Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Морское оружие 03. Торпеды ВМФ СССР

Торпедостроительная промышленность и наука. Парогазовые торпеды совершенствуются

Как уже упоминалось, завод Лесснера закрылся в марте 1918 г. Использовался он с тех пор лишь в качестве хранилища для торпед. В декабре 1926 г. после передачи завода в Остехбюро началось его восстановление и подготовка к производству. Первой серийной продукцией завода, получившего, кстати, в ноябре 1927 г. новое название «Двигатель», стали торпеды 53-27. К сожалению, не все шло гладко. С 1927 г. по 1930 г. было изготовлено всего 52 торпеды. Конструктивное несовершенство проекта и низкое качество изготовления торпед постоянно приводили к нареканиям флота. Главный недостаток торпеды заключался в том, что из-за малой дальности хода она могла использоваться практически только с подводных лодок и торпедных катеров. Для надводных кораблей дальность ее хода была явно мала. К тому же торпеда плохо управлялась по глубине и не обладала достаточной герметичностью. И все же ее производство продолжалось. В 1934 г. завод выпустил 850 торпед 53-27: 629 — для подводных лодок и 221 — для надводных кораблей.

Наблюдение за серийным производством торпед, как и за всеми ведущимися в области торпедостроения научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами осуществлялось в то время Научно-техническим комитетом (НТК) ВМС РККА. В 1932 г. эти функции были переданы вновь созданному Научно-исследовательскому (1938—1948 гг. — Научно-испытательному) Минно-торпедному институту (НИМТИ) ВМС. Возглавил НИМТИ А.Е.Брыкин, опытный военный инженер, впоследствии крупный ученый, доктор технических наук, профессор, вице-адмирал. В том же году в Ленинграде был образован Военно-механический институт, морской факультет которого начал подготовку инженеров для минно-торпедной промышленности. Что касается квалифицированных флотских торпедистов, то они готовились в Военно-Морской Академии на созданном еще в 1922 г. факультете оружия. Первым начальником кафедры торпедного оружия стал видный русский торпедист, бывший капитан 1 ранга старого флота, впоследствии контр-адмирал, А.В.Трофимов.

Практически заново создавалась и торпедостроительная промышленность. Создана она была в рекордно короткие сроки. К концу 30-х годов торпеды производились уже на четырех заводах: в Ленинграде на заводах «Двигатель» и им. К.Е.Ворошилова, в Большом Токмаке под Днепропетровском на заводе «Красный Прогресс» и на вновь построенном в 1938 г. заводе под Махачкалой (впоследствии «Дагдизель»), Сдача торпед флоту осуществлялась тремя пристрелочными станциями: под Ленинградом на Копанском озере, в Крыму под Феодосией и на Каспийском море.

Агрегаты энергосхемы торпеды 53-38.Первоочередной задачей советских торпедистов стала модернизация торпеды 53-27. Прежде всего требовалось ввести для надводных кораблей второй дальноходный режим скорости. С этой целью были использованы заимствованные с закупленной в 1932 г. в Италии торпеды 53Ф регулятор давления, подогревательный аппарат, гидростат и ряд других механизмов. Модернизированную торпеду приняли на вооружение в 1936 г., называться она стала 53-36. Увы, торпеда оказалась не лучше и не надежнее своей предшественницы. По своим ТТХ она по-прежнему отставала от зарубежных образцов. После многократных доработок флоту удалось сдать всего около ста торпед 53-36. Однако и их приходилось использовать с большими ограничениями. В 1938 г. неудавшийся образец был снят с производства. Что оставалось делать торпедостроителям, когда флот остро нуждался в современных торпедах? Только вновь обратиться к закупленным в 1932 г. итальянским образцам. Их было два — калибра 450 мм и 533 мм. Организацию воспроизводства итальянских торпед на отечественных заводах поручили НИМТИ. Вскоре рабочие чертежи были готовы и в 1936 г. завод «Красный Прогресс» приступил к изготовлению 45-сантиметровых торпед. Называться они стали 45-36Н. Буква «Н» означала, что торпеды предназначались прежде всего для эсминцев типа «Новик». Из 53-сантиметровых аппаратов подводных лодок они могли использоваться через вставные решетки. В 1938 г. на заводе «Двигатель», а с 1939 г. и на «Дагдизеле» начали производиться 53-сантиметровые торпеды. Они предназначались для надводных кораблей и подводных лодок, имеющих аппараты калибра 53 см. Торпеды получили наименование 53-38. Переломным и вместе с тем трагическим для отечественного торпедостроения стал 1937 год. Страну охватила волна репрессий. Не явилась исключением в этом отношении и торпедостроительная промышленность. Вредительство и враги народа виделись везде.

