв котлов.

Погибло: 29 офицеров, 4 кондуктора и 561 человек команды.

Итоги. Попадание торпедой, видимо, вызвало детонацию погребов и затем взрыв котлов; гибель крейсера произошла в 1,5—2 мин. Никакой борьбы за живучесть не производилось, так как корабль разломился на части и мгновенно затонул; погиб весь экипаж в числе 594 чел.

Повреждение германского броненосного крейсера «Prinz Adalbert» от торпеды, выпушенной с английской подводной лодки Е-9 2 июля 1915 года

Тактико-технические элементы крейсера «Prinz Adalbert»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

210-мм...................................................................................................4

150-мм...................................................................................................10

88-мм....................................................................................................12

торпедное, количество аппаратов:

450-м м подводных...................................................................................4

Бронирование, мм:

пояс..............................................................................................80-100

артиллерия главного калибра..........................................................150

противоминная артиллерия..............................................................100

боевая рубка........................................................................................150

палуба..."..........................................................................................40-80

Водоизмещение иол нос, т.....................................................................9875

Главные размерения, м:

длина наибольшая..........................................................................126.5

ширина наибольшая........................................................................19.6

осадка...................................................................................................7,8

Скорость хода, уз......................................................................................20,5

Дальность плавания, мил и/при скорости, уз..............................5000/10

Мощность механизмов, л.с................................................................18540

Экипаж, чел....................................................................................599

Русское морское командование, имея агентурные сведения, что около 1 июля в Киле состоится смотр кайзера германскому флоту, на котором будет сосредоточена большая часть боевых кораблей, задумало осуществить в этот момент набеговую операцию крейсеров на Мемель, рассчитывая на отсутствие противника в море. Уже во время похода русских крейсеров к Мемелю выяснилось из перехваченных радио, что немцы в свою очередь задумали в этот же день осуществить заградительную операцию в северной части Балтики, выслав для этого крейсер «Augsburg» и заградитель «Albatross» с миноносцами.

2 июля в результате встречи отряда русских крейсеров с германским отрядом произошел бой у Эстергарна, в котором подбитый «Albatross» вынужден был укрыться в шведских территориальных водах у острова Готланда и был интернирован. Ввиду того, что в этот день произошло еще несколько боевых столкновений между русскими и германскими кораблями, германское командование решило усилить свои силы высылкой в море броненосных крейсеров «Prinz Adalbert» и «Prinz Heinrich» из Нейфарвассера.

На указанных кораблях быстро был и подняты пары (через 3 ч 48 мин), и в 11 ч они вышли ходом 17 уз из базы.

В 13 ч 57 мин в 6 милях от Риксгофта, командир «Prinz Adalbert» заметил справа на расстоянии 400 м пузырь воздуха, поднявшийся на поверхность воды, и следы двух торпед, выпущенных с английской подлодки Е-9. Не прошло и 20 с, как одна из торпед (масса заряда 120 кг) попала в корабль, несмотря на то, что командир дал самый полный ход вперед. Произошел сильный взрыв под мостиком, и в воздухе поднялось черное облако газов и угольной пыли.

От пробоины, диаметром в 2 м, заполнились водой первая кочегарка, отделение бортовых торпедных аппаратов, один погреб с боезапасом и центральный пост. Вес приборы управления огнем вышли из строя; главный трюмный пост был затоплен водой и тем самым исключил возможность пользоваться трюмными магистралями переднего коридора. От взрыва заклинило рулевой привод, и управление кораблем пришлось перенести в румпельное отделение.

Несколько переборок оказались сильно поврежденными, но броневая палуба и броневой пояс остались на своих местах.

В помещениях торпедных аппаратов зарядное отделение одной из торпед было разбито, но не взорвалось.

Углубление носовой части корабля дошло до 9 м, и от давления воды переборки и горловины находились в напряженном состоянии. К 16 ч (то есть за 2 ч) корабль принял около 1200 т воды.

Опасаясь повторной атаки подводной лодки, крейсер вначале шел 15-узловым ходом, но затем вынужден был сбавить его до 12 уз, чтобы уменьшить давление воды на переборки.

Несмотря на то, что водоотливные средства работали полным ходом, к вечеру носовая часть крейсера ушла под воду; помещения носовых торпедных аппаратов, носовой 210-мм погреб для снарядов, средний коридоре прилегавшими мелкими помещениями и погреба для хранения провизии оказались затопленными. Также вышли из строя расходные питьевые цистерны, и уменьшился запас пресной воды для котлов.

На корабле возник крен на правый борт, требовавший затопления соответствующих отделений противоположного борта, но вследствие затопления угольных ям на левом борту крен выровнялся сам собою. Количество принятой воды увеличилось до 1600 т, а осадка носом -до 11,5 м.

Тяжелое положение корабля заставило в 20 ч 30 мин стать на якорь у Штольпмюнде и усилить борьбу за живучесть; несмотря на энергичную работу экипажа, крейсер принял воды до 2000 т.

Борьба за живучесть производилась под руководством старшего офицера и старшего инженер-механика; непосредственное участие в ней принимали пластырные партии. Ночью работал весь личный состав, и, когда удалось понизить уровень воды на 0,5 м, «Prinz Adalbert» 3 июня в 4 ч снялся с якоря и пошел 6-узловым задним ходом в Свинемюнде.

Идя кормой, корабль плохо управлялся, а на мелководье совершенно не слушался руля, почему приходилось управляться машинами, иногда давая передний ход, чтобы привести крейсер на курс.

При этом левая машина вообще не могла работать, так как ее циркуляционная помпа, откачивавшая воду из носового отсека, давала недостаточно воды для охлаждения холодильника.

Ввиду чрезмерно большой осадки корабля и опасения, что корабль не сможет войти в Свинемюнде, его командир решил идти в Киль.

Для прохода кильских боновых заграждений «Prinz Adalbert» развернулся и пошел носом, придя в Киль в 15 ч 3 июля.

Из личного состава погибло 10 человек.

Итоги. От взрыва торпеды в правом борту корабль получил пробоину, площадь которой равнялась 3,14 м'. Силою взрыва сломало несколько переборок, вода затопила первую кочегарку, отделение бортовых торпедных аппаратов, один погреб боезапаса и центральный пост.

Были выведены из действия приборы управления артиллерийским огнем, главный трюмный пункт и рулевой привод.

Водой заполнились помещение носовых торпедных аппаратов, носовой бомбовый погреб 210-мм артиллерии и средний коридор.

Все помещения для хранения провизии были залиты водой, и личный состав оказался без пиши; только ночью траулер «Indianola» доставил из базы продукты голодному, уставшему от непрерывной работы личному составу; на корабле ощущалась большая потребность в пресной воде.

Выравнивание крена явилось результатом случайного затопления угольной ямы левого борта.

Корабль принял до 2000 т воды, что составляло 22,22% его водоизмещения. Водоотливные средства работали без перебоев, но им удалось понизить уровень воды в помещениях корабля только на 0,5 м.

Для понижения давления воды на переборки, корабль прошел 240 миль задним ходом со скоростью 6 уз.

Таким образом, корабль старой конструкции все же без посторонней помощи дошел до базы для ремонта, который был окончен 10 сентября 1915 года.

Гибель крейсера «Жемчуг» от торпед германского крейсера «Emden» в ночь с 14 на 15 октября 1914 года на рейде Пенанга

Тактико-технические элементы крейсера «Жемчуг»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

120-мм...................................................................................................8

47-мм.....................................................................................................4

торпедное, количество аппаратов:

381-мм надводных...................................................................................3

Бронирование, мм:

палуба...........................................................................................30—51

рубка....................................................................................................30

Водоизмещение, т.................................................................................3350

данные размерения, м:

длина наибольшая...........................................................................111,0

ширина наибольшая.......................................................................12.8

осадка...................................................................................................5,33

Скорость хода, уз......................................................................................24

Мощность механизмов, л.с................................................................18000

Экипаж, чел...........................................................................................354

 

Крейсер «Жемчуг», находившийся вместе с крейсером «Аскольд» к началу, войны во Владивостоке, ввиду недостатка у союзников крейсерских сил для защиты торговли, был включен в состав английской эскадры в китайских водах, охранявшей северо-восточную часть Индийского океана и район Зондского архипелага, где в этот период оперировал германский крейсер «Emden».

