Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Л.И.Амирханов. Морские пушки на железной дороге

Глава 7. Железнодорожные транспортеры в Великой Отечественной войне.

Как уже упоминалось, первыми боевое крещение получили транспортеры ТМ-3-12. В связи с организацией системы береговой обороны на полуострове Ханко Комитет Обороны при СНК 20 июня 1940 года решил перевести туда две батареи железнодорожной артиллерии - 9-ю (ТМ-3-12) и 17-ю (TM-1-I8). Финны всячески препятствовали прохождению транспортеров по своей территории, заявляя, что железнодорожные пути и мосты не выдержат такой нагрузки. Однако Красная Армия имела уже достаточно большой опыт подобных переходов, и транспортеры благополучно добрались до места назначения. В задачу железнодорожных батарей полуострова Ханко входило наблюдение за устьем Финского залива с тем, чтобы не пропустить корабли противника. С началом военных действий батареи кроме того вели обстрел вражеских батарей на островах Хорсен, Кугхольм и др. Необходимость усиления огневой мощи артиллерии гарнизона, а также успешные действия железнодорожных батарей побудили защитников полуострова построить еще одну подобную батарею. На трех небольших четырехосных платформах установили по одному 100-мм орудию и по два железобетонных снарядных ящика-погреба. Для удержания платформ на месте под ними разместили по пять 25-тонных домкратов. Работами руководил начальник инженерной службы сектора Н.С.Котов, а командиром 10-ой батареи назначили капитана М.Е.Шпилева. Созданная в боевых условиях трехорудийная батарея действовала на железнодорожной линии, ведущей к границе с Финляндией, против батарей, расположенных на полуострове ГТодваландет. За 8 мин паровоз успевал расставить платформы с интервалом 50 м. Максимальная дальность 100-мм орудий составляла 116 кб. Перед эвакуацией гарнизона в 1942 году все транспортеры решили взорвать, так как оставался только один путь - водный. Но взорвать смогли только казенные части орудий, надеясь, что и после этого восстановить боеспособность транспортеров не удастся (надежды не оправдались, но об этом чуть позже).

11-я и 12-я (ТМ-1-180) батареи базировались в Эстонии на полуострове Пакри, а 18-я - в районе Либавы. Стремительное продвижение немецких войск вынудило батарею с боями пробиваться к Ленинграду. Сюда же в июле прибыла 19-я батарея, только что законченная на НГЗ, но не испытанная. Вместо нее на Черное море отправили 16-ю батарею. Таким образом, к началу боевых действий на Ленинградском фронте железнодорожная артиллерия КБФ насчитывала четыре батареи: 11-ю (ТМ-1-14 - командир капитан С.И.Жук), 12-ю (три ТМ-1-180 -командир старший лейтенант Г.И.Барбакадзе), 18-ю (три ТМ-1-180 - командир капитан Н.Н.Крайнев) и 19-ю (четыре ТМ-1-180 - командир старший лейтенант В.Н.Меснянкин). Кроме того на ленинградских заводах развернулось строительство железнодорожных систем калибра 152 и 130 мм. Главная балка и броневое прикрытие транспортера ТМ-1-152 во многом повторяли ТМ-1-180. Погреба же в виде металлических ящиков располагались прямо на главной балке, поэтому боеприпасы подавались вручную. Орудия снова были взяты морские, из числа изготовленных для башенных установок МК-5, МУ-2. Проект 130-мм транспортера разрабатывался еще в 1939 году АНИМИ. Главная балка в виде сварной рамы устанавливалась на двух двухосных тележках типа "Даймонд". На главной балке размещалась корабельная установка Б-13 со 130-мм орудием длиной 55 калибров. Транспортер снабжался четырьмя опорными ногами, а снаряды укладывались в железных ящиках на главной балке (система, принятая, как уже упоминалось, в других установках среднего и мелкого калибров). Опытный образец, АТ-1, изготовленный заводом им.Урицкого, имел ряд серьезных недостатков, в частности, крайне ненадежный тормоз системы Матросова. Однако транспортер был допущен к испытаниям на НИМАП. Испытания и доработка первого образца затянулись, и массовое производство 130-мм установок началось уже во время войны. Причем изготавливать новые железнодорожные части не было времени, поэтому системы Б-13 зачастую устанавливались на обычных платформах.

В связи с нараставшей угрозой Ленинграду Военный совет Ленинградского фронта большую часть железнодорожных батарей передал в распоряжение сухопутного командования. Батареи располагались на огневых позициях на окраинах города.

Во время сентябрьского наступления немцев транспортеры действовали на наиболее ответственном и сложном участке фронта - южных подступах к городу . Ни одна операция частей Ленинградского фронта не проводилась без участия железнодорожной артиллерии.