Сорваны сроки строительства завода в Махачкале, причина — «вредительское его проектирование, вредительство в самом строительстве и монтаже оборудования», — докладывал Председателю СНК СССР зам. наркома внутренних дел М.Л.Фриновский. Не удавалось наладить производство торпед на заводах «Двигатель» и «Красный Прогресс» и снова доклад в Промышленный отдел ЦК ВКП(б): «руководство на всех заводах состоит из врагов народа».

В октябре 1937 г. положение дел в торпедостроительной промышленности рассматривал на своем заседании Комитет Обороны при СНК СССР. Его постановление начиналось так: «В целях оздоровления, укрепления и развития торпедной и минной промышленности, подорванной врагами народа...» Что означал термин «оздоровление», догадаться нетрудно. После ликвидации Остехбюро более шестидесяти ведущих его специалистов было репрессировано. Почти половина из них расстреляно. Трагически оборвалась жизнь В.И. Бекаури и П.В. Бехтерева. Их расстреляли в феврале 1938 г. Несколько раньше был расстрелян и конструктор торпеды 53-27 Р.Н.Корвин-Коссоковский.

В соответствии с постановлением Комитета Обороны руководство всем торпедным производством сосредотачивалось в Наркомате Оборонной промышленности, в связи с чем в Наркомате было образовано 17-е главное управление. С момента образования (и до 1944 г.) начальником главка стал военный инженер из НИМТИ П.Н.Лебедев. Через год в 1938 г. в Наркомате ВМФ было создано Минно-Торпедное Управление (МТУ) ВМФ. Возглавил МТУ слушатель академии капитан-лейтенант Н.И.Шибаев. Оставаясь начальником МТУ в течение всей войны, Н.И.Шибаев впоследствии стал известным на флоте адмиралом. Первым начальником торпедного отдела МТУ был назначен капитан-лейтенант Б.Д. Костыгов, впоследствии вице-адмирал, начальник МТУ, видный организатор минно-торпедного дела в нашем флоте.

Боевое зарядное отделение (БЗО) торпеды 53-38В 1939 г. в составе 17 ГУНКОП создаются ЦКБ-39 и ЦКБ-36 — специализированные конструкторские бюро. В их ведение переходят все ранее начатые в Остехбюро торпедные разработки. Одной из таких разработок была ведущаяся на заводе «Двигатель» и в Остехбюро еще с 1935 г. модернизация итальянской 53-сантиметровой торпеды. Главная цель модернизации — увеличение скорости торпеды без сокращения дальности ее хода. Задача решалась форсированием мощности двигателя с одновременным увеличением запасов энергокомпонентов. После длительной экспериментально-стендовой отработки в результате ряда конструкторских ухищрений мощность двигателя удалось, наконец, поднять более чем в 1,5 раза — с 306 л.с. до 485 л.с. Скорость торпеды возросла с 44,5 узлов до 51 узла. В 1941 г. под шифром 53-39 новая торпеда была принята на вооружение. В то время это была самая быстроходная торпеда в мире.