За период с середины августа по 26 октября крейсер «Жемчуг» выполнил ряд поручений по конвоированию военных транспортов и торговых судов и по осмотру различных районов и групп островов архипелага в поисках крейсера «Emden» и его угольщиков.

Вернувшись 26 октября 1914 года в Пенанг из своего последнего похода к Никобарским и Андаманским островам, «Жемчуг» получил разрешение произвести переборку механизмов и чистку котлов.

Несмотря на то, что Пенанг являлся незащищенной якорной стоянкой, где все меры охранения сводились к высылке в море для дозора одного миноносца, командир «Жемчуга», вопреки предупреждениям местных портовых властей, не нашел нужным обеспечить корабль необходимыми мероприятиями по повышению бдительности и усилению его боевой готовности на случай нападения противника.

Считая, что при появлении последнего он будет своевременно предупрежден местным командованием, командир крейсера, ссылаясь на нездоровье, съехал на берег в гостиницу, оставив корабль на старшего офицера и не обеспечив на крейсере боевой готовности в условиях стоянки на незащищенном рейде.

Съезд командира на берег создал на корабле представление, что стоянка в Пенанге является периодом отдыха после походов, и это не замедлило сказаться на всем режиме наружной службы корабля, его боевой готовности и бдительности. Положение крейсера на рейде (кормой ко входу) из-за отсутствия шпринга не позволяло в любой момент открыть огонь по входу всем бортом, служба неслась «по-якорному», и хотя орудия, обращенные к выходу, были «на всякий случай» заряжены, неличный состав их не находился в полной готовности. При этом корабль стоял ночью с якорными огнями.

26 октября было приступлено к подготовке щелочения котлов, а 28 октября к полночи все котлы кроме трех были вскрыты, чтобы с раннего утра приступить к чистке трубок.

Северный вход в Пенанг, доступный для больших судов, проходил мимо маяка Пуламука, на котором имелся английский наблюдательный пост, расположенный в 12 милях от якорной стоянки Пенанга.

В проливе, кроме дозорного французского миноносца «Mousquet», находился еще лоцманский катер, на обязанности которого лежало оповещать корабли о приближении подозрительных кораблей ракетами. Его место было в 4 милях от стоянки крейсера «Жемчуг». В Пенанге стояли также французская канонерская лодка «D'Iberville» и два миноносца: «Fronde» и «Pistolet».

К этому времени командир германского крейсера «Emden», оперировавшего на путях в Индийском океане, не встречая здесь пароходов союзников, решил перенести свою деятельность в восточную часть Тихого океана и 26 октября появился у Никобарских островов.

Придя к заключению, что корабли противника должны находиться между Коломбо и Сингапуром и наиболее вероятной гаванью их стоянки является Пенанг, командир «Emden» наметил план смелого нападения на этот порт, где он предполагал застать врасплох французский крейсеры «Dupleix» и «Montcalm».

В ночь с 27 на 28 октября «Emden», поставив четвертую фальшивую трубу, чтобы иметь сходство с английскими крейсерами, полным ходом направился к Пенангу с расчетом войти туда на рассвете, когда сон личного состава наиболее крепок и бдительность наиболее снижена.

У самого входа «Emden» заметил вспышку яркого белого огня; это миноносец «Mousquet» делал опознавательные, на которые «Emden» не ответил, продолжая идти внутрь гавани.

Сначала у командира «Emden» создалось впечатление, что на рейде находятся только одни торговые суда, но вскоре показался темный силуэт военного корабля с двумя белыми огнями — это был «Жемчуг», стоявший по течению, кормой к подходившему «Emden».

Поравнявшись с «Жемчугом», на котором царило полное спокойствие, «Emden» с расстояния 1,5—2 кб выпустил из правого бортового аппарата торпеду и тотчас открыл огонь всем бортом по носовой части, где спала, как считали на «Emden», большая часть команды.

Торпеда (масса заряда 112 кг) взорвалась в кормовой части «Жемчуга», всколыхнув его всего от взрыва. Корму подбросило на 0,25—0,5 м вверх, после чего она стала погружаться в воду.

Артиллерия «Emden» развила сильный огонь, и снаряды буквально засыпали русский крейсер. Языки пламени охватили весь полубак. «Сквозь дыры в борту виден был противоположный берег, при попаданиях видны были какие-то короткие, почти бесцветные вспышки, затем около пробоины образовался как бы огненный вихрь, устремившийся внутрь корабля; слышен был взрыв, и сквозь пробоины и отверстия в борту вылетело целое облако дыма несколько метров в диаметре».

Пройдя мимо «Жемчуга», германский крейсер развернулся машинами и, огибая свою жертву, выпустил вторую торпеду с расстояния 2 кб.

Через несколько секунд сильный взрыв под передним мостиком поднял огромный столб серого дыма, пара и водяных брызг высотою до 150 м , «части судового корпуса были оторваны взрывом и летели по воздуху. Видно было, как крейсер разломился пополам. Носовая часть отделилась, затем дымом закрыло весь корабль, и, когда он рассеялся, то есть через 10—15 сек, крейсера уже не было видно; из воды торчал обломок его мачты».

На «Жемчуге» события развертывались в следующей последовательности.

В момент подхода «Emden» с вахты было доложено старшему офицеру о трехтрубном, а затем вторично о четырехтрубном крейсере, что и вызвало его желание посмотреть лично и проверить идущий корабль. Он встал и начал одеваться, чтобы выйти на верхнюю палубу, как вдруг послышались орудийные залпы. Все остальные офицеры находились в каютах. Взрывом торпеды с «Emden» были затоплены кормовая машина, шестая кочегарка, кормовые патронные погреба, разрушены лазарет и командирская каюта.

Проходя мимо «Жемчуга», «Emden» стрелял залпами из орудий по шкафуту, после чего сосредоточил огонь по носовой части. Развернувшись, неприятельский крейсер выпустил вторую торпеду, попавшую в носовой отсек «Жемчуга». От взрыва торпеды взорвался носовой патронный погреб. Одним из залпов был сбит вельбот № 2, выведено из действия шестое орудие, и заклинено четвертое; после взрыва погреба на полубаке было уничтожено баковое орудие, а кормовое осело и не могло вращаться. На палубе находилось много убитых и раненых.

Взрывом и снарядами перебило паровые трубы, водоотливные средства не действовали, и электрическое освещение погасло.

Внезапность и эффективность торпедно-артиллерийской атаки на почве полного отсутствия боевой готовности крейсера создали на корабле с первого же момента условия, исключавшие возможность не только противодействия неприятелю, но и ведения какой-либо борьбы за живучесть.

Материалы следственного дела, выдержки из которого приводятся ниже, свидетельствуют, что с момента начала атаки личным составом овладела паника, усугублявшаяся растерянностью командного состава.

Когда старший офицер вышел на верхнюю палубу, он увидел дым и пар у кормового элеватора, идущие из люка; опасаясь взрыва погребов, он приказал их затопить.

Необходимо отметить, что, даже осознав происходящее, старший офицер не отдал приказания играть боевую тревогу и, оставаясь свидетелем событий, ходил по верхней палубе, отдавая ряд не имевших значения распоряжений.

Инициатива открытия погребов принадлежала одному из матросов, обратившемуся к старшему офицеру за ключами. Последний отправился в каюту, но ключей на обычном месте не оказалось, так как каюта была разрушена. После бесплодных поисков их на палубе, он приказал ломать замки погребов.

В дальнейшем, выйдя снова наверх, старший офицер находился на шканцах, когда раздался взрыв второй торпеды в носовой части; крейсер вздрогнул, и весь бак был засыпан осколками.

Крейсер стал садиться носом и валиться на правый борт. Попытки ревизора достать снаряды для отражения атаки окончились неудачей, потому что погреба были заперты и взломать замки не удалось. Войдя в кают-компанию, наполненную удушливыми газами, ревизор начал искать предмета для взлома замков и выбрал шток от вентилятора. Позже, находясь на верхней падубе, он пытался освободить одну из пушек от висящего на ней вельбота, как вдруг послышался оглушительный взрыв. Пламя характерно желтого цвета, какое бывает при горении бездымного пороха, взвилось выше клотика мачты; это был взрыв носового погреба.

