Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Л.И.Амирханов. Морские пушки на железной дороге

Глава 5. 305-мм транспортеры.

Успешное завершение проекта транспортера ТМ-1-14 позволило коллективу ЦКБС-3 продолжать работу в этом направлении. Теперь настала очередь 305-м м пушек, изготовленных в свое время заводом Виккерс. Эти пушки предназначались в запас для линкоров "Андрей Первозванный", "Император Павел I", "Иоанн Златоуст" и "Святой Евстафий", имевших однотипные башенные установки главного калибра, разработанные

Металлическим заводом в 1905 году. Он же изготавливал башни для трех линкоров и лишь для одного -"Император Павел I" - Путиловский завод по чертежам Металлического. В 1922 году из-за отсутствия средств на ремонт линкоры разоружили и продали на слом. Орудийные станки черноморских линкоров "Иоанн Златоуст" и "Святой Евстафий" хранились в Севастополе. С учетом их использования разрабатывался проект нового транспортера ТМ-2-12. 305-мм станки линкоров типа "Андрей Первозванный" Металлический завод проектировал раньше "измаильских", и именно они были первыми в серии станков нового поколения с двумя гидравлическими компрессорами и пневматическим накатником независимого типа. Особенностью этих станков являлась высокая скорость наката и постепенно нарастающее торможение в конце наката. На основе конструкции этих станков проектировались следующие - для трехорудийных 305-мм башенных установок линкоров типа "Севастополь" (орудия имели длину 52 калибра). И затем только Металлический завод разработал 356-мм станки для линейных крейсеров типа "Измаил".

При проверке возможности размещения 305-мм орудий Виккерса на станке Металлического завода выяснилось, что центр тяжести английской пушки не совпадает с центром тяжести пушки Обуховского завода, которая ранее была на вооружении линкоров. А для облегчения вертикального наведения центр тяжести всей качающейся системы должен находиться на оси цапф станка. Поэтому для уравновешивания орудия его пришлось переместить в сторону отката на 55 мм. Сам же станок в целом остался без изменений, за исключением того, что, как и в транспортере ТМ-1-14, несколько изменили регулировку наката и отката. Это также было вызвано увеличением предельного угла вертикального наведения до 50°. Подъемные сектора также изготовили новые, обеспечивающие стрельбу на этих углах. Кроме того в новых транспортерах использовались электродвигатели мощностью 7 л.с., оставшиеся после модернизации системы подачи боеприпасов на линкоре "Марат" (б. "Петропавловск"), и 15-сильные электродвигатели от поднятых со дна Черного моря башенных установок линкора "Императрица Мария". Дело в том, что основным изготовителем электродвигателей в то время был ХЭМЗ (Харьковский электромеханический завод). Однако ни один из его образцов не мог быть установлен на транспортере ТМ-2-12 из-за уменьшенных по сравнению с ТМ-1-14 габаритов. Электродвигатели линкоров, даже пролежав 15 лет под водой, после соответствующего ремонта работали без замечаний.

В целом схема развертывания транспортера ТМ-2-12 на позиции осталась прежней. Причем новый транспортер проектировался с учетом тех же бетонных оснований, что предназначались для ТМ-1-14. Поэтому главная балка транспортера ТМ-2-12 получилась несколько длиннее расчетной. При тех усилиях, что возникали в транспортере ТМ-2-12 при выстреле, можно было уменьшить диаметр погона бетонного основания. Таким образом, произошло в целом нежелательное увеличение массы установки, тем не менее использование одних и тех же оснований для разных транспортеров было несомненным преимуществом, поэтому при разработке следующих серий ТМ-3-12 этот принцип сохранился.