Одной из постоянных забот специалистов ЦКБ-39 являлось увеличение в торпедах веса ВВ. В 1939 г. группа конструкторов под руководством А.П. Белякова за счет удлинения боевых зарядных отделений (БЗО) увеличила вес ВВ в торпедах на 80—100 кг. Экспериментальная отработка показала, что торпеды 45-36Н и 53-38 с удлиненными БЗО практически не теряют своих ходовых качеств. В конце 1939 г. модернизированные образцы были приняты на вооружение. Называться они стали 45-36НУ и 53-38У. Одна из существенных особенностей торпеды 53-38У заключалась в том, что впоследствии она была оснащена неконтактным взрывателем.

Что давал неконтактный взрыватель торпеде? Во-первых, обеспечивал взрыв заряда ВВ под днищем корабля-цели, т.е. в его наименее защищенной части, во-вторых, позволял менее точно определять осадку корабля-цели перед стрельбой. Первый отечественный неконтактный взрыватель (НВО) начал разрабатываться в 1927 г. еще в Остехбюро. Реагировал он на искажение кораблем вертикальной составляющей магнитного поля Земли. Предназначался взрыватель для торпед 45-12. На вооружение НВО был принят в 1932 г. Увы, первый блин оказался комом. Взрывателю были присущи два принципиальных недостатка: зависимость от широты места, требовавшая постоянной регулировки взрывателя, и его чрезмерная чувствительность к крену и дифференту торпеды. В результате частые срабатывания вынудили вскоре прекратить производство взрывателя. К работам привлекли и фундаментальную науку — Ленинградский университет, Институт земного магнетизма АН СССР. Работы возглавил сотрудник НИМТИ А.К.Верещагин. Испытания нового взрывателя проводились на Балтике в 1941 г.: «при стрельбе по судну «Тосно» водоизмещением 2500 тонн взрыватель надежно срабатывал под килем на расстоянии 2,5 м. Самопроизвольных срабатываний не было». И все же взрыватель решили проверить и в других географических условиях. Испытания планировалось провести на Северном, Тихоокеанском и Черноморском флотах. Однако началась война, пришлось ограничиться Северным флотом. Проведенные здесь стрельбы по эсминцу и транспорту дали положительные результаты. В 1941 г. НВС (неконтактный взрыватель стабилизированный) был принят на вооружение. На действующие флоты он поступил в 1942 г. В комплектации с НВС было выстрелено 243 торпеды. Отказов в работе взрывателя не отмечалось.

Главная машина торпеды 53-38Последними, уже послевоенными, образцами парогазовоздушных торпед в отечественном флоте стали 53-51 и 53-56В. Основное отличие торпеды 53-51 от ранее принятых образцов заключалось в том, что она была оснащена, во-первых, НВ активного действия (с собственным несущим полем) и, во-вторых, прибором маневрирования. Последний позволял сформировать перед выстрелом достаточно сложную траекторию движения торпеды с неоднократным пересечением курса цели. Считалось, что при залповой стрельбе это может обеспечить повышение вероятности поражения цели. Основные ТТХ парогазовых торпед приведены в таблице 1.

Таблица 1. Тактико-технические характеристики корабельных парогазовых торпед

Год принятия на вооружение

Образец

Калибр, мм

Длина, м

Общий вес, кг

Вес ВВ, кг

Дальность и скорость хода,
км—уз

Примечание

1927

53-27

533

7,0

1710

265

3,7—45

Проект Остехбюро. Производство «Двигатель»

1936

53-36

533

7,0

1700

300

4,0—43,5
8,0—33,0

Проект Остехбюро. Производство «Двигатель»

1936

45-36Н

450

5,7

935

200

3,0—41
6,0—32

Фиумская торпеда, воспроизведенная НИМТИ. Производство «Красный Прогресс»

1938

53-38

533

74

1615

300

4,0—44,5
8,0—34,5
10,0—30,5

Фиумская торпеда, воспроизведенная НИМТИ. Производство «Двигатель» и «Дагдизель»