Всевозможные осколки посыпались на палубу. Видевшие эту картину утверждали, что крен корабля в это время был не менее 15°, причем он быстро увеличился, так что личному составу пришлось держаться, чтобы стоять на палубе; корма сильно поднималась. Вода начала заливать верхнюю палубу, людей смывало волной, а крейсер захлестывало все больше и больше.

После взрыва старший инженер-механик, выбежав из каюты, бросился в машинное отделение. Проходя мимо кормовой ручной подачи, он приказал зажечь масляное освещение, так как электричество погасло и внизу было совершенно темно; вспомнив, что все котлы открыты для чистки, он решил, что ему незачем идти в машину; в это время ему доложили, что дежурная 5-я кочегарка уже затоплена. Идя по коридору, он видел в нем воду на 5 см; предполагая, что ее появление здесь связано с открытым пожарным краном, он проверил и нашел его закрытым.

Ища пробоину, он шел навстречу бегущей воде и пробрался в развороченную командирскую каюту, где вода стояла по колено. Место поступления воды находилось в командирской спальне.

Проходя по левому борту, он направился к бортовым машинам; оказалось, что там силою взрыва был выбит люк в отделении верхних динамомашин.

Проверив, не остались ли люди в машинном отделении, и убедившись, что они все вышли, он направился к левому трапу. В это время корма сильно поднялась с креном на правый борт.

Ввиду погружения корабля старший инженер-механик прыгнул с палубы в воду; отплыв от корабля и, оглянувшись, увидел, что от крейсера видна над водой лишь одна мачта.

Разбуженный взрывом младший инженер-механик, не одеваясь, выскочил в кают-компанию, чтобы бежать в машину.

Однако, сообразив, что проникновение в машину бесцельно, так как она не прогрета и хода дать не может, он решил спуститься в кочегарку, чтобы развести пары. Спустившись в темноте в кочегарное отделение, он почувствовал под ногами воду. Оказалось, что шахту уже залило водой.

Спустившись затем в другую кочегарку, обнаружил и в ней воду; люди, находившиеся там, были частью ранены, остальные, охваченные пан и кой, бесцельно бегал и, не предпринимая каких-либо мер борьбы за живучесть корабля и собственного спасения.

Вода лилась из 6-й кочегарки через вентиляционную трубу, выходившую на верхнюю палубу через 4-е отделение.

В этой трубе в 4-м отделении был лаз, закрывающийся крышкой на петлях. Эта крышка была открыта, и из трубы лилась вода в 4-с отделение. Инженер-механик пробовал задраить эту горловину, но не мог. Очевидно, крышка ее была погнута.

Через несколько минут в помещении почувствовался глухой удар, крейсер содрогнулся, и вода в отделении сразу стала прибывать, так что уровень ее быстро повысился почти до колен. Крейсер сильно накренился. Видя неизбежность гибели корабля, младший инженер-механик разрешил личному составу, находившемуся в кочегарке, подниматься наверх.

Выскочив на верхнюю палубу и взглянув за борт, он увидел, что вода уже вливается в иллюминаторы кают-компании.

Крейсер быстро пошел ко дну с креном около 40°, образовав большой водоворот.

Вахтенный начальник, давая показания по вопросу гибели «Жемчуга», подтвердил, что корабль к отражению атаки готов не был. На верхнюю палубу было вынесено всего 12 снарядов; заряженными были орудия № 1 и 6, однако огня из них открыть не успели.

Другой офицер, находясь уже на верхней палубе и увидев проходящего «Emden», решил открыть по нему артиллерийский огонь, но пушка была заклинена, а замок се был открыт. Офицер бросился к кранцу, где должны были находиться снаряды, но их там не оказалось. Вскоре он услышал ответную стрельбу «Жемчуга» по противнику, но из других орудий.

Артиллерийский офицер, выбежавший на верхнюю палубу, считал, что «управлять огнем на столь малой дистанции было излишне, обстановка же требовала немедленного открытия огня», почему он открыл огонь из кормового орудия, успев дать только 3 выстрела.

Когда «Emden» развернулся и проходил обратным галсом, артиллерийский офицер дал еще 3—4 выстрела, но в этот момент произошел второй взрыв; корабль подпрыгнул и начал валиться на правый борт.

Весь эпизод длился не более 4—5 мин. Минный офицер, выбежав на шкафут, направился к полубаку, чтобы проникнуть в отделение торпедных аппаратов и приготовить вынутые из аппаратов торпеды, но это ему не удалось, так как оттуда шел черный густой дым и огонь, вырывавшийся из входного люка и носового элеватора. Проход оказался заваленным грудой каких-то обломков. Желая выяснить по переговорным трубам, что успела сделать прислуга аппаратов, он взобрался на полубак, но в это время «Emden» дал залп по полубаку. Одним из обломков ударило его в бедро, и он упал на палубу.

Следствием было установлено, что из-за отсутствия ключей от погребов их пытались вскрывать топором. В это время в помещение подачи, сквозь дыры переборок из кормовой машины, уже вливалась вода, которая быстро заполнила помещение, так что людям пришлось выйти, задрай в дверь.

Когда замок у погреба был сбит, оттуда успели подать лишь два патрона; к этому моменту положение «Жемчуга» было настолько критическим, что на верхней палубе уже слышались крики: «Спасайтесь, кто может».

Погибли: один офицер и 81 человек команды.

Ранены: три офицера и 112 человек команды.

По прибытии в Россию, командир корабля и старший офицер были преданы суду, приговорившему их к разжалованию в рядовые.

Итоги. В крейсер «Жемчуг» попали две торпеды с зарядами в 112 кг каждая.

Первая из них взорвалась, нанеся пробоину в кормовой части, а вторая попала в носовую часть корабля, в районе носового мостика.

От взрыва последней торпеды произошла детонация боезапаса, и корабль разорвало в носовой части, переломив пополам. Надводная часть корабля была сильно повреждена артиллерийскими снарядами, которые производили большие пробоины небронированного борта и разрушения во внутренних помещениях и на палубе, вызвав ряд пожаров.

Из изложенного можно видеть, что на крейсере борьба за живучесть не велась:

из-за неудовлетворительного состояния организации готовности корабля к бою в условиях якорной стоянки на незащищенном рейде;

растерянности личного состава под влиянием внезапного нападения и быстрого нанесения серьезных разрушений, исключивших всякую возможность приведения в действие водоотливных и противопожарных средств.

Во время атаки на «Жемчуге» вода из разрушенных отсеков имела доступ и распространение в соседние помещения через открытые водонепроницаемые двери.

Личного состава погибло 82 человека, что составляет 23,13%, пострадало ранеными 115 человек — 32,5%, всего 197 человек —55,63%.

Подъем частей крейсера «Жемчуг» в Пенанге в декабре 1914 года. Для определения степени повреждений на погибшем крейсере «Жемчуг» и для подъема с него ценных частей, пригодных для дальнейшего использования, в декабре 1914 года из Владивостока был послан в Пенанг вспомогательный крейсер «Орел», на котором были посланы водолазы в числе 21 человека с 4 аппаратами, принадлежностью и снабжением.

Водолазные работы в Пенанге начались 4 января.

Осмотр водолазами выяснил следующее: «Жемчуг» лежал на глубине 29—30 м в малую воду; грунт — ил, в который водолазы уходили с головой; крен корабля 52° на правый борт.

Верхняя палуба была доступна водолазам только от кормы до задней трубы. Далее к носу водолазам проникнуть не удалось вследствие загроможденности палубы разрушенными надстройками, разбитыми шлюпками, свалившимся такелажем и тентами.

Правая сторона верхней палубы крейсера оказалась занесена илом до высоты фальшборта, но к диаметральной плоскости слой его постепенно уменьшался и сходил на нет; покрытые илом части обросли ракушками.

При осмотре артиллерии оказалось, что пушка № 6 стояла по траверзу и не поворачивалась и что щит, прикрепленный 5 болтами, преграждал доступ к орудию, которое стояло очень близко к борту, так что водолаз не был в состоянии проникнуть со стороны фальшборта. Ввиду этого не представлялось возможным отдать болты переднего захвата, чтобы снять установку без основания.

Установку орудия № 5 занесло илом. Проникнуть водолазам к орудиям № 2 и 4 не удалось вследствие загроможденности палубы. Кормовая пушка имела доступ по всей окружности орудийного основания. Разрушений па верхней палубе здесь не имелось. Отдавать верхние и нижние болты было можно, так как кормовое орудие стояло на платформе, приподнятой над верхней палубой.