Значительно меньшие размеры 305-мм пушки, имевшей длину 40 калибров, позволили отказаться от подъема лафета в боевое положение и сократить время развертывания транспортера на позиции. Изменению подверглась и вся схема подачи боеприпасов и заряжания. Это объяснялось тем, что значительно меньшие размеры снарядов позволили разместить их в одном вагоне с полузарядами. Снаряды располагались в средней части вагона, полузаряды в концах вагона. Подача снарядов внутри вагона-погреба обеспечивалась рольгангом и талями системы "Людерс". полузаряды с передних стеллажей передавались на подготовительный пост вручную, с задних - по двум боковым наклонным конвейерам. Досылка боеприпасов также производилась зарядной тележкой с пневматическим досылателем. На этот раз тележка имела другую форму - снаряд и полузаряды располагались на ней последовательно и удерживались до начала досылки автоматически убирающимися упорами. После выстрела орудие опускалось в горизонтальное положение. При достижении угла +4° начинал открываться затвор, а при 0,5° убиралась блокировка боевого клапана. Боевой клапан, или детандер, служил для подачи воздуха в соответствующие полости цилиндра досылателя. Его конструкция отличалась от подобного клапана в транспортере ТМ-1-14. В новом варианте он был более надежен. Вслед за снарядом полузаряды также начинали движение вперед, и в задачу расчета входило проталкивание за снарядом в канал орудия и обоих полузарядов. В результате длительных тренировок удалось получить время заряжания 25 с.

В связи с тем, что Металлический завод был загружен изготовлением транспортеров ТМ-1-14, транспортеры ТМ-2-12 поручили Николаевским государственным заводам им. А.Марта (НГЗ). В августе 1788 года в устье реки Ингул началось строительство судоверфи, давшей начало городу Николаеву. Первым кораблем, построенным в Николаевском Адмиралтействе, был 46-пушечный фрегат "Святой Николай". На протяжении всего XIX века эта верфь являлась главным судостроительным заводом на Черном море. С ее стапелей сошел самый быстрый парусник Черного моря фрегат "Флора", первый на юге пассажирский пароход "Одесса", знаменитые "поповки". В 1897 году рядом с Адмиралтейством возник частный судостроительный завод "Наваль". В 1908 году "Наваль" вместе с Черноморским механическим и литейным заводом перешли в ведение Николаевского общества судостроительных, механических и литейных заводов, вскоре преобразованное в Общество николаевских заводов и верфей (ОНЗиВ). В это же время на базе Адмиралтейской верфи было создано Русское акционерное судостроительное общество "Руссуд". В 1911 году оба завода участвовали в жестокой конкурентной борьбе за заказы на постройку черноморских линкоров типа "Императрица Мария". В 1915 году произошло слияние заводов в крупный судостроительный трест "Наваль-Руссуд". После революции 1917 года заводы опять разделились. "Наваль" получил название Черноморского судостроительного завода, а "Руссуд" расконсервировали лишь в 1928 году и в честь расстрелянных деникинцами коммунистов дали ему имя "61 коммунара". В тридцатые годы обоими заводами под названием "Николаевские государственные заводы им.А. Марта" руководило общее правление. Сборка Транспортеров ТМ-2-12 (а затем и ТМ-3-12) осуществлялась на территории завода "Наваль", где в 20-е годы ремонтировались бронепоезда "Борец за свободу", "Грозный" и др .

В июне 1932 года на НГЗ уже начали поступать первые чертежи, однако изготовление узлов первого транспортера ТМ-2-12 началось лишь в конце 1932 года. НГЗ находился в более тяжелом положении, чем Металлический завод, так как все узлы и детали НГЗ изготавливал сам (за исключением подъемных секторов, которые выполнил завод "Большевик"). Это потребовало от завода больших затрат времени и средств на подготовку производства. ЦКБС-3 держало на НГЗ своих представителей, и в результате первую установку удалось собрать к концу 1933 года. Уже 5 января 1934 года она прибыла в Ленинград на Морской полигон. Перегон на 2200 км прошел нормально, В европейской части СССР состояние дорог было значительно лучше, чем за Уралом. Все ходовые части действовали без замечаний. Максимальная скорость на отдельных участках составляла 58 км/ч. На полигоне 26, 28 и 29 января 1934 года произвели 12 выстрелов, причем большую часть усиленным зарядом, для того, чтобы проверить прочность установки. Стрельба производилась на углах возвышения от +5° до +50°, так как при первом же выстреле на угле около 0° пороховыми газами была повреждена обшивка передней тележки. При испытаниях на позиции в Лебяжьем обнаружилась невозможность придать орудию угол возвышения, превышающий 45°. При дальнейшем подъеме ствол орудия казенная часть упиралась в бетонное основание. Это было вызвано ошибкой в расчетах, а переделывать бетонное основание или транспортер не представлялось возможным, поэтому при стрельбе с бетонного основания предельный угол возвышения приняли +45°.