4 сентября 1941 года германская артиллерия начала систематические обстрелы Ленинграда, постоянно увеличивая количество орудий и их калибр. Сначала это были 105 - 150-мм установки, и в том числе железнодорожные. В начале января 1942 года к ним присоединились орудия калибра 203 и 210 мм с дальностью стрельбы 30 км, а затем появились тяжелые осадные орудия лучших европейских заводов: 220-мм мортира и 400-мм гаубица Шнейдера, железнодорожные установки 210-мм Шкода и 240- мм системы "Рейнметалл" и "Борзи". Нашим артиллеристам пришлось вести тяжелейшую контрбатарейную борьбу с целью подавления огневых точек противника, стремившегося артиллерийскими обстрелами стереть Ленинград с лица земли. Основная тяжесть этой борьбы легла на транспортеры ТМ-1-180. И надо отдать им должное. Техника выдержала небывалую нагрузку, а люди проявили чудеса мужества и изобретательности . По нормативам, разработанным еще в 30-е годы, переход из походного положения в боевое занимал 60 минут, обратно - 40. С началом боевых действий стало ясно, что это слишком много. Прежде всего требовалось ускорить свертывания с позиции, и в результате упорных тренировок удалось довести это время до 20-25 минут. Но немецкие артиллеристы сумели приспособиться и успевали засечь стреляющий транспортер и открыть по нему огонь. Тогда часть операции по переходу в походное положение стали выполнять после выхода с позиции. Таким образом транспортер ТМ-1-180 через 3-4 минуты после прекращения огня уже покидал позицию, и немецкие снаряды разрушали лишь железнодорожное полотно. Иногда сильный огонь противника вынуждал отходить с позиции самоходом на расстояние 400-500 м с незакрепленными опорными ногами. В дальнейшем крепление опорных ног по походному после выхода с позиции вошло в систему. Методические обстрелы сменились короткими с небольшим количеством выстрелов (12 - 15). Принятые меры не снизили результативности, так как предварительно производилась полная подготовка исходных данных. Особенно отличились в этой беспримерной артиллерийской дуэли батареи Г.И.Барбакадзе и В.Н.Меснянкина .

Они удачно маскировали открытие огня подрывом имитационных пакетов, устраивали ложные позиции. Ложная позиция выбиралась впереди основной на 700-900 метров, и с неё делались первые выстрелы. (Транспортер, стрелявший с ложной позиции, после первых же выстрелов уходил с позиции.) Применялся и другой способ. Например, 10 июня 1942 года одному из транспортеров батареи № 19 была поставлена задача обстрелять аэродром в Гатчине, где базировались немецкие самолеты. Во время ведения огня по аэродрому остальные три транспортера батареи № 19 вели борьбу с немецкими батареями, пытавшимися помешать обстрелу аэродрома. По данным аэрофотосъемки результаты стрельбы были отличными.

С сентября 1941 года по январь 1942 56 орудий 12-ти железнодорожных батарей провели 2170 стрельб, израсходовав 26 387 снарядов. В среднем за этот период на одно орудие пришлось около 470 снарядов. Это привело к тому, что на 356-мм транспортерах пришлось менять орудия, а на остальных - лейнера. Командование сухопутной артиллерии, раньше не имевшее дела с железнодорожной артиллерией, плохо представляло себе ее возможности, и это сказывалось на выполнение боевых задач. Для того, чтобы максимально использовать возможности транспортеров, 8 января 1942 года была сформирована 101-я морская бригада железнодорожной артиллерии. Ее командиром назначили генерал майора береговой обороны И.Н. Дмитриева, бывшего коменданта гарнизона полуострова Ханко. Бригада стала самым мощным артиллерийским соединением в Ленинграде, в нее вошли семь отдельных артиллерийских дивизионов. 1-ый составляли батареи № 11, 12, 18 и 19, а остальные - батареи калибра 152, 130, 120 и 100 мм которые комплектовались по мере изготовления установок. Батареи I-го дивизиона систематически использовались для нанесения огневых ударов по объектам противника, находившимся зачастую в глубоком тылу. Подвижность транспортеров и большое количество железнодорожных путей обеспечивали возможность широкого маневра. Батареи могли быстро группироваться там, где возникала угроза вражеского прорыва. Опыт боевых действий показал, что железнодорожные батареи способны решать различные задачи, как в составе целой батареи, так и отдельными транспортерами. В течение 1942 года транспортеры 1-го дивизиона регулярно выходили для обстрела станций Тосно, Гатчина-Балтийская, Гатчина-Товарная и других важных объектов .

В 1942 году наши зенитчики сбили немецкий самолет-разведчик. Летчик, выбросившийся с парашютом, был схвачен и на допросе заявил, что в его задачу входил поиск новой русской неуловимой артиллерийской системы под названием "Барбакадзе". Однако немцы, как ни пытались, так и не смогли найти сколько-нибудь серьезного противодействия нашей железнодорожной артиллерии. И в том, что обстрелы Ленинграда постепенно сокращались, большая заслуга принадлежит транспортерам ТМ-1-14 и ТМ-1-180.

Большое значение имела разработка сотрудниками НИМАПа беспламенных зарядов. Они готовились на базе обычных пламенных пироксилиновых порохов путем введения специальных добавок. Этими зарядами в первую очередь снабжались железнодорожные установки, что лишало немецких артиллеристов возможности визуально засекать, особенно ночью, наши стреляющие батареи.

Один из транспортеров ТМ-1-14 и три ТМ-1-180 участвовали в прорыве блокады Ленинграда. Ко 2 января 1943 года в районе станции Каменка (нынче Радченко) был построен железнодорожный тупик длиной 2,3 км. Здесь оборудовали огневые позиции, и 12 января в 9.30 транспортеры 101-ой бригады наряду с другими артиллерийскими соединениями открыли огонь по врагу. Плотность огня была такой, что лишь командир транспортера ТМ-1-14 мог осуществлять корректировку, так как разрывы 356-мм снарядов резко выделялись на общем фоне. Эффективность огня железнодорожной артиллерии, по мнению начальника артиллерии флота И.И.Грена, была очень высокой.

Железнодорожные транспортеры до последних дней войны участвовали в боевых действиях. Красносельская и Выборгская операции, освобождение Либавы и Кенигсберга - вот путь, пройденный транспортерами в 1944-45 годах, и везде их мощные огневые удары были одной из основных слагающих успеха.