С 19 января начались настолько сильные прилившие и отливные течения, что спуски водолазов сделались непродуктивными.

Параллельно с работой по отдаче болтов у орудийных оснований водолазы подняли с корабля пулемет, 6 оптических прицелов (дневных), 8 оптических ночных труб и кормовой прожектор.

Пулемет сохранил свою ценность, но все остальные предметы требовали значительного ремонта.

В прожектор попал осколок снаряда, разбив рефлектор и повредив корпус.

Средняя часть крейсера считалась совершенно разрушенной. Денежного сундука на своем месте на юте не оказалось, причем его исчезновение объяснялось результатом работ японских водолазов, спускавшихся через две недели после его гибели; по другим соображениям его при взрыве выкинуло за борт.

24 января работы возобновились, так как приливные течения начали ослабевать.

Для подъема кормовой пушки были назначены дни наиболее тихой воды, то есть 28 и 29 января; к этому времени водолазы выбили почти все болты, за исключением трех, которые предполагали отдать после завозки на пушку подъемных стропов.

27 января «Орел» перешел к месту гибели «Жемчуга» и стал по направлению течения на 2 якоря, с кормы были заведены на две заранее установленные бочки стальные перлиня и на другой день, регулируя канатами и кормовыми перлинями, установили крейсер так, чтобы шкентеля обеих стрел приходились вертикально над кормовой пушкой, однако при обтягивании перлиней левая бочка начала ползти, почему пришлось с кормы завезти еще верп.

К вечеру водолазы завели на пушку стропы и один из шкентелей, а на другой день завели оба шкентеля.

Равномерным выбиранием шкентелей орудие с установкой было поднято из воды и поставлено на подведенную баржу.

31 января подняты был и поворотные части основания. Далее водолазы нашли кормовую торпедную пробоину, но вследствие значительного течения вода была настолько мутной, что снять размеры пробоины не удалось,

На этом работы по подъему предметов вооружения и ценных вещей были закончены.

Гибель канонерской лодки «Донец» от торпеды, выпущенной с миноносца «Gairet-i-Vatanie» 29 октября 1914 года

Тактико-технические элементы канонерской лодки «Донец»

Вооружение артиллерийское, количество орудий:

152-мм...................................................................................................2

120-мм...................................................................................................1

75-мм....................................................................................................2

47-мм.....................................................................................................4

Водоизмещение, т.................................................................................1304

Главные размерения, м:

длина наибольшая..........................................................................67,20

ширина наибольшая.......................................................................10,70

осадка...................................................................................................3,35

Скорость хода, уз......................................................................................13,0

Мощность механизмов, л.с..................................................................1819

Экипаж, чел............................................................................................136

 

8 сентября 1914 года канонерские лодки «Донец» и «Кубанец» в целях усиления обороны северо-западного района Черного моря были отправлены в распоряжение начальника этого района в Одессу для несения дозорной службы у Очакова.

Прибыв в Одессу 9 октября 1914 года, канонерская лодка «Донец» была поставлена при входе в гавань, у остовой оконечности волнолома, имея назначение наблюдать за остовым проходом в гавань между Воронцовским маяком и оконечностью волнолома, через который проходили в гавань суда с моря (Вторая лодка, «Кубанец», стояла внутри гавани у Платоновского мола и непосредственного участия в наблюдении за подступами к Одессе не принимала).

На случай начала военных действий предусматривалось изменение места стоянки на другое, более удобное для наблюдения за прилегающим районом и свободного маневрирования в случае необходимости.

Ввиду возможности войны на корабле были приняты некоторые меры предосторожности, считавшиеся достаточными для данного момента: усилена бдительность вахты, на ночь по тревоге «отражение минной атаки» орудия заряжались и наводились на вход, личный состав спал не раздеваясь и так далее. После захода солнца корабль стоял без огней с задраенными переборками.

Однако этим и исчерпывались меры предосторожности: вход в гавань оставался открытым, боны и сети отсутствовали, и торговые суда свободно входили и выходили из порта, причем как город, так и порт были полностью освещены электричеством.

Решение германо-турецкого командования произвести в ночь на 29 октября 1914 года внезапное нападем иена черноморские порты намечало одновременную операцию «Goeben» против Севастополя, «Breslau» и «Hamidieh» в Керченском проливе против Новороссийска и Феодосии и миноносцев «Gairet-i-Vatanie» и «Muvanet-i-Millet» против Одессы, причем последним было приказано атаковать находившиеся в Одессе русские силы, уничтожить стоящие здесь пароходы, имеющие военное значение, и поддержать операции заградителя «Samsun» по постановке мин под Одессой и Очаковым (Г.Лорей. Операции германо-турецких морских сил в 1914—19IS гг., с.54).

Поход к Одессе протекал в благоприятных условиях погоды. Пройдя вдоль бол rape ко го и румынского побережья, «Gairet-i-Vatanie» и «Muvanet-i-Millet»» к 1 ч ночи 29 октября подошли к Одессе.

Ночь была темная, безлунная; ввиду отсутствия на миноносцах точных сведений о фарватерах и закрытия освещения маяков, точный подход миноносцев к Одессе сильно затруднялся. Однако, воспользовавшись выходом из Одесской гавани трех пароходов, следовавших в кильватер друг другу, миноносцы, идя контркурсом с зажженными, чтобы не возбуждать подозрении, ходовыми огнями, подошли ко входу в гавань у Воронцовского маяка.

Город, порт и гавань были полностью освещены, и это способствовало ориентировке при входе.

Головным шел «Gairet-i-Vatanie», имея в кильватер «Muvanet-i-Millet» Приближение миноносцев к воротам было замечено на «Донце» в самый последний момент, причем вахтенный начальник ошибочно принял их за русские миноносцы типа «Лейтенант Шестаков»; обогнув мол и быстро миновав входные ворота, «Gairet-i-Vatanie» почти на траверзе «Донца», с расстояния 80-100 м выпустил в него торпеду. Атака оказалась настолько неожиданной, и попадание торпедой столь быстрым что личный состав корабля не успел принять никаких мер для отражения противника. От пробоины в подводной части корабль стал так быстро крениться на левый борт, а затем погружаться в воду, что выбежавший наверх экипаж был принужден заботиться о своем спасении.

Торпеда (масса заряда 112 кг) попала в левый водяной трюм, разрушив его вместе с кингстоном затопления носовых артиллерийских погребов холодильником опреснителя Круга и его отливным кингстоном, а также с донкой его откачивания, трубопроводом и клапанами, причем пробоина в обшивке простиралась по левому борту от киля до верхней падубы впереди носового котельного отделения между шпангоутами №65-70.

Как выяснилось при последующем подъеме лодки, размеры пробоины с помятыми листами обшивки и шпангоутами составляли по длине 14,63 м и по высоте 11,58 м; поврежденным оказался и вертикальный киль, один лист которого был разорван, а прилегающие к нему по два листа к носу и к корме получили прогиб до 102 мм. По левому борту были разрушены листы поперечных переборок, отделяющих водяной трюм от котельного отделения и от 152-мм патронного погреба, причем листы платформы под погребом были помяты, на правом же борту эти переборки имели ряд вмятин и трещин. Пострадал также днищевый стрингер левого борта.

На левом борту продольная переборка, разделявшая водяной трюм, 7 водяных цистерн, 9 шпангоутных флоров и 12 усиленных шпангоутов, были также разрушены, и 9 флоров и 5 усиленных шпангоутов помяты.

Два листа переборки левой угольной ямы оказались разрушены, а третий погнут.

Обшивка наружного левого борта в районе пробоины насчитывала Р аистов разрушенными, 9 сгофрированными и давшими трещины и 5 ЛИСТОВ изучившими легкие вмятины; на правом борту на протяжении шпангоутов № 65-70 было помято 16 листов обшивки, из которых 7 лопнуло. Боковой кильевого борта на протяжении 15,24 м оказался разрушенным.