После окончания испытаний провели ревизию станков, во время которой были разработаны накатник и оба тормоза отката (так теперь называли компрессоры). В цилиндре одного из тормозов отката обнаружили кусок угольного шлака, имевший в поперечнике 12 мм, а крошки шлака были в обоих цилиндрах. По мнению комиссии, проводившей ревизию, шлак мог попасть лишь при сборке на НГЗ, что явилось следствием либо халатности, либо - преступления. Надо сказать, что заключительная стадия сборки транспортеров ТМ- 2-12 сопровождалась повышенным вниманием органов ОГПУ. Несомненно, попытки вывести транспортеры из строя делались, этому, в частности, способствовала недостаточно организованная (в начальный период работ) охрана завода. По словам А.Г.Дукельского, перед отправкой первого транспортера в Ленинград в цилиндре тормоза отката обнаружили напильник-шабер.

Всего НМЗ изготовил шесть установок ТМ-2-12. Под вопросом неожиданно оказалось изготовление шестой установки. В конце 1933 года Артиллерийский отдел Севглаввоен-порта вдруг "не обнаружил" на своих складах шестого орудийного станка, о существовании которого докладывалось при определении количества заказываемых транспортеров. Высказывалось мнение, что этот станок был разрезан вместе с линкором на металл. Возникла неприятная ситуация, так как детали для шестой установки уже изготавливались, а станка не было. Все службы бросились на поиск, и вскоре пропажа нашлась в Севастопольском училище береговой обороны.

Из транспортеров ТМ-2-12 сформировали 7-ю и 8-ю железнодорожные батареи, которые после испытаний вслед за 6-й батареей отправили на Дальний Восток . А НГЗ приступил к изготовлению следующей серии транспортеров ТМ-3-12. Этот проект также разрабатывался ЦКБС-3, получившим новое название - ЦКБ-19. В дело пошли 305-мм станки и некоторые другие механизмы, снятые с трехорудийных башен линкора "Императрица Мария", а также электродвигатели, которые демонтировали при модернизации погребов линкора "Парижская коммуна" (б."Севастополь").

Эти башенные установки изготавливал Путиловский завод в 1913 году по собственному проекту, правда, в его основе лежал проект Металлического завода, выполненный для линкоров типа "Севастополь". Оба завода участвовали в конкурсе проектов башенных установок для этих четырех линкоров ("Севастополь", "Петропавловск", "Полтава" и Тангут") в 1909 году. Конкурс выиграл Металлический завод , и по его чертежам Путиловский изготовил 305-мм башни для линкора "Гангут". Для черноморских линкоров типа "Императрица Мария" предполагалось использовать такие же башни, тем не менее в конце 1911 года ГУ К провело еще один конкурс. Путиловский завод внес в чертежи Металлического некоторые изменения, усилив бронирование и улучшив компоновку механизмов внутри башни. Кроме того каждая башня снабжалась дальномером в бронированных трубах с объективами, вынесенными за пределы боевого отделения. Проект Путиловского завода признали лучшим, и в конце 1915 года башенные установки линкора "Императрица Мария" прошли успешное испытание стрельбой. Однако 6 октября 1916 года в результате и известной катастрофы линкор затонул. Через 15 лет, в 1931 году, башенные установки подняли со дна Черного моря. Часть из них разместили в береговых батареях Севастополя, а электродвигатели, как уже упоминалось, использовали в транспортерах ТМ-2-12.

