Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Ю.Л. Коршунов, Ю.П. Дьяконов. Мины Российского флота

Накануне первой мировой войны

Опыт применения мин в русско-японской войне определил два основных направления в их совершенствовании. Прежде всего, требовалось обеспечить безопасность обращения с минами при постановке в случае повреждения гальваноударных колпаков. Соляной (сахарный) предохранитель такую безопасность гарантировать не мог - в свежую погоду соляные (сахарные) таблетки могли растаять задолго до начала постановки. Во-вторых, требовалось приспособить минные якоря для быстрой и удобной постановки мин на ходу.

Первую задачу удалось решить просто. Вспомнили предложенный еще в 1901 г. минным кондуктором Ф.Ф.Скрябиным гидростатический предохранитель, делавший мину опасной только после ее прихода на заданное углубление.

Для решения второй задачи пришлось привлечь на конкурсных началах три петербургских завода: Металлический, Парвиайнена и Лесснера, конструкция, предложенная которым и оказалась наилучшей. Составлявшая ее основу якорь-тележка обеспечивала не только удобное размещение мины в момент постановки, но и ее хранение в полной готовности к постановке.

Перемещение мин по рельсам и забортным скатам обеспечивалось двумя роликами, держащая сила была увеличена за счет специальной лапы. Компактность нового якоря позволила существенно (на 30-60%) увеличить количество мин, принимаемых на корабль. Проведенные в 1905 г. "испытания ... дали превосходные результаты, обращение с якорем удобное, постановка мин, производившаяся... на ходах до 17 узлов, совершенно точная, автоматические механизмы ... действовали без отказа ..."

В комплектации с новым якорем мину образца 1898 г. приняли на вооружение в 1906г. Помимо якоря в мине образца 1906 г. имелись и другие новшества: гидростатический предохранитель Ф.Ф.Скрябина, размещенный в крышке единственной монтажной горловины сверху мины, пружинный буфер, смягчающий рывки минрепа, размещение всех пяти гальванических колпаков по периметру корпуса мины. Все это делало мину удобной в эксплуатации. Тогда же, в 1906 г., ввели и новый порядок приготовления мины к постановке, сохранившийся до наших дней и состоящий из двух этапов: предварительного, когда устанавливались гальваноударные колпаки, "склянки" с электролитом, предохранительный прибор, приращивались проводники и проверялись все электрические цепи, и окончательного предусматривающего лишь установку запальной принадлежности. В 1907 г. промышленность получила заказ на изготовление 3300 мин образца 1906 г.

В 1908 г. при выдаче промышленности очередного заказа в мину образца 1906 г. были введены некоторые усовершенствования: в качестве взрывчатого вещества вместо пироксилина стал использоваться тол, якорь установили на 4 ролика, для удержания мины при качке предусмотрели рельсовые захваты. Новая модификация получила обозначение "мина образца 1908г.". Конструкция оказалась настолько удачной, что. после незначительной модернизации в 1939 г., мина, под шифром "образца 1908/39 гг.", оставалась на вооружении отечественного флота вплоть до середины 60-х годов.

К началу первой мировой войны русский флот получил на вооружение еще две якорные мины: образца 1909 г. с ударно механическим взрывателем и созданную на ее базе мину образца 1912 г. с гидростатической системой автоматической установки мины на заданное углубление, подобной предложенной еще С.О.Макаровым.

Надо сказать, что творческий поиск в развитии минного оружия у русских моряков не ограничивался только якорными минами. В 1909 г. заведующий мастерской водолазных и телефонных приборов в Кронштадте капитан 1 ранга Е.В. Колбасьев предложил конструкцию плавающей мины. Обычная сфероконическая мина с дополнительным грузом подвешивалась под небольшим буйком. Положительная плавучесть всей системы не превышала 1 кг, что делало буек почти незаметным на поверхности. Вскоре Е.В. Колбасьев разработал безбуйковый вариант мины с прибором плавания, работающим от сжатого воздуха по принципу "рыбьего пузыря". Оба варианта успешно прошли испытания, но на вооружение флота приняты не были. В 1913 г. минный офицер 1 Балтийского экипажа лейтенант С.А. Калчев предложил свой вариант плавающей мины П-13 с электрическим прибором плавания. Его мина прошла испытания и получила рекомендацию к производству, но на вооружение флота также не поступила.

В связи с появлением контактных тралов, флотские специалисты начали изыскивать пути защиты минных заграждений от траления. В 1912 г. П.П. Киткин закончил разработку первого автоматического минного защитника. Конструктивно он представлял собой буй, удерживавшийся под водой с помощью якоря. На буйрепе через определенные расстояния подвешивались подрывные патроны. При соприкосновении с ними трал перебивался. После успешных испытаний началось серийное производство минных защитников.

С 1907 г. велась разработка мины для строившегося в Николаеве первого в мире подводного минного заградителя «Краб». В работе непосредственное участие принимал конструктор «Краба» М.П.Налетов. В основе конструкции, получившей индекс ПЛ-100, лежала мина образца 1912 г., приспособленная к постановке из минных труб подводного заградителя. В собранном виде мина имела почти нулевую плавучесть, что обеспечивало сохранение дифферентовки заградителя в момент постановки мин. Достигалось это за счет специальной воздушной полости в якоре, которая, с выходом мины из трубы заградителя, быстро заполнялась водой. Якорь получал отрицательную плавучесть и мина опускалась на дно. После отработки часового механизма срабатывал стопор вьюшки, мина начинала всплывать и устанавливалась на заданное углубление с помощью гидростата.