В носовом котельном отделении крыша балластной цистерны приподнята на 305 мм, причем помято 8 горловин с крышками; разрушены водяной и воздушный трубопровод с арматурой и донка Фрезера, повреждены один кингстон и помпа Вортингтона; незначительное повреждение получил котел Бельвиля № 2. Кроме того разрушенными оказались 8 бимсов палубы командного кубрика, причем железная настилка палубы была совершенно разрушена на протяжении 5,49x4,57 м, а в остальной части сгофрирована; здесь же было погнуто 11 пиллерсов. V носовом кубрике покороблены железная настилка палубы и 50 бимсов.

В командном кубрике бортовая обшивка была частью сорвана, частью покороблена.

В жилой палубе разрушены фундамент компрессора, помпа стона, ветрогонка с трубопроводами, весь паровой и воздушный трубопроводы, электрическая проводка, проходящая в районе взрыва под жилой палубой.

Погнуты и скручены 7 бимсов верхней палубы, причем деревянная палубная настилка выпучена и разорвана по всей ширине судна. Стрингер верхней палубы на обоих бортах подлине около 12,19 м помят. Бимсы, пиллерсы и обделка командного мостика сильно помяты, а также покороблена на нем деревянная настилка, и сорван трап. Вследствие выпучивания верхней палубы повреждена валиковая передача от рулевой машины к командному мостику.

После взрыва старший офицер выбежал на верхнюю палубу и пытался попасть на мостик, чтобы зарядить орудие правого борта, но этого сделать ему не удалось, так как трап, ведущий на мостик, сорвало взрывом. В это время из светового люка выходил какой-то дым, в помещении слышался стон раненых; через люк наверх вылезла команда. Орудие не могло стрелять по неприятелю вследствие неисправности, полученной от взрыва, оно заклинилось каким-то завернувшимся стальным листом, и кроме того, у него испортился поворотный механизм.

По мере наполнения канонерской лодки водой, она стала сильно крениться на левый борт, и с левого барбета вскоре начала литься вода из-за борта. Пушке придали наибольший угол снижения, но дуло ее смотрело по направлению к городу, поэтому стрелять из нее по неприятелю не имело смысла.

Вследствие увеличившегося крена вода пошла через борт на шканцах, и лодка начала тонуть носом.

Гребной катер, находившийся на шлюпбалках, не отданный со стопоров, плавал на воде, шлюпбалки давили на него с силой, и он скоро затонул.

Личный состав принужден был прыгать для спасения за борт, а старший офицер влез на поручни, находясь по пояс в воде. Затем он прыгнул в воду, откуда его вытащили и спасли на паровом катере. Пострадавших от взрыва оказалось 6 человек.

Старшего штурмана взрыв застал в каюте с пятим; он был разбужен сильным толчком; поднявшись наверх, он увидел сильный крен канонерской лодки и, считая, что «Донец» гибнет, снова бросился вниз, в каюту, за шифрами, но, возвращаясь обратно, потеряв равновесие в темноте, он два раза срывался страна и выпавшие из рук шифры утерял.

Штурман спасся на всплывшей командной койке и плавал на ней до тех пор, пока его не подобрал частный ялик.

Нужно отметить, что когда 28 октября вечером командир корабля получил телеграмму от командующего флотом с извещением о появлении противника в морс, на корабле происходили работы по машинной части, главным образом, по переборке механизмов; кроме того, один котел после чистки не был еще закрыт, и только по окончании работы с 2 ч начали разводить пары в нем для прогревания машин.

Старший инженер-механик отдал распоряжение в 4 ч развести пары сначала в 3-й, а затем в 4-й кочегарке и отправился спать. После взрыва он выскочил на верхнюю палубу. Из вентиляторов шел пар. Спустившись на площадку машинного отделения, он услышал там шум вливающейся воды. В машинном отделении оказалась одна водонепроницаемая дверь незадраенной; по-видимому, ею пользовались при разведении паров в кочегарке, но увеличившийся крен поставил трап вертикально, что очень затрудняло обратный выход на верхнюю палубу.

Артиллерийский кондуктор после взрыва выбежал из своей каюты и тоже направился наверх, проверяя по дороге все койки, желая убедиться, не остался ли в них кто-нибудь спящим.

Спасение команды происходило на шлюпках, высланных с канонерской лодки «Кубанец» и «Бештау», и портовым дежурным катером № 2, отвалившим от каботажной пристани и поспешившим на крики о помощи команды «Донца».

По дороге катер в темноте столкнулся с неприятельский миноносцем, что вызвало на последнем переполох; в катер, проходивший по борту, турками было брошено несколько ручных гранат, причем миноносец открыл боевое освещение. После этого неприятельский миноносец, увеличив ход, направился к остовому выводу из гавани. На катере был убит один человек, ранено два; была повреждена рубка, и перебит штуртрос. Исправив свои повреждения, катер снова направился к «Донцу» для спасания команды.

Спасенную команду в количестве 103 человек собрали на одном из пароходов Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ).

На следующее утро 16 октября около затонувшего «Донца» приступили к водолазным работам для розыска погибших людей, секретных документов, а также выяснения полученных лодкой повреждений и определения возможности ее подъема средствами Одесского порта. Водолазы канонерской лодки. Управления одесского порта и РОПиТ определили, что торпеда попала в носовое котельное отделение, сделав пробоину 91,44 х 121,92 см, причем прилегавший лист обшивки оказался вогнутым на протяжении 182,88 см; заклепки обшивки, находившиеся в районе пробоины, были срезаны по всему котельному отделению и под командным кубриком.

По отзыву портовых корабельных инженеров подъем лодки признавался вполне возможным при помощи двух понтонов и плавучего дока.

В течение ноября водолазам и было извлечено 14 трупов погибших.

Работы по снятию артиллерии, кроме 75-мм пушки, занял 6 дней. Это орудие снять не удалось, вследствие трудности отдачи болтов под водой, почему работа была оставлена до подъема корабля.

Для подъема «Донца» были приготовлены два понтона плавучего дока и 24 бухты стального 12,7—17,8-см троса.

С 1 ноября приступили к предварительным работам и к подводке под канонерскую лодку стальных тросов, но они осложнялись тем, что лодка оказалась погруженной в ил : носом на 2,13 м, кормой на 3,35 м. ввиду чего водолазам приходилось рыть тоннели, чтобы иметь возможность пропускать трос. Работу закончили к 14 ноября, причем завели 34 троса и 3 цепи (2,54— 3,81 см).

Между половинами плавучего дока были положены большие мачтовые бревна, диаметром 25,4 см и длиною 21,3 м, вдоль наружных стен его башен, причем они имел и опору на специально для этой цели принайтовленных к башням кницах, всего на большей части дока их было установлено 39 и на меньшей — 38.

15 ноября подвели к «Донцу» большую часть плавучего дока, а 16 ноября вторую часть и приступили к обтягиванию тросов и цепей при помощи плавучих кранов и креплению их к башням обоих доков; под тросы у баковых килей лодки подкладывали кранцы из бревен. Эти работы были закончены 22 ноября; к этому времени около «Донца» находились «Ледокол № 3» и «Борисфен», имевшие сильные водоотливные средства.

23 ноября, в 9 ч 30 мин начали выкачивать воду из плавучего дока, а в 15 ч лодка была поднята из воды с креном 14° на левый борт. Особенно тяжело лодка отрывалась от ила кормовой частью.

При подъеме лодки между башнями обеих частей доков поставили распорные брусья с целью избежать наваливания доков на лодку и тут же приступили к заделке развороченной на месте взрыва верхней палубы под мостиком с левой стороны.

24 ноября приступили к подводке пластырей и к осмотру всех водонепроницаемых дверей, переборок и к изолированию неповрежденных носовых и кормовых отсеков и, кроме того, начали откачивать воду из 2 носовых отсеков, из командирского помещения и кают-компании.

К вечеру вода пошла на убыль, но крайне медленно. Утром в этот же день сломалось 4 распорных бруса, которые упали на палубу лодки, и лопнуло 2 стальных троса диаметром в 10,16 см и 11,43 см. 26 ноября закончили подводку 4 шпигованных пластырей, поверх которых завели пластырь из тройной парусины размерами 5,49 х 7,32 м, прикрывавший все остальные пластыри.

Во время производства работ по откачиванию затопленных помещений на «Ледоколе № 3» произошло повреждение паровой центробежной помпы, его заменили ледоколом «Гайдамак» и пароходом «Эпюр». Первый из них быстро справился с водой (примерно в 20 мин), осушив кормовой отсек, который был изолирован от машинного отделения. После исправления водоотливных средств «Ледокол № 3» откачал воду из носовых отсеков.