305-мм орудие длиной 52 калибра проектировалось Обуховским заводом на начальную скорость снаряда 823 м/с, однако с введением снаряда обр. 1911 года начальную скорость приняли 762 м/с, так как опасались снижения живучести ствола. Основное количество орудий, имевшихся к середине 30-х годов были изготовлены еще в период 1909-1917 г.г и не могло быть использовано без перестволения. Эта операция заключалась в замене внутренней трубы и была чрезвычайно трудоемка и сложна. Тем не менее это было дешевле и быстрее, чем изготавливать новые. На транспортеры ТМ-3-12 выделили орудия, перестволенные в 1935 году. Новый транспортер во многом повторял ТМ-2-12, однако на этот раз не удалось обойтись без подъемного лафета . Опыт транспортера ТМ-1-14 показал ненадежность винтового механизма в приводе подъема лафета. Поэтому в транспортере ТМ-3-12 электрический привод заменили гидравлическим, что позволило, кроме того, уменьшить время подъема лафета до 8,5 м. против 15,4 в транспортере ТМ-1-14). Новые решения были приняты и при разработке системы подачи боеприпасов. Прежде всего, в вагон погреб ввели снарядную тележку, которая каталась- в проходе между стеллажами по рельсам. Нагруженная снарядом тележка выкатывалась на переднюю площадку вагона-погреба. Полузаряды на переднюю площадку вагона подавались по рольгангам и загружались в кокор вручную. Подъем кокора кранами был не совсем удобен в смысле затрат времени и маскировки. Поэтому в транспортере ТМ-3-12 увеличили длину зарядной тележки и снабдили ее лебедкой для подъема кокора, которая и заменила подъемные краны. Однако их все-таки оставили, так как с их помощью устанавливались опорные ноги. Зарядная платформа имела еще одну лебедку и тележку для горизонтального перемещения кокора. При его обратном движении боеприпасы выталкивались из желоба зарядного стола и занимали положение, готовое для досылки. Досылка производилась броском зарядного стола. Таким образом, в первой установке ТМ-1-14 пневматически досылался лишь снаряд, а полузаряды - вручную. Во второй установке, ТМ-2-12, броском досылались и снаряд, и полузаряды, но последние не доходили до своего места в каморе орудия, и окончательная досылка производилась вручную. В третьей установке удалось, наконец, добиться полностью автоматической досылки. Это сказалось на скорострельности: у ТМ-1-14 один выстрел занимал 40 с, у ТМ-2-12 - 35, а у ТМ-3-12 - уже 30. В современной артиллерии каждая секунда имеет значение и за каждую секунду приходилось бороться. При испытании первой установки ТМ-3 -12 много сил отняла регулировка укладки снаряда на зарядный стол. С трудом удалось согласовать горизонтальное движение кокора с освобождением снаряда, чтобы последний не сваливался с зарядного стола.

Окончательный проект транспортера ТМ-3-12 был утвержден в мае 1936 года. Но изготовление установок на НГЗ задерживалось в силу ряда объективных причин и завершилось: первой установки - 1 июля 1938 года, второй - I декабря 1938 года и третьей - 1 января 1939 года.

С 21 по 23 июля 1938 года на НИМАП испытывалась первая установка, при этом выявились некоторые недостатки схемы электрооборудования. В следующих установках их успели учесть, и кроме того, с целью облегчения конструкции ряд деталей изготовили из дюралюминия вместо стали. В январе 1939 года все установки прошли второй этап испытаний, и началась подготовка к войсковым испытаниям. Но 30 января 1939 года СССР объявил войну Финляндии, и батарея №9 транспортеров ТМ-3-12 отправилась на фронт. Батарея использовалась в основном для обстрела мощных защитных сооружений линии Маннергейма. Стрельба велась с хорошо известной всем жителям Петербурга круговой железнодорожной ветки Сестрорецк -Белоостров, Введенная в строй в 1896 году, она идеально подходила для действия транспортеров. После завершения боевых действий 9-я батарея была переведена на полуостров Ханко.

И хотя все построенные 356- и 305-мм транспортеры заметно усилили огневую мощь береговой артиллерии, они имели один серьезный недостаток - круговой обстрел был возможен лишь с бетонного основания. Безусловно, транспортеры могли на равных вести бой с линейным флотом любого противника. Однако применение их на сухопутном фронте ограничивалось указанным недостатком. А Красной Армии требовалась железнодорожная артиллерия, способная выполнять широкий спектр задач на приморском и сухопутном фронтах. Таким транспортером стал легендарный ТМ-1-180.