1939

45-36НУ

450

6,0

1028

284

3,0—41
6,0—32

Модернизация ЦКБ-39. Производство «Красный Прогресс»

1939

53-38У

533

7,4

1725

400

4,0—44,5
8,0—34,5
10,0—30,5

Модернизация ЦКБ-39. Производство «Двигатель» и «Дагдизель»

1941

53-39

533

74

1780

317

4,0—51
8,0—39
10,0—34

Модернизация ЦКБ-39. Производство «Дагдизель» в Алма-Ате

Надо сказать, что помимо традиционных путей совершенствования торпед в ЦКБ-39 и НИМТИ широким фронтом велись и научно-поисковые работы. Еще в 1936 г. в Остехбюро начали исследования по созданию торпеды с двигателем, работающим на азотной кислоте и скипидаре — ACT (азотно-скипидарная торпеда). Рассчитывали, что торпеда будет иметь фантастическую по тем временам скорость — до 90 узлов. Однако для этого требовался турбинный двигатель мощностью свыше 1800 л.с.. Создать такую турбину в габаритах торпеды тогда не представлялось возможным. Пришлось обходиться поршневой машиной от торпеды 53-38. Натурные испытания ACT начались в 1939 г. Неоднократно удавалось получить скорость 45 узлов при дальности хода торпеды 11—12 км. Результаты были заманчивые, но токсичность паров азотной кислоты вынудила от работ отказаться.

Более реальными выглядели исследования, проводившиеся группой С.Л.Ошерова с турбинным двигателем мощностью 600 л.с.. По заданию НИМТИ исследования начались еще в Котлотурбинном институте в 1937 г. Двигатель состоял из двух шестиступенчатых турбин противоположного вращения со скоростью 12 000 об/мин. К концу 1939 г. Кировский завод изготовил три комплекта турбин. После стендовой отработки турбины поступили на морские испытания. Прервала их война.

В это же время шли работы и по созданию бесследной термитной торпеды (БТТ). Исследования вели В.А. Поликарпов и В.И. Сендерихин. В основу работ легли результаты, полученные Физико-техническим институтом АН УССР. Просматривалась возможность создания бесследной торпеды с энергосиловой установкой, работающей на паре, полученном в результате расплава термита. Модельные испытания дали обнадеживающие результаты, но работы также были прерваны войной.

Перспективными с точки зрения повышения характеристик торпед считались и исследования, начатые еще в 1933 г. сотрудником НИМТИ А.Б.Тополянским. Их суть заключалась в обогащении воздуха, поступающего в двигатель до 40% кислородом. К сожалению, стабилизировать процесс горения и исключить взрывоопасность кислородо-воздушной смеси в то время не удалось.

Накопившийся опыт разработки и производства торпед требовал своего обобщения. В 1939 г. ЦКБ-39 начало готовить к изданию капитальный труд «Справочник по торпедостроению». Два его тома вышли в свет в 1942—1943 гг. Справедливости ради надо отметить, что первым пособием по проектированию торпед в советском флоте стала изданная еще в 1923 г. монография профессора ВМА Б.Л. Пшенецкого «Проектирование самодвижущихся мин». Бывший капитан 1 ранга старого флота Б.Л. Пшенецкий был одним из опытнейших русских торпедистов. До революции ему неоднократно приходилось бывать на заводах Уайтхеда в Фиуме и Шварцкопфа в Берлине. После демобилизации Б.Л. Пшенецкий работал техническим директором на заводе «Двигатель». Однако, как и многие бывшие офицеры, вскоре был арестован.

И все же главной задачей советского торпедостроения в условиях неумолимо надвигающейся войны были не научные исследования, а максимальное увеличение серийного производства торпед. Решалась эта задача не только строительством новых заводов, но и постоянным увеличением их производительности. Вот лишь несколько цифр. Начавший функционировать в 1938 г. торпедостроительный завод в Махачкале выпустил в 1939 г. — 134 торпеды, в 1940 г. — 628, а в 1941 г. — 3246.