Выкачивание воды шло под большим напором, и вместе со струей выбрасывались тяжелые предметы: бинокли, книги и тому подобное.

В процессе подъемных работ выяснилась неудовлетворительность подводки пластырей (плохое прилегание их у бокового киля, где из-за образовавшегося мешка имелось отверстие, в которое поступала вода), о чем свидетельствовало медленное убывание уровня воды в кочегарках, машинном отделении и в командном кубрике. Неудовлетворительная работа водолазов заставила выписать более квалифицированных и надежных специалистов из Херсонского порта. Для устранения поступления воды через пробоину водолазы в местах неполного прилегания пластырей заделывали ее матрацами и брезентами.

28—29 ноября с правой стороны лодки были поставлены добавочные крепления корпуса на верхней палубе помощью железных листов на болтах с целью предохранения корпуса лодки от перелома при всплытии и освобождении от тросов.

30 ноября «Ледокол № 3» осушил изолированное машинное отделение.

Ввиду успешного откачивания воды из машинного отделения перепускали в него воду из кочегарки, чем помогли понижению общего уровня воды в командном кубрике и в кочегарном отделении.

После всех исправлений состояние пластырей обеспечило выкачивание воды в затопленных отсеках, понизив уровень до 68,58 см, который оставался в помещениях продолжительное время.

С помощью понтонов крен лодки уменьшился до 11,5— 12°. По мере выкачивания воды из лодки вес ее уменьшался, и натяжение тросов слабело; понтоны с лодкой были переведены на мелкое место к Адмиралтейству РОПиТ.

Во время производства спасательных работ и подъема канонерской лодкой получены следующие повреждения:

помяты площадка прожектора у дымовой трубы и трап к ней;

разрушены деревянные штурманские и рулевая рубки и два трапа;

испорчены деревянные переборки и все деревянные устройства в командном помещении, в офицерских каютах и кают-компании;

повреждены коечные сетки и деревянные устройства в бомбовых, патронных и провизионных погребах;

в жилых помещениях попорчены линолеум, обивка, вся мебель;

повреждены все три мачты, из которых при подъеме лодки бизань-мачта была сломана, а фок- и грот-мачты треснули в верхней части.

Все веши личного состава занесло илом. Требовали очистки и исправления котлы, главные и вспомогательные механизмы, динамомашины и арматура.

1 декабря ледокол «Гайдамак» своими водоотливными средствами осушил от воды машинное отделение лодки, «но понижения общего уровня воды в заполненных кочегарном отделении и командном кубрике достигнуть не удалось, несмотря на то, что был заведен поверх всех пластырей еще большой парус-брезент, который должен был прикрыть собой все пластыри, плотно притянутые к корпусу лодки досками». 2 декабря всеми отливными средствами уровень волы удалось понизить до 45,72 см, но дальше убыль воды не пошла. Канонерскую лодку перевели на буксире 5 пароходов партии траления к доку Адмиралтейства. Перевод занял три часа. Пробоина оказалась значительных размеров, пришлось подвести на стальных тросах сплошной пластырь-штору (шведский) размерами 6,39 х 6,39 м из досок толщиной в 5 см, прикрепив к нему подушку-раму из ворсы (подушка весила 655,2 кг). Подводка пластыря была закончена к полудню 7 декабря, после чего было приступлено к последнему откачиванию воды из лодки.

В этот раз удалось достигнуть тщательной заделки пробоины, вода быстро пошла на убыль. В 14 ч тросы ослабли — «Донец» получил плавучесть.

8 декабря отдали трос и перевели плавучий док на постоянное место его стоянки, а в 16 ч лодку подняли в док.

С 9 декабря начались работы по ремонту канонерской лодки в две смены: днем и ночью ежедневно,

С 26 по 28 декабря производился осмотр корабля, и брались для испытания образцы материала наружной обшивки и шпангоутов в районе взрыва.

Два взятых образца дали сопротивление разрыву 23,25 т при удлинении на 21,9%.

Пробы на изгиб в холодном и закаленном состоянии дали удовлетворительные результаты; так, например, образец, испытанный на изгиб в холодном состоянии, был согнут до сдавливания, но трещин не дал. Оборжавление листов и угольников незначительно. Все перечисленные испытания привели комиссию к заключению, что корпус лодки вполне сохранился и может быть исправлен. Была произведена гидравлическая проба левого носового котла № 2, ближайшего к месту взрыва, в котором был погнут водяной коллектор и несколько искривлены пять правых бортовых элементов.

Котел опробовали давлением 18 атмосфер, причем обнаружили незначительную течь левого крайнего патрубка парового коллектора.

Результаты испытаний комиссией были признаны удовлетворительными, и все обнаружившиеся дефекты считались вполне устранимыми.

Одесским заводом РОПиТ были произведены следующие работы:

сняты разорванные и помятые при взрыве листы бортовой обшивки, шпангоуты и переборки;

поставлены 21 новый шпангоут, все флоры взамен негодных и заменен весь поврежденный набор корпуса;

поставлен 31 новый лист обшивки, некоторые из старых выпрямлены и поставлены на место;

выпрямлены угольники илисты боковых килей;

проклепаны листы бортовой обшивки и боковые кили;

снята деревянная бортовая обшивка в жилых помещениях;

заменены фок- и бизань-мачты.

Командой лодки был снят весь трубопровод в машинном и частью в кочегарном отделениях; трубы обжигались и подвергались гидравлической пробе, причем до 1 января было опробовано 108 труб разного рода. Из всего количества труб оказалось негодных 12.

Командой же корабля были исправлены вспомогательные механизмы и динамомашины.

Выгруженный боезапас был подвергнут детальному освидетельствованию, причем просмотрено 152-мм — 418, 120-мм — 222, 75-мм — 532 и 47-мм — 500 снарядов, из них подверглись порче от воды 152-мм — 87 и 75-мм —29.

Стоимость заделки пробоины составляла 42 600 рублей, и по остальным статьям работ затрачено 43 818 рублей, то есть всего 86 418 руб.

Срок ремонта в доке два месяца.

Итоги. Взрывом торпеды (с зарядом в 112 кг) канонерской лодке была сделана в обшивке левого борта пробоина длиной 14,63 м и высотой 11,58 м.

Разрушение корпуса корабля распространялось от киля до верхней палубы в районе 65—70 шпангоутов.

Листы обшивки, расположенные в непосредственной близости от пробоины, получили гофрировку, трещины и вмятины.

От взрыва пострадал набор корабля: шпангоуты, стрингеры, флоры, пиллерсы, палуба, продольная переборка водяного трюма и некоторые листы угольной ямы.

Взрыв отразился и в носовой части корабля, повредив там крышу балластной цистерны, причем были помяты 8 горловин, и разрушены водяные и воздушные трубопроводы, кингстон и один котел.

По правому борту обшивка и набор корабля также подверглись действию взрыва, в виде помятостей и трещин.

Борьба за живучесть на корабле не велась вследствие его быстрой гибели. Вода через пробоину поступала в корабль в большом количестве, распространяясь по машинному отделению через открытую дверь в водонепроницаемой переборке, которой, вопреки отданному распоряжению, пользовались кочегары, когда они поднимали пары в котлах.

Погибло 33 чел, что составляло 24,26%.

 

Гибель заградителя «Енисей» от торпеды, выпущенной с германской подводной лодки U26 4 июня 1915 года

 

Тактико-технические элементы заградителя «Енисей»

Вооружение:

артиллерийское, количество орудий:

120-мм...................................................................................................5

75-мм....................................................................................................2

минное, количество принимаемых мин..........................................320

Водоизмещение, т..................................................................................3082

Главные размеренны, м:

длина наибольшая............................................................................98,9

шири на наибольшая.......................................................................14,0

осадка...................................................................................................4,40

Скорость хода, уз......................................................................................17,0

Мощность механизмов, л.с..................................................................4700

Экипаж......................................................................................................328

 

4 июня 1915 года посланный в Моонзунд заградитель «Енисей», идя ходом 12 уз в районе мыса Ристи-Нина в 10 милях от острова Оденхольм и в 6 милях от берега, был атакован германской подлодкой U26.

Около 9 ч 30 мин сигнальщик, находившийся на правом крыле ходового мостика, заметил идущую торпеду. Командир корабля, стоявший на правом крыле вместе с вахтенным начальником, тотчас же приказал положить руля «право на борт» и дал машине задний ход; не прошло после команды и двух минут, как у правого борта раздался взрыв торпеды (заряд 200 кг), во время которого корабль сильно рвануло всем бортом влево так, что от сотрясения упала фор-стеньга.

По приказанию командира была пробита водяная тревога, но крен стал так быстро увеличиваться, что командир понял безнадежное положение корабля, спокойно сказал команде: «Не волнуйтесь, ребята, будьте хладнокровны, не торопитесь, бросайте в воду койки». Едва это было сказано, как «Енисей» стал быстро погружаться в воду.

После взрыва в рефрижераторной машине поя вилась вода, которая при крене через поврежденные иллюминаторы быстро наполняла корабль.

Корма уже погружалась в воду, как вдруг внутри послышались два взрыва. По предположению одного спасшегося машиниста, торпеда взорвалась в районе коридора гребного вала, но взрывов бомбовых погребов не последовало.

В районе носовой кочегарки полевому борту толчок не ощущался, но крен стал сразу увеличиваться.

В левой кормовой кочегарке сразу погасло электричество, и стало темно, а сверху посыпался уголь. Жилая палуба наполнилась дымом от взрыва; палуба у правого трапа была разорвана; здесь несколько человек было убито. Машины после взрыва продолжали работать, и только при наличии значительного крена котлы начали взрываться,

В жилых палубах электричество погасло. Люди, лежавшие на рундуках силою взрыва были сброшены на палубу. В носовом отделении у некоторых иллюминаторов крышки были вырваны.

В помещении рулевой машины после взрыва электричество погасло, а личный состав, находившийся там, был залит грязью и маслом. Помещения наполнились дымом и паром. Корабль, кренясь правым бортом, уходил в воду кормой.

По показаниям части спасшейся команды с момента взрывало погружения заградителя прошло не более 5—7 мин.

После того, как корабль совсем погрузился в воду, в 3 кб от места гибели всплыла германская подлодка, которая, пробыв на поверхности около 3 мин, снова погрузилась и больше не показывалась.

Во время гибели командир и офицеры руководили спасением личного состава, бросавшегося за борт в воду, температура которой не превышала +8° С. Во время гибели корабля были сделаны попытки спустить шлюпки, но их найтовы не успели отдать, и они, попадая в воду, сами отрывались от кильблока и плавали на ее поверхности.

Команда, попавшая в воду, держалась за койки, спасательные круги, за обломки дерева и тому подобное, но люди быстро выбивались из сил, теряли сознание и тонули. Находившиеся вблизи борта корабля при его погружении были втянуты в водоворот.

После гибели корабля на поверхности воды плавало около 200 человек, из которых некоторые довольно быстро гибли, другие плавали и держались 2—3 ч.

Большинство экипажа (298 человек) погибло, в том числе командир корабля и вахтенный начальник, отказавшиеся оставить корабль. Спасено шлюпками с берега 1 офицер и 29 матросов.

Итоги. Гибель заградителя «Енисей» произошла от германской торпеды, выпущенной с подлодки. Торпеда (масса заряда 200 кг) попала в правый борт корабля, вода быстро появилась в рефрижераторной машине и при увеличившемся крене заполняла корабль и через иллюминаторы. По предположениям, торпеда взорвалась в районе коридора гребного вала. Получив быстро увеличивавшийся дифферент на корму, корабль погрузился в воду в течение 5—7 мин.

Личного состава погибло 298 чел., что составляло 90,85%.

Из рассмотренных нами случаев повреждений кораблей большого и среднего водоизмещения от торпедных взрывов видно, что результаты их были различны.

Для кораблей более ранней постройки периода 1899—1909 годов достаточно было одного—двух попаданий торпедами, чтобы корабли имели такие повреждения, которые вели их к гибели в течение 7—25 мин.

Английский пароход «Hesperian» 4 сентября 1915 года в 20 ч 20 мин у Фастнета был поврежден торпедой с германской подводной лодки U20. Взрыв произошел в носовой части судна по правому борту у 2-й угольной ямы. Корпус корабля получил сильное сотрясение, у борта поднялся огромный столб воды, высотой около 15 м, обрушившийся на палубу вместе с обломками, взлетевшими на воздух. Действие взрыва распространилось и на машины, которые перестали работать.

Находившийся на мостике командир корабля приказал спустить спасательные шлюпки и дать знать об аварии по радио и ракетами.

Во время выпуска ракет произошло повреждение антенны, но оно было быстро исправлено, и радиотелеграфирование восстановилось.

Офицер канадской армии, возвращавшийся на пароходе на родину, по своей инициативе, спустился вниз, стремясь помочь задраить двери водонепроницаемых переборок.

Корабль погрузился носом в воду на 10 м, но вода, проникшая через пробоину внутрь корабля, удерживалась переборками носовой части, и командир надеялся спасти «Hesperian», тем более, что в 22 ч 30 мин к нему на помощь стали подходить другие суда и поврежденный транспорт был взят на буксир. 6 сентября поднялся свежий ветер, и волна помешала его дальнейшей буксировке, почему судно было оставлено личным составом, и люди перешли на буксиры, прибывшие из Куинстона. Вскоре «Hesperian» затонул.

Итоги. «Hesperian» получил пробоину от взрыва торпеды (масса заряда 200 кг), корабль имел дифферент на нос от воды, проникшей внутрь судна. В благоприятных условиях плавания переборки еще сдерживали давление воды, но когда засвежело, они сдали, и корабль затонул.

Борьба за живучесть производилась по инициативе пассажира-офицера, который задраивал двери переборок. На корабле находилось 314 пассажиров и 250 человек команды.

Погибло 25 человек, что составляло 4,43%.

Гибель транспорта № 46 («Патагония») от торпеды, выпущенной с германской подводной лодки UB7 28 сентября 1915 года

Тактико-технические элементы транспорта № 46 («Патагония»)

Водоизмещение, т....................................................................................6011

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................115,37

ширина...........................................................................................15,88

осадка..................................................................................................8,50

Мощность механизмов, л.с....................................................................410

 

Английский пароход «Patagonia», застигнутый войной в Черном море, после покупки его русским правительством был зачислен в состав транспортной флотилии Черного моря в качестве транспорта № 46.

Никаким переоборудования м, повышающим его живучесть, с момента покупки не подвергался. 28 сентября 1915 года в 8 ч транспорт этот, идя из Одессы в Николаев, на траверзе деревни Дофиновки в 5,75 мили от Одессы был взорван торпедой с германской подводной лодки UB7 (масса заряда 112 кг).

От взрыва в корме с правого борта под грот-мачтой, в районе переборки, отделявшей 5-й и 6-й трюма, транспорт получил пробоину площадью около 7,4 м-, причем наибольшая длима ее была 4,27 м и наибольшая высота — 2,29 м. Края пробоины силою взрыва были загнуты внутрь судна. Переборка машинного и котельного отсека от взрыва торпеды не пострадала и в носовую часть воду не пропускала. Транспорт затонул кормой, а нос остался на плаву. Весь личный состав был спасен.

2 ноября 1915 года комиссия, назначенная для осмотра повреждений и решения вопроса о подъеме транспорта, пришла к заключению, что поднять его можно при наличии двух пароходов подъемной силой около 4000 т. Намечалось поднять его корму при помощи наливных пароходов, а затем перевести его на более мелкое место, где предполагалось заделать пробоину и откачать воду. Без отделения кормы судна от грунта перемена места считалась невозможной.

Для проведения судоподъемных работ требовалась тихая погода, которая наиболее вероятна на Черном море весной, почему судоподъемные работы были отложены до более благоприятного времени года. Из трюма № 2 периодически откачивалась вода, кроме того, было поставлено добавочное крепление на переборки, но несмотря на это транспорт, около одного месяца продержавшись носовой частью на плаву, во время шторма затонул. На 1,5—2 м позади машинной переборки имелся перелом, дел и вши и судно на две части; при погружении часть машинно-котельного отделения «Патагонии» была вдавлена на несколько метров внутрь кормовой части.

Итоги. От пробоины площадью 7,4 м2 было затоплено большинство внутренних помещений транспорта (пятый, шестой и кормовой отсеки), и корабль кормовой частью погрузился в воду, сев на грунт на глубине 21,9 м.

Благодаря хорошему состоянию переборок, нос остался на плаву, как было указано, в течение месяца; фильтрующуюся воду периодически откачивали помощью водоотливных средств других судов.

На переборки поставили дополнительные крепления, но от шторма носовая часть была залита водой, корабль переломился и затонул.

Гибель транспорта № 51 («Поргугаль») от торпеды, выпущенной с германской подводной лодки U33 30 марта 1916 года

29 марта 1916 года в 18 ч 30 мин транспорт № 51, оборудованный в качестве госпитального судна для Черноморского флота (неся на себе положенные знаки госпитального судна), вышел из Батумской гавани, имея на буксире 3 десантных бота и один паровой катер, которые предназначались для перевозки с берега на судно раненых с сухопутного фронта у Офа.

Решение вести их на буксире было принято ввиду невозможности поднять их из-за тяжести на верхнюю палубу. Таким образом, госпитальное судно было лишено возможности идти полным ходом и маневрировать в случае надобности.

30 марта в 8 часов транспорт №51, находясь в районе мыса Фиджи у Сюрмене, в 5—7 милях от берега (Лорей указывает, что транспорт «Португаль» шел вплотную к берегу), принужден был застопорить машину для того, чтобы отлить набравшуюся в один из ботов воду. В это время была замечена германская подводная лодка U33 (Подводная лодка U33: водоизмещение 680/870 т, 4 500-мм торпедных аппарата), которая двигалась от носа судна к правому траверзу. Периодически показывая спой перископ, она подошла к транспорту и с листании и 6 кб вы пустила торпеду (масса заряда 200 кг) из носового торпедного аппарата, но попадания достигнуто не было; вторая торпеда, выпушенная с расстояния 3 кб, из кормового аппарата попала прямо в середину судна. Торпеда попала между машинным и кочегарным отделениями.

После взрыва торпеды внутри судна произошел взрыв котлов, и транспорт, переломившись в средней части, быстро пошел ко дну с высоко поднятыми кверху носом и кормой.

От момента взрыва до полного погружения его прошло не более 1 минуты, спустить шлюпки не успели, и спасение личного состава происходило в индивидуальном порядке.

Второй помощник командира успел подняться на палубу спардека и отвязать спасательный плот, который в момент сильного наклона палубы кормы соскользнул в воду; на нем спаслось много людей.

Часть экипажа, находившаяся наверху, в том числе и командир судна, была выброшена за борт в воду.

Корма поднялась на большую высоту, скользнула и с большим шумом ушла в воду. Попавший в воду личный состав спасался на ботах, спасательных поясах и шлюпками дозорного миноносца «Стремительный», находившегося от транспорта на 5—6 кб. После безрезультатной атаки на подлодку, миноносец спасал плававших в воде, подняв 38 человек.

Подошедший вскоре миноносец «Строгий» также принимал участие в спасении людей.

Всего спасено: 6 человек комсостава, 18 человек команды и 72 человека из персонала Красного креста, то есть 96 человек.

Итоги. Торпеда, выпущенная с германской подлодки U33, попала в правый борт транспорта между машинным и котельным отделениями. Силою взрыва транспорт переломился в средней части, уходя в воду с носом и кормой, поднявшимися вертикально. Транспорт затонул в течение 1 минуты, ввиду чего никаких мер по борьбе за живучесть предпринято не было.

Транспорт «Португаль» никаких переоборудований, повышавших его живучесть и приближавших его к боевым кораблям, не имел.

Погибло 96 человек, большая часть которых была застигнута во внутренних помещениях судна.

Повреждение русского транспорта «Джиоконда» от торпеды, выпущенной с германской подводной лодки UB45 2 сентября 1916 года

Русский военный транспорт «Джиоконда», стоя и разгружаясь в числе других судов на Трапезундском рейде, 2 сентября 1916 года в 10 ч 15 мин (Лорей указывает, что атака германской подводной лодкой была произведена в 9 часов), был атакован германской подводной лодкой UB45, которая, оперируя в восточной части Черного моря против русского судоходства, подошла к Трапезунду и выпустила с большой дистанции торпеду (заряд 200 кг) в группу транспортов. Через 4 мин 50 сек подлодка услышала взрыв.

Торпеда попала в левый борт «Джиоконды» и сделала пробоину в 8,53 м длиной и в 2,74 м шириной между 80—94 шпангоутами, в подводной части.

Кроме пробоины, в борту оказалась выпучина по мидель-шпангоуту с повреждением водонепроницаемой переборки, разделявшей котельное и машинное отделения. Вода сразу залила второй отсек — кочегарное и машинное отделения, а затем заполнила 1-й и 4-й отсеки. Котлы и механизмы от взрыва не пострадали.

Командир транспорта, видя приближающуюся торпеду и неизбежность попадания ее в середину транспорта, приказал личному составу разбежаться от середины судна на нос и корму и в это же время отдал распоряжения выпустить пар из лебедки и опустить тоннельный клинкет, которые ни в какой степени не могли благоприятно отразиться на сохранении живучести судна. После взрыва к транспорту подошли два катера: № 133 и «Герой».

Назначение первого было подать буксир, чтобы при помощи его развернуть транспорт на концах, заведенных на бочку. Затем завели 10,16-см стальной трос по левому борту на бочку. Левому становому я корю дали 85,2 м якорного каната, а с правого борта завезли верп весом в 1638 кг на 10,16-см стальном тросе. Все перечисленные мероприятия были направлены к тому, чтобы перевести транспорт ближе к берегу и развернуть его поврежденный борт от волны.

В это время у транспорта было углубление у форштевня 6,55 м, осадка ахтерштевня 5,49 м, осадка середины судна 6,1 м.

Дальнейшую судьбу транспорта «Джиоконда» по документам установить не удалось.

Никаких переоборудований, повышавших его живучесть и приближавших его к боевым кораблям, он не имел.

Итоги. От взрыва торпеды с подводной лодки UB45 (заряд 200 кг) была нанесена пробоина в подводной части левого борта длиной 8,53 м и шириной 2,74 м. Кроме пробоины имелись еще выпучина в борту и повреждение водонепроницаемой переборки котельного и машинного отделений. Были залиты водой машинное и котельное отделения и отсеки № 1 и 4.

Борьба за живучесть силами личного состава для поддержания корабля на плаву не велась.

Гибель тральщика № 4 от торпеды, выпушенной с германской подводной лодки 5 ноября 1915 года

Тактико-технические элементы тральщика № 4

Вооружение:

количество пулеметов.............................................................................1

Водоизмещение, т................................................................................223,2

Главные размерения, м:

длина...............................................................................................30,18

ширина.............................................................................................5,92

осадка...................................................................................................3,35

Скорость хода, уз.......................................................................................8

Мощность механизмов, л.с....................................................................240

Экипаж, чел..............................................................................................27

 

5 ноября 1915 года тральщики 1-го отделения дивизии траления производили траление фарватеров щитовым тралом в районе острова Оденсхольм. Во время работ погода сильно засвежела, и тральщики не справлялись с волной.

Начальник отведения поднял сигнал о временном прекращении работ, приказав всем идти укрыться у острова Оденсхольм по способности. По приходе в назначенное место, тральщики были атакованы подводными лодками противника, которые выпустили пять торпед (масса заряда 200 кг). Из них одна ударилась о киль тральщика № 3 так, что в машинном отделении даже был слышен удар, но не взорвалась, другая же попала в тральщик № 4, который после взрыва быстро затонул.

Несмотря на волну 5—6 баллов тральщики № 8 и К) открыли по подводным лодкам артиллерийский огонь, а с соседних кораблей были спущены шлюпки для спасения команды.

Благодаря энергичной работе по спасанию удалось вытащить из воды всех офицеров и большинство команды.

Погибло семь человек, из которых три было убито взрывом торпеды.

Итоги. Тральщик № 4 получил попадание торпедой с германской подводной лодки, от которой быстро затонул.

Неблагоприятные условия погоды — свежая волна 5—6 баллов — видимо, способствовали его гибели.

Судя по документам, борьба за живучесть не производилась.

Погибло личного состава 7 человек, что составляло 25,92%.